Заводоуспенская бумажная фабрика - осталась только труба

Опубликовал: zampolit, 6-03-2018, 18:21, Путешествие в историю, 377, 0
Заводоуспенская бумажная фабрика - осталась только труба

Успенская писчебумажная фабрика — была единственной писчебумажной фабрикой в Сибири XX века. Она располагалась в селе Успенском Чернышевской волости Тюменского округа Тобольской губернии (Тугулымский район Свердловская область).

В 1884 году потомственный почетный гражданин купец I гильдии А.И. Щербаков приобрел с торгов Успенский казенный винокуренный завод за 15000 рублей. 15 августа 1886 года государь Император Александр III Высочайше соизволил учредить товарищество на паях под названием «Сибирское фабрично-торговое товарищество А. Щербаков и Ко». Началось переоборудование завода. В 1887 году начались первые работы на фабрике. В 1889 году была выпущена первая продукция. В 1899 году производство на фабрике было остановлено. Кредиторы не возвращали свои долги, а местная администрации постоянно вставляла «палки в колеса». Собрание товарищества постановило ликвидировать писчебумажное дело.

Потомственный почетный гражданин А.И. Щербаков был признан банкротом. Чтобы рассчитаться по долгам, был вынужден продавать свое имущество, прибегнуть к помощи своего брата, а сам перешел во II гильдию купцов. В 1902 году фабрика была продана подданному Великобритании И.Е. Ятесу за 72000 рублей.

В дореволюционные годы при тарском 1-й гильдии купце А.И. Щербакове и позже, после 1902 года, при Ятесе, фабрика давала до 30-ти сортов разной бумаги — писчей, раскурочной, оберточной, картузной. Качество бумаги позволило предприятию иметь звание Поставщика Двора Его императорского Величества. Англичанин И.Ф. Ятес имел на Урале пять заводов, которыми управляли его сыновья.

По сведениям И.Е. Лозы, о свершившейся революции успенцы узнали в феврале 1917 года от волостного урядника Сарончина, прибывшего в село. Вскоре после этого рабочие, возглавляемые местными активистами Ф.И. Назаровым, В.С. Соколкиным, В.И. Солдатовым и В.Н. Устиновым, выдвинули ряд требований к владельцу фабрики Вальтеру Ивановичу Ятес, включая: повышение расценок сдельщикам и заработной платы всем женщинам в полтора раза и установление восьмичасового рабочего дня. Соответствующая петиция была направлена в главную контору фирмы, располагавшуюся в Екатеринбурге. По сведениям автора, требования были приняты.

8 октября 1917 года состоялась забастовка, участники которой требовали увеличения заработной платы. В начале 1918 года в селе была создана ячейка РКП(б), членами которой стали рабочие А.П. Васильев, А.С. Коневский, Н.А. Ильин, Д.Н. Медведев и П.В. Кондратьев. В апреле-мае 1918 года большевики захватили власть на территории большей части Тобольской губернии. Однако 25 мая вспыхнул мятеж белочехов, и уже 20 июня Тюмень перешла в руки белых. Весь этот период фабрика продолжала работать.

В марте 1919 года Ятес ужесточил режим работы, введя 12-часовой рабочий день и ряд репрессивных мер. Особенное недовольство рабочих вызывало жестокое обращение со стороны представителя Военно-промышленного комитета инженера Шишко, а также действия Лицеванова, Буторина и ряда др., подозревавшихся ими в шпионаже. 11 марта состоялось общее собрание, на котором обсуждались эти вопросы и были избраны делегаты для отправки в Тюмень. Однако они так и не попали в город, где 13 марта вспыхнуло восстание мобилизованных. Вероятно, слухи об этом событии, дошедшие до села, породили у рабочих уверенность в скором падении колчаковского режима.

