шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Организация обучения и воспитания в кадетских корпусах России

Организация обучения и воспитания в кадетских корпусах России

Автор: zampolit
28-12-2016, 18:51
Организация обучения и воспитания в кадетских корпусах России

Первый кадетский корпус в начале своего существования назывался Рыцарской академией. Корпус имел задачу готовить молодых людей к службе не только военной, но и гражданской. В период царствования императрицы Елизаветы Петровны среди кадет царил живой интерес к литературе. Среди них образовалось «Общество любителей российской словесности», одним из членов которого был кадет А.П. Сумароков, уже тогда писавший трагедии.

На Святках 1749 г. члены Общества удачно сыграли одну из его трагедий «Хорев», которая по воле императрицы была повторена при дворце. Успех кадетских спектаклей побудил императрицу основать «Российский театр», и А.П. Сумароков стал его первым директором.

Императрица Екатерина II взяла 1-й кадетский корпус под свое непосредственное покровительство. При ней в корпусе был утвержден Устав, по которому сюда принимались дети с 5—6 лет. Пребывание в корпусе длилось 15 лет.

Кадеты самого младшего возраста (1-го) были под женским надзором. Правление Екатерины II называли «золотым веком» 1-го кадетского корпуса. Сама императрица называла его «Рассадником Великих людей».

А при 2-м кадетском корпусе была образована Школа художеств на 150 человек, из которых 100 должны были готовиться на унтер-офицерские вакансии в артиллерии и инженерных командах, а остальные — в мастеровые и художники.

В эпоху Павла 1 в кадетских корпусах царила военная муштра. Все гражданские воспитатели были удалены из корпусов и их заменили офицеры. Кадеты младших возрастов составляли отныне малолетние отделения, а всех прочих разделили на 5 рот.
Учебно-воспитательное дело в «александровских» кадетских корпусах было поставлено также далеко не блестяще. Определенной системы воспитания не было, не было даже и определенного учебного курса, состав которого в каждом кадетском корпусе устанавливался по-своему. В основу воспитания было положено крайне суровое, и даже жесткое, отношение к ним. Широко применялись телесные наказания. В воспоминаниях кадет того времени, напечатанных в «Военном Сборнике» за 1861 г. батальонный командир одного из кадетских корпусов утверждал: «Стыдно гренадеру (кадету) дать менее ста розг». Этот минимум нередко удваивался, утраивался и даже учетверялся.

Кадеты размещались в тесных помещениях. Например, во 2-м кадетском корпусе, при недостатке мест в дортуаре, детей укладывали спать «вповалку», помещая их по трое на двух сдвинутых кроватях. Кадеты носили постоянно мундиры, которые шились ежегодно. Продовольствие также часто было недостаточным: «Нас хоть голодом не морили, но и досыта не кормили», — говорится в кадетских воспоминаниях. Понятно, что при отсутствии правильного обучения и доброго влияния старших, при господстве розг нравы кадет были крайне грубы. Упорядочить дело воспитания и образования в «александровских» кадетских корпусах выпало на долю императора Николая 1, который после вступления на престол изъявил «непременную и твердую волю дать военно-учебным заведениям новое устройство, связать их вместе в одну общую отрасль государственного управления, для направления одной и той же мыслью к одной и той же цели».

Вскоре по вступлению Михаила Павловича в должность главного начальника директорам кадетских корпусов было поставлено в непременную обязанность «строго наблюдать затем, чтобы только люди истинно достойные, с чистою нравственностью и способностями к воспитанию, были допускаемы на должность воспитателей». В 1836 г. утверждается «Положение о службе по учебной части в военно-учебных заведениях». Таким образом, была обеспечена возможность привлекать к преподавательской деятельности лучшие педагогические силы.

В 1840 г. были впервые изданы подробные программы по всем учебным предметам в военно-учебных заведениях. Вслед за тем по представлению Его Высочества один из наиболее просвещенных генералов того времени, барон Н.В. Медем, был командирован на продолжительное время за границу с поручением «следить за ходом усовершенствования в Европе военных наук и тем способствовать развитию преподавания их в русских военно-учебных заведениях».

