Топ-100

Головные уборы Сибирских татар

Опубликовал: lomsecret, 14-06-2017, 17:28, Путешествие в историю, 9 756, 0

Начнем с мужских головных уборов. В конце XIX – первой трети XX вв. у сибирских татар были распространены тюбетейки 3 видов, общей чертой которых было выкраивание тульи и верха отдельно, причем во всех случаях тулья представляла собой достаточно узкий и длинный прямоугольник, цельный или составленный из 2–3 деталей, или же имела форму низкой трапеции, сшивавшихся узкими сторонами.

Разница состояла в способах сшивания верха головного убора: 1) верх составлялся из различного количества (чаще всего 4) клиньев и имел форму невысокой пирамиды; 2) верх выкраивался в виде круга с вырезанным сектором и после сшивания приобретал форму невысокого конуса; 3) верх представлял собой круг и, в этом случае, тюбетейка имела вид усеченного конуса. Также общей чертой было наличие подкладки и, в той или иной степени, жесткой прокладки. Если собственно тюбетейка шилась, по возможности, из дорогих тканей – традиционно это были плюш, бархат, позднее вельвет, то подкладка выполнялась из простых хлопчатобумажных тканей (ситец, сатин, бязь, коленкор и пр.) практически любых цветов и рисунков, иногда совершенно не сочетавшихся с материалом верха. Цвета тюбетеек были преимущественно следующие: черный, коричневый, синий, зеленый, бордо, фиолетовый (последние 4 – темных, приглушенных оттенков).

В качестве жесткой прокладки использовалась бумага, картон, плотная хлопчатобумажная ткань, тонкий войлок (кошма). Дополнительное формообразование могло достигаться частой отстрочкой. Шили тюбетейки в зависимости от возможностей, на швейной машине или руках строчевым швом, чаще всего, черными хлопчатобумажными нитками. Последовательность операций при шитье была такова: после раскроя и, при необходимости, сшивания основных деталей из отдельных фрагментов, верх (макушка) соединялся с тульей по окружности, причем задний шов оставался несшитым.

После окончательной примерки этот шов также сшивался. Отметим, что подкладка подводилась не полностью под готовый головной убор, а отдельно соединялась с деталями верха (макушки) и тульи, если нужно, простегивалась, а после выполнения шва, соединяющего верх и тулью, детали подкладки подворачивались и соединялись ручным швом «через край». Если тюбетейки украшались вышивкой, в т.ч. и бисером, нашитыми монетами и бляхами, то это выполнялось перед соединением верха с подкладкой и жесткой прокладкой. Простегивание же осуществлялось после того, как изготовление тюбетейки было, в основном, завершено, но детали подкладки не соединены.

В качестве примера тюбетейки первого вида (с верхом из отдельных клиньев) можно привести тюбетейки среднеазиатского происхождения из черного сатина с вышивкой белыми нитками мотива бодом («миндаль»), калампур («перец») или «огурец» на каждом из 4 клиньев верха и мотива мехроб («арка») на тулье. Такого рода тюбетейки сами сибирские татары называли «узбекскими», каковыми они по сути и являются, они довольно широко распространены у всех групп тоболо-иртышских татар, что, безусловно, связано с развитием как торговых отношений в регионе, так и с тем, что это был мусульманский головной убор, хотя и «нетатарский». В литературе такие тюбетейки принято определять как ферганские, или чустские.

Как пример тюбетейки второго вида упомянем аракчин из вельвета светлокоричневого цвета на подкладке из хлопчатобумажной ткани коричневого цвета. Этот аракчин хранится в фондах МАЭ ОмГУ (№15–39), куда привезен в 1976 г. из д. Утузы Тевризского района Омской области (даритель – А. Чамалетдинов). Тулья этого аракчина для жесткости проложена картоном, верх выкроен в виде круга с вырезанным сектором, а весь головной убор украшен вышивкой тамбурным швом хлопчатобумажными нитками бежевого, бордо, голубого и зеленого цветов. Орнамент вышивки стилизованный, растительный, в виде розетки, окруженной завитками и волнистыми линиями.

