Краматорцы под сапогом оккупантов

Опубликовал: zampolit, 13-02-2017, 19:21, Путешествие в историю, 606, 0

После разгрома контрреволюционного Дона краматорская большевистская организация работала над закреплением национализации промышленности и земли. Помещики, сопротивлявшиеся проведению в жизнь национализации земли, предавались революционному суду.

Для вооруженной борьбы с войсками Центральной Рады из Краматорской был послан отряд Красной гвардии, называвшийся «Молния», под командой Хахалеева, который после успешных боев с гайдамаками сообщал о том, что петлюровские части неустойчивы и что скоро они будут ликвидированы.

Но эти надежды оказались неосуществимыми, ибо печать сообщала об упорном наступлении германско-австрийских войск, прихода которых до этого никто не ожидал.

Отряд за отрядом посылались подкрепления красным войскам, и все же 18 апреля 1918 года рано утром разведка сообщила о занятии г. Славянска. Ревком и краматорские большевики отступили в направлении Курска и Таганрога.

Вступившие в Краматорскую немецко-гайдамацкие войска искали удобного случая для расправы с рабочими. Скоро такой случай представился: 21 мая 1918 года немецко-гайдамацкие «освободители» показали свое настоящее лицо и если у кого-то из рабочих были иллюзии, то они рассеялись мгновенно.

Началось с пустяков: мальчишка стащил папиросы из немецкого автомобиля. Шофер, поймав мальчишку начал избивать его. Проходившие рабочие вступились за избиваемого мальчика. Шофер ударил одного из рабочих; началась свалка. Кто-то из вартовых пустил слух, что рабочие пытались захватить немецкий автомобиль для целей революционной борьбы.

В 12 часов дня конные гайдамаки согнали всех рабочих в завод. К этому же времени на завод прибыла и рота немецких солдат под командой какого-то князька. Рабочих выстроили в шеренгу и объявили, что если они не выдадут большевиков, то каждый пятый будет расстрелян. Рабочие, не желая выдавать товарищей, заявили, что большевики все эвакуировались и между ними нет ни одного большевика. Это объяснение гайдамаками было принято за вызов, в ответ на который была подана команда: «Каждый пятый, выходи!»

В это время подошел главный инженер завода Г. И. Бурко (немец), вступивший в переговоры с немецким командиром и офицерами, доказывая, что большевиков действительно нет, что остались только мирные рабочие, которые хотят работать, что никаких, посягательств на автомобиль не было и т. д. Благодаря вмешательству Г. И. Бурко рабочие избежали расстрела, однако некоторых все же избили нагайками, а четырех рабочих взяли заложниками, но вскоре отпустили под расписку, как не внушавших особых опасений.

Расправа над рабочими не удалась. Но зато в окружающих селах, по указанию помещиков, загуляли шомпола по спинам крестьян, отбивая кожу от костей. Потехам озверевших защитников помещичье-буржуазного класса не было предела.

В течении апреля - мая 1918 года возвратились отступившие большевики: Е. Тимченко, Л. К. Скряга, Ф. Белобров и А. Чекирисов, которые вместе с оставшимися Г. Резниковым, Г. Курочка, П. Бурдовым, У. Игнатьевым, Дорожняком, М. И. Кириченко, А. Острушко, А. Скляровым, Л. Н. Скрягой и др. составили подпольную группу большевиков, В июле из облаетного комитета партии приехал Горбачев, и работа большевиков пошла энергичным темпом.

Группа руководила работой по организации партизанских отрядов, находившихся в лесах и дезорганизовавших тыл немецко-гайдамацких войск. Во главе этих партизанских отрядов были А. Остроушко, Ковтун и Маловичко.

25 октября 1918 года ночью заседает большевистская группа в составе 16 человек и решает вопрос о захвате власти. Разрабатывается план разоружения варты. По вопросу о разоружении произошло небольшое расхождение. Одна часть за то, чтобы проделать это утром, при участии рабочих. Однако большинство настояло, чтобы разоружение было произведено немедленно. Трем подпольщикам было дано задание направиться к немецкому коменданту для переговоров о том, чтобы немецкие солдаты (500 человек) сохраняли нейтралитет. Посланные товарищи задержались там, и остальные, не дождавшись их возвращения, приступили к разоружению варты.

