Александровский район в годы Гражданской войны

Опубликовал: zampolit, 15-02-2017, 07:52, Путешествие в историю, 583, 0
Александровский район в годы Гражданской войны

Вести о Февральской революции дошли до Александровской волости через прибывших с фронта отпускных солдат. Загорелись старые надежды на раздел помещичьих земель, что нашло свое отражение в усиленном интересе крестьян к вопросам Учредительного собрания. На учредиловку возлагали большие надежды. Этому способствовала энергичная деятельность организованной при волости ячейки эсеров.

Старый волостной писарь П. М. Костенко примкнул к эсерам и, пользуясь авторитетом всезнающего человека, повел за собой революционно-настроенное крестьянство. Из уезда прибыли два видных эсера, снискавших особое расположение крестьян посулами скорого раздела земель.

О Совете в то время (май—июнь 1917 года) не было еще и речи. Волостное правление преобразовалось в волостное земство со всеми старыми служащими во главе. Ушел только урядник, добровольно сложивший свои полномочия.

Время шло. Крестьянство уже не довольствовалось посулами и стало наступать на эсеров, предъявляя требования о практическом проведении их обещаний в жизнь. В это время появился крестьянин села Александровки Иван Куренный (впоследствии с 1919 года, член КП(б)У) солдат старой армии, до войны служивший при волости писарем.

Иван Куренный, собрал вокруг себя солдат-фронтовиков, сразу же потребовал контроля над хозяйством крупных земельных собственников. В ячейке эсеров наметился раскол вследствие возникших по этому поводу серьезных разногласий. Костенко и державшаяся за него группа кулаков (Смищенко Илья и другие) повели войну против группы солдат –фронтовиков.

Выборы в Учредительное собрание проходили в исключительно страстной обстановке споров и агитации: ячейка эсеров разослала своих агитаторов по деревням; проходя по крестьянским дворам и пользуясь массовой неграмотностью, они указывали крестьянам, какой именно номер надо отрезать от избирательного бюллетеня. В результате за эсеров проголосовало подавляющее большинство. Большевики получили 5 голосов, кадеты 2 голоса. За кадетов, по словам селян, голосовали поп и урядник.

Осенью 1917 года Костенко вынужден был уехать из волости, вследствие явного неподчинения ему членов эсеровской ячейки. События к этому времени резко изменились. Руководство переходит к группе Ивана Куренного. Ячейка становится лево-эсеровской, и в октябре 1917 года создается первый совет крестьянских и солдатских депутатов. Председателем совета становится Куренный.

Советом была начата работа, пришедшаяся по вкусу крестьянам: был проведен учет крупных помещичьих хозяйств; по имениям были установлены контролеры в большинстве из членов совета, которые жили в имениях в целях охраны взятого на учет имущества. Контролеры вызвали особенную ненависть крупных землевладельцев; крестьяне, исполнявшие в свое время обязанности контролеров, при сменах властей подвергались исключительным гонениям со стороны белых.

Другой работой Совета был передел земель. Первыми были отрезаны земли кулаков села Воробьевки. Вслед за этим началась передача помещичьего хлеба селянам, но за этой работой застали совет наступающие соединенные силы петлюровцев и немцев.

Совет эвакуировался в РСФСР 5 апреля 1918 года. 20 апреля 1918 года в Александровской волости происходил съезд крупных земельных собственников. Помещики и кулаки ликовали. Руководил съездом белогвардеец Константин Романов (сын местного дьякона, собственник, имевший 30 десятин земли). На съезде имели право присутствовать, без каких бы то ни было выборов только владельцы не ниже 25 десятин земли.

Некоторые реакционно настроенные середняки, имевшие менее 25 десятин, закупали землю для того, чтобы только получить право решать близкие их интересам вопросы. Подчеркнуто классовый характер съезда вызвал тревогу и ненависть беднейшего крестьянства.

Сохранилось в памяти крестьянства и характерное выступление на съезде некоего Воронова, который, испугавшись навязываемой ему съездом роли члена волостной земской управы, заявил: «Отказываюсь от почетной должности, господа собственники, не потому, что не хочу, а потому, что революция не закончена. И кто знает, что предстоит нам пережить».

