Детские дома юга Тюменской области в годы Великой Отечественной войны

Опубликовал: zampolit, 19-06-2021, 18:34, Путешествие в историю, 494, 0

С начала боевых действий в июне 1941 года стали появляться детские дома в Западной Сибири, где жили, учились и воспитывались дети с оккупированных территорий, те, кто временно или навсегда лишился родителей. Всего на территории Тюменской области в военные годы действовало 86 детских домов, где воспитывалось 9,5 тыс. детей дошкольного и школьного возраста.

В 1943 году в Ялуторовском районе в 7 детских домах-интернатах проживало 565, в соседнем Новозаимском районе в 4 детских домах – 870 детей из Ленинграда, Москвы, центральной части России, Запорожья, Калмыкии, Сталинграда, оккупированных районов Курской, Орловской, Харьковской, Ворошиловградской областей.

Осенью 1941 года Ялуторовский районный совет депутатов трудящихся, несмотря на нехватку свободных помещений, принял решение разместить эвакуированных детей в селе Лыбаево, где им отдали помещение клуба, контору сельпо, интернат, неполную среднюю школу и сельский магазин; около 40 прибывших остановились на время в Заводоуковске – в недостроенной средней школе (современный агролицей № 29); в Новой Заимке – в зданиях средней и начальной школ. В дальнейшем этих детей направили во вновь образованные детские дома и детинтернаты юга и севера Тюменской области.

Начиная с конца 1941 года исхудавших, испуганных мальчишек и девчонок приняли в детском доме № 99 на Тропинском участке Заводоуковского леспромхоза. В основном там жили дети калмыков, но в декабре 1941 года сюда привезли и маленьких ленинградцев. До самого снятия блокады оставались юные ленинградцы в Лыбаевском детском доме № 95, в Бигиле, Одине. 146 ребят в возрасте от 2 до 14 лет разместились в детинтернате на Чащинском кордоне Новозаимского района, 440 - в Пятковском. В основном все они были собраны по группам, сформированным в самом Ленинграде.

В списках воспитанников Чащинского интерната можно встретить детей из детсада № 22 (53 человека) и № 18 (59), «Октябрьторгина» (34); в Пятково - из школ № 242 (112 чел.),№ 243 (187) и № 259 (78), детской организации фабрики «Ким» (29), ремстройконторы (31). Интересно, что в другом архивном документе указано несколько иное количество детей Пятковского детского интерната, эвакуированных из Ленинграда: из школы № 242 – 112 человек, № 243 – 188, № 259 – 80, деторганизации фабрики «КИМ» - 30, ремстройконторы – 32. Таким образом, расхождение в подсчётах составляет пять человек. Чем это можно объяснить? Скорее всего, так как первый отчёт составлялся в сентябре 1950 года, а второй – в 1944 году, то последний – более достоверный, так как прошло всего два года после открытия детских домов, и именно эта статистика более точна.

Эвакуированных детей встретили в таких деревнях и селах Ялуторовского района, как Хохлово – 40 человек из Ленинграда и Пушкина; Криволукское – 96 из Ленинграда; Мыс – 83 из Ленинграда; Петелино – 19 из Ленинграда. Вместе с детьми из блокадного города в Криволукское прибыло 17 работников интерната, которые не ограничились сопровождением подопечных в далекую Сибирь, а остались здесь вплоть до реэвакуации.

Местные краеведы довольно долго спорили, находился ли в Заводоуковске детский дом, или, как утверждали некоторые, эвакуированные ленинградцы жили здесь всего несколько месяцев в конце 1941 и в конце 1945 гг. Документов в архиве по этому детскому дому военного времени не найдено, но в краеведческом музее хранится воспоминание заслуженного учителя РФ Т. Д. Яковлевой: «Учились мы в здании санаторно-лесной школы, с нами же занимались эвакуированные из Ленинграда дети. Жили они в детском доме, многие из них ничего не знали о родителях: у кого-то на фронте, а у кого-то остались в осаждённом фашистами Ленинграде. Мы старались согреть их своим теплом. Прибыли они зимой 1942 года. Часть ленинградцев была размещена по окрестным деревням, часть осталась в местном детском доме. Уроки у них вели такие педагоги, как М. И. Ефимова, М. К. Постникова, Е. Ф. Старых».

