Здания казначейств в Тобольской губернии

Опубликовал: zampolit, 27-04-2017, 08:44, Путешествие в историю, 1 361, 0

Первое упоминание о месте хранения казны в Тобольске удалось найти в записках иностранца, посетившего город в 1666 году:

«...Город делится на две части, а именно: одна часть находится на горе, а другая у подножия ее, у реки...на верхушке горы, прямо над рекой, находится острог, сделанный только из дерева; он имеет вокруг себя красивую деревянную стену, в которой бревно лежит на бревне, как строят избы; она достаточно высока, на верху ее находится галерея, в которой вырублены бойницы; внизу такой же системы построена стена с камерами, в которых теперь хранится казна...».

Представляется совершенно справедливым полагать, что здания, где размещались казначейства, должны были символизировать собой финансовую мощь государства. Одним из таких символов можно считать здание Приказной палаты.

В 1697 году Петр I «наказал тобольским воеводам приступить к каменной постройке Приказной палаты». Ее торжественно заложили 9 мая 1700 года при пении соборного хора. Строительство было завершено быстро даже по сегодняшним меркам — в 1702 году.

До постройки Приказной палаты в Тобольске ее функции выполняла Приказная изба. На карте Тобольска, выполненной С.У. Ремезовым, показаны не только Приказные изба и палата, но и казенные «анбары», где хранилось имущество казны.
«Приказная палата была на самом краю мыса, к Иртышу находящаяся, и стояла к городовой подгорной стороне боком. Она имела форму параллелограмма, в верхнем и нижнем этаже — по пяти комнат. К верхнему на северной стороне было крыльцо в улицу с галереей».

«...Внизу в подклете, в пяти помещениях размещались кладовые. По каменной лестнице, расположенной в середине фасада здания, поднимались на второй этаж. Лестница выходила на «гульбище» — галерею, протянувшуюся вдоль всего фасада палаты. С этого «предпалатья» можно было войти в сени, между которыми располагалась средняя палата. Она была наибольшим помещением и имела размеры: 5 на 5 сажень. По бокам сеней располагались крайние палаты. Главный фасад здания украшал ряд колонн диаметром около 80 см. Колонны поддерживали карниз и кровлю с пышным декоративным убранством. В целом Приказная палата имела праздничный и торжественный вид».

Двухэтажное здание Приказной палаты 15-метровой высоты разобрали в связи со строительством дворца-памятника. Благодаря тобольскому картографу С.У. Ремезову и нашему современнику архитектору В.И. Кочедамову можно представить, как она выглядела первоначально.

Еще одним объектом, предназначенным для государственной казны, была построенная силами пленных шведов в 1713 году по проекту С. У. Ремезова и по инициативе первого сибирского губернатора князя М.П. Гагарина рентерея — каменное здание на двух арках с крепостными воротами, находящееся на территории Тобольского кремля (Красной площади). Здание настолько удачно вписалось в окружающий ландшафт, что до сих пор является одной из наиболее интересных визитных карточек Тобольска. Какое-то время горожане называли рентерею Шведской палатой.

До наших дней сохранился «дом наместника» в Тобольске, построенный в 1770—1782 гг., в три этажа, «длиной 32, шириной — 13 сажень» (сажень — русская мера длины, в единицах СИ-2, 13360 метра). «Дом наместника» строился для Тобольского наместничества и учреждений, создание которых было предусмотрено указом императрицы Екатерины II от 7 января 1775 года о городской реформе. Подготовка к открытию объекта в торжественной обстановке началась 20 августа 1782 года, а «самое открытие» состоялось 30 августа.

Известно, что впоследствии Казенная палата меняла свое местоположение, но 6 декабря 1831 г. в здание были переведены губернские присутственные места, в том числе Казенная палата. «Дом наместника» эксплуатируется и по сей день, украшая нагорную часть города.

«Тюменская приказная изба представляла собой рубленный дом прямоугольной формы. Она стояла на двух амбарах, в которых хранилась казенная кладь. Слюдяные окна избы на ночь закрывались ставнями. В избе были сени, а также просторная комната, в которой сидели подьячие.

В отдельной комнате работали воевода и помогавший ему подьячий «с приписью» (с правом подписи). Мебелью служили столы, лавки, сундуки для хранения деловых бумаг и денег».

Забота о сохранности казенного добра явилась одной из причин строительства в Тюмени Благовещенского собора.