Программы 1840 г. вскоре после этого были тщательно пересмотрены и изданы в исправленном и значительно дополненном виде. Само собой разумеется, что при всем этом не забывалась основная цель военно-учебных заведений — на строевое образование будущих офицеров постоянно обращалось усиленное внимание. Помимо обычных смотров главный начальник лично проверял строевую подготовку кадет, производя петербургским кадетам частые общие и так называемые восьмирядные учения, при которых выпускные кадеты занимали места взводных командиров; несколько раз в течение лета он вызывал лагерный отряд по ночной тревоге для довольно продолжительных тактических упражнений. Особенно строгим испытаниям в верховой езде и кавалерийской подготовке подвергались те из кадет, которые предназначались на службу в кавалерию и конную артиллерию. Они прикомандировывались к соответствующим образцовым войскам и производились в офицеры не иначе как по непосредственному утверждению самого великого князя.

Еще в начале своего управления военноучебным ведомством Михаил Павлович выяснил из отчетов, что многие воспитанники, предназначавшиеся к увольнению из заведений по причине болезней, оказывались неспособными к военной службе, признавая, что «подобные болезни нередко рождаются и укореняются от несоответствующих силам молодых людей частых и продолжительных фронтовых учений». Великий князь предписал директорам всех военно-учебных заведений «сколь возможно более соизмерять фронтовые занятия воспитанников с физическими силами».

Согласно «Общему положению и уставу для военно-учебных заведений»6, во время учебного курса, с середины августа до середины июня, кадеты проводили свои дни в следующем распорядке: вставали в 6 часов утра, завтракали в 7 и в 11, обедали во втором часу, ужинали в 8 и ложились спать после 9 часов вечера. Классные занятия проводились с 8 до 11 часов утра и с 3 до 6 часов вечера, а на подготовку уроков отводилось — 1 час утром и 1,5 часа вечером.

На строевые, гимнастические упражнения и прогулки уделялось от 2 до 3 часов. На время летних каникул все строевые роты выводились в постоянные лагеря, а малолетние воспитанники распускались по домам. В лагерное время строевым занятиям отводилось ежедневно 5 часов, а на повторение пройденного материала — около 2 часов.

Для приема в кадетские корпуса были установлены следующие возрастные рамки: в Александровский и в малолетнее отделение I-го Московского корпуса — от 6 до 8 лет, а во все остальные корпуса — от 9 с половиной до 11 с половиной лет, причем в последние заведения кандидаты принимались не иначе как после элементарных испытаний по Закону Божьему, русскому языку и арифметике.

Главной целью физического воспитания было поставлено «сбережение и подкрепление здоровья, развитие и усовершенствование телесных сил воспитанников, дабы сделать их способными к перенесению трудов военной жизни»: сообразно этой цели закон указывал все более существенные требования относительно помещения, содержания и образа жизни кадет. Особенное внимание было обращено на то, чтобы воспитанники вели постоянно в заведении деятельную жизнь, получали доброкачественную пищу, удобную одежду и по возможности пользовались свежим воздухом и всегда содержались в строгой опрятности.

Для успешного выполнения всех постановлений относительно воспитания было обращено внимание на выбор воспитателей, которым были предоставлены различные преимущества, для того чтобы привлечь на эти должности людей достойных и способных. Выбор воспитателей для каждого корпуса возлагался непосредственно на директора, к числу основных обязанностей которого относилось наблюдение за тем, чтобы «только люди истинно достойные, с чистой нравственностью, с познаниями и способностями к воспитанию, были допускаемы к важной должности воспитателей».

Нравственное достоинство кадет было принято определять баллами: 12 — поведение отличное, 11 и 10 — очень хорошее, 9,8,7 — хорошее, 6,5 и 4 — посредственное, 3,2,1 — дурное. Кроме обычных школьных наказаний, в корпусах допускалось снятие погон, помещение имени на черную доску, надевание серой куртки и, в крайнем случае, розги, но не иначе, как с разрешения директора. При явной же безрезультатности всех мер отстающие кадеты переводились в батальоны военных кантонистов или по достижению 16—17 лет назначались на службу нижними чинами в армейские полки.

