Топ-100

Положение бухарцев в Сибири

Опубликовал: zampolit, 11-12-2016, 16:08, Путешествие в историю, 1 680, 0

Развитие экономических и политических связей между Россией и Средней Азией позволило обеим странам лучше узнать друг друга. Россия была известна в Средней Азии как мощное централизованное государство, надежно обеспечивающее безопасность своих подданных.

Это привело к возникновению русской ориентации среди определенных кругов феодальной верхушки и купечества Средней Азии. Еще в 1598 г. в Москве был хивинский царевич Мухаммад Кули, который даже принимал участие в походе царя Бориса Годунова против татар. В 1622 г. в Москву приехал хивинский царевич Афган, просивший русского царя Михаила Федоровича оказать ему военную помощь, чтобы отнять хивинский престол у своих братьев. За это царевич Афган обещал быть со всеми владениями Хивы в подданстве России.

Подобные явления имели место и в следующем столетии. В 1700 г. оппозиционная группа феодальной верхушки Хорезма обратилась к Петру I с просьбой о принятии Хивинского ханства в российское подданство. Петр I в 1703 г. официальным указом утвердил подданство Хивы, но в действительности оно не было осуществлено.

В первой половине XVIII в. из отдельных областей Средней Азии и Восточного Туркестана, находившихся под игом кочевников-калмыков, было отправлено послание русскому правительству, в котором говорилось: «Калмыки у нас жен и детей насильствовали и много обиды сделали... Бухарцы готовы быть в подданстве Его Императорского Величества». В письме содержалось обещание выделить из рядов своих 80 тыс. человек в помощь России в случае ее войны с калмыками.

По сообщению русских людей, бывших в Ташкенте и Туркестане в 1739 г., население их хотело присоединиться к России, чтобы избавиться от нападений и притеснений калмыков. Об этом также сообщал русский переводчик, посетивший Ташкент в 1745 г.

Проявление русской ориентации выражалось и в переселении бухарцев в Западную Сибирь и другие окраинные места России. Первоначальные поселения бухарцев относятся еще к временам Сибирского ханства в период правления Кучум-хана. Большинство бухарцев из духовенства, военных лиц и купцов после ликвидации ханства вернулись на родину.

Касаясь этого вопроса, Г.Ф. Миллер писал, что «приезд с Кучумом и Ахмет Гиреем многих бухарцев, как надо думать, положил начало поселению в Сибири этого народа. Но от этих первых пришельцев осталось очень мало потомков. Большинство бухарцев, живущих в городах Тобольске, Таре, Тюмени и Томске, рассказывают, что их предки перебрались в Сибирь много позднее, только в русское время».

Инициаторами поселения были представители торгово-ремесленных кругов. В 1788 г. ташкентец С. Мухамедов, а в 1791 г. наманганец Т. Маметниязов и кокандец Б. Ниязов в своих заявлениях русскому правительству просили разрешение принять их в русское подданство и поселиться в Сибири, так как в России они увидели благоприятные условия для жизни и торговли.

В Сибирь переселялись не только торговцы, но и представители других сословий. По утверждению Иоганна Готлиба Георги, в деревнях Сибири и других местностях России селились большей частью такие бухарцы, которым «удалось избавиться от киргизского рабства побегом в Россию».

В первой половине XVIII в. крупные бухарские купцы, обосновавшись в Сибири, во время поездки к калмыкам, выкупали пленных бухарцев. Русская администрация приветствовала подобные действия бухарских купцов. Во время своих поездок в Среднюю Азию они «прославляли Россию» и тем самым привлекали бухарцев к поселению на территории Западной Сибири.

Расселение бухарцев происходило малыми и большими группами. Группа бухарцев в 1645 г. писала царю Михаилу Федоровичу: «В прошлых, государь, годех, при прежних государях и при твоей великоцарской державе выехали мы, сироты твои,, з женишками и з детишками из Бухарской земли на твое царское имя в Сибирь, в Тобольск, оставляя в Бухарской земле род свой и племя».

Интересно и другое заявление бухарцев, обосновавшихся в Таре, о том, что «прадеды и деды их были природные бухарцы и жительствовали в Бухарин, а в 1709 г. прадеды их вышли в числе 41 души в Россию, поселены были по повелению государя царя Петра Алексеевича в Сибири на Таре...» в деревне Сабельковской, где они и занимались земледелием.