Обеспокоенный таким развитием событий Ятес отправил телеграмму в Екатеринбург: «Британскому консулу Престову. Рабочие переходят всякие границы и нет возможности дальше вести спокойно нормальную работу, ежедневные угрозы и невыносимые приемы, прошу содействия и охраны фабрики и жизни. Ятес». Утром 18 марта (по другим данным – 15 марта) в село прибыл карательный отряд из 150 человек под командованием офицера Зверева, сына зажиточного крестьянина из владения Ятес в д. Черная Речка. В тот же день, после арестов, произведенных по списку, составленному Ятесом и Шишко, задержанные были отправлены в Тюмень. За окраиной села трое активистов – секретарь продовольственного союза А. Насонов, член правления Д.Н. Иванов и рабочий Медведев были расстреляны.

Несмотря на все политические и экономические потрясения фабрика продолжала работать вплоть до 7 июня 1919 г., когда она была остановлена владельцем в связи с началом полевых работ и необходимостью мелкого ремонта. 16 июня Ятес покидает Заводоуспенское и отправляется в Омск, откуда уже не возвращается. Исполнять дела управляющего на время отсутствия он назначил мастера Р.И. Яуэрник.

В последние месяцы перед остановкой на предприятии трудилось от 370 до 430 постоянных рабочих различных категорий, на разделке дров – до 200 человек. Работали в три смены при восьмичасовом рабочем дне, без остановки на обед. Рабочие-поденщики получали от 16 до 22 руб., служащие – от 400 до 700 руб. при готовой квартире, освещении и отоплении. На работу принимались подростки с 13 лет. Все рабочие жили в своих квартирах, жильем от фабрики пользовались лишь некоторые служащие: кассир, материальный и поккамерный мастера, мастер – заведующий мельницей и один из ночных смотрителей.

Около половины постоянных рабочих вели крестьянское хозяйство, хотя и в ограниченных размерах. Продукты питания по большей части приобретались на местном рынке, куда они доставлялись крестьянами Тюменского и Ялуторовского уездов. Ятес обычно заранее приобретал хлеб, мука из которого позднее продавалась рабочим по низкой цене. Принадлежавшая ему паровая мельница вырабатывала в сутки от 400 до 600 пудов муки простых сортов, рабочие при размоле также получали скидку.
Заводоуспенская бумажная фабрика - осталась только труба

При фабрике имелись: созданный за счет владельца и хорошо оборудованный приемный покой из 5 комнат с постоянным фельдшером и приезжающим уездным врачом, а также бесплатная библиотека-читальня из 1300 книг. Отмечается также наличие приспособленного для народного театра здания, вместимостью до 200 человек, с галереей, партером и танцевальным залом с буфетом без крепких напитков.

В кассе к 1-2 сентября 1919 года находилось 40386 руб. 94 коп. Главный мастер Яуэрник и др. служащие показали, что 18 июля, вскоре после отъезда владельца и управляющего фабрики, кассиром Ясенским было похищены из кассы и распределены между служащими, также готовившимися к эвакуации, 42 тыс. руб. Из них 10 тыс. руб. так и не удалось возвратить.

Накануне закрытия фабрика вырабатывала все сорта бумаги за исключением гильзовой. Продукция предприятия реализовывалась через разветвленную сеть складов в Екатеринбурге, Тюмени, Томске и Ирбитской ярмарке и, если в мирное время вследствие развитой конкуренции порой возникали сложности со сбытом, то с развитием военных действий раскупался даже производственный брак. Чистая прибыль составляла 350 тыс. руб.

Лето 1919 года фабрика бездействовала, из персонала остались лишь служащие, сторожа и конюх, ухаживающий за 8 лошадьми Ятеса – всего 43 человека.

21 сентября предприятие возобновило работу по указанию прибывшего из Москвы представителя Главного управления государственными предприятиями бумажной промышленности (Главбума) Ковальского (возможно – Ковалевского).
Управляющим Успенской фабрикой стал большевик Григорий Решунов, имя которого сегодня носит одна из улиц поселка. Фабком возглавил Петр Черкасов.

Однако уже 6 декабря бумагоделательный цех был остановлен по причине отсутствия сеток и смазочных веществ. 12 февраля 1920 г. по тем же причинам остановился древесно-массный завод. Рабочие были отправлены на другие работы, главным образом, на заготовку дров для нужд фабрики. Сообщается, что часть персонала была переведена на социальное обеспечение, так как не могла принять участие в лесозаготовках «за неимением у них обуви и одежды».

