Славянск между двумя революциями

Опубликовал: Pashkov, 25-02-2017, 07:04, Путешествие в историю, 1 168, 0

Славянск (представлявший собой до Октябрьской революции захолустный городок, с населением в 25 — 30 тысяч человек) окаймлен несколькими предприятиями сравнительно крупного значения и целым рядом мелких промышленных заведений.

В 1916 году на территории Славянска находились следующие предприятия: содовый завод с количеством рабочих до 2000 человек, железнодорожный узел (Южной и Донецкой ж. д.), насчитывавший 3000 рабочих и служащих; на остальных заводах — фарфоровом, стекольном, механическом (Смирнова), керамическом, ряде кирпичных и мелких солеваренных — число занятых, рабочих составляло 4000 человек. Таким образом, общее число пролетариев по Славянске доходило до 9000 человек.

Характерной особенностью промышленных предприятий Славянска являлось то, что здесь во время первой мировой войны отсутствовал крупный предпринимательский частный капитал. Если раньше содовый завод и являлся крупным предприятием частного капитала, то с начала войны он превратился полностью в военизированный, принадлежавший государству. То же самое представлял собой и железнодорожный узел. Остальные, более мелкие заводы были предприятиями частнокапиталистическими, но решающей роли они, конечно, не играли.
Полусобственнический состав рабочих еще более усугублял положение. Таким образом, у славянских рабочих не было той необходимой базы, на основе которой воспитывалось бы их классовое самосознание. Этим и объясняется, что здесь ни в мирные, ни в военные годы никаких признаков революционного движения не замечалось. В этом же заключались причины того, что в течение почти всей Февральской революции рабочие шли за мелкобуржуазными правыми эсерами.

В конце февраля 1917 года по содовому заводу неожиданно разнеслась весть о том, что в Петрограде началась революция. Немедленно было организовано собрание, но так как никто ничего определенного о характере происходящих событий не знал, то единственное решение, вынесенное собранием, было идти к Думе и требовать муки.

В первые дни революции не было и речи об организации Совета рабочих депутатов. Ограничились созданием общественного комитета. В общественный комитет спасения революции, наряду с представителями либеральничающей интеллигенции, вошли и рабочие, в том числе большевик Василий Марапулец, рабочие содового завода А. Шеремет, Соловьев (оба эсеэры) и другие.

От остальных слоев населения в общественный комитет вошли: Троицкий (правый эсер, присяжный поверенный), Кудрицкий (инженер, владелец шинного завода), Смирнов (заводчик), Ляхович (адвокат), Якобович (доктор, эсер), Немерюк (учитель, меньшевик), Дженеев (мировой судья), Старостин (впоследствии левый эсер) и др. Троицкий был председателем комитета, Кудрицкий — комиссаром милиции, а Старостин—его помощником.

В это же время на содовом заводе была создана правоэсеровская организация под руководством Б. Михайловского, которая вначале и верховодила там. Чисто большевистской организации еще не было. Отдельные большевики, находившиеся в Славянске и до революции, не связанные между собой, входили в объединенную меньшевистскую организацию, где и работали, проводя внутреннюю борьбу. С течением времени в рядах этой организации образовалось инициативное большевистское ядро, постепенно приобретавшее влияние на рабочие массы предприятий.

В апреле месяце были проведены выборы в совет рабочих депутатов, который по своему составу оказался, как следовало ожидать —эсеровским. Первый президиум совета состоял из семи человек: один большевик, два меньшевика, четыре эсера. Председателем исполкома был эсеэр Михайловский, заместителем председателя — меньшевик Коссов, членами президиума — И. Я. Чуйка (меньшевик) , Пархоменко, Жуйкин и Ф. Лагуткин (большевик).

Совет рабочих депутатов благодаря эсеровскому руководству не играл главенствующей роли в практической работе. Политическим центром города оставался общественный комитет. Совет же занимался больше разговорами и дискуссиями. Между представителями всех социалистических партий (эсеров, меньшевиков, бундовцев, большевиков и пр.) шла борьба вокруг вербовки рабочих в свои организации.

К маю месяцу большевистская группа успела достаточно окрепнуть. Она наладила связь с центром, и каждый член ее мог себе уже более или менее четко уяснить, какие, задачи стоят перед рабочим классом и его партией — большевиками. Борьба с меньшевиками и эсерами усиливалась, при чем наиболее энергичную борьбу пришлось вести с эсерами, которые имели значительное влияние на рабочих и особенно на содовом заводе. Успеху этой борьбы способствовали ясные и четкие лозунги большевиков по вопросу о войне, власти советов, об отношении к Временному правительству, о рабочем контроле над производством и вообще по всем наиболее животрепещущим, вопросам, которые волновали в то время рабочую массу. Так как четких лозунгов ни одна из соглашательских партий дать не могла, большевики постепенно выводили рабочих из-под влияния эсеров и меньшевиков.

Так продолжалось до июля месяца, когда выросшие и идейно окрепшие большевики откололись от меньшевиков и вышли из состава объединенной социал-демократической организации создав свою самостоятельную партийную организацию. Раскол произошел на почве июльских дней в Петрограде, помешавших более полному завоеванию большевиками меньшевистской организации.

Однако выборы в городскую думу большевики проводили по объединенному списку с меньшевиками и бундовцами, т. к. сблокировались с ними еще ранее против эсеровского списка. Поскольку раскол произошел внезапно, большевикам не удалось отмежеваться от этого объединенного списка, тем более, что выборы приближались, а для отмежевания нужно было проделать ряд законных формальностей, что вряд ли удалось бы без ущерба для большевиков.