Известно, что в 1807 г. в Кургане среди прочих строений имелась «в землю врытая денежная кладовая (бывший с артиллерийскими припасами подвал)».

В 1808 г. курганский городничий представил в Тобольскую строительную палату проект здания присутственных мест с кладовыми казначейства и в том же году началось строительство денежной кладовой по плану, выполненному губернским архитектором Дранишниковым.

К концу XIX — началу XX вв. по объективным причинам требования к зданиям, где размещались казначейства, значительно возросли.

С введением в казначействах банковых операций и учреждением при них сберегательных касс резко возрос наплыв публики. В связи с усилившимися посягательствами на средства казны появилась необходимость в укреплении защищенности зданий, устройстве электрической сигнализации, помещениях для охраны. Немаловажным обстоятельством было и то, что казначейства в известном смысле становились конкурентами банковских учреждений и поэтому должны были иметь соответствующий внешний вид.

Инструктивные материалы начала XX века определяли ряд требований, которым должны были соответствовать помещения казначейств:
«... 918. Если казначейство помещается в нижнем этаже, то во всех окнах помещения казначейства должны быть устроены железные решетки; в наемных же помещениях при отсутствии решеток допускаются, взамен их, прочные деревянные ставни с засовами.
919. Ворота и калитки, ведущие во двор казначейства, если оно помещается отдельно от других учреждений, должны быть постоянно закрыты и заперты прочными замками с внутренней стороны.
920. Входные двери в казначейство устраиваются двойные, с прочными запорами и предохранительными при дверях цепями; во входных дверях казначейства и караульных помещений должны быть устроены небольшие отверстия так, чтобы можно было видеть изнутри, что происходит перед дверями.
921. Вход на чердак должен быть всегда закрыт прочными дверями, а слуховые окна — железными решетками; ключ от дверей на чердак хранится у казначея.
922. Казначей имеет постоянное наблюдение за надлежащей исправностью помещения кладовой. В случае внезапного повреждения кладовой или же в случае ее ветхости. Казначей, приняв меры к ограждению безопасности казны, представляет об исправлении кладовой казенной палате.
923. От кладовой проводятся звонки в квартиру казначея, если она находится при казначействе, и в комнаты дежурного чиновника, присяжных и сторожей. Кроме того, в каждом казначействе должна быть устроена электрическая сигнализация.
924. В дверях кладовой должно иметься небольшое отверстие так, чтобы можно было извне видеть и слышать, что делается в кладовой.
923. Двери кладовой должны иметь как внутренние, так и наружные (висячие) замки такого устройства, которое не допускало бы открытия их обыкновенными подобранными ключами или отмычками. Все замки у кладовой и у денежных хранилищ казначей или исправляющий его должность обязан запирать лично, никому не передавая ключей.
926. В случаях надобности в приобретении новых висячих замков для дверей кладовой казначейство о высылке замков входит с представлением в Казенную палату.
927. В неприсутственное время входные двери казначейства постоянно должны быть на запоре: рассыльные с пакетами и лица, приходящие для покупки гербовых знаков, игральных карт и проч., допускаются в казначейство по звонку и по опросе и осмотре через находящееся в дверях отверстие: продажа гербовых знаков, карт и проч., а также прием пакетов производятся по возможности так, чтобы приходящие не имели доступа во внутреннее помещение казначейства.
Определение часов открытия и закрытия казначейства в неприсутственное время для посторонних устанавливается управляющим Казенною палатою по соображению с местными условиями.
Примечание. Чиновники казначейства допускаются в казначейство для вечерних занятий порядком, установленным казначеем.
930. В неприсутственное время должны безотлучно находиться в казначействе днем и ночью вооруженные револьвером дежурный чиновник и, кроме того, днем не менее двух, а ночью не менее трех также вооруженных присяжных, считая в том числе и дежурного присяжного.
931. С наступлением сумерек дежурные чиновник и присяжный, обойдя кладовую снаружи, тщательно осматривают помещение казначейства.
932. Кладовая казначейства охраняется присяжными днем и ночью. Расписание дежурств и особые распоряжения по охране казначейства, установленные казначеем, объявляются присяжными под расписку».

Особые требования предъявлялись к архиву:
«Помещение архива должно быть сухим, со сводами, с каменным или кирпичным полом, с отдушниками в противоположном направлении для очистки воздуха, притом теплое, с духовыми или иного устройства печами, которые топились бы из подвалов, коридоров или вообще вне самого помещения. Дела должны храниться, смотря по средствам, в шкафах или на полках, устроенных рядами, так, чтобы между ними был свободный проход.
Ст. 284 Учр. губ. уп. 1839 г.».

