шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Становление казначейской системы в Тобольской губернии

Становление казначейской системы в Тобольской губернии

Автор: zampolit
26-04-2017, 16:03
Становление казначейской системы в Тобольской губернии

История государства Российского самым тесным образом связана с историей его финансов. Аналогами понятий «финансы», «финансовая система», «финансист» на Руси были «казна», «казначей». Первое летописное упоминание слова «казначей» появилось в начале XV века, когда начала зарождаться приказная система Российского государства. В конце XV века казначей, являясь главой важнейшего ведомства московских государей, ведал сбором и хранением всех государственных доходов. К казначею в казну стекались различные пошлины, оброки, другие доходы.

По Судебнику (кодекс государственных законов) 1550 г. казначей выступал третьим в перечне особо доверенных и приближенных к царю лиц. К этому времени понятие казны расширилось, она рассматривалась не только как хранилище ценностей, а означала всю сумму общегосударственных доходов. С образованием в 1512 г. Казенного приказа началось создание новой системы управления Российским государством — приказной. Приказы в России возникали не по определенной системе, а по мере возникновения новых задач в государственном управлении. Приказы были органами центрального управления, посредниками между верховной властью и управлением на местах.

Приказная система XVII в. была сложной и запутанной; часто приказы дублировали деятельность друг друга. Из почти 80 приказов России в ХVII в. финансовые функции осуществляли около 15. Очевидец деятельности Казенного приказа Григорий Котошихин оставил такое свидетельство: «Казенный двор; а в нем приказ, а сидит в том приказе Казначей, а с ним два дьяка: и тот Казначей думной же человек, и сидит в Думе выше думных дворян. А на том дворе царская казна: золотая, серебряная, бархаты, сукна и дороги, и киндяки, и шелки, и всякая домовая казна; и из тое казны берут к царю, и к царице, и к царевичам, и к царевнам, что понадобится, с царского повеления, и раздают всякого чину людям на жалованье».

К числу финансовых приказов в России XVII в. относились: Приказ Большого Дворца, Приказ большой казны, Приказ большого прихода, Денежный двор, Приказ новой четверти, Полоняничный приказ, Приказ сбора пятинных и запросных денег, Счетный приказ. К числу приказов с областной компетенцией, которые также осуществляли финансовые функции, относились Четверти, Приказ Казанского двора, Сибирский и Земский приказы.

Сибирский приказ был создан в 1637 году специально для управления Сибирью и находился в Москве. В этот Приказ денежные доходы, собранные с населения подведомственной территории, не поступали, а расходовались на месте. В Москву присылали лишь натуральные сборы с населения, в основном «мягкую рухлядь» — меха, которые в то время можно было считать главной «валютной» ценностью. Приказ ведал присоединенными сибирскими землями, сбором различных даней и выплатой жалованья служилым людям, а также продажей мехов за границу. Он управлялся из Москвы, где особым подразделением Приказа значилась «соболиная казна», ведавшая приходом валютного товара, ценившегося в Европе наравне с золотом. На местах же, в сибирских городах, располагались «денежные столы». Последние, по сути, выполняли уже отдельные функции будущих казначейств, связанных, как и во многом Сибирский приказ, с податным делом. Приказная система по структуре своей не могла обеспечить необходимый единому государству централизованный бюджет, и нуждалась в дальнейшем совершенствовании.

Основным местным учреждением в этот период была приказная изба во главе с городовым воеводой. Она являлась центром административного, военного, финансово-хозяйственного управления и суда на территории города и уезда. В Тобольской приказной избе в XVII в. было пять столов: денежный, разрядный, ясачный, хлебный и приказной. Чтобы повысить авторитет приказных изб, правительство переименовало их в некоторых крупных городах, в том числе и в Тобольске, в приказные палаты».

О том, каким требованиям должна была соответствовать деятельность приказной избы, дает представление царский наказ 1611 г. вновь назначенному Воеводе в Тобольске:
«... по управлению казенному:
к) Поверить денежную казну по книгам.
л) Освидетельствовать мягкую рухлядь во всех статьях и поверить количество связок всякого зверя по книгам.
м) Казну мягкой рухляди сбирать с ясачных без оплошности, не присваивать себе шкур высокой цены и не давать сборщикам пользоваться от сборов, высылая навстречу им верных людей ко времени возвращения из волостей.
н) Не заменять жалованья дачею рухляди, а всю сполна отсылать в Москву.
о) Из каждой волости, по приезде воевод, повестить ясачных по два человека лучших, принимать их воеводам не иначе, как одетым в цветное платье, притом в окружении служащих, прилично также одетых и вооруженных; объявить им в Приказной Избе жалованное царское слово, уверить их, что великий государь прислал новых воевод для охраны их покоя и животов от притеснения и корыстолюбия. Почему и посоветовать сказать с откровенностью, не было ли им от сильных людей обид, тесноты, прижимок. Наконец, повелевалось на казенный счет угостить приглашенных ясачных, накормить и напоить гораздо (или) как мочно».

Администрацию Сибири составили воеводы с их канцеляриями, размещавшимися в городах, за крепостными стенами. Назначая воевод, царь отсылал им «наказные грамоты», в которых регулировались размеры дани. При воеводах состояли «письменные головы», чиновники особых поручений, связанных с «письмом», прежде всего с переписями и налогами. Заставы были под непосредственным управлением «таможенных» голов. С ними и с воеводами были тесно связаны и казацкие старшины — руководители пеших и конных казацких отрядов.

На администрацию возлагался сбор налогов и уплата жалованья служилым людям, казакам и верным царю татарам. Сборы составлялись в основном из четырех источников: ясака, взимаемого с местных племен, главным образом, пушниной, а также другими продуктами; денежных оброков с посадского населения за промыслы (10% от доходов), хлебных оброков с пашенных крестьян и таможенных сборов (тоже 10%). Несмотря на четко определенные размеры сборов, власти многих сибирских городов злоупотребляли своим положением.

Нередко в царских наказах встречаются формулировки типа той, какую мы встречаем в наказе конца XVII в. Верхотурским воеводам:

«Над таможенными головами и над целовальниками смотреть и беречь накрепко, чтобы они пошлины никому не отдавали и сами бы таможенными пошлинами не корыстовали, а изымали пошлину вправду по государевой уставной грамоте ..., а лишних бы пошлин сверх прежнего государева указа не имали».

Таможенные пошлины брались на заставах, которые охранялись казачьими отрядами. Всего в районе Тобольска их было несколько, расположенных у городов и на маршрутах передвижения «охочих» людей. Документы 1680-х гг. подробно сообщают о некоторых из них:

«А из Тобольска с давних лет посылается на Обдорскую заставу близ Березова города ежегодно для сбора государевых таможенных пошлин и для обыска сибирских воров (разбойников) письменны ей таможенные головы и целовальники, и служилых людей человек по 30 и больше; и на той заставе те головы и целовальники и служилые люди живут во все лето...

А на Инжемской заставе живут головы для досмотра воевод. Также им велено и у торговых людей воеводской рухляди досматривать, и что объявится [лишнего]...— велено имать и присылать к Москве. А у которых торговых людей, сверх Обдорских переезжих, объявятся соболи и иная рухлядь в лишке, и с тех соболей и с рухляди велено имать пошлины по указу.

В Туринском с приезжих и с торговых, и с промышленных людей и со всяких товаров, которые продают в Туринске, емлют десятую пошлину — по гривне с рубля...

А которые торговые люди ездят из Тобольска и из Тюмени с товарами к Верхотурью ... — платят по два алтына (то есть 6 копеек), полозового [сбора] — по тому ж, да с проводников — по 4 [алтына] с человека.

На Тюмени с торговых и с промышленных людей, которые приезжают на Тюмень с Верхотурья и из Тобольска, емлют ... по 8 [копеек]с человека полозового [сбора], по 8 [копеек] с саней полсаженных, по гривне — с сажени».

Часть сборов, видимо весьма незначительная по сравнению с тем, что поступало в Москву, шла на выплату жалованья служилым и «ратным» людям. Прежде всего, средства поступали из так называемой «десятой деньги» с таможен и посадского люда. В традициях XVII в., когда значительную часть жалованья было принято платить не монетой, а товарами или продуктами, казаки и чиновные люди получали ткани (атлас, камку, сукна), а также зерно и хлеб, который взимали в качестве оброка с пашенных крестьян. Известно, что в острогах были специальные житницы, где хранились запасы хлеба.

Сибирские пашенные крестьяне в основном были переселенцами из Европейской России (Перми, Калуги и других городов), которых селили в отдельных слободах вокруг городов. В районе Тобольска таких слобод к рубежу XVII—XVIII вв. насчитывалось уже более двадцати. Интересно, что часть земель и угодий вокруг Тобольска и Тюмени к этому времени была скуплена «бухарцами», по-видимому, как-то связанными с выходцами из Бухары, считавшимися довольно обеспеченными людьми.

Отмечаются даже целые «бухарские деревни», платившие воеводам оброк. Служилым иноземцам в качестве жалованья давали небольшие слитки меди или олова, которые высоко ценились среди сибирских аборигенов.

По «доходности» Сибирскому приказу, пожалуй, не было равных среди всех других подобных учреждений. Одна Соболиная казна в 1680-е гг. ежегодно приносила 80-100 тыс. рублей. Не случайно управлявший им в конце XVII в. А.И. Виниус стремился удержать его за собой, несмотря на распоряжения Петра I о передаче Приказа в другие руки. При этом А.И. Виниус был готов отдать находившиеся в его управлении другие учреждения.

В 1708 г. в связи с образованием Сибирской губернии Сибирский приказ был преобразован в Московскую канцелярию Сибирской губернии. Однако в 1730 г. его восстановили как самостоятельное учреждение, подчиненное Сенату. С этого времени вплоть до своего упразднения в 1763 г. он ведал сибирской администрацией, таможенными, кабацкими и прочими сборами, откупами, пушным промыслом, казенными караванами между Россией и Китаем. В связи с реорганизацией верховного управления Российской империи, проводившейся в первые годы правления Екатерины II, функции этого Приказа были переданы Пятому департаменту Сената, Кабинету Ее Императорского Величества и учреждениям Сибирской губернии.

Тобольского воеводу с полным основанием можно считать центральной фигурой в финансовом управлении того времени. При сборе ясака он обязан был инструктировать местных воевод о порядке его сбора, приеме мягкой рухляди и ее регистрации. Мягкая рухлядь была главной валютной ценностью Российского государства и поступала большей частью из Сибири, выполняя те же функции пополнения казны, что сегодня нефть и газ.

Вся мягкая рухлядь, отправленная в Москву, проходила через Тобольск, где ее пересматривали, переоценивали во избежание преувеличенных оценок, допускавшихся местными воеводами из корыстных соображений для фиктивного поднятия доходности. Возникавшая при переоценке убыль в цене взыскивалась с недобросовестного воеводы. Тобольские воеводы обязаны были следить за тем, чтобы воеводы местные не обижали ясачных (сдатчиков ясака).

В целях своевременной выплаты повинностей с ясачных людей бралась присяга — «жерть». Жертовали (т.е. присягали согласно религиозным обрядам и обычаям): мусульмане — на Коране, монголы — перед изображением своих богов, остяки клялись на медвежьей шкуре, на которую клали топор и другое оружие (при клятве они снимали со шкуры нож и подавали на острие кусок хлеба, при этом произносились слова клятвы). Для обеспечения исправного поступления ясака воеводы и сборщики временами брали заложников (аманатов) из числа родовитых и богатых людей, пользовавшихся авторитетом среди населения. Впрочем, Московское правительство предписывало сборщикам наряду с силовым действием действовать еще и «лаской и приветом». Тем, кто исправно платил ясак, выдавалось «государево жалованье». Оно состояло из бисера разных цветов, особо ценимого у народностей Севера олова, оловянной и медной посуды, железных изделий. Кроме подарков практиковалось угощение ясачных людей, которое происходило в той же избе, где был сбор. Предписывая в «наказах» воеводам во всем чинить государевой казне прибыль, правительство в то же время предостерегало сборщиков от разорения жителей и снижения их платежеспособности.

В результате всего этого комплекса мер в государеву казну поступали огромные пушные богатства: десятки тысяч соболиных шкур, кроме других, менее ценных мехов. Общая сумма ежегодных поставок колебалась от 75 до 150 тысяч рублей (по ценам XVII в.), что составляло не менее четверти общего дохода российской казны.

По мере усложнения задач государственного строительства для высшей власти страны все очевиднее становилась неспособность приказной системы обеспечивать эффективное управление финансовыми ресурсами государства. Хорошо эту мысль выразила царица Анна Иоанновна: «... Первое государства основание и самое нужнейшее дело знать доходы и расходы».

Реформы Петра I кардинально изменили всю систему управления государством, в том числе и в финансовой сфере. Царский указ от 18 декабря 1708 года все государство разделил на 8 губерний, среди которых была учреждена и Сибирская с губернским городом Тобольском. В 1710 г. первым сибирским губернатором был назначен боярин князь Матвей Петрович Гагарин. Губернатору был поручен высший надзор за финансовым управлением губернии. Объем власти губернатора в финансовом управлении в период царствования Петра I неоднократно менялся. С учреждением Сената губернаторы были ему подчинены и должны были в точности исполнять его указы как высшего правительственного учреждения; после образования коллегий губернаторы, оставаясь в подчинении Сенату, были поставлены также в зависимость от коллегий и главным образом от камер-коллегии, которой обязаны были ежегодно доставлять сведения о доходах и расходах управляемых ими губерний.

Кипучая деятельность Петра I по реформированию армии, созданию флота, многолетние войны требовали все новых поступлений в казну. В этом отношении настроение той поры в определенной степени передают два требования из царского указа от 2 марта 1711 г.: «2. Смотреть во всем государстве расходов, и ненужные, а особливо напрасные отставить. 3. Денег как возможно сбирать, понеже деньги суть артериею войны».

Страница 1 из 2 | Следующая страница
Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Май 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье