Топ-100

Мобилизационные возможности Сибирского казачьего войска

Опубликовал: zampolit, 12-01-2017, 15:45, Путешествие в историю, 3 222, 0

Закон Российской Империи гласил: «Мужское население Сибирского Казачьего Войска, как издавна призванное всецело к священной обязанности защищать Престол и Отечество, подлежит, без различия состояния, воинской повинности».

Служилый состав войска включал 18 возрастов и подразделялся на 3 разряда: приготовительный (20-летние), строевой (казаки с 21 года до 32 лет) и запасный (33 — 37 лет). В 38 лет казак выходил в отставку и исключался из служилого состава, но его зачисляли в войсковое ополчение. Десяти младшим возрастам ополчения (38—47 лет) станичные правления вели учет на случай призыва их на войну. Переводили из разряда в разряд, из очереди в очередь, из служилого состава в ополчение не индивидуально, т. е. не отдельно взятое лицо по достижении им того или иного возраста, а сразу, в установленное законом время, весь «наряд» (год призыва), т. е. всех лиц, родившихся в определенный год, с 1 января по 31 декабря, и годных к военной службе. Поэтому реально казаки, в зависимости от дня своего рождения, уходили на действительную службу кто в 20, а кто в 21 год, а в отставку выходили в 37—38 лет и т. д.

Состоя в приготовительном разряде, казак обзаводился за свой счет строевым конем, шашкой, обмундированием, снаряжением и проходил начальную военную подготовку в станице. Строевой разряд делился на три очереди по 4 года каждая. Перейдя в него, казак отправлялся на действительную службу (1-я очередь строевого разряда). Отслужив 4 года в первоочередном полку, он выходил на льготу, возвращался домой и зачислялся сначала во 2-ю очередь, а затем в 3-ю. В период нахождения во 2-й очереди ему полагалось держать наготове строевого коня, шашку, все обмундирование и снаряжение, а также отбыть два лагерных сбора (примерно по 4 недели, начиная с конца мая). Состоя в 3-й очереди, казак на сборы не призывался, строевого коня мог уже не иметь. При всеобщей мобилизации льготными чинами строевого разряда комплектовались второочередные и третьеочередные полки войска.

Казаки запасного разряда содержали в готовности только седла и шашки. В военное время их призывали по мере надобности, начиная с младших возрастов, в запасные сотни, из которых восполнялась убыль боевых частей. После объявления всеобщей мобилизации казаки запасного и 3-й очереди строевого разрядов должны были срочно и за свой счет купить себе все недостающее для выхода на службу. Для проверки наличия и состояния обязательных предметов снаряжения льготных и запасных казаков время от времени призывали в центры станиц.

К 1 января 1914 года в служилом составе Сибирского казачьего войска числилось 152 офицера (генералы, штаб- и обер-офицеры), 74 классных чиновника и 14647 нижних чинов (подхорунжие, вахмистры, старшие и младшие урядники, приказные, казаки). В крайнем случае можно было призвать 10 младших возрастов ополчения — 5101 человек нижних чинов, годных к службе, а также какую-то часть отставных генералов, офицеров и чиновников (всего их 138 человек). Таким образом, мобилизационные ресурсы Сибирского казачьего войска достигали 20 тысяч человек.

Строевые кони выращивались самими казаками или приобретались ими у казахских торговцев. Это были либо «киргизы», либо помесь «киргизов» с обыкновенными крестьянскими лошадьми. Как те, так и другие имели небольшой рост, крепкие ноги, были замечательно выносливы в работе, неприхотливы к корму и почти не требовали ухода. Только некоторые офицеры войска покупали чистокровных и полукровных лошадей, выращенных на конных заводах Европейской России: арабов, арабо- кабардинцев, англо-арабов и др.

В 1913 г. в Сибирском казачьем войске прошло 30 конских ярмарок, на которых было выставлено 16324 лошади. Из них продано было 6440. Цена за лошадь верхового сорта составляла от 50 рублей в 1-м военном отделе до 76 рублей во 2-м (средняя по всему войску — 59,5 рубля). Широкое развитие домашнего коневодства у самих сибирских казаков и особенно соседство с казахами скотоводами позволяло войску на первый взгляд быстро восполнить любую убыль конского состава. Однако следует иметь в виду, что на обучение настоящего строевого коня требовался значительный срок. Затруднено было комплектование конно-артиллерийских упряжек, так как местные породы и типы лошадей, отличаясь выносливостью и неприхотливостью, в то же время из-за небольших размеров не обладали достаточной мощью, их аллюры были укорочены и малопроизводительны.