Победа буржуазии и помещиков была настолько непрочной, что даже отдельные представители их сомневались в своих силах. Как бы то ни было, но со времени съезда организация крупных собственников стала быстро крепнуть. Это выразилось в лихорадочном и массовом вооружении. Хутора ощетинились новыми винтовками. По колониям появились пулеметы. Вся эта военная мощь собственников возглавлялась избранной съездом волостной земской управой и ее председателем — Константином Романовым.

В первые дни гетманщины крестьянство затихло и притаилось. Новоиспеченная волостная управа занялась выискиванием большевистски настроенных солдат, крестьян и оставшихся красногвардейцев. Последних было три на всю волость: Порфирий Трейдуб, Макар Щербаков и Егор Касенкин. Два первых состояли в краматорском заводском отряде и, приехав в отпуск, были отрезаны фронтом. Касенкин принадлежал к петроградскому отряду Красной гвардии и был участником июльских и октябрьских событий в Питере.

Первыми были арестованы контролеры экономий и солдаты Михаил Лавров, Михаил Рашевский и другие, к которым была применена порка. После первых арестов и порки началось немедленное возвращение помещичьих земель и имущества, но в виду того, что земля была засеяна, стали собирать «скипщину» - каждую третью копну сжатого хлеба отбирать в свою пользу. Это, наконец, заставило селян взяться за организацию партизанских отрядов.

К концу мая 1918 года волна реакции достигла невероятных размеров. Помещики и кулаки, дорвавшись до власти, вымещали свою злобу на крестьянах, подвергая их всяческим издевательствам, порке и т. п. Тут-то и показал себя Константин Романов, обнаруживший организационные таланты по части сплочения белых. К этому времени относится послание Романова в изюмское земское управление, в котором он, характеризуя политическое состояние волости, верно указал на намечающуюся организацию революционно-настроенных крестьян. Романов требовал немедленного ареста и ссылки следующих семейств и лиц: Трейдубов — Емельяна, Порфирия и Николая, Седенковых, братьев Лавровых, Пономаревых, Изотовых и других.

Около 70 политических врагов насчитал Романов и за политическое состояние волости не ручался, если названные им селяне останутся. Однако массовая высылка не состоялась, а вместо этого поползли по волости грозные слухи о партизанах.
Вначале прошел слух о Махно, скоро оказался действительностью: 20 июля 1918 года отряд партизан остановился в горах за хутором Ивановка. В отряде были местные крестьяне: Моисей Милюков и братья Изотовы— Емельян и Константин.

Партизаны, одетые в форму гайдамаков, окружили имение Энгеля. Последний был в это время в степи и отсчитывал «скипщину» на захваченных крестьянских землях. Партизаны подождали приезда помещика и уничтожили все его семейство вместе с гайдамацкой охраной. Раненый Энгель лишь случайно уцелел. Партизаны на захваченных лошадях направились в село Никольское.

Любопытную сцену проезда партизан - махновцев через это село рассказал председатель сельсовета Гордиенко: «Я стоял в это время около сборни (хата для сходок). У нас происходила бурная и многолюдная сходка. Все село, около тысячи крестьян и крестьянок, высыпало до сборни. В самой сборне заседал урядник по вопросу об оплате захваченных помещичьих земель (крестьяне отказались платить). Урядник выделялся решительным характером действий и за короткое время успел прославиться избиением селян. Так вот спорим, судим. Уряд-ник орет... В это время мимо нас проехали в тачанках люди, которые, завернув на другую, улицу, остановились и спросили о причинах схода. Когда узнали, что тут урядник и что он делает, немедленно повернули до сборни. Где урядник? - спросил выскочивший Емельян Изотов. В сборне, - дружно ответил сход. И вот Изотов перед урядником. Ваши документы! - двинулся урядник. Вот документы! - выхватывая наган, крикнул Изотов, и урядник свалился убитый наповал. Мужики ликовали. Партизан проводили криками радости и одобрения: Спасибо, товарищи!»

В это же время шла организация партизанских сил в деревне Беззаботовке. Тут организовалась группа: Егор Касенкин, Лавровы — Тихон и Михаил, Кольцовы и др. Наладилась связь с Дружковкой; в перспективе была возможность получения оружия. Собрания происходили в садах Беззаботовки в обстановке исключительно сложной.

Но все планы были сорваны террором, последовавшим в ответ на выступление партизан—махновцев. Начались массовые аресты и наезды карательных отрядов. Запылали деревни Ивановка и Никольское. Дома партизан были снесены и усадьбы вспаханы. Около 150 крестьян были захвачены и направлены для порки в имение Энгеля. Это было в августе 1918 г., когда уже были расстреляны Егор Касенкин, Захар Чумаченко и арестован ряд других товарищей из беззаботовской группы.