Тюбетейки последнего 3-го вида по степени распространенности в значительной степени превосходят тюбетейки 1-го и 2-го видов. Более того, можно достаточно уверенно сказать, что количественно 3-й вид тюбетеек просто перекрывает первые два.

В готовом виде чаще всего приобретались тюбетейки среднеазиатские, а также бархатные головные уборы с золотым шитьем, привезенные из Поволжья или изготовленные в Сибири по тем же образцам – по способу раскроя мы относим их к 3-му виду тюбетеек (в виде невысокого усеченного конуса).

Зимние мужские головные уборы сибирских татар зафиксированы в основном двух типов: 1) круглые «татарские» шапки и 2) шапки-ушанки «как у русских». Первый тип зимней шапки известен нам в большинстве своем под названием токья или такья, такое название информаторы считают «сибирским». В то же время встречается и термин бурек (пурек), но он четко выделяется как «казанский». Собственно, два этих термина существуют практически равноправно и вполне естественным считается такое определение: «шапка – токья по-сибирски, или бурек – так по-казански». Кроме того, такая шапка могла называться и шэпкэ (т.е. просто «шапка»), причем в этом случае название также считалось «сибирским».

Раскраиваться шапки 1-го типа могли, по меньшей мере, двумя способами, но внешне они выглядели совершенно одинаково – остроконечные с меховой оторочкой (кырбулла такья – «шапка с краями»). Шапка состояла из тульи и околыша (отворота). Тулья в первом варианте (и он был наиболее распространенным) выкраивалась из 4 треугольных клиньев и имела в сшитом виде вид невысокой четырехугольной пирамиды. Именно таким образом выкроена шапка шэпкэ, хранящаяся в МАЭ ОмГУ (№45–55), привезенная из д. Еланские Вагайского района Тюменской области. Шапка эта выполнена из черного бархата на сатиновом подкладе с утепляющей прокладкой из ваты. Бархатный верх и сатиновый подклад выкроены одинаково – из 4 треугольных клиньев высотой 15 см. Оторочка выполнена из полоски меха колонка шириной 6 см. Эта оторочка пришита вручную, а остальные швы шапки выполнены на швейной машине.

Второй тип зимних головных уборов – шапки-ушанки, получил распространение лишь с первого десятилетия ХХ в., но эти головные уборы относительно быстро «прижились» и к концу рассматриваемого периода успешно сосуществовали с традиционными шапками такья. Разница в их применении состояла лишь в том, что шапки-ушанки практически никогда не использовались как праздничные, а также как головные уборы лиц старшего и среднего возраста, здесь безусловное первенство принадлежало шапке такья. Покрой шапки-ушанки был совершенно таким же, как и у окружающего русского населения (почему шапки и определялись как «русские»), они шились либо из меха целиком (заяц, волк, лиса), причем мехом внутрь, либо крылись преимущественно сукном. Для изготовления шапки-ушанки раскраивались следующие детали: верх круглой формы, тулья, козырек (налобная часть), затылочная часть и уши (иногда цельнокроенные с затылочной частью).

Зимние шапки, полностью или частично меховые, шили мастерицы-«шапочницы» – тахьяце (такьяце, тахьяче). Например, в первой трети ХХ в. в д. Ашеваны Усть-Ишимского района была известна мастерица Тойра Чамалетдиновна Чамалетдинова (1896 г.р.), местная татарка, заказы которой поступали не только от односельчан, но и со всей округи. За работу ей платили чаще всего продовольствием (яйцами, маслом и пр.). Шапки же из ткани шили в домашних условиях, как и шапки из овчины, не требующие в изготовлении особых навыков.

Состав женских головных уборов сибирских татар представлен тремя основными типами головных уборов – покрывалом, шапкой и головной повязкой. Головным убором типа покрывала мы называем различные виды платков – яулык (яулок) и шали – шэл.