В час ночи стремительным натиском группы в 13 человек, варта в количестве 55 человек была разоружена; начальник варты Ковалевский и его помощники — арестованы. Когда три подпольщика возвратились, добившись согласия немецкой комендатуры о нейтралитете, разоружение уже было совершено.

На другой день в 11 часов дня был созван митинг, на котором большевики сделали доклад о перевороте. После митинга была организована демонстрация по поселку. В этот же день, под руководством Д. Зори, Г. Курочки (оба коммунисты) и Маслова (беспартийный) была разоружена варта в селе Сергеевке; начальник варты Казаков и его помощник Радин — арестованы.

Трудно было вести работу по закреплению восстановившейся советской власти в условиях, когда Краматорская была окружена гайдамаками, находившимися в Изюме, Барвенково и Славянске, с одной стороны, в Дружковке и Константиновке - с другой. С этих двух сторон в любой момент могло произойти нападение. Однако Дружковка, не отставая от Краматорской, вскоре также произвела переворот и тем самым несколько облегчила положение последней. Вскоре была установлена связь с Екатеринославом, откуда начали привозить литературу целыми кипами.

Интересно отметить, что петлюровский хорунжий Федотенко, прибывший в Краматорскую для организации украинской казачьей сотни, попал в ревком, полагая, что в Краматорской совершен петлюровский переворот. Заручившись согласием ревкома, он приступил к работе. Ревком, давая согласие, учел, что таким образом можно будет получить у петлюровцев необходимое оружие, которое и удалось получить в небольшом количестве. Недели через две Федотенко понял, что работает с большевиками, и впоследствии, как он признавался, с каждым днем сам делался большевиком, что и доказал на деле: будучи помощником командира красного отряда краматорцев, погиб в бою с белыми.

18 ноября 1918 года состоялся районный съезд по организации советской власти. Во время съезда было получено сообщение о том, что Дружковка занята белогвардейцами, которые угрожают и Краматорской. Заседание съезда продолжались обычным порядком, но по направлению к Дружковке была послана разведка. Одновременно был направлен небольшой вооруженный отряд в 15 человек, состоявший из коммунистов, для разборки рельс между Дружковкой и Краматорской. Закончив выборы районного исполкома, ревком объявил об угрожающей опасности. Все, кто мог владеть оружием взялись за винтовки и выступили против белогвардейцев.

Выделив командиров и рассыпавшись в цепь, отряд повел наступление на ст. Дружковку. Пройдя полпути, отряд узнал от возвращавшейся разведки, что 50 человек белых действительно были на ст. Дружковке но, по словам железнодорожников, белые, услыхав, что из Краматорской направляется сильный, хорошо вооруженный отряд на помощь Дружковке, тотчас же повернули обратно в Никитовку.

20 декабря 1918 г. из Дружковки на Краматорскую направился отряд белых офицеров в количестве 200 человек. Не имея реальной силы для отражения неприятеля, исполком эвакуировался по направлению к Павлограду с целью добыть у Махно (который в то время дрался еще вместе с большевиками) оружие.

На следующий день в Краматорскую со стороны Дружковки прибыл небольшой отряд белых в 25 человек и в то же время со стороны Славянска появились петлюровцы. После незначительной перестрелки оба отряда уехали каждый в своем направлении.

Та же картина повторилась и на следующий день, а на третий прибыл весь белый офицерский отряд в количестве 200 человек с целью основательно занять Краматорскую. Оставшиеся в Краматорской большевики связались с райгородским партизанским отрядом, под командой Ковтуна, который находился в лесу, прося у него помощи. Совместно был разработан план нападения на белых.

В ночь на 24 декабря 1918 года 120 партизан, вооруженные винтовками с небольшим запасом патронов, босые и полураздетые двинулись в сопровождении краматорцев к цели. Подойдя к Краматорской, отряд разбился, согласно плану, на три взвода. Первый взвод должен был пройти через село Петровку к Бахмутскому мосту, второй - через завод подойти к станции, а третий - через меловую гору пройти к заводу Шамот и ударить с фланга.

Несколько человек должны были взорвать небольшой железнодорожный мост, дабы отрезать отступление белых после чего по сигналу (гудку) все три взвода должны были броситься в атаку на белых с трех сторон.