Снаружи помещения на видном месте казначейство должно было иметь вывеску со словами: «Государственная сберегательная касса» с изображением двуглавого орла. На дверях казначейства в обязательном порядке должны были иметься таблицы:
«1) О количестве податей и повинностей, платимых разными сословиями и о сроке платежей оных.
2) Объявление о дозволении взноса золотой и серебряной монеты.
3) Выписка из правил для квитанций.
4) Табель срочным сведениям, доставляемым разным учреждениям и лицам.
3) Краткое печатное объявление об операциях сберегательной кассы и о порядке приема и выдаче вкладов.
6) Объявления на наружных и внутренних стенах казначейств о продаже карт и о времени продажи.
7) Объявления о том, какие именно банковые операции производят казначейства.
8) Объявление по каким ценам казначейства покупают и продают процентные бумаги в данное время.
9) Список касс специальных сборщиков.
10) Объявление о том, в какие часы сберегательная касса открыта для операций».

Внутри помещения обязательно было введенное еще при Петре I зерцало. Зерцало — треугольная призма, увенчанная двуглавым орлом, на гранях которой были наклеены указы Петра I о гражданских правах, поведении в судебных местах и о важности государственных уставов. Ревизоры строго следили за наличием зерцала в казначействе.

Ревизующий в 1818 году Тарское, Тюкалинское, Ишимское, Ялуторовское и Тюменское казначейства отмечал, что «сверх всего, во всех вышеозначенных казначействах, в присутственных комнатах не найдены мною зерцала вопреки 30 статье 2 тома об учреждениях».

В казначействе у каждого стола, где сосредоточено производство каких-либо операций, должно было быть вывешено объявление, какие именно операции в этом столе производятся.

К началу XX века стало очевидным повсеместное несоответствие зданий казначейств губернии тем задачам, которые на них были возложены. Казначейства, оперирующие миллионными сумами, а впоследствии начавшие приносить доход, ютились в самых жалких условиях.

Для иллюстрации несколько показательных примеров:
«Занимаемое Ишимским казначейством помещение в казенном здании, в котором помещается и местное полицейское управление, в настоящее время представляется крайне неудовлетворительным, главным образом ввиду незначительных размеров помещения (всего две маленьких комнаты).
Недостаток помещения особенно сильно чувствуется в зимнее время, во время усиленных платежей и особенно во время Никольской ярмарки и вообще в дни большого наплыва публики, которая обычно стоит толпой перед зданием казначейства и лишь частями может допускаться во внутрь.
Между тем Ишимское казначейство по крупному размеру своих оборотов — 13.420.617 р. 73 к. в год, находится на втором месте в ряду казначейств Тобольской губернии. Оборот казначейства ясно свидетельствует о том количестве работы, которую необходимо выполнить личному составу казначейства. Дневные операции в зимнее время заканчиваются между 4— 3 часами дня, а во время ярмарки еще 2-мя часами поздней, и чины казначейства вынуждены, помимо обязательных для них вечерних занятий, просиживать подряд 7—8 часов, испытывая на себе все неудобства тесноты помещения, духота в коем усугубляется крайне низкими потолками.

Такие тяжелые условия очень вредно отзываются на состоянии здоровья, а следовательно на продуктивности работы всего личного состава чинов казначейства. На указанные существенные недостатки помещения Ишимского казначейства было в 1907 году обращено внимание ревизором департамента Государственного казначейства статским советником Федяевским.

«С проведением через город Ишим Тюмень - Омской железной дороги естественно должны в крупной мере увеличиться и операции казначейства. Таким образом, надлежит придти к заключению, что дальнейшее оставление казначейства в настоящем помещении должно быть признано совершенно недопустимым, и постройку нового здания, казалось бы, необходимо произвести с таким расчетом времени, чтобы окончание ее состоялось не позже открытия железной дороги для общего пользования.

