Кушвинский завод - вопреки Демидовым

Опубликовал: harlov, 26-01-2017, 14:20, Путешествие в историю, 1 380, 0
Кушвинский завод - вопреки Демидовым

В судьбе Кушвинского завода многие поворотные моменты его существования были единством и борьбой противоположностей: «благодаря» и «вопреки». Он появился на свет благодаря тому, что отец-основатель Василий Никитич Татищев в сентябре 1735 года дал добро на строительство чугуноплавильного завода, не дожидаясь разрешения из Санкт-Петербурга и вопреки желанию Демидовых присоединить гору Благодать к своим тагильским владениям.

В декабре на берегу реки Кушвы уже стояло несколько изб, амбары и «кузня на два меха». В 1738 году плотина заводского пруда была близка к завершению. Две доменные печи достраивались. Было заготовлено много припасов, в том числе только за последний год — 148 тысяч пудов руды. В распоряжении заводского начальства было 632 рабочих. От завода до пристани на Чусовой была прорублена 57-верстная дорога и большей частью расчищена. На ней строились мосты, настилались в болотах гати. Управляющий заводом Леонтий Бекетов проводил пробные плавки из благодатской руды на Нижнетагильском заводе Демидова. Как докладывал проверявший состояние новостройки бергмейстер Никифор Клеопин, в прибыльности завода сомнений нет.

Фаворит Анны Иоанновны, граф Э.И. Бирон, давно мечтал прибрать к рукам казенные горные заводы через подставных лиц. Один из его друзей, барон А.М. Шемберг, который, по выражению В.Н. Татищева, «ни малого знания к содержанию заводов не имел и нигде не видел», был назначен главой государственного горного управления, и указом от 3 марта 1739 года ему во владение императрица отдала Благодатский рудник, недостроенные Кушвинский и Туринский (Верхнетуринский) заводы. В это же время другим указом В.Н. Татищев был отстранен от управления горной промышленностью.

Генерал-берг-директор Шемберг обязался возместить казне стоимость заводских строений и припасов, однако не только не платил денег, а наоборот — ему же на ведение заводского дела из казны выдавались пособия. К заводам его стараниями были приписаны еще три тысячи крестьян. Из Саксонии на казенный счет были выписаны заводские мастера и смотрители над рудокопами — штейгеры.

24 августа 1739 года на Гороблагодатские заводы приехали новые управители Фохт и Бланкенгаген, с ними шесть немецких мастеров. Для того чтобы быстрее составить отчет о заводах, новые управители приказали на подьячих в конторе надеть кандалы и держать под караулом до окончания работы. В отчете значилось, что на 31 декабря 1739 года мастеровых на заводе было 683 человека, женщин в поселении — 261, домов казенных стояло 31, крестьянских изб — 21.

Условия для развития заводов тогда сложились благоприятные. В том же 1739-м на Кушвинском заводе были пущены в действие две первые доменные печи и вступил в действие Туринский (Верхнетуринский) железоделательный завод с восемью молотами для переработки кушвинского чугуна.

Анна Леопольдовна сменила на троне Анну Иоанновну, Бирона сослали в Пелым, и заводы у Шемберга в 1742 году Сенат забрал обратно в казну. На следующий год был заложен, а в 1747-м пущен в действие третий при горе Благодать —Баранчинский завод.

Очередной императрице, Елизавете, опыт предшественницы не пригодился. И когда в мае 1754 года граф П.И. Шувалов предложил казне выгодные условия покупки на Урале Гороблагодатских заводов — трех названных и четвертого, строящегося, Нижнетуринского, — казна вновь передала заводы в частные руки. В годы шуваловского владения заводы значительно окрепли. При графе были распределены между заводами лесные дачи. По его инициативе в 1754 году на Баранчинском заводе построили две домны. Он вдвое увеличил поставку железа за границу. И добился этого способом, достойным своей эпохи: увеличил норму приписки крестьян к заводу почти втрое.

Начатый Нижнетуринский завод Шувалов не достроил, но заложил и пустил в действие Серебрянский передельный завод. А потом сосредоточил свое внимание на строительстве заводов в Предуралье. И все бы хорошо, но из обещанных казне «выгод» — 179689 рублей — он к 1761 году отдал только 6940 рублей. И вскоре умер. У наследников заводы отняли за долги.

В сентябре состоялась передача Кушвинского завода от наследников Шувалова обратно в казну. Акт передачи сообщает, что «на чугунолитейном заводе числятся строения, а именно: две церкви, заводская контора, управительный дом, четыре домны, плотина, рудобойня о двух чугунных молотах, пороховой амбар, чинилня, сторожка, рудоприемная избушка, конский причал, кузница о шести горнах, кабак».

Не густо, но и немало: с момента основания прошло всего 25 лет. Шувалов оставил после себя не только долги, но и проблему приписных крестьян. Объем работ, который они должны были выполнять на заводах, определялся размером подушного оклада, неуклонно возрастающего. Между тем расценки на работы, так называемые «плакатные ставки», установленные Указом от 13 января 1724 года, уже три десятилетия оставались неизменными. Для того чтобы отработать подушный оклад, приписным крестьянам требовалось затратить конному — 20-30 рабочих дней, пешему — 38-40. Но фактически приписные отрабатывали этот оклад не менее четырех месяцев в году, так как раскладка производилась на общее число ревизских душ приписного населения. Годные к работе отрабатывали за больных, увечных, престарелых, забранных в рекруты, за беглых и умерших до переписи.

Так, например, из общего числа приписанных в 1755 году к Кушвинскому заводу крестьян работать мог только каждый четвертый. Соответственно он и отрабатывал за четверых, накапливая недоимки.

