Константиновка в тисках оккупации

Опубликовал: zampolit, 14-02-2017, 11:16, Путешествие в историю, 660, 0
Константиновка в тисках оккупации

В апреле 1918 года, в виду надвигавшейся немецкой оккупации, красным пришлось отступить из Константиновки. После отступления в городе для подпольной работы с согласия партийного комитета большевиков, остался И. Прищепа, который вместе с Н. Яндульским и Р. Василенко (приехавшими в Константиновку позднее) составил инициативную группу. Задачи этой группы сводились, главным образом, к организации и вооружению рабочих по заводам.

Инициативной группе удалось установить связь с партийными центрами через Титова, который привозил литературу и деньги. Были установлена связь с Горловкой, Дружковкой и Краматорской. За литературой, часто приходилось ездить в Екатеринослав, и однажды посланный туда С. Кожевников был расстрелян там гайдамаками.

К октябрю 1918 года группа подпольщиков на бутылочном заводе достигла 40 человек. Праздник первой годовщины Октябрьской революции отметили расклейкой плакатов и листовок. На утро отряд вартовых специально для этого снаряженный, ходил и срывал плакаты.

В декабре немцы стали покидать Константиновку; уходя, они сбрасывали снаряды в реку, чтобы не возить с собой. Подпольщики же вытаскивали эти снаряды (вытащили до 500 штук) и прятали по сараям. Во время боев с белогвардейцами за Константиновку эти снаряды пригодились.

Меньшевики, эсэры и бундовцы, узнав о том, что организация большевиков не только существует и растет, но и проводит активную подготовку к выступлению, созвали заседание на конспиративной квартире, на которое пригласили И. Прищепу и Н. Яндульского. Два вопроса подлежали обсуждению: о всеобщей однодневной забастовке и о будущей власти после ухода немцев и падения гетмана. По вопросу о забастовке расхождений не было, но когда коснулись вопроса о власти, возникли крупные разногласия. Меньшевики предложили поддержать Сибирское временное правительство (Колчака) и предоставить власть местным органам самоуправления, большевики же предлагали создать совет рабочих депутатов и поддержать власть советов. Соглашения достигнуто не было. Между тем, в Никитовке стояли белогвардейские отряды под командой генерала Май- Маевского.

Большевики приступили к организации красных партизанских отрядов, меньшевики же выдвинули идею «самоохраны». Вот как этот момент описывает Добровольский:

«В Никитовке находился генерал Май-Маевский, целью которого был захват всего Донбасса в свои руки, но он почему-то замедлил и из Никитовки не выходил. Меньшевики созвали митинг на площади и старались выпускать только своих ораторов. Говорил Ф. Бега, призывавший к самоохране и борьбе с большевиками. Большевику Яндульскому не дали говорить и хотели стащить с трибуны. Присутствующие на митинге бутылочники окружили тов. Яндульского и дали ему возможность закончить речь. Тов. Яндульский говорил, что организация самоохраны ничего не даст, что с приходом Май-Маевского эта самоохрана отдаст добровольно ему оружие, и призывал к организации повстанческих отрядов».

Так и случилось. Повстанческие отряды большевиков активно боролись с белогвардейцами, а самоохрана меньшевиков, когда пришел Май-Маевский, не знала, что делать и отдала свои винтовки бутылочникам, которые сумели их использовать.

В декабре 1918 года красногвардейские отряды Краматорской и Дружковки совместно с константиновцами (последних было человек 40) заняли с боем станцию Константиновку. Во время боя был убит начальник варты, полковник Зеленский. Белогвардейцы, получив подкрепление и снова заняв Константиновку, двинулись прямо на бутылочный завод. Созвав тревожным гудком всех рабочих и выстроив их в ряды, они потребовали выдачи коммунистов и красногвардейцев. Рабочие отказались. Тогда белогвардейцы отсчитали каждого десятого и тут же у стены расстреляли их

И. Валишин в своих воспоминаниях рассказывает, что после расстрела рабочих меньшевики и эсэры разъясняли «рабочим и населению, что расстрел был случайным: это было так – напугать» рабочих. Находились даже такие, которые утверждали, что якобы рабочих белые предупреждали: «Когда мы выстрелим, то вы попадайте, как-будто убитые». Меньшевики и эсэры всячески истолковывали расстрел не как кровавую борьбу двух классов, а как случайное происшествие. Этот расстрел, показавши рабочим послужил сигналом к массовым вступлениям константиновских рабочих и крестьян в партизанские отряды.

Из Дружковки и Никитовки приходили рабочие и требовали оружие и патроны, чтобы идти сражаться с белогвардейцами. Рабочие и крестьяне тех местностей, где находились белые, ночью переходили границу, пробираясь к отрядам красных. Так, из одного села - Петровки-Щербиновки (Горловско-Щербиновского района) в феврале 1919 года перешли границу до 750 человек. Они были влиты в дружковский красногвардейский отряд; в тылу же была организована 6 - я партизанская рота.