Наконец, мерами для поощрения служили: выдача похвальных листов и книг в подарок, помещение на красные доски наиболее отличившихся, производство в ефрейторы, младшие и старшие унтер-офицеры и фельдфебели.
В рекреационных залах были вывешены серые мраморные доски с именами отличившихся из числа воспитанников каждого выпуска, а в церквах заведений — черные мраморные доски для помещения имен всех бывших воспитанников, «павших на поле брани или умерших от ран, в каком бы офицерском чине не постигла их славная смерть воина».

Полный курс обучения в кадетских корпусах был распределен сначала на 10, а с 1836 г. — на 8 лет и состоял из 3 последовательных отделов: приготовительного курса (2 года), общего (4 года) и специального (2 года), в которых было положено преподавать: Закон Божий, русский язык и словесность, французский и немецкий языки, арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, аналитическую геометрию, механику, естественную историю, физику, химию, всеобщую и русскую историю, географию, законоведение, статистику, артиллерию, фортификацию, тактику, военную топографию и начертательные искусства.

В полном составе со специальными классами кадетские корпуса были только в столицах и некоторых губернских городах; в остальных городах были только приготовительные и общие классы: кадеты этих корпусов переводились в Дворянский полк.

По каждому из указанных предметов были выработаны особые программы. Генералом Я.И. Ростовцевым было составлено известное «Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений», которое было утверждено императором 24 декабря 1848 г. В 1849 г. для кадетских корпусов были изданы первые учебники, основаны библиотеки и даже основан особый «Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений».

Были разработаны программы экзаменов для всех учебных заведений. Во всех кадетских корпусах в обязательном порядке вводились занятия гимнастикой, фехтованием и танцами, а в некоторых корпусах —верховой езде. Начальству корпусов было предписано поощрять занятия воспитанников музыкой, пением и живописью.

По окончании курса в 3-м специальном классе воспитанники удостаивались права выпуска на службу: отличники — на службу в гвардию прапорщиками или в армию поручиками, а остальные — в артиллерию или инженерные войска прапорщиками или в армию подпоручиками. Причем отвечающие установленным требованиям могли прямо поступать в офицерские классы Артиллерийского или Инженерного училища. Воспитанники, успешно окончившие курс 2-го специального класса, выпускались прапорщиками в армию или линейные батальоны.
Деятельность великого князя Михаила Павловича внесла «свежую» струю в российские кадетские корпуса, и сам император Николай I писал в 1849 г., что «заведения эти, совершенствуясь с каждым годом, успели достигнуть во всех отношениях цели своего учреждения».

После Крымской войны началась деятельная «реформаторская» работа и в военно-учебных заведениях. Устройство общеобразовательных заведений военного ведомства под названием военных гимназий решено было согласовать с требованиями педагогики того времени как по части воспитательной, так и по части учебной. Воспитательские должности заняли как военные, так и гражданские лица, имеющие соответствующее образование.

В военные гимназии разрешалось допускать по три приходящих ученика на каждое отделение. Три гимназии: 3-я Санкт-Петербургская, 3-я Московская и Симбирская были учреждены исключительно для приходящих учеников всех сословий, с определенной платой за обучение.

В августе 1863 г. были изданы Положения и штат Главного управления военно-учебных заведений. В 1864 г. вместо выходившего с 1836 г. «Журнала для воспитанников военно-учебных заведений» стал издаваться другой ежемесячный журнал под названием «Педагогический сборник», который просуществовал до октября 1917 г.

В 1869 г. вышли «Положения о Военно-учебных заведениях», а в 1871 г. состоялось второе их издание, под названием: «Постановления о Военно-учебных заведениях», заключавшие в себе, сверх названных Положений, подробные штаты, табели, описания форм обмундирования и учебные программы, с распределением уроков для каждого рода занятий.

Подготовкой преподавателей специально для военных гимназий занимались созданные в 1865 г. при 2-й Петербургской военной гимназии Педагогические курсы, на которых молодые люди с законченным высшим образованием готовились к преподавательской деятельности теоретически и практически, при содействии опытных руководителей. Одновременно с образованием Главного управления положено было начало центральной Педагогической библиотеке ведомства с Музеем.
Организация обучения и воспитания в кадетских корпусах России

Воспитанники каждой военной гимназии с интернатом делились на возрасты, размещаемые отдельно один от другого; каждый возраст был подразделен на 4—5 отделений, составленных из воспитанников одних лет и одного класса. Отделение составляло не более 35 человек. Отделенные воспитатели, избираемые директорами заведений, утверждались в этой должности главным начальником военно-учебных заведений.