Все же в городскую думу тогда прошло значительное число большевиков и революционно настроенных рабочих. В их числе: И. Я. Бугай, Коссов (оба меньшевики), Пархоменко, Жуйкин, Спиридон Рудченко, Руже, Михайловский (все эсеры), Рейнганд (интернационалист) и Иванов, а также Марапулец, Лагуткин, И. Я. Чуйко, Урбацан, Сидоров (последние пять — все большевики).

В городскую думу, состоявшую из 36 человек, кроме названных лиц, были избраны врачи, адвокаты, несколько купцов и фабрикантов. На первом заседании думы был поставлен вопрос о приведении всех членов к присяге Временному правительству. Большевики и некоторые левые эсэры от присяги отказались; дума поволновалась, пошумела, но вопрос так и остался открытым. В совете большевики направили все свое внимание на завоевание влияния среди рабочих представителей и привлечение на свою сторону наиболее революционной части рабочих—железнодорожников.

На одном из заседаний совета из-за кандидатуры в какую-то комиссию между председателем совета, эсером Михайловским, и членом президиума, большевиком Лагуткиным, произошел конфликт, в результате чего Михайловский покинул заседание. Тогда Лагуткин внес предложение избрать председателем совета каторжанина Зубашева (эсер); предложение прошло, и последний председательствовал до перевыборов, а Михайловский больше не появлялся в совете.

Примерно в сентябре вся славянская железнодорожная организация («Викжель», занимавшая ранее неопределенные позиции) и ее представители в совете заявили себя сторонниками большевиков, а так как удельный, вес их был довольно значителен то совет вскоре после этого был переизбран и из эсеровско-меньшевистского превратился в большевистский. С этого момента славянский совет становится полным хозяином положения.

Первым большевистским председателем совета был Шишков, потом Марапулец; последний оставался председателем до 19 апреля 1918 года, т.е. до прихода немцев и гайдамаков.

Октябрьские дни в Славянске протекали без заметного оживления: все шло своим размеренным порядком. Совет уже был в руках большевиков; городским хозяйством заведовала еще Дума, но деньги, выпущенные ею, были скреплены подписью Совета рабочих депутатов, так как Дума сама по себе авторитетом не пользовалась и влачила жалкое существование.

Еще до Октября большевики наладили довольно прочную связь с краматорской большевистской организацией, уже довольно сильной и сплоченной в то время. Была попытка также наладить связь с дружковской организацией, но, к сожалению, там преобладало влияние меньшевиков, и те попытки, которые предпринимались совместно с краматорской организацией, не увенчались успехом вплоть до самого Октябрьского переворота.

Деятельную работу проводил совет в области рабочего контроля. Были созданы примирительные комиссии, куда вошли Лагуткин, Урбацан, Соколов, Бугай (большевики) и меньшевик Коссов; организованы рабочие комитеты, довольно активно приступившие к своей работе по проведению фактического контроля и разбору различных конфликтов с предпринимателями.

Эта работа вызвала бегство хозяев с фабрик и заводов, в частности с фарфорового завода. Несмотря на настойчивое желание рабочих не допустить этого, хозяева все-таки бежали, и рабочий комитет вынужден был взять завод в свои руки. Трудные условия работы, вызванные общей разрухой, не помешали рабочему комитету поддерживать производство вплоть до эвакуации из Славянска.

Несколько слов о настроениях обывательской части населения после Октябрьского переворота. Не будучи еще глубоко задетой пролетарской революцией, эта часть населения занимала пассивно-выжидательную позицию. Но продовольственный вопрос все более обострялся, явилась необходимость введения карточной системы. На этой почве всколыхнулось мещанско-купеческое население города, и начались волнения, принявшие серьезный характер. Эсеры и меньшевики, к этому времени уже окончательно потерявшие влияние на рабочие массы и значение в совете, приняли участие в травле большевистского совета и выдвинутого им продовольственного комиссара - большевика.

Враждебные организации подняли против совета вернувшихся с фронта реакционно настроенных солдат, преимущественно из местных купчиков, организовавших так называемый «Союз, фронтовиков и инвалидов войны». Были попытки со стороны солдаток отобрать пулемет у отряда, которым командовал Михаил Карнаухов, и только после того, как он открыл огонь в воздух и создал панику, солдаты разбежались. Замысел «фронтовиков» не удался. Совет этот «союз» распустил.

Вскоре продовольственные волнения вылились в открытый бунт, во время которого некоторые работники, как, например, комиссар продовольствия Лагуткин и председатель совета Шишков едва не подверглись самосуду толпы, но благодаря прибытию вооруженного отряда рабочих Краматорского завода (в 100 чел.) под командой тов. М. И. Карнаухова самосуд был предотвращен и толпа рассеяна.
Однако контрреволюционная работа в Славянске продолжалась. Демобилизованное офицерство и купеческие сынки начали проявлять свою активность, стремясь к внесению дезорганизации в работу совета и к захвату власти.

Но дальнейшее развитие контрреволюции было парализовано прибытием вооруженных красногвардейских сил из соседних районов. Приход этих красногвардейских частей в Славянск, надвигающаяся контрреволюция на Донбасс со стороны Дона и агитация большевиков вызвали стремление к вооружению среди рабочих славянских заводов.

Первый, сформированный в 1918 году, красногвардейский отряд славянцев, во главе с Василием Марапульцем, был отправлен под Киев на борьбу с контрреволюционной Центральной Радой.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2022 (2)
Сентябрь 2022 (25)
Август 2022 (60)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Календарь
«    Октябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.