Человек, желающий принять подданство, должен был подать заявление на имя русского императора. Так, в 1788 г. ташкентец Султанходжа Мухамедов излагал свое заявление следующим образом: «Всепресветлейшая державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая, просит ташкенец Султан Мухаметов, о чем прошение тому следуют пункты: 1-е Сего 1788 году приехал я, нижайший, из города Ташкени, в Россию для торгу и будучи здесь в крепости святого Петра усмотрел дарованные Вашего Императорского Величества пришедшим во всероссийское подданство бухарцам и ташкенцам выгоды в заведении беспрепятственного домостроительства, отвод сенных покосов и лесных угодьев и свободную торговлю, почему и я принял твердое и непоколебимое намерение быть во всероссийском Вашего Императорского величества подданстве к жительство иметь в крепости святого Петра обще з живущим во оной свойственником моим ташкенцом Ниясом Мухаметом, пришедшим в Российское подданство на таких же точно преимуществах и выгодах, каковыми и прочие пришедшие в русское подданство иноверцы пользуются, почему всеподданнейше испрашиваю дабы высочайшим Вашего Императорского величества указом повелено было сие мое прошение принять и меня именованного по самоохотному и ревностному моему желанию во всероссийское подданство высочайше указать принять, и на жительство определить к вышеписанному свойственнику моему ташкентцу Ниясу Мухамету в крепость святого Петра...».

Подобное прошение представил также и наманганец Т. Ниязов, пожелавший поселиться в Петропавловске.
Хотя в рассматриваемое время бухарцы и ташкентцы в основном начали селиться на Сибирской линии, они продолжали селиться и в Тобольске. Каждый бухарец-ташкентец в своем прошении приводил место своего рождения и те мотивы, которые побудили его принять подданство русского государства, что свидетельствует о существовании узаконенного порядка составления документа о подданстве.

При приеме бухарцев и ташкентцев в подданство от них требовалась письменная присяга в преданности русскому государству. Русский текст переводился на узбекский язык, и бухарцы приводились к присяге под наблюдением представителей местной власти и в присутствии муллы, который в данном случае считался ответственным лицом за правильное проведение ритуала.

Переселение бухарцев и ташкентцев в Сибирь проходило в течение XVII - первой половины XIX в. большими и малыми группами или одиночками. Они оседали в основном в Тобольске, Таре, Тюмени, Томске, Семипалатинске, Петропавловске и Усть-Каменогорске. Да и в других местах Сибири можно было встретить поседения бухарцев и ташкентцев. Между редутом Черным и форпостом Лебяжьим, близ реки Иртыш образовалась Ташкентская слободка. Русское государство принимало все меры, чтобы привлечь бухарцев на постоянное жительство в Сибирь.

В конце XVI в. бухарским купцам была представлена беспошлинная торговля; этот порядок потом был отменен, но пошлины, получаемые от среднеазиатских товаров, были незначительными. Русское правительство приказывало сибирским воеводам бухарцев принимать с почетом и всячески привлекать их в Сибирь. Русское правительство приняло и другое важное решение, позволяющее бухарцам свободно ездить из Сибири в Казань, а также в Астрахань, Архангельск и другие поморские города России.

В 1686 г. русское правительство, которое в своем наказе, адресованном местным властям (Сибири, Казани, Астрахани, поморских городов, Соликамска, Холмогор и Архангельска), предлагало бухарцам-купцам создавать все необходимые условия в целях поощрения их торговой деятельности.

В течение всего XVII в. бухарцы находились в привилегированном положении среди населения Сибири. Правительство в 1698 г. отмечало, что бухарцы «живут многие годы на льготе и землями владеют, и промыслами всякими промышляют, и в вере их бусурманской (мусульманской.— X. 3.) им свобода, и утеснения и обид им никаких нет, и русские всяких чинов служилые люди службы служат и посадские сверх службы оброк платят, а татары служилые на службу ходят с русскими людьми вместе; и того в самых их бусурманских странах не повелось, чтобы жить пришлому иноземцу такою свободою без дани, и землями владеть и торговать свободно, чего и русским природным Его Величества Государя людям такой свободы и легкости не бывает».