Вернувшись с фронта в конце 1945 года, в этом Заводоуковском детском доме работала А. М. Вишнякова (Некрасова). Тогда здесь ещё оставались дети из Ленинграда, Москвы, центральных районов страны. Более 100 воспитанников получали в местной средней школе образование. Тех, кому исполнилось 14-16 лет, отправляли в профессиональные учебные заведения Тюмени, Омска, Екатеринбурга, Тобольска. В дальнейшем детский дом был расформирован.

Для оборудования помещений под интернаты и обеспечение их жестким инвентарем (койками, табуретками, столами) выделялись значительные суммы из окружного бюджета. Так, председателю Лыбаевского сельского совета Вавилову и директору местной школы Бушканец для обустройства детского дома выдали 6 тыс. рублей. Но и этого оказалось мало - около 100 малышей с трудом разместились в только что подготовленных помещениях.

В апреле 1943 года на очередном заседании исполкома Лыбаевского сельсовета рассматривался вопрос о необходимых изменениях в детском интернате. В связи с тем, что кухня и столовая разрушились от времени, питание пришлось осуществлять в спальне старшей группы мальчиков, а их перевести в физкультурный зал школы. В квартире, которую освободила Логинова, решили оборудовать изолятор.

Так как детей оказалось больше, чем предполагалось, возникли проблемы с питанием. Поэтому директору детинтерната Харитоновой местные власти предложили организовать подсобное хозяйство – приобрести продуктивный скот: не менее трёх свиней и двух коров, кроме этого, посадить овощи и картофель на площади не менее 6 га. Близлежащие колхозы выделяли для этих нужд посевной материал: колхоз «Пятилетка» - 500 кг картофеля и 10 кг проса, колхоз «Володарец» - 500 кг картофеля и 20 кг гороха, колхоз «17 партсъезд» - 15 кг ячменя, колхоз «Заря» - одну тонну картофеля. Необходимый участок земли взяли в аренду у колхоза «17-й партсъезд», а вспашку произвели четыре колхоза самостоятельно.

Эвакуированные дети школьного возраста посещали местную школу. Качество их обучения оценивалось отдельно от юных лыбаевцев. Так, по итогам первого полугодия 1943-1944 учебного года успеваемость селян составила 79 %, по интернату – 90 %.

В. Н. Шахтарова (Эртнер) по окончании школы в 1943-1944 годах работала пионервожатой в детдоме № 95 с. Лыбаево. Здесь находилось три группы эвакуированных из Ленинграда детей. С ними прибыли три воспитателя, повар и работницы прачечной. Ребята любили коллективные чтения книг, слушать по вечерам интересные истории, играть в спортивные игры. Своими секретами и мечтами они делились и с вожатой, которая была старше них всего на несколько лет. Воспитатели знали всё о своих подопечных, поддерживали и ободряли их в трудную минуту, сохраняли веру в возвращение домой, надежду обнять близких.

К сожалению, такая обстановка была не везде. Интернат № 99 в Тропинском, называемый местными жителями калмыцким, так как в нём разместили депортированных детей и взрослых из Калмыкии, не отвечал необходимым санитарным нормам. Акты обследования интерната осенью 1943 года показали, что дети находились в плохо приспособленных бараках, изолятор располагался рядом с жилыми помещениями. Питание было довольно скудным, низкокалорийным, дети часто страдали желудочно-кишечными расстройствами. В августе-сентябре 1945 года детдому № 99 перевели 45 тыс. рублей, спустили наряд на продукты для 100 детей и 25 сотрудников, выделили по 2 тетради на учащегося. Тем не менее, в конце 1945 года интернат ликвидировали, передав все имущество в соседний № 87 на Одине.

В тяжелых условиях существовал и Антипинский детский дом № 82 (бывший № 158) в Нижнетавдинском районе. Из архивных материалов удалось установить, что данное учреждение было организовано в начале 1944 года. Финансирование поступало неравномерно, особенно в первое время. Местные власти выделили с 1 марта по 31 декабря 1944 года необходимые для стабильной работы детского учреждения 393100 руб., в реальности же из них было израсходовано лишь 241453 руб. Значительная экономия средств произошла из-за того, что купить что-либо из продуктов по банковским чекам в соседних колхозах было невозможно, а вести торговлю с колхозниками за наличный было расчёт нельзя.

Известно, что, когда в апреле 1944 года в новый детский дом стали поступать больные истощённые дети, в кладовой имелось лишь немного муки, пшена и масла, которыми предстояло кормить детей 3-4 раза в день. Администрации пришлось срочно обратиться в соседний детский дом № 26 за помощью. Нельзя сказать, что там воспитанники жили в большом достатке, но узнав о бедственном положении новичков, поделились всеми своими продуктами, как нормированными, так и со своего подсобного хозяйства. Также бесплатно специалисты детского дома № 26 пошили им обмундирование, помогли оформить группы.