Ношение платка или шали было обязательным для сибирской татарки, причем даже в сочетании с другими типами головных уборов (особенно это касалось замужних женщин). Дома во время работы по хозяйству женщины носили, чаще всего, недорогие ситцевые или коленкоровые платки небольшого размера. Их складывали «на угол» по диагонали и завязывали концы на затылке, причем свободный угол платка мог как оставаться распущенным, так прихватываться в узел. Узел при этом располагался почти на шее. Молодые женщины и девушки могли повязывать платок, надвинув его на лоб, при этом узел располагался выше, над косами. В д. Кайнаул Усть-Ишимского района Омской области встречается способ повязывания легкого платка «в роспуск» таким способом, что верхние углы заворачивались на затылок и завязывались. При этом плечи и часть спины оказывались прикрытыми платком. В любом случае платок повязывался достаточно низко на лоб, почти до самых бровей. Примерно такую же манеру повязывания головного платка можно встретить и у тобольских татарок.

При выходе на улицу поверх легкого платка набрасывался платок больших размеров и лучшего качества (по возможности). Он также сворачивался «на угол» по диагонали и концы его оставались свободными на груди, либо перекрещивались под подбородком и забрасывались на спину. В первом случае женщине рекомендовалось при встрече с мужчиной прикрывать нижнюю часть лица краем платка. Впрочем, уже для конца XIX в. закрывание лица стало чистой формальностью и приобрело характер скорее рекомендательный. Например, про тобольских татар первой половины XIX в. писали, что «женщины ... носят покрывало и редко показываются на улице; но от русских не прячутся и у себя дома ходят без покрывала».

Шали (шэл, шэль, шаль) были распространены достаточно широко, но считались предметом роскоши и обладали ими не все женщины. Отметим бытование шелковых тканевых (евяк шэл), шелковых ажурных (мершитэ шэл), кашемировых (чачаклы шэл), а также зимних пуховых (момык шэл). Относительно первых скажем, что предпочтение отдавалось шалям с крупным цветочным или «восточным» узором, с бахромой или длинными кистями, ярких расцветок. О времени появления в комплексе одежды сибирской татарки шалей можно говорить достаточно уверенно, если вспомнить, что шали вошли в моду в Европе в конце XVIII в., в России их производство и массовое распространение в модном костюме начинается с начала XIX в. В народном костюме (в т.ч. и у сибирских татар) шали появляются в середине XIX в. Ажурные (белые, розовые, голубые) шелковые шали вошли в европейскую моду под названием «a la Taglioni» в 1830-х гг., в это же время распространились в России как модная новинка, но уже со второй половины XIX в. в большом количестве производились на фабриках страны.

Правда для массового производства использовались хлопчатобумажные мерсеризованные нити, дающие эффект блестящего шёлка. Присутствуют они не только в женской одежде сибирских татар. Такие шали были неотъемлемой частью костюма практически всех горожанок и зажиточных деревенских жительниц и не имеют отчетливой этнической окраски.

Шапки, как традиционный вид головного убора, были распространены у курдакско-саргатских татарок достаточно широко. Они упоминаются в качестве практически единственного головного убора (как зимнего, так и летнего) сибирских татарок в источниках даже для XIX в. Разница между зимним и летним вариантом в этих описаниях усматривается в наличии или отсутствии меховой опушки, а также наличии большего количества украшений на летних шапках. По форме своей уже в XIX в. шапки были плоскими или со сферическим верхом.
Второй тип женских головных уборов – шапки –представлен женскими и девичьими шапками. Характерная женская шапка кама токья в виде усеченного конуса, хранящаяся в МАЭ ОмГУ, привезена из с. Карагай Вагайского района Тюменской области. Шапка сшита дарителем, Латифой Юлташевной Бахтимировой (1911 г.р.) в 1931 году.

Девичьи шапочки, известные сибирским татарам в основном под названием калфак (колвак), зафиксированы 2 типов. Во-первых, это действительно шапочка, типа мужской тюбетейки в виде невысокого усеченного конуса, а во-вторых – маленькие колпачки, не надевавшиеся на голову, а прикреплявшиеся к ней. Эти шапочки (для удобства мы будем называть их калфак) явились прямым заимствованием у поволжских татар. Конечно, калфаки изготавливали и в домашних условиях, но следовали при этом готовым образцам. Основным материалом был бархат, желательно тонкий, хорошей выработки, на шелковой основе, насыщенных цветов – синий, зеленый, бордо, фиолетовый, иногда черный. Такие калфаки с золотым шитьем и бисером хорошо описаны в этнографической и искусствоведческой литературе.

Калфаки в виде наколок были в большей степени характерны для татар-переселенцев из Поволжья, от которых и были переняты коренными сибирскими татарками. Калфаки в виде шапочек в ряде мест носили название кабец, кабач, что позволяет предположить наличие у сибирских татарок специальных девичьих шапочек (схожих, судя по названию, с мужскими), которые к концу XIX в. были заменены казанским калфаком, сохранившим, однако, прежнее сибирское название.

Третий тип женских головных уборов сибирских татар – головные повязки. В МАЭ ОмГУ хранится сарауч, приобретенный в д. Ашеваны Усть-Ишимского района Омской области экспедицией ОмГУ в 1978 г. у курдакско-саргатской татарки М.А. Сайфуллиной и сорооч, привезенный из д. Большемурлы Большереченского района Омской области.

Такой головной убор носили исключительно замужние женщины в комплексе с большим платком или шалью, которые свободно набрасывались поверх повязки, причем концы их могли либо оставаться свободно на груди, либо один угол платка (шали) закидывался на плечо. Сарауц надевали впервые на женщину во время свадебной церемонии и это, пожалуй, единственное отличие в женской и девичьей одежде. Головные повязки могли быть изготовлены как в домашних условиях, так и приобретены в готовом виде. Интересно, что если декоративная полоса ткани на сарауц была вышитой, то техника вышивки (золотое шитье) и орнаментальные мотивы практически полностью совпадали с декором шапочек калфак, которые выполнялись мастерами-золотошвеями в Поволжье либо в Сибири по тем же образцам. Эта вышивка выполнялась в основном на бархатной основе, причем бархат использовался высоких сортов, тонкой выделки, который производился в Средней Азии, Иране, Турции, Индии, Западной Европе.

Характерная рельефность шитья достигалась использованием системы плоскостей; центральные мотивы выделялись высокой прокладкой (цветы, бутоны), а другой живописный уровень составляли ветви и листья. Основным технологическим приемом вышивки была гладь «вприкреп», когда заполняется только лицевая сторона изделия. При вышивании использовали пряденую золотую нить (туго навитую на шелковую или бумажную основу узкой полосы металла), канитель (скрученную в виде полой спирали тонкую золотую или серебряную нить, трунцал (тат. михак) – скрученную в пружину плоскую металлическую нить, а также волоченую плоскую нить, которая в русском золотошвейном деле называется бить, а у татарских мастеров используется бухарский термин сим. Все это сочеталось с применением стразов, бисера и стекляруса. Прекрасный экземпляр такого головного убора тарских татар хранится в Большереченском историко-этнографическом музее Омской области.

Строго говоря, сарауц (сорооч, сарауч) является не столько головной повязкой, сколько архаичным каркасным женским головным убором, ведущем происхождение от древнего иранского женского чалмообразного головного убора, и появление его в комплексе традиционной одежды татар Западной Сибири можно связать с участием в их этногенезе групп угорского населения, массовая ассимиляция которого началась, в частности, в лесном Прииртышье с начала XIII в..

Источник: Елена Смирнова. «История и культура татар Западной Сибири», Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ; Изд-во «Артифакт», 2015. – 728 с. + 56 с. цв. вкл.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июнь 2024 (5)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Январь 2024 (37)
Календарь
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.