Льготы, данные бухарцам русским правительством, сыграли важную роль в образовании поселений среднеазиатских выходцев в Сибири. Они привлекали в Сибирь не только представителей торгово-ремесленных кругов, но и других сословий. Один из представителей администрации объяснял увеличение числа бухарцев, занимающихся земледелием тем, что они «прослышали великого государя к себе милость и, покинув в своей земле своего житья, пришли жить в Тобольск, на Тару, на Тюмень многие из народу люди».

Лишь с начала XVIII в. правительство сочло нужным ограничить права бухарцев и ташкентцев. Сибирским воеводам (1701 г.) выдается грамота, по которой с бухарцев велено брать оброк по пяти алтын (15 коп.) в год с одной десятины, засеянной ржаным хлебом, и по десяти алтын с десятины хлеба. Размер подати, которую должен был внести бухарец, был значительно меньше взимаемых с других землевладельцев (средний денежный оброк для русского крестьянина составлял примерно 9—10 алтын с одной десятины земли).

Указом 1701 г. остальные привилегии за бухарцами полностью сохранялись: «Бухарцам в Тобольске и в других городах жить, кормиться пашенными, купленными и закладными землями и сенными покосами и за произвольный их выезд с посадскими людьми тягла не платить и никакими службами их не утеснять, чтобы к выезду в подданстве впредь другим показали охоту».

В 1705 г. отменяются различные мелкие сборы с бухарцев. По некоторым данным, новым поселенцам оказывалась и единовременная помощь. Большой группе бухарцев при поселении в 1709 г. в Тару дано «жалованье по 20 рублей каждому, хлеба и соли по указам». В 1724 г. Петр I освобождает бухарцев от рекрутской службы «для их иноземчества и за доброхотный въезд в подданство». В Указе 1725 г. отмечалось, что бухарцев, записанных в подушный оклад при ревизии в 1723 г., «из оного выключить и взысканные с них подушные деньги возвратить и впредь их в подушный оклад не класть».

Указ 1741 г. разрешал бухарцам свободный выезд во все города России. Он состоял из четырех больших пунктов, в которых отмечалось, что во все губернии, города, уезды их пропускать тотчас без задержанья. Местным властям бухарцев «к себе приходить не принуждать, под опасением суда и тяжкого истязания».

Следовательно, бухарцам были предоставлены весьма благоприятные условия для развития их деятельности не только в Сибири, но и в других местах России. Русское правительство, предоставляя им свободный выезд во все города страны, имело в виду усиление торговых связей Сибири и Средней Азии с другими местностями России.

Следует указать, что привилегированное положение бухарцев и ташкентцев иногда вызывало протест со стороны органов власти. Так, сенат по представлении правительственной комиссии сообщал в своем докладе русскому императору о том, что «бухарцы за дачею им по прежним указам льготы, живут многие годы без всякого в казну платежа, праздно; а некоторые, хотя по старым грамотам и обложены, промыслы по купечеству имеют довольные, и потому уповательно могли б они в казну оброку прибавить...».

Хотя русский император на этом докладе начертал резолюцию «быть по сему», впоследствии она была- отменена. В 1769 г. сибирский губернатор получил указание о том, чтобы бухарцам и ташкентцам, поселившимся в Сибири, быть «по прежнему на таком, основании, как в обоих грамотах нашего деда Петра Великого гласит».

Каждому переселившемуся отводилось пятнадцать десятин на душу казенной земли на избранном им участке, кроме этого, выдавалась ссуда из государственной казны. Когда же селение ташкентцев будет построено, то для дальнейшего привлечения переселенцев предписывалось «построить для них мечеть по тому плану и фасаду, который ее величеством отобран для построения мечети на линии для киргиз-казахов, на что и сумма потребная по исчислению в свое время ассигнована будет».

Ссылаясь на это, можно утверждать, что в числе «разных просьб» ташкентцев были и ходатайства о создании условий для поселения их на Сибирской линии, что сочувственно встречалось правительством. Правительство даже приняло решение об ассигновании известной ссуды для постройки мечети.

В 1785 г. Тобольский городской магистрат пытался принудить выходцев из Средней Азии объявлять свой капитал и в торговле уравнять их с остальными лицами, находящимися под ведомством магистрата. Это вызвало протест со стороны переселенцев, которые обратились к правительству с соответствующим прошением.

