Топ-100

Как и сколько зарабатывали сибирские ямщики

Опубликовал: murashka, 14-03-2017, 12:43, Путешествие в историю, 2 926, 2

В первое время сибирским ямским охотникам назначен был сравнительно больший оклад денежного и хлебного жалованья, а также и более высокий оклад пашни. Так, верхотурские ямщики вначале получали по 20 руб. на пай и по 12 четвертей ржи и овса, туринские и тюменские – по 15 руб. на пай, да кроме того, на пай определялось пашни 15 – 20 четвертей в каждом поле.

После того как сибирская гоньба была заведена и не надо было идти на большие жертвы относительно ее оплаты, к 1619 г. денежные оклады ямщиков значительно понизились – до 7 руб., а хлебные выдачи прекратились вовсе. Этих денег, по утверждению ямщиков, не хватало и на полгода, на такое жалованье никто не шел. В 1620 г. в Верхотурье осталось лишь 39 ямщиков вместо 50 в 1619 г. Тогда вышел указ увеличить жалованье до 10 руб. в год. В следующем году ямщикам удалось выпросить еще прибавку, и они стали получать по 15 руб. в год на пай.

В Туринске, как и в Тюмени, после 1621 г. было положено по 10 руб. на пай. Более высокий оклад жалованья верхотурских ямщиков объясняется не старшинством данного яма, а более дальними расстояниями, на которые гоняли верхотурцы.
Обычно на семью ямщика приходился один пай жалованья. Если в семье гоньбу отправляли два или три человека, то на нее давали такое же количество паев и по 12 четвертей ржи и овса (четверть – старинная мера сыпучих тел, равная 20,91 литра). Туринским и тюменским охотникам, у которых разгоны были меньше, и платили меньше – 15 руб. на пай при том же количестве зерна.

Сибирские ямщики получали денежное жалованье не меньше своих собратьев, ездивших из Москвы в Новгород и Псков, причем гонять им приходилось раз в 10 реже. Простым ямщикам на всех станах нарезали по 15-20 четвертей пахотной земли. Старосты получали вдвое больше.

Устроители сибирских ямов раздавали пашни щедрой рукой. Когда в 1649 г. правительство издало указ о взимании «выдельного хлеба» со сверхокладной пашни, все угодья перемерили и оказалось (хотя ревизия проводилась тоже весьма приблизительно), что почти у всех ямщиков пашни втрое больше нормы, а на Самаровском яме даже в пять раз. Правда, здесь земля родила хлеб хуже, чем в районе Верхотурья или Туринска. Между 30-ми и 60-ми гг. верхотурские ямщики получили две прибавки – сначала вместо 15 руб. стали давать им по 20 руб. на пай, а там и по 23 руб. на пай. В 1660 г. 23 руб. «на выть» стали получать и туринские охотники. Тюменские, вероятно, были сравнены с верхотурскими несколько раньше. В 1661 г. 23 руб. «на выть» назначается и самаровским ямщикам.

В 1677 г. верхотурские ямщики получали уже 28 руб. на пай. До конца XVII в. это была предельная норма оплаты ямского пая. С 20 февраля 1703 г., по указу, ямская выть состояла из 4 семей, или тяглов.

Причины этих последовательных прибавок объясняются усиливающимся заселением Сибири, ростом ее значения и развитием тесных связей с метрополией. Ямской разгон постоянно разрастался. В 1621 г. верхотурские ямщики гоняли на протяжении 1850 верст, а в 1660 г. туринские ямщики показывали, что район их разгона – 2630 верст.

Туринцы, которые когда-то должны были гонять только на Тюмень и Верхотурье, ездили в 1648 г. по пяти большим дорогам. О разгоне подвод свидетельствует такой факт: в 1640 г. под новых воевод на Лену потребовалось выставить сразу 182 подводы. Ямщики исполнили приказ, но в Енисейском остроге, где не было стройного яма, население объявило, что решительно не в состоянии выставить столько повод; их «ставили на правеж», «метали» в тюрьму, но подвод они так и не дали.

Таким образом, ямщикам сибирских ямов жилось сравнительно привольно приблизительно до 1620-х г., когда их положение ухудшилось, а затем они, видимо, притерпелись, приспособились к новым условиям и шаг за шагом, хотя и не без труда, путем усиленных челобитий в Москву, стали устраивать свое положение снова к лучшему.