В отношении учебной организации военных гимназий, первоначальный общий план их курса был издан в 1865 г. Затем, за период с 1866 по 1870 гг., в специальных комиссиях при Главном управлении военно-учебных заведений постепенно вырабатывались подробные указания относительно объема, методов преподавания и распределения по классам всех предметов курса, для которого тогда же была составлена полная программа. Эта программа распределялась на 6 классов, с годичным курсом в каждом из них, причем всему обучению в трех младших классах придавался преимущественно элементарный характер. Упор делался на укрепление здоровья воспитанников.

В 1870 г. курс военных гимназий был расширен в целях более правильного распределения учебных предметов между этими учебными заведениями и военными училищами.

Вследствие того с начала 1873/74 учебного года всем военным гимназиям был присвоен общеобразовательный реальный курс, продолжавшийся семь лет, по одному году в каждом классе.

1 марта 1881 г. на престол вступил император Александр III. 22 июля 1882 г. по военному ведомству было объявлено, что «во Всемилостивейшем внимании к вековым заслугам бывших в Империи кадетских корпусов, питомцы которых, прославив русское оружие в достопамятных войнах прошлого и текущих столетий, доблестно подвигались на различных поприщах полезного служения Престолу и Отечеству, Государь Император повелеть соизволил:
1) все военные гимназии именовать на будущее время кадетскими корпусами,
2) в память того, что военно-учебные заведения в Империи всего более обязаны своим развитием царственной заботливости Императора Николая I и Александра II, именовать: приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища — Николаевским, а 3-ю Петербургскую военную гимназию — Александровским кадетским корпусом».

Вследствие переименования военных гимназий в кадетские корпуса было решено сохранить установившийся в этих заведениях общеобразовательный учебный курс и общие основы воспитания, уравнять их в средствах содержания и придать их внутренней жизни такое устройство, которое вполне бы отвечало цели учреждения подготовительных военно-воспитательных заведений; замещать впредь должности воспитателей исключительно военными офицерами, оставив по-прежнему разделение воспитанников на группы по возрастам и классам, присвоить им наименование рот, с установлением вновь должностных ротных командиров, избираемых из наиболее опытных и надежных воспитателей».
Были упразднены Педагогические курсы и Учительская семинария. Летом 1885 г. старшие роты кадетских корпусов в первый раз за последние годы были выведены для строевых занятий в лагеря.

В царствование императора Николая II снова были выдвинуты на первый план забытые педагогические идеалы и, согласно приказу по военно-учебному ведомству от 24 февраля 1901 г., они были приняты к обязательному руководству. Были возобновлены порядки старых кадетских корпусов (возвращение знамен, участие в военных церемониях, внесение имен лучших учеников на мраморные доски), а также был изменен характер строевых занятий, причем было обращено внимание на обучение стрельбе. В воспитательном отношении очень полезной оказалась организация летних занятий, в особенности образовательные поездки.

Отменялись многие мелочные ограничения для кадет старших классов и в то же время были приняты меры против развития среди роскоши и привычки к жизни не по средствам.

В 1900 г. были учреждены курсы для подготовки офицеров-воспитателей, а число кадетских корпусов возросло до 28.

Кадеты подразделялись на кадет-интернов на полном содержании корпуса и кадет-экстернов, лишь посещающих классы. Кадеты-интерны подразделялись на казеннокоштных (на иждивении правительства), стипендиатов (процент от капиталов, пожертвованных разными учреждениями и лицами) и своекоштных (обучающихся за свой счет).

К 1912 г. общий численный состав кадет достиг 11070 человек. Кадетские корпуса комплектовались не на одинаковых основаниях, а именно: Омский кадетский корпус — сыновьями офицеров и чиновников, служивших в Сибири; Донской — сыновьями офицеров и чиновников, принадлежащих к казачьему сословию Войска Донского; 2-й Оренбургский и Ташкентский — сыновьями офицеров и чиновников, служивших в Туркестанском крае и Закаспийской области; Хабаровский — сыновьями офицеров и чиновников Восточной Сибири; Владикавказский — сыновьями военных, служивших на Кавказе, детьми местных дворян и детьми — по избранию командующего войсками.