Императрица Екатерина II не только подтвердила их привилегии, но и предоставила указом 1787 г. им новые льготы. Бухарцам и ташкентцам разрешено было образовать свои местные управления и суды, благодаря чему в Западной Сибири впоследствии возникли бухарские волости.

В конце XVIII в. им была предоставлена и другая, не менее важная, привилегия. Тобольское наместническое управление, рассмотрев прошение ташкентцев, обосновавшихся на Сибирской линии в Петропавловске, отмечало: «Ташкентцы думают, что слыша их родственники спокойствие, тако же и других стран люди хотя и прибудут, надумно, что прибытие и вход в подданство желающих переселиться потому, что напред всего в Российской империи против россиян в доме их постою оставлено не было...».

Удовлетворив просьбу бухарцев и ташкентцев, управление в своем решении указывало, что поскольку прежними привилегиями «от тягла и служб избавлены, а постой же есть тягость, налагаемая в городе на мещан, а в уездах на поселян, то бухарцы и ташкентцы от того постоя освобождаются». При этом были удовлетворены и другие просьбы бухарцев и ташкентцев Сибирской линии насчет «собрания ревизской сказки о них через тобольского бухарского старшину Д. Шихова и предоставление разбора дела между собою по своим обычаям».

В 1800 г. Тобольское губернское правление, отвергая попытки отдельных представителей местной власти, направленные на ограничение привилегий среднеазиатских выходцев, указывало, чтоб их «ни к содержанию по станциям почтовых лошадей, ни к поставке на воинские команды дров не употреблять». При этом указывалось на оставление бухарцев и ташкентцев в прежних привилегиях. В том же году по указу правительствующего сената бухарцы и ташкентцы были освобождены от оплаты 26-копеечного сбора.

С начала XIX в. попытки ограничить или ликвидировать права и привилегии среднеазиатских выходцев со стороны отдельных представителей властей и торговых кругов усиливаются. В результате в 1806 г. бухарцы и ташкентцы были обложены сбором на каждую душу по 18 коп. на содержание присутственных мест. К тому же с них потребовали «содержания постоя, построения сельских и запасных магазинов и взноса в оные хлеба, а также сбора положенного комитетом об уравнении по губернии повинностей на содержание дорог».

Правительствующий сенат на просьбу Сибирского генерал-губернатора ответил, что бухарцы и ташкентцы с давних времен пользуются привилегиями и поэтому их нельзя: облагать повинностями. В 1817 г. было отвергнуто представление томского гражданского губернатора.

В 1822 г. в связи с обнародованием устава об управлении инородцев в Сибири вновь был поднят вопрос об уравнении прав и привилегий выходцев из Средней Азии с русским населением края, и они были обложены повинностями, а купцы записаны в местные гильдии купцов. Однако в 1824 г., по указу правительства, бухарцы и ташкентцы были оставлены на прежнем положении до особого решения.

Совету Главного управления Западной Сибири было поручено составить положение о торговле бухарцев и ташкентцев, «пригласив для объяснения торговых польз и связей членов российского купечества и депутатов от бухарцев». В следующем же году по решению министра финансов льготы переселенцам были оставлены и возвращены из казны гильдейские проценты и мещанские подати.

Местная администрация и русское купечество, интересы которого были ущемлены, продолжали обращаться в центральные правительственные учреждения. Генерал-губернатор Западной Сибири отменил в 1825 г. привилегии бухарцев. Они могли торговать только в том городе, где проживают и должны были записываться в гильдии.

Бухарские купцы, решительно выступая против ограничения своих прав, обращались с жалобами в разные инстанции, вплоть до русского императора.

Бухарцы и ташкентцы довольно убедительно излагали заслуги как своих предков, так и свои собственные в развитии связей России с соседними странами, в том числе со Средней Азией, а также в выполнении ими важных поручений правительства. Особый упор они делали на свою роль в развитии торговых отношений России с азиатскими странами.

К своим заявлениям бухарцы и ташкентцы прилагали копии грамот и указов правительства, предоставляющих им привилегии, и просили подтвердить их.

Русское купечество обращаясь к правительству, требовало отмены торговых привилегий для бухарцев. При этом отмечалось, что они имели право свободно торговать только азиатскими товарами, а в торговле другими товарами преимущества им не были представлены, «но бухарцы, воспользовавшись представленными им правом на торговлю их товарами, начали въезжать внутрь России и под предлогом сего права присвоили себе торг не только азиатскими и российскими но и иностранными товарами, провозя оные за границу через разные таможни, в подрыв российскому купечеству».