Полагая необходимым приступить к постройке двухэтажного каменного с полуподвальным помещением здания для Ишимского казначейства с весны будущего 1911 года на казенном усадебном месте, которое было приобретено в 1866 году под помещение казначейства и земского суда, но прилагаемому при сем проекту строительного отделения Тобольского губернского управления, с помещением в первом этаже канцелярии казначейства и кладовой, во втором — квартиры казначея в 6 комнат и квартиры старшего бухгалтера в 3 комнаты и в полуподвальном этаже 6 квартир для присяжных счетчиков казначейства, имею честь доложить департаменту нижеследующее:

Стоимость постройки всего здания с устройством квартир для казначея, старшего бухгалтера и присяжных счетчиков по смете строительного отделения Тобольского губернского управления исчислена в сумме 41. 722 р. 50 к. по существовавшим в г. Ишиме справочным ценам на июнь месяц 1909 года.

Устройство квартир для присяжных счетчиков при самом казначействе вызывается необходимостью иметь их всегда под рукой, что будет особенно важно тогда, когда военным ведомством будут прекращены командировки воинских частей для охраны казначейств, и когда охрана таким образом опять будет возложена исключительно на присяжных счетчиков.

Устройство квартир для казначея и старшего бухгалтера особенно желательно для того, чтобы возможно было бы иметь постоянный надзор за охраной казначейства».

Руководство департамента Государственного казначейства с пониманием встретило эти предложения, и при этом высказав ряд предложений по проекту, обещало в будущем решить вопрос положительно:

«Вследствие представления за № 32.283 о постройке нового казенного здания для Ишимского казначейства, департамент Государственного казначейства уведомляет Вас, что ввиду приведенных в том представлении соображений, департамент не имеет принципиальных возражений против обеспечения Ишимского казначейства собственным зданием, но ввиду предстоящего в течение ближайших лет выполнения нескольких предрешенных уже крупных работ, затрудняется определенно высказаться относительно возможного срока постройки здания для названного казначейства.

Что же касается проекта означенной постройки, то департамент Государственного казначейства находит исчисленную на эту надобность сумму 41.722 р. 30 к. слишком большую для казначейства VI разряда, так как обычная стоимость зданий казначейств VI-го разряда составляет около 23.000 руб. Уменьшение стоимости проектируемой постройки могло бы быть достигнуто сокращением его объема; в видах такового сокращения надлежало бы, по мнению департамента, исключить из проекта здания квартиру для старшего бухгалтера, проживание которого в здании самого казначейства не вызывается интересами охраны казначейства, и уменьшить площадь квартиры казначея, как проектированной в слишком больших размерах — 60 кв. саж. При таком сокращении возможно, казалось бы, нижний этаж отвести под квартиры казначея (площадью не более 40 кв. саж.) и квартиры, — если не всех, то части присяжных; помещение присяжных в одном этаже с квартирою казначея, дав возможность уменьшить проектированную высоту полуподвального этажа, а тем самым и кубатуру здания, сократить стоимость постройки.

Относительно размещения казначейства департамент считает не лишним заметить, что для публики отводится та часть операционного зала, которая, прилегая к наружным стенам здания, прорезанным большим числом окон, является более освещенною, чем помещение, отводимое для чиновников. Между тем, в видах предупреждения возможности производства денежных выдач по подложным документам, целесообразнее, по мнению департамента, чиновников поместить в наиболее хорошо освещенную часть операционного зала с соответствующим изменением в таком случае и расположения кладовой, тем более, что замечание местной Контрольной палаты по поводу устройства кладовой в непосредственном соседстве с лестничной клеткой, где в ночное время не бывает охраны, нельзя не признать заслуживающим внимания.

Затем караульное помещение в здании казначейства должно быть устроено в таком месте, чтобы в случае нападения на казначейство злоумышленников охрана не могла бы быть отрезана от операционного зала и имела бы возможность немедленно явиться в этом зале для отражения нападения. Поэтому целесообразнее устроить помещение для охраны в глубине здания, так чтобы оно имело непосредственное сообщение с кассовым помещением, и во всяком случае, помещение охраны не должно иметь выхода в переднюю или в помещение для публики».

Об условиях, в каких размещалось Березовское казначейство, говорится в записке об итогах ревизии, проведенной Ордовским-Танаевским: «Оставлять Березовское казначейство на дальнейшее время в занимаемом им ныне помещении, при настоящем положении кладовой, представляется, по мнению моему, совершенно невозможным. Казначейство помещается во втором этаже деревянного здания, нижний этаж коего совершенно непригоден для жилья (представление мое от 19 января сего года за № 29), требующего капитальной перестройки. Все помещение казначейства состоит из двух комнат: маленькой комнаты, для продажи марок, и полутемной прихожей. Кладовая казначейства находится в расстоянии 350-400 саженей от казначейства, заслонена от него зданием собора и стоит в нескольких саженях от края высокого берега реки Сосьвы, подмытого водой. Кладовая настолько стара, что в углах, как снаружи, так и внутри, можно свободно вынимать кирпичи. Все изложенное понудило меня принять меры к подыскиванию для казначейства готового уже здания.