Бои на линии Константиновка-Дружковка продолжались до 15 апреля 1919 года. Константиновка в течение трех месяцев 29 раз переходила из рук в руки.

Во время боев было много жертв: одним из кровавых эпизодов было крушение бронепоезда, во время которого пострадало до 60 человек. Крушение это произошло вследствие неправильного распоряжения начальника боевого участка Чернова и коменданта разъезда Кондратьевка — С. Головченко. Один из бывших на бронепоезде и случайно уцелевший красноармеец так описывает этот момент: «Мы вдруг почувствовали сильный толчок. В нашем вагоне все красноармейцы свалились в кучу, на них обрушилась печка с огнем; рвались ручные гранаты, ранившие нескольких товарищей. Когда нам удалось выскочить на волю, то мы увидели тяжело раненых красно армейцев. Они лежали и стонали. 13 человек было убито на смерть, 50 тяжело ранено (у кого руку оторвало, у кого ногу) и 5 легко ранено».

Причины крушения остались невыясненными. И. Валишин рассказывает, что «Весной 1919 года у железо-прокатного завода какой-то человек с саквояжем попросил нас (ехавших на кукушке) подвезти его к станции. Мы его взяли, но поехали не к станции, а к разъезду Кондратьевка, где находился наш красный партизанский штаб. Увидев, куда мы едем, человек с саквояжем попытался соскочить на ходу, но мы, не пустив его, доставили в штаб. Неизвестный оказался бельгийцем, владельцем одного из небольших химических заводов в Константиновке, а в саквояже у него были обнаружены ценности, документы и списки большевиков. В штабе этот владелец был приговорен к расстрелу, который и был приведен в исполнение т. т. Василенко, Якусевичем (молодым), Петровым (Дакетов) и др.»

15 апреля 1919 года фронт отодвинулся к Юзовке. В это же время состоялся районный съезд советов, на котором был избран исполком, однако работавший не долго. 28 мая 1919 года пришлось вновь эвакуироваться из Константиновки по направлению к Харькову, чтобы вернуться только в 1920 году.

Свой последний приход белые ознаменовали не менее дикими расправами, чем в предшествующие разы. И. Валишин рассказывает: «Однажды я был послан председателем ревкома Севастьяном Бондаренко из заводского поселка с целью разведки на ст. Константиновку. Там я был замечен белыми и, зная, что меня ждет верная гибель, бросился под проходящий маневровый паровоз. Однако машинист успел во время паровоз остановить, и белые меня схватили. На керамическом заводе, расположенном возле самой станции Константиновки, я вместе с другими рабочими (фамилий не знаю) был привязан за руки и ноги к бревнам, а один из арестованных рабочих под страхом порки избивал меня плетью. Когда я потерял сознание и этому бедняку показалось, что я запорот до смерти, он с криком отказался продолжать экзекуцию. За ослушание приказов фельдфебеля и офицера этот рабочий был схвачен и запорот шомполами до смерти».

Той же экзекуции подвергся Василенко, которого, пороли шомполами вместе с другими рабочими. Поркой занимался белогвардейский отряд Роговского, который кроме экзекуций расстреливал рабочих. В числе расстрелянных были В. Кулишов, Василенко (старик), фамилии остальных не установлены.

Правый эсер Выродов (работавший в деникинском Осваге) ходил по квартирам рабочих для мобилизации их в белую армию. Рабочие прятались в туннелях заводов, а он закладывал туннели соломой и зажигал ее, благодаря чему погибло несколько рабочих.

В течение всего периода подполья времен гетманщины и деникинщины в городе и окрестностях стойко и героически работали А. Якусевич (умер в 1920 году), Серобаба (умер в 1927 году), Яцкевич (матрос), Р. Василенко, братья Маслаковы, Г. Якусевич, его сестра и брат, И. Емельянов, И. Кожевников, Н. Яндульский, Векшин (старик) П. Суков (умер 1921 году), Бармашова, братья Дакетовы (Петровы), Степанченко, Павел Иванов и ряд других. Руководителями были И. Прищепа, Ф. Игнатов и Я. Коваленко.

Большевик - интеллигент А. Карпенко, находясь в партизанских отрядах, в свободные от боевых операций минуты читал нам лекции и вел политические беседы по всем интересовавшим вопросам, значительно содействуя поднятию культурного и политического уровня красных партизан.

По материалам: «Борьба за Октябрь на Артемовщине», сборник воспоминаний и статей под редакцией М. Острогорского, Издательство «Пролетарий», 1929 г.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Ноябрь 2022 (35)
Октябрь 2022 (4)
Сентябрь 2022 (24)
Август 2022 (60)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Календарь
«    Ноябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.