О раздаче ямским охотникам государева жалованья свидетельствуют специальные «раздаточные ямские книги» (иногда называемые окладными книгами). Жалованье раздавалось деньгами и «товарами» за деньги, иногда, кроме того, давалось и соляное жалованье.

Жалованье ямщикам до середины XVII в. обыкновенно платили на месте из собранных ямских денег. Так, смета Туринска за 1629 г. показывает, что из всего совокупного дохода города в 1214 руб. 4 алтына 3 деньги ямщики получили в качестве жалованья более 50 %. В это жалованье вошли деньги в размере 500 руб., присланных в два раза по 250 руб. из Тобольска, и 150 руб. в долг на 1630 г. «…для их великих нуж, и для ямского падежу, и для ямских отпусков … а како ж даст Бог, вперед во 138-м (1630) году и те им заемные денги зачтутца в государево денежное жалованье».

С 60-х гг. XVII ст. все чаще начинает практиковаться выдача жалованья в Ямском приказе. В первую очередь, это коснулось тех, кто осуществлял почтовую гоньбу. В Сибири ямщикам плата с начала XVIII в. шла из Сибирского приказа. Жалованье выдавалось обычно в феврале.

Жалованья на каждый ям приходилось по 1000 руб. и выделялась пашня вместо хлебного жалованья, за исключением Самаровского яма, где, видимо, выращивание хлебов было затруднительно, поэтому тамошние ямщики получали хлебом.
Оплату за гоньбу власти часто производили товарами, а не деньгами, что ямщиков не устраивало. Тюменские ямщики даже по этому поводу обращались в тюменскую воеводскую канцелярию с челобитной о разрешении отправить в Москву двух выборных, где обратиться с просьбой о повышении им жалованья за ямскую гоньбу и о замене оплаты за гоньбу товарами на деньги, ибо эти товары продают «много дешевле против государевой указной цены в половину…».

В начале ХVIII ст. с посадских и крестьян в Сибири на жалованье ямщикам собирали по 10 денег с души или 10 алтын с двора. В основном это было в районах, обслуживавшихся ямщиками: Верхотурье, Туринск, Тобольск, Тара, Томск, Кузнецк. В Верхотурье с посадских, с бухар, с татар, которые не служили, брали по 3 алтына 2 деньги с двора, то же и в Кузнецком остроге с посадских, с «метрополичьих» (монастырских) крестьян брали по 2 алтына с двора.

В то же время в северных острогах (Сургутском, Пелымском, Березовском, Нарымском, Кетском) ямских денег не брали и ничего не говорилось о выставлении населением подвод под государственные нужды.

В 1702 г. тюменский пашенный крестьянин Д. Устюжанин указывал в числе денежных «потугов» и ямские сборы, которые, являясь незначительной частью других сборов, в совокупности привели его к разорению, и он вынужден был заложить двух своих дочерей: одну за 5 руб., другую за 2 руб. Одна была в закладе у тюменского казака и ушла в монастырь, чтобы молиться за отца.

В 1706 г. тюменские пашенные крестьяне жаловались на обилие налогов, перечисляя и сбор ямских денег. В 1714 г. с крестьян, бухарцев и захребетных татар ямские подати тоже собирались. В 1703 г. из отписки тобольских воевод Михаила и Алексея Черкасских тюменскому воеводе Тухачевскому было известно, что с 549 дворов тюменских крестьян и бобылей за 1702 г. в тобольской казенной палате было принято 27 руб. 15 алтын ямских денег.

В 1712 г. тюменские подгородные пашенные крестьяне обращались по поводу освобождения их от уплаты разного рода денежных сборов, в том числе ямского, из-за неурожая и падежа скота.

По указу 13 января 1714 г. ямщикам велено было предоставлять подводы по подорожным за прогонные деньги, «а вместо тех денег ямщикам жалованья не давать». Таким образом, с этого времени основным источником заработка ямщиков в их государевой службе стали только прогонные деньги.

Сибирские ямские охотники занимались побочными занятиями, перепоручая гоньбу младшим членам семьи или наемным ярыжным.