В остальные корпуса казеннокоштными интернами принимались:
1) сыновья состоящих на службе и отставных офицеров, военных и морских врачей, военных священников и лиц, состоящих на учебно-воспитательной службе;
2) сыновья классных чиновников всех ведомств, если они были убиты на войне или умерли от ран и контузий;
3) сыновья тех же лиц (кроме чиновников гражданского ведомства), внезапно погибших или лишившихся ума или зрения на службе;
4) сыновья кавалеров ордена св. Георгия, а также сыновья штаб и обер-офицеров, имеющих ордена за боевые отличия, золотое оружие или знак отличия Военного ордена, а также сыновья подпрапорщиков, участвовавших в боях и награжденных знаком отличия Военного ордена или состоящих под покровительством Александровского комитета о раненых;
5) малолетние, числящиеся пажами Высочайшего Двора.

Своекоштными интернами принимались дети, за исключением имеющих право на казенное воспитание, сыновья всех офицеров без различия происхождения, и, кроме того, лица всех сословий, кроме детей и внуков лиц, рожденных в иудействе (Приказ по военному ведомству, 1912 г., № 62).

Прием в стипендиаты как интернов, так и экстернов определялся положением о каждой отдельной стипендии. Экстерны принимались исключительно в три младших класса, и те из экстернов, которые до окончания курса 3-го класса не были перечислены на казенное содержание на общих основаниях, перечислялись на казенное содержание при переходе их в 4-й класс. В кадетские корпуса дети принимались после вступительных экзаменов. Кадеты каждого корпуса подразделялись на роты, число которых определялось в соответствии со штатным комплектом.

1-я старшая рота, состоящая из кадет 6-го и 7-го классов, имела строевую организацию. Каждая рота подразделялась на отделения, до 35 человек из кадет одного класса.

Начальство вверялось ротному командиру; ближайшее заведывание отделениями, под общим руководством ротного командира, возлагалось на офицеров-воспитателей.

Внеклассные занятия в корпусах включали строевое обучение и физические упражнения: гимнастику и подвижные игры, фехтование, плавание, танцы, пение, музыку и ручной труд. Каждый корпус имел фундаментальную и ротную библиотеки.

Успешно окончившие кадетский корпус получали права:
а) на поступление в военные училища;
б) на отбывание воинской повинности вольноопределяющимися 1-го разряда, со льготой по образованию 1-й степ.;
в) оказавшиеся не способными к военной службе — в чин XIV класса.

Кадеты, не достигшие 17 лет, в случае неспособности к продолжению курса или дурного поведения, возвращались на попечение определивших их лиц. Мера эта, однако, могла быть применена лишь по истечении года со времени определения кадет, достигших 14 лет, а в отношении не достигших 14 лет — не раньше как через 2 года по определении их в корпус.

Курс в кадетских корпусах начинался 16 августа и продолжался до первых чисел июня. В целях подъема уровня религиозного образования и воспитания кадет с 1907 г. было введено внеклассное чтение Святого Писания законоучителями, лицами воспитательского состава и кадетами, сопровождаемое в необходимых случаях беседами и разъяснениями, а также пополнение и обновление богословского отдела ротных библиотек.

В конце каждого учебного года в 3—7 классах проводились экзамены. В конце года в каждом классе особой комиссией, с директором корпуса во главе, проводились осмотры годовых занятий по чистописанию и рисованию.

Во всех корпусах имелись хорошо оборудованные физические кабинеты и химические лаборатории. А при некоторых — метеорологические станции.

В конце учебного года, в период экзаменов, директор производил смотр строевой подготовки и проверку успехов кадет по внеклассному образованию. После осмотра каждое учебное заведение устраивало состязания на призы для лучших по физическому развитию и успехам. Независимо от ежегодных состязаний в каждом заведении устраивались также состязания между корпусами. Кадетские корпуса имели хорошо оборудованные гимнастические городки.