Шашки поступали в войско со Златоустовской оружейной фабрики, пики образца 1910 года с Сестрорецкого оружейного завода. Сукно для обмундирования выписывалось из-за Урала. Оттуда же, с шорноседельных фабрик, получали часть конского снаряжения. В отношении вооружения и снаряжения войско полностью зависело от поставок из Европейской России. Войсковая мастерская в Омске, производившая предметы обмундирования и снаряжения, была маломощной и перед мировой войной ежегодно обеспечивала потребность только половины молодых казаков 2-го военного отдела, готовившихся к выходу на действительную службу. Остальные — 5/6 приготовительного разряда — пользовались на местах услугами частных мастерских, которые работали по предоставленным им образцам и под наблюдением станичных атаманов. Но сырье, как в первом, так и во втором случаях, было в основном привозным. Хотя скотоводческий Степной край был богат кожей, но подошвенную кожу, более толстую, и особой выделки, также привозили из европейской части страны.

Система комплектования казачьих частей была сословной территориально-очередной (территориально-возрастной). Каждый отдел Сибирского казачьего войска выставлял определенные части: 1-й отдел — 1, 4, 7-й Сибирские казачьи полки и 1-ю запасную сотню, 2-й — 2, 5 и 8-й полки и 2-ю запасную сотню, 3-й — 3, 6, 9-й полки и 3-ю запасную сотню. Более того, казаки одного поселка из поколения в поколение шли служить действительную в одну и ту же сотню.

Во 2- и 3-х очередных полках эта традиция сохранялась. Например, при мобилизации 1904 г. поселок Казанский станицы Пресновской выставил строевую сотню в 7-й Сибирский казачий полк и значительную часть одной из сотен 4-го Сибирского казачьего полка. Одностаничники служили и воевали вместе. Казачьи офицеры нередко имели среди нижних чинов родственников и друзей детства. Отсюда однородность личного состава, большая внутренняя спайка, твердая дисциплина казачьих частей, а также своеобразие отношений между командирами и подчиненными. Внутриобщинные отношения переносились в воинскую часть. Были в этом и недостатки. Например, урядник из бедных казаков мог попустительствовать рядовому из богатых одностаничников, что шло в ущерб уставным отношениям.

С 1911 года новый командир 1-го Сибирского казачьего полка полковник П.Н. Краснов в нарушение традиции стал распределять молодых казаков в те или иные сотни не по станице, а по масти лошади. В результате, во-первых, полк приобрел красивый вид (у каждой сотни своя масть коней), во-вторых, усилились дисциплина и взаимовыручка между сотнями. Территориальный принцип был сохранен на уровне полка, который в целом состоял из земляков — казаков 1-го военного отдела. Территориально-очередная система комплектования в целом просуществовала вплоть до самой гибели войска. Правда, в Первую мировую и Гражданскую войны в связи со значительными потерями и быстротечностью событий эту систему неоднократно частично разрушали, особенно при формировании специальных частей и подразделений (артбатарей, саперных, пулеметных команд и т. д.). Вкладывая в снаряжение собственные средства, казаки бережнее относились к коню, обмундированию и снаряжению. Однако процесс самоснаряжения и контроля за ним был слишком сложен. А главное, снаряжение сибирских казаков напрямую зависело от благосостояния казачьего населения и поставок промышленной продукции из Европейской России.

В мирное время войско выставляло гвардейскую полусотню (1-й и 2-й взводы в составе 3-й Сводной сотни лейб-гвардии Сводно-казачьего полка) и три первоочередных конных полка шестисотенного состава: 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева полк, 2-й и 3-й Сибирские казачьи полки.

Таким образом, в мирное время войско имело под ружьем 18,5 конных сотен (по штатам — 2918 человек). К 1 января 1914 г. в строевых частях числились 1 генерал, 128 офицеров и 2718 нижних чинов (еще 120 нижних чинов служили в управлениях и заведениях войска).

Стоянки частей находились: гвардейской полусотни — в Павловске под Петербургом, 1-го и 2-го полков, составлявших Отдельную Сибирскую казачью бригаду, в городах Джаркент и Верный Семиреченской области, 3-го полка — в городе Зайсан Семипалатинской области, кроме 5-й и 6-й сотен, располагавшихся в Омске. Первоочередные полки войска охраняли границу, несли гарнизонную службу, вели боевую подготовку на случай войны с Китаем, а также высылали конвои для охраны русских консульств в сопредельных государствах: 2-й полк — в китайские города Кульджа, Суйдун, Урумчи, 3-й полк — в китайскую крепость Шара Сумэ и в монгольский город Кобдо.