Вполне пригодным по размерам, месту нахождения и другим условиям оказалось здание, принадлежащее березовскому городскому старосте Шахову; здание это деревянное, построенное на лежнях, выстроено 3 года назад из хорошего толстого леса.

Представить это здание в распоряжение казны Шахов согласен на следующих условиях:
1) отдать в аренду новое здание, в котором может поместиться казначейство и квартира казначея, за 600 рублей в год с обязательством построить при здании каменную кладовую, но при этом просит выдать беспроцентную ссуду в сумме до 3000 рублей, при условии погашения из арендной платы в течение 13 лет и
2) продать всю недвижимость, подробно указанную на плане, находящимся в деле палаты, и состоящую из участка земли, вышеозначенного нового дома, старого дома и амбара за 8000 рублей».

В 1773 г. в Туринске было построено здание уездного казначейства, при котором был земляной подвал для хранения денег с каменным выходом.

«Подведомственное Казенной палате Туринское казначейство помещается в отдельном двухэтажном каменном здании, принадлежащем Министерству внутренних дел. Здание это стоит на одном усадебном участке земли вместе с зданием, занимаемым Туринским уездным полицейским управлением, и имеет один общий с управлением двор с двумя воротами на улицу, расположенными по обе стороны занимаемого казначейством здания. На этом же дворе помещается пожарное депо и пожарная каланча.

В настоящее время, с управлением военной охраны кладовой, пользование общим двором с отдельными, выходящими на улицу воротами является для казначейства крайне нежелательным, так как лишает казначейство возможности установить необходимый полный контроль над всеми входящими во двор и выходящими со двора посторонними лицами».

Не лучше обстояло дело в столице губернии Тобольске:

«Тобольское казначейство помещается в нижнем этаже трехэтажного каменного здания, принадлежащего Министерству внутренних дел, причем вся канцелярия казначейства расположена вдоль главного фасада здания, выходящего во двор. Помещение настолько низкое, что окна, выходящие из канцелярии с наружной стороны фасада, возвышаются над уровнем земли всего лишь на один аршин. При такой высоте окон вся внутренняя жизнь в казначействе во время вечернего и ночного освещения является совершенно доступной взору всех входящих во двор посторонних лиц. Признавая последнее обстоятельство крайне нежелательным, особенно ввиду того, что во время ночных дежурств присяжных у двери кладовой, выходящей в коридор казначейства, против одного из окон, караульный присяжный становится совершенно на виду для всех, проходящих мимо окон, я полагал бы необходимым устройство во всех 10 окнах внутренних железных ставен».

Совершенно непригодным для казначейства признал Ордовский-Танаевский здание в Тюмени: «При неоднократных моих ревизиях Тюменского казначейства я убедился в полной непригодности помещения, занимаемого ныне казначейством вследствие его тесноты и неудобства расположения. Казначейство имеет всего 10 кубических саженей, бухгалтерская комната — 8 и комната присяжных — 3,5 куб. сажени. Помещение не может вместить даже среднего наплыва публики. Воздух, несмотря на имеющуюся вентиляцию, очень тяжел и служащие страдают постоянными головными болями. Затем, хотя под денежной кладовой находится архив казначейства, однако к нему с одной стороны примыкает архив полицейского управления, а с другой — квартиры стражников, что представляется чрезвычайно неудобным. Наконец, единственным входом в казначейство служит заднее крыльцо полицейского управления, через которое постоянно водят в полицию для допроса арестантов, пьяных и других лиц, содержащихся в каталажных камерах. Встречи с этими лицами публики, имеющей надобность в казначействе, сопровождающиеся иногда неприятными инцидентами, вызывают постоянные нарекания на неудобное расположение казначейства.