Из общего количества оканчивавших ежегодно курс кадетских корпусов около 1/10 увольнялось на попечение родителей. В большинстве случаев это были те из выпускных кадет, которые предпочитали идти не в военные училища, а в высшие гражданские учебные заведения. В 1911/12 учебном году в корпусах была введена стрельба, начиная с 4-го класса (из бельгийских карабинов «Сколер»), и прогулки-экскурсии применительно к программе «юных разведчиков» во всех классах.

После русско-японской войны был вновь поднят вопрос об улучшении подготовки офицеров и возвращении корпусам военно-гимназического устройства. Однако дальше обсуждения этого вопроса на страницах военно-периодических изданий дело не продвинулось.

Февральская революция открыла перед радикально настроенными военными педагогами возможность преобразования кадетских корпусов в направлении их демократизации. И уже 13 марта 1917 г. приказ по Военному министерству № 21 предписал образовать особую комиссию для разработки вопроса о реорганизации военно-учебных заведений под председательством генерал-лейтенанта З.А. Макшеева, ставшего с 23 марта исполняющим обязанности, а со 2 апреля 1917 г. начальником Главного управления военно-учебных заведений.
Основные задачи, стоявшие перед комиссией, сводились к выработке нового, более демократичного подхода комплектования кадетских корпусов учащимися на предстоящий 1917/18 учебный год. К концу мая 1917 г. программа реформы кадетских корпусов была разработана. Она состояла более чем из 50 пунктов, суть которых сводилась к следующему.

Во-первых, ставился вопрос об изменении предназначения корпусов как средних учебных заведений. Во-вторых, в связи с этим ставился вопрос о контингенте воспитанников. В-третьих, стоял вопрос об образовательном уровне преподавателей и воспитателей в корпусах. В-четвертых, должен был обсуждаться вопрос об ученических и преподавательских организациях внутри корпусов и об их взаимоотношениях. Кроме того, в программу были включены вопросы об упрощении быта воспитанников, об изменении униформы, о более тесном взаимодействии родителей с педагогами.

Программа была изучена педагогическими комитетами всех кадетских корпусов. Для ее обсуждения с 31 мая по 4 июня 1917 г. состоялся I Всероссийский съезд деятелей кадетских корпусов в Москве и I Всероссийский съезд делегатов кадетских корпусов в Петрограде, который открылся 5 июля 1917 г.

В результате горячих летних дебатов 7 августа 1917 г. под руководством военного министра А.Ф. Керенского были разработаны «Положения по учебно-воспитательной части для гимназий военного ведомства». Согласно Положениям корпуса были переименованы в гимназии военного ведомства. Отныне они не готовили своих питомцев к военной службе.

Поэтому в них была упразднена строевая организация, отменено наименование возрастных групп ротами и упразднены должности ротных командиров. Педагогические комитеты заменялись педагогическими советами, имевшими более широкие полномочия. Все их члены пользовались правом уже решающего, а не только совещательного голоса. Педсоветы получили право выделять из своего состава предметные комиссии для лучшей постановки преподавания отдельных предметов.

Новые правила приема в кадетские корпуса допускали теперь воспитание за казенный счет не только сыновей офицеров, военных чиновников, военных священников, но и детей простых солдат и матросов. Однако в целом они остались довольно сложными. Отныне все поступающие подразделялись на 9 разрядов.

К 1-му разряду были отнесены круглые сироты, в том числе и солдатские, ко 2-му — полусироты, затем шли дети раненых на войне, дети Георгиевских кавалеров. К последнему, 9-му разряду, были отнесены сыновья кандидатов на классную должность и сверхсрочнослужащих солдат, прослуживших не менее 10 лет. Количество вакансий для каждого разряда определялось особо, так, чтобы вероятность поступления для кандидатов из 1-го разряда была бы вдвое больше, чем для 2-го и т.д.

Нельзя сказать, что новая система комплектования стала намного демократичнее старой. Дети солдат могли быть зачислены в любой разряд. Но особых преимуществ не получали. К тому же прошение о приеме нужно было подать к 1 июля 1917 года, то есть в течение 3-х недель. И, наконец, состав воспитанников обновлялся пока только в первых классах.