В случае войны войско обязано было отмобилизовать полностью льготных и частично запасных казаков, пополнить до штатов военного времени первоочередные полки и гвардейскую полусотню и сформировать 2-, 3-очередные и запасные части, а именно: шесть конных полков шестисотенного состава, три запасные сотни с отделениями конского запаса при них. Таким образом, в случае всеобщей мобилизации войско выставляло 57,5 сотни. Казенное (войсковое) имущество льготных полков и запасных сотен - пики, винтовки, пулеметы, револьверы, патроны и пр., — а также неприкосновенный запас в мирное время хранились в складах при управлениях военных отделов. Льготные полки 1-го и 2-го отделов — 4, 5, 7 и 8-й — составляли Сибирскую казачью дивизию (за Японскую войну все 4 полка дивизии были награждены Георгиевскими знаменами). Штат полка военного времени колебался в таких пределах в зависимости от очереди строевого разряда: 21—25 офицеров, 1027—1146 нижних чинов (с командами, обозами 1-го и 2-го разрядов; боевая сила конной сотни — 135 шашек в строю). Штат запасной сотни: 3 офицера, 224 нижних чина; отделения конного запаса: 1 офицер, 66 казаков; гвардейской полусотни: 4 офицера, 93 нижних чина.

В Гражданскую войну штаты войсковых частей были несколько изменены. Самые важные новшества:
1) Сибирские казачьи дивизии стали составлять не из 4 полков, как ранее, а из 3, т. е. по количеству военных отделов войска;
2) в 1919 г. полки 2, 3 и 4-й Сибирских казачьих дивизий имели четырех-, а не шестисотенный состав. Следует также учитывать, что в Гражданскую наличный состав частей, как правило, был значительно меньше как штатного, так и списочного.

Боевой путь войсковых частей в Великую войну 1914 - 1918 гг.

1-й и 2-й полки Отдельной Сибирской казачьей бригады воевали на Кавказском фронте и за Сарыкамышскую операцию были представлены к Георгиевским знаменам (несомненно, получили бы их, не завершись война революцией). Особенно отличился 1-й полк, в бою 21 декабря 1914 г. под городом Ардаганом атаковавший 8-й турецкий пехотный полк и захвативший его знамя. Высочайшим приказом от 6 декабря 1916 г. Император Николай II принял шефство над полком и включил в его списки своего сына и наследника Алексея.

С того момента полк стал называться 1-й Сибирский казачий Ермака Тимофеева, ныне Его Императорского Величества, полк, а чины его получили право носить на погонах царский вензель. 3-й полк всю войну оставался в Омском военном округе, только 6-ю сотню из Омска перевели в Новониколаевск и две сотни (1-ю и 2-ю) сконцентрировали в Шара-Сумэ. В Зайсане остались штаб полка и две сотни (3-я и 4-я). В 1916 г. полк выделил три своих сотни на подавление восстаний казахов. Гвардейская полусотня начала войну в Польше, а закончила ее на Юго-Западном фронте.

Льготные полки 1-го и 2-го отделов в нарушение мобилизационного плана не были сразу же сведены в дивизию, так как полкам 3-й очереди дали время на «повторительный курс» военного обучения. 4-й и 5-й полки отправились на фронт в августе, а 7-й и 8-й — в декабре 1914 года. Их придали четырем армейским корпусам Северо-Западного фронта и использовали в качестве корпусной конницы.

В феврале 1915 года в Августовских лесах 4-й Сибирский казачий полк был разбит и едва не потерял знамя (в бою был убит командир полка войсковой старшина Г.А. Власов, в плен попало 9 офицеров 4-го полка, а также командир 1-й бригады Сибирской казачьей дивизии генерал-майор А.Я. Усачев). В феврале 1915 г. под городом Праснышем две сотни 8-го Сибирского казачьего полка наголову разбили два германских эскадрона 3-го Конно-гренадерского Короля Шведского полка.

Только в ноябре 1915 года 4, 5, 7 и 8-й полки свели, наконец, в Сибирскую казачью дивизию. До конца весны 1917 года дивизия воевала на Западном фронте (с отличием она, например, действовала в боях при отступлении у Гродно и Вильно), а затем была отведена в тыл и «разбросана» для службы охраны по Минскому и Московскому военным округам. 6-й и 9-й полки (льготные полки 3-го отдела) выступили из войска в июле 1915 г. и, будучи сведены в Отдельную Сибирскую казачью бригаду, воевали на Северо-Западном фронте.