По плану в Антипинском детском доме должно было разместиться 125 детей младшего среднего школьного возраста. В реальности же в 1944 году в среднем их количество не превышало сотни. Поступали дети в течение всего года с апреля месяца отдельными партиями по мере готовности помещений. В конце 1944 года администрация детского дома отказалась принять очередную партию детей, так как не был подготовлен пятый корпус, отсутствовали матрацы, подушки, одеяла, простыни и наволочки, зимняя обувь, верхняя одежда и зимние головные уборы.


В большинстве новых детских домов организационные вопросы решались быстро, по-военному. В сибирскую эвакуацию с детьми прибывали воспитатели, администрация, обслуживающий персонал, некоторые родители. В Антипино ситуация осложнялась тем, что детей привезли в пустые помещения, не обеспечив должным финансированием, питанием, штатами. Райисполком и районо обещали в кратчайший срок полностью укомплектовать детский дом кадрами, но в течение десяти месяцев этого не было сделано из-за отсутствия специалистов, в том числе врача, технических работников. Все эти обязанности в порядке общественной помощи пришлось выполнять работникам и старшим воспитанникам детского дома № 26.

Весной 1944 года довольно долго держались холода, поэтому одной из важнейших задач являлось полноценное отопление помещений, где разместились больные и истощённые дети. К сожалению, администрация детского дома не смогла наладить доставку закупленных в Антипинском лесоучастке дров, поэтому к проблеме голода добавился ещё и холод.

Воспитатель Е. Магер, завхоз Л. В. Васильева, кастелянша Н. В. Махарадзе старались обустроить вновь прибывших, помочь в их быстрейшем выздоровлении. Для этих целей руководство детского дома оборудовало пасеку, причем собранный мёд шёл не только на лечение детей, но и на продажу местному населению. Так, доходы детского дома № 158 на 1 января 1945 года составили 54615 руб. 35 коп., в том числе: от сельского хозяйства – 33985 руб. 45 коп., транспорта – 2 264 руб. 10 коп., пчеловодства – 1178 руб., мастерских – 2245 руб., животноводства – 14942 руб. 80 коп. При этом расходы оказались значительно ниже – всего 16936 руб. 98 коп.10

Жительница Ишима краевед Л. Сарафанникова вспоминала, что в детстве она жила в с. Заводопетровском Ялуторовского района. В конце 1941 года местной школе пришлось освободить восточную часть своего здания. Там разместились эвакуированные из Ленинграда дети, которые прибыли с несколькими воспитателями. Интернатские, как называли их в селе, с трудом осваивались в новой обстановке. Этих детей можно было сразу отличить «по какой-то особой интеллигентности и недетской печали в глазах».

Постепенно интернатские привыкли к новым условиям, с удовольствием участвовали в ранее неизвестных и непонятных играх, гуляли в лесу. Нередко они оказывались даже смелее местных ребятишек. Например, вряд ли кто из них мог спокойно взять в руки ужа. А ленинградец, зная, что уж совершенно безвреден, мог сесть за парту, повесив его на шею или уложив за пазуху. Интернатские поразили заводопетровских жителей своими концертами. Никогда не видевшие балета, сельские школьники с удивлением смотрели на девочек в марлевых платьицах, кружившихся в необычном танце. Нравились им и сценки из спектаклей, «живая» классическая музыка. В 1945-1946 годах значительную часть ленинградских детей перевели в детский дом № 195 в с. Новолыбаево.

Холодным декабрьским днём 1941 года на станции Новая Заимка встречали ленинградцев. Исхудавшие, грязные, еле живые, пассажиры вагонов могли выйти на платформу только с помощью взрослых. От вокзала до села их везли на подводах, закрытых тулупами, так как дети были в осенней одежде, чулках и туфлях. В здание школы взрослые их переносили на руках.

Во время своего пребывания в селе ленинградские дети старались не общаться с местными, держались обособленно. Часть из них через месяц попала в Чащинский детский дом Новозаимского района около села Колесниково. Педагог А. Ситникова вспоминала, что ленинградцев разместили в домах рабочих Комиссарского отделения мехлесхоза, призванных на фронт. Вскоре здесь появилось три новых корпуса, начальная школа, столовая. Местное население помогло с поставками продуктов, собирало средства, одежду для ленинградских детей, наладили подсобное хозяйство, где выращивались овощи и картофель. На территории учреждения работала своя пекарня и магазин.