Озабочиваясь приисканием другого помещения для казначейства я остановился на принадлежащем вдове Феоктисте Григорьевой Чмутиной каменном доме, в котором ныне помещается Тюменское отделение Государственного банка. Дом этот был осмотрен комиссией с участием губернского инженера, и заключение комиссии изложено в прилагаемом в копии акта от 13 июля 1903 года. Ныне в Тобольскую казенную палату поступило, прилагаемое в копии, заявление Чмутиной, в коем она изъявляет согласие на продажу принадлежащей ей недвижимости, означенных, на представляемых при 4-х планах, за 19000 рублей при условии совершения купчей крепости на счет казны.

Тобольский губернатор, которого я просил поручить строительному отделению составить проект и смету на приспособление дома Чмутиной для надобностей казначейства, сообщил мне, что за неимением в строительном отделении губернского управления свободных техников он лишен возможности исполнить мою просьбу. Поручить означенную работу частному архитектору я не имею возможности за полным почти истощением кредита на хозяйственные расходы как Казенной палаты, так и казначейств ввиду значительных расходов по найму добавочного штата вольнонаемных служащих, для исполнения обязанностей лиц, призванных в войска из запаса и ополчения.

В последнюю поездку по губернии я убедился в том, что оставлять казначейство в занимаемом им помещении почти невозможно, так как, кроме вышеперечисленных недостатков этого помещения, все печи пришли в полную негодность, в производстве же ремонта губернское управление отказало и постоянно отказывает за отсутствием кредита.

Представляя о вышеизложенном, имею честь просить департамент Государственного казначейства: 1) поставить меня в известность, можно ли ожидать исходатайствование кредита на покупку и перестройку дома Чмутиной по смете в 1905 году, 2) ассигновать кредит в размере 150 рублей на расходы по составлению плана и сметы приспособления дома для надобностей Тюменского казначейства и 3) разрешить заключить с Чмутиной предварительное соглашение."

К сожалению, вскоре состоявшийся к новому месту службы отъезд Ордовского-Танаевского помешал решить эту проблему. Здание для Тюменского казначейства — дом наследников Князева на Спасской улице, было приобретено в 1916 году. Долгожданного новоселья не случилось и здесь, поскольку в следующем, 1917 году, новая власть определила совершенно другую финансовую систему.

Озаботилась состоянием здания, где размещалось уездное казначейство, и Курганская городская управа. 11 ноября 1899 г. вопрос был рассмотрен на заседании городской Думы, где было определено, что:

«Существование находящегося среди площади, против Троицкой церкви, каменного здания казначейства предоставляет крайнее неудобство во 1-х, здание находится вблизи церкви на расстоянии от последней не более 10 саж., так что в праздничные дни и ярмарки проезд на лошадях по площади, между казначейством и церковью затруднителен, а с возведением при полицейском управлении нового каменного флигеля, который занял порядочную часть места на той же площади, но с другой стороны, проезд по таковой в настоящее время уже совершенно стеснен, и 2-х, здание казначейства совершенно старое, имеет весьма мрачный наружный вид, в особенности резко бросается в глаза публики и производит неприятное впечатление деревянный ветхий забор, выходящий к фасаду церквей. Кроме сего забор низкий, благодаря чему из двора обнаруживается почти наполовину деревянное ветхое и крайне неопрятное отхожее место, что уже совсем неприлично, между тем как устранить это невозможно, потому что все окружающие строения обращены фасадами к зданию казначейства.

Все взятое вместе портит вид главного центра города. На месте, где находится здание казначейства, по расположению соседственных строений, может быть устроен лишь только сквер, но ни в каком случае какое-либо здание.

В виду неудобств дальнейшего существования здания казначейства на означенном месте по вышеизложенным причинам, городская управа просит городскую Думу, не признает ли она возможным возбудить ходатайство пред Его Превосходительством господином тобольским губернатором об уничтожении существующего здания казначейства и о постройке нового здания на другом месте, хотя на той же площади за зданием полицейского управления.

Собрание Думы, вполне соглашаясь с мнением городской управы, постановило: просить произвести осмотр здания казначейства и места, где это здание находится, чрез подлежащую комиссию, а затем поручить г. городскому голове с представлением акта комиссии возбудить ходатайство пред Его Превосходительством господином тобольским губернатором об уничтожении существующего здания казначейства и постройке нового здания на месте указанном в докладе управы, если таковое будет найдено удобным».

Источник: «История казначейской системы Тюменской области». Под редакцией А.Н. Распопова. Издательский дом «Слово». Тюмень. 2005 г.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2022 (38)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Апрель 2022 (22)
Март 2022 (40)
Календарь
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.