В 1916 году 9-й полк был снят с фронта и через Семипалатинск, где получил короткий отдых, направлен в Семиречье, на помощь войскам, подавлявшим восстание казахов. Затем полк перевели в Ташкент, откуда в январе 1917 г. отправили в Персию — в Русский экспедиционный корпус Кавказской армии. 6-й полк в сентябре 1917 года вернули в войско: штаб и 4 сотни разместили в Семипалатинске и по одной сотне — в Омске и Новониколаевске.

Запасные сотни с отделениями конского запаса при них располагались в Омске, 2-я и 3-я, 1-я в Петропавловске (1-я — до 1915 г.), с 1915 г. в Твери. В 1917 г. запасные сотни были развернуты в два Сибирских казачьих запасных дивизиона (трехсотенного состава): 1-й дивизион в Твери, 2-й — в Омске. Запасные сотни пополнялись главным образом казаками 4 категорий: 1) запасного разряда, 2) переходившими из приготовительного разряда в строевой, 3) «статейниками», т. е. лицами, которых ранее не призывали по состоянию здоровья, а во время войны переосвидетельствовали и признали годными к службе, 4) эвакуированными с фронта по ранению или болезни, успевшими поправить свое здоровье.

Запасные сотни комплектовали командами пополнения и отправляли их на фронт, в строевые части, поэтому реальная численность сотен колебалась в самых широких пределах. Летом 1916 г. 2-я и 3- я запасные сотни выделили из своего состава часть людей на формирование 3 боевых полусотен. Эти полусотни использовали при подавлении бунтов казахского населения, а затем расформировали.

Великая война заставила войско выставить дополнительные части. Летом 1915 г. были спешно сформированы и отправлены на фронт 3 отдельные сотни. В штате каждой из них состояло 3 офицера и 157 нижних чинов. Сотни несли службу при штабах армейских корпусов, лишь эпизодически принимая непосредственное участие в боевых действиях.

Так, за героическое прикрытие отхода наших войск в течение дня 18 июня 1917 г. 3-я Сибирская казачья отдельная сотня получила 25 Георгиевских крестов и 20 Георгиевских медалей.

В 1915 году в городе Брянске был сформирован Отдельный Сибирский казачий конно-артиллерийский дивизион (3 батареи по 4 трехдюймовых скорострельных орудия образца 1902 г.); штат дивизиона состоял из 14 офицеров, 544 нижних чинов. Дивизион воевал в составе Сибирской казачьей дивизии. Для подготовки пополнения были созданы — в Омске запасный артвзвод, развернутый затем в Сводно-казачью запасную батарею (в ней вместе с сибирцами служили амурские и астраханские казаки), а в Петропавловске - отделение конного запаса Сибирского казачьего артдивизиона.

В конце 1915 года был сформирован Отряд особого назначения (партизанский) Сибирской казачьей дивизии, командир - подъесаул Б.В. Анненков. Этот отряд не являлся штатной единицей, поскольку состоял из казаков-добровольцев (более 100 человек), откомандированных из полков дивизии. В составе Сибирской казачьей дивизии появилась сначала конно-саперная команда (штат: 2 офицера, 63 казака), позже - «пулеметная команда Кольта» (наряду с пулеметными командами полков).

В начале 1917 г. в войске были сформированы 3 особые сотни (штат: 151 казак и, вероятно, 3 офицера). Таким образом, в 1917 года состав строевых и запасных частей войска, с учетом численности партизанского отряда и численности гвардейской полусотни, а также кратковременного существования особых сотен и запасных дивизионов, достигал 3,5 батарей, 58,5—61,5 конных сотен и 3—6 запасных сотен.

В июле 1916 года, во время восстания казахов из-за мобилизации их на тыловые работы, в 6 степных станицах войска — Атбасарской, Акмолинской, Павлодарской, Баян-Аульской, Каркаралинской и Кокпектинской — были созданы 2 сотни и 4 полусотни из казаков трех категорий: малолеток, отставных и признанных негодными к военной службе. Собравшись в течение нескольких часов, они обеспечили защиту русского населения, а с подходом регулярных войск, войдя в подчинение к военному командованию, приняли участие в боевых действиях. Кроме того, в Кокчетавском уезде, где волнения и бунты не приобрели большого размаха, 4 станицы — Щучинская, Котуркульская, Аиртавская и Лобановская — выставляли в помощь гражданским властям 100 конных казаков. После умиротворения края, в октябре—ноябре 1916 г., все местные сотни, полусотни и команды были распущены, а выданное им оружие возвращено на военные склады.