В местной газете «Голос большевика» от 18 марта 1942 года была опубликована статья эвакуированных детей из Чащинской школы «Спасибо за заботу». Они отмечали, что «любовь и забота к нам, которую проявили при встрече колхозники Пантелеевского, Комиссаровского, Киселёвского и Колесниковского сельских советов, вызвали в наших сердцах безграничную благодарность. Внимательное отношение воспитателей, ваши посещения и частые подарки доказывают ещё лишний раз, что в Советской стране дети не одиноки». Особую доброту и заботу проявили местные жительницы Татьяна Владимировна Веселина и Анна Афанасьевна Волкова. Именно они чаще всего обстирывали и обшивали юных ленинградцев.

Так как в Чащинском детском доме воспитывались дошкольники и учащиеся начального звена, выпускников третьего класса под контролем директора детдома Т.А. Царёва, переводили в интернаты Бигилы и Пятково. На освободившиеся места поступали новые дети. Известно, что в 1941 году в Чащинском детском доме воспитывалось 146 детей, а в январе 1942 году – уже 196.

Когда объявили о снятии блокады, радости маленьких ленинградцев не было конца. Но домой смогли вернуться лишь единицы. Юным ленинградцам сообщили, что из-за сломанных подвод не могут отвезти всех на вокзал, поэтому малышей пока оставляли в Бигилинском детдоме, а более взрослых отправляли на учебу в Тюмень и Екатеринбург, постепенно трудоустраивали. Сирота В. И. Ламм (1932 г.р.) немец из Саратовской области в 1946 году был переведён в Лыбаево, а в сентябре 1948 года отправлен на учёбу в Свердловское ремесленное художественное училище. В Тюменское педучилище попали воспитанницы этого заведения Л. П. Куволайнен (Екименко, 1930 г.р.), Л. И. Щлюдгавер (Лысенко). Там получали профессию ещё несколько ленинградцев, воспитанников Бигилинского детдома. Всем им на время обучения из детдома выдавали продукты и одежду.

Летом 1945 года часть детских домов была расформирована, некоторые дети уехали домой. Р. Е. Рябухе, эвакуированной в 1941 года с детьми ленинградского завода, после войны повезло – она с отцом вернулась на родину. Многие из тех, у кого оказались живы родители, не спешили в разрушенный город. Б.Н. Ионов (1932 г.р.) из Ленинграда, выбыл в 1946 году по акту передачи к родителям в Ташкентскую область, И. Унгер (1936 г.р.), немку, перевели в детский дом № 87 города Ялуторовска.

До середины 1948 года в этом детском доме № 195 (Лыбаево) воспитывалось 185 человек, из Ленинграда – 68, Упорово – 1, саратовские немцы – 2, Элисты – 1, Смоленской области – 4, Ялуторовска – 6, Омска – 14, Исетского района – 1, Тюмени – 12, Тобольска – 3, Белоруссии – 1, Тихвино – 1, неизвестно откуда – 5. По данным на начало 1947 года, в Лыбаевском детском доме, рассчитанном на 100 мест, воспитывалось 80 сирот, 19 человек, имеющих одного родителя и только 4, у которых были оба родителя.

Большинство воспитанников Лыбаевского детского дома в дальнейшем были отправлены в интернат № 133 д. Онуфриево Исетского района, интернат № 135 д. Красново Исетского района, интернат № 196 д. Мыс Ялуторовского района, интернат № 194 с. Заводо-Петровское Ялуторовского района, интернат № 192 д. Криволукская Ялуторовского района, детский дом № 99 участка мехлеспункта Ялуторовского района. Они оставались в Сибири ещё какое-то время с привычными друзьями и воспитателями. Вернуться домой к долгожданной мирной жизни в своей семье, удалось единицам.

Приложение: Журнал движения детей по Лыбаевскому детскому дому № 195 с июля 1945 года по 1948 год.


Фото: Воспитанники Заводоуковского детского дома 1946 г.

Источник: Е.П. Ермачкова, «Детские дома юга Тюменской области в годы Великой Отечественной войны»


скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Январь 2023 (20)
Декабрь 2022 (20)
Ноябрь 2022 (39)
Октябрь 2022 (4)
Сентябрь 2022 (24)
Август 2022 (60)
Календарь
«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.