Существовали 3 купеческие гильдии: купцу первой гильдии позволена была торговля внутренняя и заграничная, купцу второй гильдии только торговля внутренняя, а купцу третьей гильдии — торговля по городу и уезду, где он записан. Бухарцы же «позволили себе право всех трех гильдий, даже торговлю мещан и посадских захватили в свои руки и не только сами лично начали производить оную повсеместно, но еще употреблять приказчиков и комиссионеров, подставляя имена свои и не имеющим права на торговлю».

Надо отдать справедливость русскому купечеству - оно небезосновательно предъявляло свои претензии. В то время, в особенности в XVII в., когда правительство всячески поощряло деятельность бухарцев, Сибирь была еще экономически слабо связана с внутренними районами России. Со временем обстоятельства изменились. Экономические связи Сибири с внутренней Россией и ее внешняя торговля укрепились. Русское купечество, развернув свою деятельность, вступило в конкуренцию с бухарцами.

Конкуренция особенно усилилась с начала XIX в. Русское купечество писало, что «если они (бухарцы.— X.3.) будут и впредь оставаться при произведении торговли без всякого ограничения, то купечество, особенно сибирское при малозначительности здесь торговых сношений, должно будет чувствовать от бухарцев великий подрыв в торговле; ибо первое, по званию своему, несет все государственные и общественные повинности, последние, напротив, не платят ничего, а пользуются всеми правами, одному купечеству предоставленными».

Правительство, ограничившись указанием разобрать вопрос в соответствующих организациях, в целом не торопилось принять решение, отменяющее права и привилегии бухарцев и ташкентцев.

Только в 1835 г. Государственный Совет принял постановление, утвержденное императором.

В постановлении говорилось: «1. Бухарцам и ташкенцам российским подданным ныне в Западной Сибири исключительно одною торговлею занимающимся, предоставляется по силе грамоты 7195 (1687 г. — X.3.) право без платежа гильдейских пошлин торговать: а) товарами из Бухарин, Ташкении и прочих азиатских мест привозными и составляющими туземные произведения, только по азиатской границе и в том городе, где они по 7-ой ревизии числятся;
б) российскими же и вообще европейскими товарами токмо вне пределов Российской империи.

2. Затем, производство во всякой купеческой торговле, как азиатскими, так и российскими и европейскими товарами, дозволяется бухарцам и ташкенцам, российским подданным, не иначе как на общем обосновании, т. е. со взятием торговых свидетельств и с платежом гильдейских повинностей, наравне с прочими российскими купцами Западной Сибири.

3. С бухарцев и ташкенцев, занимавшихся земледелием, для уравнения их с прочими оседлыми инородцами в Сибири, взимать впредь подымную плату, по 10 р. с каждого дыма, независимо как от платежа денежным и исправления натуральных земских повинностей, так и от взноса поземельного оброка, платимого ныне за пользование отведенной им казенною землею, и от которого изъемляются однако же те из них, кои производят земледелие на собственных своих законно приобретенных ими землях.

4. Все сии правила привести в исполнение с 1-го января 1835 г.».

6 апреля 1835 г. в объяснение и дополнение к указанному постановлению был издан императорский указ, в котором предписывалось, что бухарцев-ташкентцев, наделенных казенною землею, подвергнуть платежу оброчной подати наравне со всеми прочими оседлыми инородцами Западной Сибири. При этом решено было оброчную подать, а также и денежные земские сборы взимать не с душ, а с дымов, предполагая в каждом дыме круглым числом по три души.

Таким образом, права бухарцев и ташкентцев были значительно ограничены, но они сохранили еще за собой некоторые привилегии: освобождение от воинской повинности, мелких сборов и общественных работ. Бухарские и ташкентские купцы имели право торговать азиатскими товарами без оплаты гильдейских повинностей. Однако и в дальнейшем не прекратились попытки ликвидации привилегий бухарцев и ташкентцев, которые, хотя и облагались некоторыми видами повинностей, в целом сохраняли свое более или менее привилегированное положение среди населения Западной Сибири.

Источник: X. 3ияев, «Узбеки в Сибири» (XVII —XIX вв.). Издательство «ФАН» Узбекской ССР, Ташкент - 1968скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (18)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.