Судя по журналам заседаний педсоветов гимназий, большинство военных педагогов на местах отнеслось к реформе более или менее положительно. Однако, не все. Были педагоги, отнесшиеся к ней отрицательно. Кадеты отнеслись к реформе резко отрицательно. Практически во всех корпусах имели место массовые беспорядки. Воспитанники бойкотировали решения администрации об ученических организациях, категорически отказывались в них вступать. Срывали уроки у наиболее демократически настроенных преподавателей, устраивали даже голодовки.

Воспитанные в духе преданности монархии, они не могли понять, почему их наставники так резко изменили свои убеждения. Среди кадет стали образовываться неформальные организации. В Московских корпусах, например, кадеты разделились на «монархистов» и «республиканцев», в Полтаве — на «кадет» и «гимназистов». Причем «монархистов» и «кадет» было значительно больше, чем их противников. В Петровско-Полтавском корпусе существовали даже «сверхкадеты», образовавшие свой «корнетский» комитет, состоявший из ревнителей старого порядка (они категорически отказывались присягать Временному правительству, бойкотировали работу ученических комитетов при местных Советах).

В корпусах Тифлиса, Нижнего Новгорода, Орла, Пскова, Оренбурга, Симбирска, Ярославля, Киева были явно консервативные настроения. Кадеты отказывались от введения товарищеских судов и ученических организаций, считая, что это претит военным.
Организация обучения и воспитания в кадетских корпусах России

Но реформа, задуманная в верхах, не смогла быть последовательной на местах. Члены комиссии не учли, что после революции состав кадет останется прежним. На деле летом и осенью 1917 г. новоиспеченные гимназии военного ведомства оставались такими же привилегированными учебными заведениями. И судя по воспоминаниям воспитанников кадетских корпусов, внутренняя жизнь этих заведений от Февральской до Октябрьской революций мало изменилась. «...После «бескровной» революции в феврале в корпусе было некоторое замешательство, но жизнь продолжала идти по заведенному порядку, только после отречения Государя, как и везде, перестали поминать при пении молитвы «Спаси Господи люди твоя» имя Императора, заменив его «Христолюбивым воинством». Только директор был уволен Временным правительством в отставку без предупреждения.

Корпус переименован в военную гимназию. К новому директору был приставлен комиссар, которого в период до Октябрьской переворота видели в гимназии три или четыре раза. И только с началом Октябрьских событий преподаватели и кадеты сняли погоны.

Приказом № 134 от 14 июля 1918 г. во исполнение Декрета СНК от 3 июня 1918 г. «Об объединении всех учебных заведений, всех ведомств в ведении Наркомпроса» все подведомственные Военно-учебному управлению гимназии военного ведомства и Александровская школа для малолетних с 15 июня 1918 г. передавались в ведение Наркомпроса. Фактически же расформирование и переход начались раньше.

Уже приказом главного комиссара от 24 мая 1918 г. упразднялись должности директоров гимназий и инспекторов классов, упразднялся Педагогический совет и Гимназический комитет, и единственным хозяином гимназии оставалась коллегия комиссаров. Окружным комиссариатам было поручено объявить гимназии военного ведомства закрытыми, объявить всех воспитателей и служащих уволенными с выдачей 2-месячного пособия, детей-сирот передать в ведение Наркомата призрения, предоставить возможность преподавателям возобновить службу в Советских пролетарских гимназиях, подав соответствующие заявления в окружные комиссариаты.

При этом требовалось иметь рекомендации от двух членов партии большевиков, или по одной — от члена партии большевиков и от члена партии эсеров.

В Наркомпросе 12 июня 1918 г. был создан отдел переходящих учебных заведений, а в нем — отделение учебных заведений военного ведомства. В этом отделении была создана комиссия по переходящим военно-учебным заведениям под председательством начальника отделения.

Комиссия решала вопросы, касающиеся учебной, финансовой и личной части переходящих учебных заведений. Комиссия работала в составе четырех членов: трех преподавателей Наркомпроса и одного — от ГУВУЗа.

Итак, после октября 1917 г. в Советской России был полностью ликвидирован институт кадетских корпусов как «несоответствующий духу времени».

Источник: Воробьева А.Ю. Кадетские корпуса в России в 1732—1917 / А.Ю. Воробьева; Худож. О. Пархаев. — М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО Издательство Астрель», 2003. — 62, [2] с.: 8 цв. ил. — (Военно-историческая серия «СОЛДАТЪ»).

Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье