Топ-100

В междуречье Тобола и Ишима - осенью 1919 года

Опубликовал: zampolit, 8-01-2017, 16:10, Путешествие в историю, 1 486, 1

В начале октября 1919 года на Тоболе Пресновскую линию прикрывала 5-я Сибирская казачья дивизия войскового старшины Копейкина. Соседями ее были: с севера — Степная группа генерала Лебедева, с юга — Партизанская группа генерала Доможирова. Сибирцам Копейкина противостояла 35-я стрелковая дивизия РККА, удерживавшая станицу Звериноголовскую Оренбургского казачьего войска. В тылу у них были поселки станицы Пресногорьковской и деревня Федоровка. Красное командование опасалось активности сибирских и оренбургских казаков на своем правом, степном, фланге и усилило его так называемой Крепостной бригадой.

Бригада противостояла оренбургсцам Доможирова. Серьезной угрозы правому флангу противника белая конница создать не могла, потому что состав ее был очень слаб. Сибирская казачья дивизия и Партизанская группа сильно устали и оказались к тому же привязанными к назначенным им участкам фронта.

Основные силы Войскового корпуса стояли в это время в армейском резерве — за центром фронта 3-й колчаковской армии. То есть белое командование сознательно отказалось от массированного применения кавалерии на южном фланге, иначе корпус оставили бы в районе Пресногорьковской. Расположение 3-й и 4-й Сибирских казачьих дивизий в деревнях к юго-западу от станции Лебяжья, по-видимому, было продиктовано двумя обстоятельствами. Во-первых, там благодаря близости железной дороги казачьи дивизии скорее можно было пополнить людьми, лошадьми, боеприпасами и прочим. Во-вторых, штаб 3-й армии имел под рукой подвижную силу, которую в случае форсирования противником реки, а оно ожидалось, можно было быстро перебросить на любой угрожаемый участок.

Ранним утром 14 октября 1919 года 5-я Советская армия начала форсировать Тобол. Несмотря на огонь белых и крошево изо льда, красные — на плотах — смогли преодолеть реку и закрепиться на ее правом берегу. Здесь, на плацдармах, «двое суток продолжались ожесточенные бои». По свидетельству начальника 26-й стрелковой дивизии РККА Эйхе, «противник проявлял большое упорство, часто переходил в контратаки».

Наиболее напряженная борьба шла за высоты к юго-западу от села Глядянского (ныне – Притобольский район Курганской области). Оборонявшиеся там ижевцы были окружены. На помощь им бросили несколько казачьих полков, в том числе и из состава Войскового Сибирского казачьего корпуса (из-под Лебяжьей). В конце концов Ижевская дивизия вырвалась из кольца, но ценой больших потерь. Огромный урон понесли и красные. Например, 234-му стрелковому полку 26-й дивизии РККА борьба за плацдарм стоила таких жертв, что на второй день боев его пришлось немедленно выводить в тыл.

Прочно овладев восточным берегом, коммунисты приступили к следующей фазе операции. Главный удар наносила их группировка в составе 5-й стрелковой дивизии, Сводной кавалерийской дивизии 5-й армии, 2-й стрелковой бригады 21-й дивизии (придана 26-й дивизии) и ряда частей 26-й дивизии. Действуя против Степной и Уральской групп колчаковцев, она наступала на северо-восток, на станцию Лебяжья (в скобках современное название – станция Лебяжье Курганской области), чтобы нанести фланговый удар основным силам 3-й белой армии.

К 17 октября эта ударная группировка красных смогла глубоко вклиниться в оборону противника, прижимая его к Южной линии Транссиба, но затем была вынуждена временно перейти к обороне. В течение 17—21 октября на линии деревень Батырево (Половинский район) и Дундина (с. Дундино, Варгашинского района Курганской области) 3-я колчаковская армия отчаянно контратаковала, пытаясь переломить ход борьбы. Решающими стали бои 20 октября. В этот день, по замыслу командующего 3-й армией К.В. Сахарова, согласованными ударами Волжская и Уральская группы должны были разбить красных в районе деревни Саламатной (село Саламатовское Варгашинского района), а части Войскового корпуса (3-я и 4-я Сибирские казачьи дивизии) — в районе деревни Батырево и села Воздвиженского (д. Воздвиженка Половинский район).

5-я Сибирская казачья дивизия отступала по Пресновской линии. На рубеже поселок Кабаний станицы Пресногорьковской (село Пресногорьковка Узункольский район, Костанайская область, Казахстан) — станица Екатерининская — крестьянский поселок Ольгинский она пыталась сдержать 35-ю дивизию РККА. Однако коммунисты были явно сильнее, в тяжелых фронтальных боях оборонительный потенциал белых быстро иссякал.