Жесточайшей порке целыми семействами и заключению в тюрьму подверглись Трейдубовы, Изотовы и другие. Из села Александровки Д. Рашевский, братья Седенковы и Пономаренковы после пыток были сосланы в Брест-Литовск. Первое партизанское выступление закончилось полным разгромом.

Террор по отношению к селянам был завершен и огромными контрибуциями. Многие, продав хлеб для уплаты контрибуции, жили исключительно надеждой на переворот, ожидая скорого прихода большевиков. В сентябре 1918 года вновь пошли упорные слухи о наступлении красных.

После убийства урядника Романов порядочно трусил, так как участились случаи убийств помещиков и кулаков. Среди них был и некий Лиссовой, убийство которого было совершено уголовным элементом, но Романов, по трусости, все валил на вездесущих большевиков.

С целью защиты кулаков и помещиков Романов начал организовывать отряды из собственников, но это ему не удалось, так как последние боялись идти в них. Тогда Романов издал приказ об учреждении на селах и хуторах «самоохраны». Охрана скоро самоликвидировалась.

Крестьяне чувствовали приближение конца гетманщины; по дерезням было скрытое ликование. В октябре ожило село Александровка. В село прибыли возвращенные из Брест-Литовска перепоротые крестьяне, сразу же твердо взявшие курс на ликвидацию гетманщины. Заметался и Романов в поисках спасения и вновь назначил съезд собственников.

Съезд состоялся 7 — 9 ноября 1918 года. Невеселый был этот съезд. Романов подытоживал грехи крупных собственников и бил на их чувства. Некоторые члены съезда явились пьяными, перепившись вновь выпущенной в продажу николаевской водкой. Это обстоятельство использовала группа партизан: Егор Скабелка, Лукьян Скабелка и Дудин. Явившись к кооперативу, где происходил съезд, они захватили пьяного кулака Алексея Вечирко, который лежал в тачанке вместе с находившимся принем оружием. Партизаны заставили Вечирку поехать на его хутора, где было добыто несколько винтовок, послуживших для вооружения одной из частей партизанского отряда.

Глубокой ночью партизаны во главе со Скабелкой арестовали Романова и объявили в волости Советскую власть. Эта власть вначале опиралась на десяток плохо вооруженных партизан, но за спиной имела тысячи истомившихся под гнетом гетмана селян.

Брест-литовские ссыльные в это время тоже не дремали. Пять из них отправились в Криворожье, где уже был штаб махновца Подопригоры. Там им не доверились, но для организации отряда дали одного из махновцев, некоего Ковбасу, который на утро после переворота явился в Александровскую волость в сопровождении пяти безоружных партизан.

В этот день произошло недоразумение, едва не стоившее Ковбасе жизни. Ковбаса объявил себя от имени Махно начальником партизанского отряда и по просьбе кулаков выпустил арестованного Романова, который немедленно скрылся. Скабелка и другие партизаны, явившись на другое утро в волость, к ужасу своему не обнаружили Романова.

Произошла грозная встреча Скабелки и Ковбасы. Они не договорились. Тогда инициативу примирения взял на себя Петр Изотов. Вторая встреча произошла на огороде Изотова, где условились на первых порах о совместных действиях. В результате через несколько дней отряд вырос до 50 партизан. Встал вопрос о руководстве отрядом и начальниках. Ковбасе не доверяли по молодости (ему было только 17 лет) и особенно «благодаря» освобождению им Романова.

Заговорили о необходимости предать Ковбасу суду, который и состоялся 25 ноября. Большинством было вынесено такое решение: Ковбасу отпустить из отряда, начальником отряда назначить Егора Скабелку; начальником кавалерии - его брата Лукьяна, адъютантом — Остапа Седенко, секретарем — Сергея Кота.

Изгнанный Ковбаса, вместе с тремя оставшимися ему верными партизанами, захватил мельницу (6 верст от Александровки), где, не признавая никакой власти, занялся помолом зерна.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Сентябрь 2019 (26)
Август 2019 (50)
Июль 2019 (72)
Июнь 2019 (34)
Май 2019 (50)
Апрель 2019 (127)
Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.