Сибирское казачье войско: территория и население

Опубликовал: zampolit, 8-01-2017, 17:39, Путешествие в историю, 4 025, 0
Сибирское казачье войско: территория и население

Территория Сибирского казачьего войска в начале XX века напоминала об утраченных им функциях защиты границы и колонизации степи. Компактного массива казачьих владений, как, например, на Дону, здесь не было. Основная часть земель сибирских казаков тянулась сплошной узкой — шириной 10—30 верст — лентой от поселка Сибирского, на границе с Оренбургской губернией (чуть восточнее реки Тобола), через города Петропавловск, Омск, Павлодар, Семипалатинск (далее современное название – Семей, Казахстан) и Усть-Каменогорск до поселка Мало-Красноярского. Эта лента согласно исторической традиции разделялась на линии (некогда военные, пограничные).

От поселка Сибирского до Петропавловска пролегала Пресновская линия, от Петропавловска до Омска — Горькая. Обе эти линии часто воспринимали как одну и называли ее Пресногорьковской. Гранича с Тобольской губернией, она окаймляла Акмолинскую область с севера. Почти все ее станицы и поселки, за исключением находившихся в долине реки Ишима (к югу и северу от Петропавловска), лежали на почтово-земском тракте Троицк—Омск. По Горькой линии, в полосе, отчужденной у казаков государством, проходила южная ветка Транссибирской железнодорожной магистрали. Пресновская линия лежала южнее этой ветки.

От Омска до Усть-Каменогорска шла Иртышская линия. Ее казачьи поселения стояли на почтово-земском тракте, проходившем по правому берегу реки Иртыша. На линию выходило окончание Алтайской железной дороги: Новониколаевск—Барнаул-—Семипалатинск. По Иртышу в период навигации осуществлялось интенсивное пароходное сообщение. После Усть-Каменогорска лента казачьих земель раздваивалась на две линии: Бухтарминскую и Бийскую.

Бухтарминская линия продолжала Иртышскую и пролегала от Усть- Каменогорска на юго-восток до поселка Урыльского в 30 верстах от границы с Китаем. Ее поселки стояли на реке Иртыше, в устье реки Бухтармы и на реке Нарыме. Часть линии по Иртышу представляла собой сплошную ленту земель. А четыре последних поселка — Больше-Нарымский (село Улькен Нарын в Катон-Карагайском районе Восточно-Казахстанской области Казахстана), Мало-Нарымский (село Малонарымка в Катон-Карагайском районе Восточно-Казахстанской области Казахстана), Алтайский и Урыльский — располагались чересполосно с крестьянскими деревнями.

Бийская линия шла от того же Усть-Каменогорска на север, северо- восток и заканчивалась поселком Смоленским не доходя 50 верст до города Бийска. Сохраняя линейность расположения станиц и поселков, она не составляла сплошной полосы, так как казачьи наделы были окружены крестьянскими, а также владениями Алтайского горного округа Кабинета Его Императорского Величества. Земли здесь были плодородные, а крестьянское население чересчур многочисленно.

Нередко совсем рядом с казачьим поселком располагалась большая деревня или село. В 1919 г. это обернулось для казаков бедой. Остальные поселения Сибирского казачьего войска были разбросаны «оазисами» по степи. В самом ее сердце располагались станицы Атбасарская (город Атбасар Акмолинской области), и Акмолинская (город Астана, Казахстан). По почтово-земскому тракту Петропавловск—Атбасар стояли станицы Кокчетавская (Кокшетау, Акмолинская область), Зерендинская (село Зеренда в Зерендинском районе Акмолинской области Казахстана) и Сандыктавская (село Сандыктау в Сандыктауском районе Акмолинской области), по тракту Кокчетав—Акмолинск располагалась станица Щучинская (город Щучинск Бурабайского (Щучинского) района Акмолинской области) а восточнее ее — станица Котуркульская (село Катарколь Бурабайского района Акмолинской области). К западу и юго-западу от Кокчетава, на правых притоках реки Ишима, у богатых рыбой озер, находился значительный массив казачьих земель, состоявший из нескольких густонаселенных станиц: Лобановская (село Лобаново в Айыртауском районе Северо-Казахстанской области Казахстана), Аиртавская, Акан-Бурлукская и др.). Все эти казачьи «оазисы» — в Акмолинской области.

В Семипалатинской области, в 355 верстах к югу от Павлодара, находилась станица Каркаралинская, а на тракте между ними, на 196-й версте от Павлодара, — станица Баян-Аульская. На тракте Усть-Каменогорск—Зайсан стояла станица Кокпектинская. На восток от нее тянулись «оазисами» к Бухтарминской линии казачьи поселки Буконский, Казнаковский, Батинский и Чистоярский (на реках Букони и Иртыше). Наконец, около города Зайсана располагалась станица Зайсанская, а к востоку от нее — казачий поселок Кендерлыкский (в 28 верстах от китайской границы, на реке Кендерлык).

Таким образом, Сибирское казачье войско было разбросано по огромной территории. Расстояние между поселками Сибирским и Урыльским составляло 1801,5 версты: Пресногорьковская линия — 548 верст, Иртышская — 929,5, Бухтарминская — 324. От Кокчетава до станицы Акан-Бурлукской (самая юго-западная станица Кокчетавского уезда) было 136 верст, до станицы Атбасарской — 178,5, до станицы Акмолинской — 419,5. От Омска, центра войска, до поселка Кендерлыкского пролегало около 1360 верст.

Такая уникальная исторически сложившаяся конфигурация казачьей территории делала невозможными тесные связи между различными частями войска и затрудняла управление. Велики были мобилизационные сроки. Удельный вес казаков в составе сельского населения края был незначителен: Омский уезд —- 17 процентов, Петропавловский — 20, Кокчетавский — 11, Атбасарский — 2, Акмолинский — 1, Павлодарский — 6, Каркаралинский —- 0,5, Семипалатинский — 7, Усть-Каменогорский — 10, Зайсанский - 2. Влияние казачества дробилось и растворялось в окружавших его крестьянском и казахском «морях».

Войско, контролировавшее почти все коммуникации Степного генерал-губернаторства, являлось когда-то прекрасным орудием Российского государства в деле защиты границы от кочевников и колонизации Среднего казахского жуза. Однако для вооруженной борьбы с собственным тылом — с соседями-крестьянами и тем более с самим государством (в лице Советской России) — оно не было приспособлено. Это сказалось во время Гражданской войны.

Административно-территориальное деление войска было двойственным. С одной стороны, казачьи поселения входили во все уезды Степного генерал-губернаторства, поскольку суд и полиция были общими, а не войсковыми: в Акмолинской области — в Омский, Петропавловский, Кокчетавский, Акмолинский и Атбасарский, в Семипалатинской области — в Павлодарский, Семипалатинский, Усть-Каменогорский, Каркаралинский и Зайсанский; в Томской же, с 1917 г. Алтайской, губернии только в два уезда — Змеиногорский и Бийский. С другой стороны, войско имело и собственное административно-территориальное деление. Оно состояло из трех военных отделов: 1-й с центром в Кокчетаве, 2-й — в Омске, 3-й — в Усть-Каменогорске. Отделы делились на станицы, каждая из которых обычно включала в себя несколько поселков с их землями. Только некоторые станицы, многонаселенные и с компактным расположением земель, представляли собой одно поседение.

К 1 января 1914 года в Сибирском казачьем войске было 48 станиц. После Февральской революции 1-й войсковой съезд (в Омске, в апреле 1917-го) постановил, что поселки должны объединяться в станицы только добровольно. В результате началось массовое выделение поселков в самостоятельные станицы, и к 9 августа 1917 г. в войске было уже 133 станицы. Только 43 поселка не захотели менять свой статус. В Омском уезде, например, не осталось ни одного поселка, все стали станицами. Казаки думали, что сократят таким образом расходы на низовую администрацию и не будут тратить время на поездки по делам в отдаленные станичные центры. Реально получилось больше вреда, чем пользы. Нагрузка на самоуправление бывших поселков, а теперь станиц сильно возросла, так как к земским функциям прибавились военные. Это потребовало дополнительного денежного вознаграждения выборным должностным лицам, что увеличило расходную часть бюджета казачьих общин. Кроме того, началась чехарда с атаманами (председателями) и членами правлений (исполкомов): их часто переизбирали, преемственность нарушалась, на должности попадали порой люди неподготовленные и без опыта.

В 1917-м — первой половине 1918 г. сильно пострадала система управления. Когда белоказаки начали наводить в этой сфере порядок, то одним из направлений работы стало укрупнение станиц. В 1919 году часть мелких станиц вновь стали поселками. Изменение в статусе целого ряда населенных пунктов нашло отражение в некоторых исторических источниках, часто называющих одно и то же поселение то поселком, то станицей.

Все общевойсковые казачьи учреждения находились в городе Омске.

Население области к 1 января 1914 г. составило 298284 человека, в том числе 167985 душ войскового сословия. Доля лиц невойскового сословия (разночинцев) составляла по всему войску 43,74 процента, а по военным отделам — 8,06 в 1-м, 44,55 во 2-м, 60,3 в 3-м. Социальный состав войска был следующим: 1349 человек генералы, офицеры и чиновники с семьями; 166636 человек нижних чинов с семьями. Проживали они в 48 станичных поселениях (центрах станиц), 123 поселках и 16 выселках. Всего же на территории войска к 1 января 1914 г. было 1929 населенных пунктов и мест. Небольшая часть казаков жила в городах, возле пристаней, но в любом случае недалеко от родной станицы.

Казак, состоявший на воинском учете в станице, не имел права далеко и надолго удаляться из своей общины и выпадать тем самым из-под контроля станичного атамана. Представители казачьей элиты — генералы, офицеры, чиновники, лица с высшим и средним образованием и члены их семей — пользовались большей свободой передвижения. Они предпочитали жить в областных и уездных городах, имели право служить в частях регулярной армии, учиться в столичных учебных заведениях и т. д. При этом военнообязанные продолжали состоять на учете в своих станицах.

К 1 января 1914 г. 94,3 процента казаков считались русскими (великороссами). В их состав включали и украинцев (малороссов) с белорусами. Мордвы было 4,89 процента, татар — 0,81. Татары-казаки исповедовали ислам. Раскольников и сектантов среди сибирского казачества был всего 1 процент. А остальные 98,19 процента лиц войскового сословия являлись православными. Однако в этнокультурном плане русское православное казачество Сибирского войска было неоднородно. Наряду с коренными сибирцами в нем имелись потомки переселенцев из различных губерний Европейской России, в том числе обрусевшие в Сибири потомки украинских казаков. Да и местные влияния придавали особый колорит станичникам разных частей разбросанного на огромной территории войска. Так, во второй половине XIX в. этнографы отмечали довольно резкие различия иртышских и бийских казаков, хотя и те и другие в массе своей являлись коренными сибирцами. Войсковое сословие Сибирского казачьего войска представляло собой совокупность различных субэтносов и этнографических групп русского суперэтноса с вкраплением в него элементов других этносов Империи (мордвы, татар, украинцев и др ).

Использован материал из книги Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска 1917-1920. Книга I – М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. – 748 с.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Декабрь 2019 (31)
Ноябрь 2019 (74)
Октябрь 2019 (65)
Сентябрь 2019 (46)
Август 2019 (50)
Июль 2019 (71)
Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.