18 октября 3-й советская армия перешла к активным действиям. Красные теперь наступали по всему Восточному фронту. Сколько-нибудь серьезных резервов у Колчака уже не было. И 21 октября 3-я белая армия прекратила бесплодные контратаки и начала отход к Петропавловску. Таким образом, в восьмидневном сражении у Тобола Российская армия адмирала Колчака была разбита и стала отходись на восток, пока еще медленно и более или менее организованно.

Комиссар 76-й бригады 26-й дивизии К.И. Лазарев вспоминал, что на восточном берегу Тобола красным впервые пришлось принимать так много сдававшихся в плен казаков, будто бы "они целыми сотнями и полками выбрасывали белые флаги», выдавали своих офицеров, бросали оружие". По его воспоминаниям, в начале ноября в Звериноголовской (село Звериноголовское, Звериноголовский район, Курганская область), Пресногорьковской и других станицах красные собрали целые груды казачьих пулеметов, винтовок, шашек, пик, седел. Но во-первых, по Пресновской линии наступала 35-я дивизия, а не 26-я, значит, скорее всего, Лазарев говорил о грудах казачьего оружия в станицах с чьих- то слов. Вообще, во второй половине октября 1919 г. Войсковой Сибирский казачий корпус сталкивался, главным образом, с частями 35, 5 и 21-й стрелковых дивизий РККА и Сводной кавалерийской дивизии 5-й красной армии. Во-вторых, мемуарист демонстрирует незнание географии казачьих войск, а главное — не делает различия между оренбургскими казаками и сибирскими. Между тем на фронте 3-й белой армии действовало до десятка конных полков оренбуржцев: частью в составе 2- й и 3-й Оренбургских казачьих бригад, частью в качестве кавалерии, приданной пехотным дивизиям.

В самом по себе факте сдачи казаков в плен сотнями и полками, с выдачей офицеров, нет ничего удивительного. В Гражданскую войну, во время краха того или иного белого фронта, такое случалось не редко. Однако надо иметь в виду, что подобная стихийная капитуляция происходила только на определенной фазе разложения белоказачьих частей, обычно после изгнания их с территории войска. Тогда нестойкая масса казаков решала, что коль родные станицы сданы и войско погибло, значит, дальнейшая борьба не имеет смысла. А тут еще коммунистические листовки с антивоенными призывами и заверениями в неприкосновенности личности, казачьих юртовых наделов и всею уклада. И — ради сохранения жизни и возвращения к семьям — многие казаки клали оружие перед врагом. Их, почти всех, действительно распускали по домам, под пресс системы военного коммунизма они попадали потом — в станицах. А казачьи части, уходившие дальше в отступление, освободившись от колеблющихся, становились только внутренне крепче, надежнее.

Судя по всему, на правом берегу Тобола произошла массовая сдача в плен, целыми подразделениями и частями, именно оренбуржцев. Сибирские казаки если и сдавались, то это были только единицы, максимум — десятки. Хотя почти все станицы сибирцев пока оставались под белой властью, конечно, веры в победу у большинства уже не было, но основная идея вождей белоказаков: защита родного войска — еще срабатывала. А войсковая система функционировала на полную мощь, подчиняя и направляя индивидов.

Вместе с частями 2-й армии отступала и Конная группа. Ее командующий генерал В.И. Волков 25 октября 1919 г. доносил начальству: «За последнее время все указывает на сильный упадок духа солдат, вследствие все уменьшающегося численного состава частей и отсутствия пополнений. Волнуются и недоумевают, почему до сих пор ни один полк не пополнен, когда в некоторых ротах осталось около 10 человек. Такое положение создает благодарную почву для всякой пропаганды и агитации, чем, несомненно, воспользуется наш противник, хорошо осведомленный о том, что делается в наших войсках. Красные уже разбрасывают прокламации, призывающие наших солдат окончить войну, перебив своих офицеров и выдав красным адмирала Колчака, в свою очередь обещая перебить своих комиссаров и выдать нашим солдатам Ленина и Троцкого. Подобные прокламации, попадая в руки солдат, не могут не оказать влияния на менее сознательный элемент... Далее, в связи с наступившей холодной и сырой погодой и необходимостью часто ночевать в лесу под открытым небом, развивается недовольство солдат отсутствием теплой одежды; солдатами указывается, что в тылу все одеты и во все теплое... Мы рискуем потерять и оставшийся кадр ранее доблестно сражавшихся частей».

Использован материал из книги Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска 1917-1920. Книга I – М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. – 748 с.
скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации

Обсуждения

  1. Абсолютно согласна с автором. Мой дед был сибирским казаком. И его товарищи тоже. Все погибли. Их могилы так и не найдены. Не сдались они. Совесть не позволила.

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (32)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.