И в московских городах ямские охотники иногда поступали таким же образом; к тому же в сибирских городах при их сравнительном малолюдстве для всякого предприимчивого человека было больше простора. Ямщики занимались меновой торговлей, привозили изделия, особенно металлические, из Соликамска и других городов и выменивали их на меха у туземного населения (тем нарушая государственную монополию на «мягкую рухлядь»). Торговля мехами приносила гонщикам большие деньги. За эту статью дохода они постоянно боролись с приезжими купцами.

В 1604 г. в ответ на челобитье верхотурского ямского охотника Глазунова, жаловавшегося на пришлого торгового человека Лучанина, который торговал всякими товарами с вогуличами и перекупал у них лучшие меха, царь Борис Годунов написал воеводе: «не велеть Лучанину перекупать меха, чтобы верхотурским всяким людям в том нужды и тесноты не было».

Ямские охотники нанимались возить пушной и иной товар, обычно при возвращении на ям, чтобы не ехать порожнем, строить суда, вели с юртовыми татарами меновую торговлю и т.д. Обычно подряд ямщики брали миром, всей слободой. При этом отдельные ямщики держали на посаде лавки, брали на откуп «пролубный» сбор, т.е. сбор с пользования прорубями, третьи изготавливали светильники на свечи и т.д. Кроме того, они усиленно занимались хлебопашеством, несмотря даже на то, что с их сверхокладной пашни взимался выдельной хлеб.

Приходилось нанимать работников-ярыжных из гулящих. А.А. Преображенский считает, что среди хозяев-нанимателей в социальном отношении преобладали крестьяне и ямщики. Так, в Верхотурье в 1624 и 1625 гг. список нанимателей возглавляли ямщики Кишкины, в том числе Дмитрий (10 работников с годовой суммой найма в 63 руб. в 1624 г. и 12 – в 1625 г. с суммой найма в 53,5 руб.); ямщики Голомолзины, Данила и Еремей, наняли 9 работников за 38 руб. в 1624 г. и в 1625 г. двух работников за 8,5 руб.

Если учесть, что годовое жалованье ямщиков в этот период не превышало 7,5 руб., а у детей боярских оно редко достигало 15 руб., то становится понятным, насколько внушительны цифры найма работников ямщиками. Следовательно, общие доходы ямщиков позволяли части их крепко стоять на ногах. Наиболее зажиточные ямщики занимались и хлебной торговлей, у них были мельницы, а Голомолзины имели еще и разрешение на варку пива.

Ямщики кооперировались с другими жителями для занятий рыбным промыслом. Например, ямщик Федка Соколов вместе с конным казаком Ваской Лысовым, стрельцом Ваской Беднягиным держали рыбную ловлю на Туре, ниже д. Соколовой, вниз по р. Пышме на Черном Яру под татарскими юртами и на Курье, платя за это денежного оброка 3 руб.

В феврале 1697 г. конный казак Дмитрий Иванов Ожегин и ямской охотник Федор Павлов Соколов приняли на себя подряд, связанный с переустройством торговых помещений в Тюмени. За крупную сумму 120 руб. они обязались построить 21 лавку и починить 9 погребов. Казна снимала с себя заботы о материале и его доставке. Аванс составил 70 руб.

О торгово-меновой деятельности ямщиков свидетельствуют Верхотурская, Туринская и Тюменская таможенные книги 70-х гг. XVII в.

По Туринской таможенной книге 1674/75 г., торговля, мена, продажа туринских ямских охотников не выходила за рамки местного рынка, тогда как верхотурские ямщики часто с товарами, помимо своего местного рынка, выезжали за пределы города в сторону Соли Камской с рыбой. Виды мены и торговли верхотурских и туринских ямщиков ничем не отличались от таковой же у пашенных крестьян, посадских людей, стрельцов.

По верхотурской таможенной книге 1673/74 г. удалось определить 65 сделок, в которых участвовало 56 ямщиков. Наибольшее количество сделок совершил Тимошка Баян – четыре, и все они были связаны с меной лошадей. Три крупные сделки совершил Иванко Кузнецов с братьями. Все они были связаны с поставками рыбы в Соль Камскую, а оттуда – соли.

Тюменская таможенная книга 1672/73 г. показывает очень малое число сделок, совершенных ямщиками: всего две по купле – продаже лошадей, семь – по продаже скота, две по купле – продаже дворов. В Тюмени один ямщик Ю. Камаров купил двух калмыцких ясырей (рабов), и тот был из Верхотурья. Два ямщика занимались хлебопашеством в больших размерах, так как, по таможенной оценке, у одного, Макейки Рябка, зерна было на 52 руб., а у другого, Ганки Мостовщикова с оброчным Семеновым, – на 63 руб.
Прав В.И. Курилов, считающий основой развития Тюмени XVII ст. аграрный сектор. Тюменские ямщики в данном случае ничем не выделяются из других горожан.

Чем ямщики не могли заниматься – так это винокурением. Нарушителей запрета ожидало жестокое наказание: «А питье охотникам про себя держать велено, а не на корчму, а если его поймают за кормчество, то бить кнутом и выслать из слободы вон, а ево животы отписать на государя».

Ямщики брали в долг у купцов. Так, среди многочисленных клиентов гостя Г.Р. Никитина в 90-е гг. XVII в. был и верхотурский ямщик Пахом Шеврин, давший на себя кабалу в 1,5 руб. На протяжении XVII – XVIII вв. в Тюменском уезде ямщики закладывали и приобретали землю. 14 декабря 1726 г. в воеводской канцелярии была заключена поступная крепость на вечное владение сенным покосом за взятую денежную ссуду между тюменскими ямщиками Г. Молоткиным и Н. Шабуровым. 18 марта 1727 г. тот же Г. Молоткин за взятые в долг 1 руб. 50 коп. заключил закладную крепость на сенной покос сроком на 7 лет с тем же Н. Шабуровым.

В начале XVIII в. отставные ямщики как представители других сословий платили оброк с лавок, кузниц, мельниц, за «зделья», с рыбных ловель и др.

Наряду с земельными размежеваниями, спорами, куплями, продажами, закладом и арендой земли ямщики занимались промысловой деятельностью. Так, ямщик деревни Фуфаевой Иван Стеклов в челобитной в Тюменскую воеводскую канцелярию просил о разрешении ему рыбной ловли на оз. Кривом. Ямщики брали в аренду рыбные ловли, оспаривали право пользования ими.
О занятиях ямщиков лесными промыслами свидетельствует челобитная ямского охотника В. Шешукова об освобождении его от уплаты десятой деньги, которая была положена на него «за лесные промыслы».

В 1786 г. по указу тобольской губернской канцелярии была отклонена жалоба ясачных татар на коронного поверенного Ивана Голикова и тобольского ямщика Азанова, построивших на татарских землях винокуренный завод и две мельницы.
Активное участие ямщиков в XVIII в. в торговле, кожевенном и мыльном промыслах, колокольном, серебряном и иконописном ремесле подтверждают списки 1717 г. детей боярских, конных и пеших казаков, где встречаются и фамилии ямщиков.

Ямщики нарушали запреты Сибирской губернской канцелярии от 1750 и 1764 гг., в которых крестьянам, солдатам, ямщикам, детям боярским и разночинцам, не записанным в купечество, не разрешалось иметь торговлю. В то же время власти для снабжения сибирских войск закупали у жителей Сибири, в том числе и ямщиков, провиант в 1750 г. и позднее.

Ямщики участвовали и в общемирских работах, и в обсуждении целесообразности этих работ. Так, в 1666 г. по войсковой инициативе в Тюмени был получен государев указ о построении силами тюменских миров нового, более обширного острога «от Тюмени речки и до Туры реки», с четырьмя башнями. В числе подписавшихся под этой челобитной был ямской староста Степан Федоров.

Источник: Катионов О.Н. «Московско-Сибирский тракт и его жители в XVII-XIX вв». Новосибирск, 2004.
скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации

Обсуждения

  1. Дмитрий

    Вы пишете про тюменских ямщиков, а на фото у вас ярославские извозчики на Богоявлемскоц площкди у Спасо Преображенского монастыря.

  2. Спасибо за замечание! К сожалению мы не нашли фотографий тюменских ямщиков.

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2024 (41)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Январь 2024 (37)
Декабрь 2023 (29)
Календарь
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.