Волнения приписных крестьян графа Шувалова в 1761 году были подавлены силой. В декабре следующего года возмущенные порядками приписные Кушвинского завода оставили работы и уехали по домам, за что были жестоко наказаны.

В 1765 году крестьянский долг Гороблагодатским заводам составлял 16699 рублей — почти десятую часть стоимости предприятий. Приписные крестьяне становились непременными работниками. Из них, а также из рекрутов и ссыльных формировалось население Кушвинского завода. Их непосильным трудом на пустом месте возникало то, что потом будет гордостью России — комплекс Гороблагодатских заводов.

В ноябре 1800 года была упразднена Канцелярия Главного правления заводов и организовано три горных начальства, подчиняющихся Берг-коллегии: Пермское, Юговское и Гороблагодатское. 16 марта 1801 года правительственным Сенатом на Урале были учреждены три округа по управлению промышленностью с уточнением их центров: Пермский, Гороблагодатский и Екатеринбургский. Первым Главным начальником Гороблагодатских, Пермских и Камских заводов был назначен Андрей Федорович Дерябин.

Андрей Федорович родился в 1770 году в семье священника в селе Дерябино Верхотурского уезда. Окончил Тобольскую духовную семинарию. Сам выбрал свой жизненный путь и семнадцати лет поступил в Петербургское горное училище. Службу начал шихтмейстером на Нерчинских заводах. Вскоре как подающий надежды, был отправлен за границу набираться заморского опыта. Основательно изучил геологию Западной Европы, работу на рудниках, заводах и фабриках. По возвращении в Россию Дерябин приобрел известность своими обширными знаниями и способностями. В 28 лет он уже стал членом Берг-коллегии и управителем Колыванско-го и Нерчинского заводов.

Назначенный начальником Гороблагодатского горного округа, Дерябин лично осмотрел все вверенные ему предприятия и нашел, что «все заводы находятся весьма в ветхом состоянии, а на некоторых фабричные строения так худы, что даже упали». За короткий срок Дерябин улучшил работу Кушвинского завода. В 1806 году он заложил Верхнебаранчинский железоделательный завод, а при нем открыл Балакинский рудник, в 45 верстах от Кушвы, который долго служил для выплавки фосфористых чугунов, особенно пригодных для отливки ядер и бомб.

В 1810 году Андрей Федорович возглавил только что созданный в Петербурге Департамент горных и соляных дел, образованный вместо Берг-коллегии. Он встал во главе всей горной промышленности России.

В своем основательном труде «Историческое описание горных дел в России с самых отдаленнейших времен до нынешних» (1801) Дерябин проанализировал причины застоя в горнозаводской промышленности, в числе которых была и устаревшая система формирования кадров. По указу 1807 года из тысячи приписных крестьян выделялось 58 непременных мастеровых не старше 40 лет. Непременные (или урочные) работники вместе с семьями поселялись на заводы. За счет приписных им выделялось по три лошади и строился дом. Все остальные крестьяне той общины освобождались от заводских работ. Но непременных работников все так же не хватало, и на завод продолжали поступать рекруты, ссыльные и каторжные.

Только в 1817-1818 годах в Кушвинский завод по рекрутскому набору поступило 2263 человека из Пензенской и Симбирской губерний. Из них на службе осталось только 1164 человека, 880 умерли, 207 — бежали и 12 — выбыли по другим причинам.

Предложения А.Ф. Дерябина по преобразованию горной промышленности правительство тем не менее не приняло. Российские казенные заводы были своеобразными техническими школами, где без отрыва от производства готовились кадры, а Кушвинский завод был по тем временам высшей технической школой. Разработками его инженеров пользовались даже нижнетагильские мастера. Художественное литье появилось в Кушве еще в 1811 году. А в 1820-м кушвинские доменщики братья Самойловы отливали бюсты и другие художественные изделия из доменного чугуна. И обучили фигурному литью первого каслинского мастера Никиту Теплякова. В 1826 году в лаборатории завода впервые в России проводились опыты по изготовлению «уральского металла» — сплава платины с медью. Знаменитые «рашетовские печи» появились в Кушве в 1833 году, когда автор изобретения В. К. Рашет работал на заводе. Только позднее они получили распространение на всем Урале.

В 1846 году на заводе началась очередная модернизация производства. Вот любопытная выдержка из письма министра финансов Главному начальнику горных заводов Хребта Уральского (речь идет о Кушвинском заводе): «Поелику проектированное устройство железных стропил Комитет не может одобрить, ибо расположение частей оных не представляет достаточного ручательства в прочности и безопасности, а поэтому необходимо поручить местному начальству переделать проекты стропил, приняв к руководству устройство таковых в Зимнем дворце, о чем имеются сведения и чертежи в Горном журнале 1839 год, №10».

В мае 1850 года Кушвинское заводское начальство рапортовало: «Стропилы на меховой палатке и кузнице, согласно с замечаниями Ученого комитета переделаны...» По типу таковых в Зимнем дворце. Кстати, в это время управляющим Кушвинским заводом служил Павел Матвеевич Обухов, выдающийся металлург. Через семь лет на специально построенном Князе-Михайловском пушечном заводе он впервые в России организовал производство стальных пушек.

И во второй половине XIX века завод не отставал от общего развития российской металлургии. Телеграфные аппараты в Кушве застрекотали в 1876 году. Железнодорожным транспортом завод начал пользоваться в 1878-м. Телефонные трели в заводоуправлении раздались в 1884-м.

Использован материал Коновалов П.А. и др. «Дети горы Благодать: Культурно-исторические очерки». - Екатеринбург: ИД «Сократ», 2006.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Март 2020 (36)
Февраль 2020 (41)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.