В литературе встречается цифра в 11,5 тысячи человек, выставленных Сибирским казачьим войском на военную службу в Первую мировую войну. В действительности же уже к 1 января 1916 г. войско выставило 315 генералов и офицеров, 55 классных чиновников, 12884 нижних чина и 13984 лошади. К 1 августа 1916 г. в частях и учреждениях войска было налицо следующее количество воинских чинов: 327 генералов и офицеров, 77 классных чиновников, 12434 нижних чина, — всего 12 838 человек (в том числе 158 человек, служивших в учреждениях и заведениях на территории войска; более всего казаков было в Сибирской казачьей дивизии, с артдивизионом и саперной командой, но без прикомандированных неказачьих частей — 5033 человека). В то же время на излечении в госпиталях, лазаретах, больницах или дома находилось 428 казаков строевого и запасного разрядов, эвакуированных с фронта (без офицеров). Кроме того, какое-то количество казаков уже погибло, пропало без вести, угодило в плен, было переведено по ранению или болезни в разряд неспособных к службе.

Следовательно, к 1 августа 1916 г. войско выставило не менее 13,5 тысячи человек. К той же дате в мобилизационном резерве войска, т. е. по домам, но в готовности выйти на службу, находилось 1388 человек. Это были казаки старших возрастов запасного разряда и статейники, а также поправившиеся эвакуированные строевого разряда. По-видимому, этот резерв был быстро исчерпан, так как в ноябре 1916 г. начали призывать казаков нарядов 1898—1899 гг., то есть двух младших возрастов ополчения (39—38 лет). К этому надо прибавить более 1 тысячи человек молодых казаков наряда 1917 г. Получается, к середине 1917 г. Сибирское казачье войско дало в армию свыше 16 тысяч человек. Правда, списочный и наличный состав был значительно ниже этой цифры ввиду, во-первых, возвратных и безвозвратных потерь, во-вторых — демобилизации после Февральской революции некоторых возрастов ополчения (казаки 40—38 лет нарядов 1898—1900 гг.).

Напряжение войска в период мировой войны было очень высоким. Уже в 1915 г., видя, как быстро иссякает запасной разряд, войсковое начальство приступило к широкому переосвидетельствованию статейников, то есть власти сознательно пошли на снижение требований к состоянию здоровья призывников. Затем, исчерпав полностью запасной разряд и статейников, стали призывать ополченцев. Однако если у сибирских казаков ополчение было лишь затронуто, то у крестьян — мобилизовано почти полностью.

Казаки Акмолинской области отправили в армию чуть более 34 процентов мужчин рабочего возраста, а крестьяне той же области — почти 59 процентов. В марте 1917 года в Омском гарнизоне самыми старшими среди военнослужащих-казаков были лица наряда 1898 г., а среди солдат — призывов 1893-го и 1892 гг. Такая разница объясняется тем, что русская пехота за время войны понесла огромные потери, не сопоставимые с потерями конницы. Для их восполнения и потребовалась мобилизация почти всего государственного ополчения. Сословный характер казачьей воинской повинности, нецелесообразность использования конников в качестве пехоты, а также, вероятно, стремление властей приберечь казаков на случай внутренних беспорядков — все это уберегло ополчение Сибирского казачьего войска от более масштабного призыва.

Потери войска за Первую мировую войну были весьма значительны: только убитыми и пропавшими без вести, по подсчетам А.В. Поварницына, — 790 человек. К безвозвратным потерям боевого потенциала войска надо еще прибавить изувеченных и больных, которые вернулись в родные станицы, но не могли уже стать снова под ружье. К тому же далеко не все казаки, угодившие в плен, смогли вернуться домой в 1918—1919 гг.

Таким образом, к началу Гражданской войны мобилизационные ресурсы Сибирского казачьего войска сократились до 18,5—19 тысяч человек. Если считать по нормам императорской России, то есть, учитывая лишь годных к строевой и нестроевой службе казаков 20—47 лет. В Гражданскую же войну, в самые критические моменты, часто призывались казаки и более младшего и более старшего возраста. А во время стихийных восстаний 1920—1921 гг. по решению общественного схода могли быть мобилизованы вообще все способные носить оружие, причем не только казаки, но и разночинцы.

Использован материал из книги Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска 1917-1920. Книга I – М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. – 748 с.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (11)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.