Но вышло иначе: по неизвестным причинам первый и второй взводы задержались на меловой горе, третий же взвод, завидя четырех офицеров, едущих на дрезине по направлению к Славянску, открыл по ним стрельбу, не ожидая условленного сигнала. Офицеры были, таким образом, предупреждены о готовящемся нападении и открыли огонь по меловой горе. В этот момент был дан гудок, и второй взвод открыл огонь с фланга.

Белые офицеры, рассыпавшись в цепь, открыли огонь по второму взводу. Бой разгорелся жаркий. Отряд стойко сражался с белыми, стреляя в упор до последнего патрона, небольшой запас которых скоро иссяк, и отряд вынужден был отступить, потеряв в этом бою 14 человек убитыми. Несмотря на неудачу нападения, белые отступили, понеся большие потери убитыми, которых забрали с собой, и больше не пытались пока нападать на Дружковку и Краматорскую.

Снова был создан ревком, который приступал к организации власти. В январе 1919 года был избран райисполком, в который вошли: М. Кириченко, Ф. Куш, А. Чекирисов, Ф. Латышев, Руденко, Л. К. Скряга, Зоря, Г. Резников, Е. Тимченко, Крутько и др. Вслед за этим состоялся и уездный съезд советов, который проходил в Краматорской, так как в Изюме и Славянске еще находились петлюровцы. На этом съезде было 102 делегата. От ЦК КП(б)У доклад делал Тепляков — «дядя Миша».

Избранный съездом уисполком, вместе с райисполкомом, устроив совещание с соседними ревкомами—Дружковским и Константиновским,— приступил к организации разрозненных и рассеянных по Теплинским лесам красных партизанских отрядов, из которых был создан 12-й полк. Энергичными боевыми действиями этого полка остатки петлюровцев вскоре были изгнаны из Славянска и Изюма.
К тому времени возвратились красные отряды дружковцев и краматорцев под командой Г. Курочки и Сосницкого, отступившие в свое время к Гришина и дравшиеся против петлюровцев в Лозовой и Екатеринославе. Отряды эти также влились в 12-й полк, который все время сдерживал наступление белых на Краматорскую.

Белогвардейцы, потерпев несколько поражений, получили новое подкрепление в виде бронепоезда «Корнилов», начавшего сильно теснить красные части. Видя неустойчивое положение на фронте Краматорская организация большевиков бросает боевой клич рабочим завода. На общезаводском митинге единогласно было решено приступить к постройке бронепоездов из имевшихся в ремонте паровозов. Но для того, чтобы дать возможность устоять красным бойцам, обшили железом небольшой паровоз и несколько вагонов пульманов, стенки которых обложили мешками с цементом и песком и бросили их против белогвардейцев, тем самым задержав их продвижение.

В феврале 1919 года в Краматорскую прибывает отряд под командой эсера Саблина и его военкома Савонова (тогда называвшего себя коммунистом, а впоследствии ставшего бандитом). На митинге Саблин именует себя левым эсером и в конце своей блестящей речи о текущем моменте и укреплении советской власти произносит: «Да здравствует вождь мировой революции товарищ Ленин!» На следующий день Саблин, приняв командование над всеми вооруженными силами, отправляется в бой. Как военспец (бывший капитан старой армии) он быстро ориентируется в боевой обстановке и, сразу же перейдя в наступление, отбрасывает белогвардейцев за Никитовку.

Не давая белым передышки, красные под командой Саблина оттесняют их с каждым днем дальше и дальше, к Железной и Ханженково. Пользуясь популярностью и авторитетом как военспец и прекрасный оратор, Саблин выявляет свою настоящую эсеровскую природу и ведет закулисную агитацию против большевиков. Работавшие в 12-м полку большевики подметили это и доложили райпарткому, который вынес примерно следующее постановление: «Принимая во внимание недостаток таких военспецов, как Саблин, который является ценным командиром, не принимать пока никаких мер против него. В целях противопоставления вредной деятельности Саблина в рядах красных бойцов, усилить политработу путем посылки на фронт стойких и сильных товарищей».

Это и было сейчас же проведено в жизнь. Видя себя окруженным сильными большевиками и недовольный частыми приездами членов исполкома, Саблин требует отзыва большевиков с фронта, угрожая в противном случае уйти с фронта вместе с бойцами, стоявшими всецело на его стороне. Исполком и райпартком доводят это до сведения харьковского губисполкома и военного совета, которые выделяют товарищей для проверки.

Убедившись в истине, губисполком и военный совет поручают краматорскому райисполкому арестовать Саблина, но так, чтобы арест не отразился на фронте. Провести в жизнь постановление об аресте было трудной задачей, так как неумелый подход мог вызвать оставление фронта сторонниками Саблина, что грозило поражением. Но время не ждало, нужно было действовать, чтобы спасти положение. Райпартком совместно с фракцией исполкома постановил послать на фронт в качестве военспеца товарища Лисицкого Егора (большевик) и в помощь ему Головина Сергея.

Укрепив, таким образом, командный состав большевики с арестом все же действовали очень осторожно. Саблин был вызван на военное совещание при исполкоме, на которое он не замедлил явиться со своим отрядом, очевидно, имея намерение оказать сопротивление в случае ареста (о котором он какими-то путями узнал), произвести переворот, арестовав членов исполкома - большевиков и райпартком. Но большевики оказались хитрее: Саблин был встречен с оркестром в самой торжественной обстановке и приглашен на заседание, отряду же был устроен обед. На заседании члены исполкома вели себя так дружественно по отношению к Саблину, что он оставил всякую мысль об аресте и даже высказал свои стратегические планы контрнаступления против белых, которые тотчас же были записаны командирами, потом заменившими его.

После заседания Саблин был приглашен на обед, за которым ему вручили телеграмму из Харькова (телеграмма была не чем иным, как маневром) с просьбой прибыть вместе с членами краматорского исполкома на срочное военное совещание. Прочтя телеграмму, Саблин приказал отряду вернуться после отдыха на фронт. По дороге в вагоне Саблин был обезоружен, объявлен арестованным и препровожден ехавшими с ним членами исполкома в Харьков.

Белые, получив сильные подкрепления, превосходившие красных во много раз, повели наступление, тесня красных до Константиновки. Красноармейцы, несмотря на февральские холода, полураздетые, с окровавленными ногами, сдерживали наступление численно превосходящего их противника, Положение было угрожающее.

В это время рабочие Краматорского завода выпустили бронепоезд «имени Карла Либкнехта и Розы Люксембург», оборудованный по всем правилам военной техники и вооруженный двумя дальнобойными орудиями и пулеметами.

Бронепоезд с командой и вместе с вновь организованными двумя ротами бойцов из рабочих, прибыв на фронт, воодушевил изнуренных от беспрерывных боев красных бойцов.

Бронепоезд «Карл и Роза» сразу же выступил против белогвардейского бронепоезда «Корнилов» (который успел за это время уничтожить прежде сооруженные примитивные броневики «Гром» и «Победа»), двинувшись вперед по направлению к Никитовке. Под его прикрытием пошли в наступление и красные части. Войдя в выемку, бронепоезд стал, поджидая противника.

Противник не заставил себя долго ждать и появился со стороны станции Курдюмовка. Находящийся на «Карле Либкнехте и Розе Люксембург» наводчик Литвиненко (опытный старый артиллерист), посмеиваясь над приближающимся противником, взял наводку и выстрелил; у противника слетела труба. «Корнилов», потерпевший аварию, отступил под веселый смех команды и наступающих красноармейцев. Окрыленные успехом красные бойцы дружно ринулись в атаку, и неприятель был разбит, отступив с большими потерями.
Краматорцы под сапогом оккупантов

Так 12-й партизанский полк, организованный из краматорских, дружковских и константиновских рабочих, сдерживал натиск белогвардейцев, превосходивших красных партизан и численно и технически, вплоть до апреля месяца 1919 г., когда прибыла 13- я армия, которая сменила уставших бойцов, ушедших на отдых и на формирование новых батальонов.

С прибытием 13-й армии противник с большими для себя потерями был вновь отброшен назад. До июня месяца положение на фронте было прочное.

Но в июне 1919 года противник бросил на фронт свежие, хорошо вооруженные силы и полученные из Англии и Франции танки, которые первое время наводили ужас на красноармейцев.

Фронт был прорван белыми 4 июня, и под обстрелом противника красные части, сдав Краматорскую, отступили. В первый же день по вступлении белых бандитов в Краматорскую на переходном железнодорожном мосту был повешен не успевший отступить комендант станции, коммунист Павличев.

Вновь загуляли по спинам рабочих и крестьян шомпола и нагайки, а улицы украсились виселицами. Вновь потянулись рабочие и крестьяне в Теплинские леса, где Кандий (расстрелян белыми), Иван Мамай и Андрей Острушко организовывали партизанские отряды, деморализовавшие белогвардейский тыл. Заводская молодежь пряталась в туннелях прокатного цеха, чтобы избежать принудительной мобилизации.

Оставшиеся в подполье И. Дорожняк, Г. Резников, И. Стронг, Зоря и другие, поддерживая связь с 13-й армией через тов. Марапульца, получали оттуда средства и задания по организации партизанских отрядов. Работа протекала в трудных условиях.
1 декабря 1919 года Краматорская была занята красными войсками, при помощи которых вновь восстановлена была советская власть. Для краматорских рабочих открылся широкий экономический фронт работ по восстановлению взорванных мостов (в Краматорской, Дружковке, Лимане и в других местах) и по оборудованию в конец разрушенных угольных шахт.

Благодаря отсутствию угля завод переставал дышать; но для того, чтобы получить необходимое минимальное количество угля, нужно было дать оборудование для шахт. Революционные рабочие Краматорского завода, подбодряемые большевистской организацией, не останавливаются и перед этой трудностью. Они руками вращают тяжелые трансмиссии, точат валы, колеса, ремонтируют насосы и другие необходимые части для шахт. Одна за другой шахты начинают понемногу работать, и краматорцы в благодарность получают первую партию угля.

Вскоре для краматорских рабочих наступили критические дни. Завод, который руками рабочих был пущен в ход, в 1920 году, за неимением средств, намечен к консервации. Тут краматорцы показали свою революционную организованность.

Под руководством коммунистической организации они отстаивают завод и, не допуская до консервации, изъявляют согласие работать за самый скудный продовольственный паек.

Так, одерживая победу за победой на экономическом и политическом фронтах, краматорская большевистская организация, выковывая стойких испытанных бойцов за дело социалистической революции, руководила героическими действиями краматорских рабочих, вписавших не одну славную страничку в историю великой борьбы.

В борьбе за диктатуру пролетариата краматорские рабочие понесли не одну жертву. Вот далеко не полный список погибших в период гражданской войны:
- Сиротин, старый большевик - погиб при наступлении немцев в Борисоглебске;
- Аникеев, заместитель председателя краматорского совета, - умер; -
- Кандий, начальник партизанского отряда,— расстрелян белыми;
- Тищенко Евсей — геройски погиб во время боя с белыми за Краматорскую;
- Ф. Чекирисов—убит бандитами в деревне Пески Артемовского округа;
- Федотенко, помощник начальника краматорского отряда,— убит в бою;
- Павличев — повешен белыми на переходном железнодорожном мосту на ст. Краматорской;
- Гребенюк, красногвардеец,— расстрелян белыми в 1918 г.
- Кузик - геройски погиб в бою под Константиновкой в 1918 г.
- Любань, командир 2 й роты - убит в 1918 г.;
- Дите, командир 3-й роты - убит в 1918 г.;
- Барвинский, Дибров, Белый и Любко — расстреляны гетманской вартой в 1918 году;
- У. Игнатьев — убит бандитами в 1920 году;
- Омельченко — убит в одном из боев с белыми;
- Крюков, председатель совета рабочих депутатов в 1917 г.- умер в армии от тифа;
- Кузин, рабочий, старик 50 лет,—окруженный во время боя белыми, был убит, не сдавшись живым.

Нельзя не отметить храброго бойца Голубова (беспартийный), получившего 16 ранений в боях с белыми; будучи ранен в бою под Константиновкой, он, истекая кровью, прицепился к хвосту своей лошади и тащился по земле к своим частям, не желая сдаваться белым.

По материалам: «Борьба за Октябрь на Артемовщине», сборник воспоминаний и статей под редакцией М. Острогорского, Издательство «Пролетарий», 1929 г.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2022 (29)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Апрель 2022 (22)
Март 2022 (40)
Календарь
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.