Во время Западно-сибирского крестьянского восстания 1921 года фабрика бездействовала, либо работала с большими перебоями, на ней осуществлялись ремонтные работы. Ремонт шел медленно, однако коллектив сохранился – в августе сообщается, что на предприятии работает около 310 чел. 1 сентября при фабрике был создан рабочий кооператив «Труженик», который арендовал у Тюменского СНХ паровую мельницу, приносившую ему существенный доход мукой, распределяемой среди пайщиков.

22 ноября фабрика объявлялась закрытой и лишалась снабжения от Уралбума, рабочие и служащие получали расчет и набирался новый штат для окончательного использования сырья и топлива. При этом ответственность за прибыльность фабрики возлагалась на ее руководство, в случае отсутствия таковой предприятие должно было быть немедленно остановлено.

Возобновила работу фабрика только в январе 1922 г. Было определено, что предприятие выработает 6000 пудов бумаги, из которых 2800 пудов будут переданы Уралбуму, а 3200 пудов пойдут на оплату труда рабочих и служащих и хозяйственные расходы. В условиях свирепствовавшего в Тюменской губернии голода было принято решение обменять принадлежащую коллективу бумагу на хлеб.

В начале мая фабрика, выработавшая на тот момент более 5000 пудов бумаги, была вновь остановлена, рабочие рассчитаны. При этом в счет погашения задолженности Уралбума по заработной плате, составлявшей около 14,5 млрд. руб., рабочим было предложено забрать оставшуюся бумагу, что было крайне невыгодно.
Заводоуспенская бумажная фабрика - осталась только труба

В 1922 году начался демонтаж и вывоз оборудования на другие фабрики треста. Большая часть технического оснащения была вывезена на Николо-Павдинскую (ст. Ляля, Омской ж/д) и Сибирскую № 42 (также ранее принадлежавшую И.Е. Ятес) фабрики. Там его обнаружил Ф.А. Сапега в 1925 г., когда в поисках принадлежавшего фабрике оборудования отправился на аналогичные предприятия Уральской области. Поиски были связаны с планами возрождения фабрики, появившимися после передачи ее Тюменскому Промкомбинату. Процедура перевода фабрики в новое подчинение, начатая после принятия соответствующего постановления Уралоблисполкома, затянулась до 1 сентября 1925 г. Однако сразу после этого события стали развиваться стремительно.

Так, уже 10 сентября сообщается, что Тюменским окрисполкомом принято решение о выделении на ремонт и оборудование фабрики 450 тыс. рублей. В феврале 1927 года принимается решение о замене заведующего, одновременно с пуском предприятия эту должность занимает Константин Георгиевич Шмуклер.

Долгожданный пуск состоялся 12 февраля 1927 г. О значимости события можно судить по тому, что на торжественном открытии присутствовали председатель окружкома РКП(б), председатель окрисполкома Уральский, управляющий Промкомбинатом Блиновский, председатель окрпрофбюро Вознесенский.

Первоначально фабрика выпускала оберточную и концептную бумагу, причем последняя котировалась выше аналогичной продукции Николо-Павдинской фабрики и потому спрос на нее постоянно возрастал. Позднее ассортимент был расширен, возобновилось производство книжной и писчей бумаги № 7. Проблем со сбытом продукции не возникало – уже в начале 1927/28 операционного года Промкомбинатом была заключена сделка с Уралоблсоюзом по продаже всей годовой продукции фабрики за 408 тыс. руб.

В то же время фабрика столкнулась с трудностями иного рода. Важнейшей из них было отсутствие собственного качественного сырья – древесно-массный завод по-прежнему бездействовал, а закупавшаяся на стороне целлюлоза была крайне низкого качества. Только 4 мая встречается сообщение о пуске завода. Другой проблемой стала низкая трудовая дисциплина - вскоре после пуска фабрики появляются сообщения о распространенных среди рабочих пьянстве, халатности и прогулах. Возможно, сыграл свою роль длительный период бездействия фабрики, оказавший деморализующее воздействие на селян. За это время часть квалифицированных рабочих покинула село, другие занялись земледелием и скотоводством. В результате на деятельность фабрики существенное влияние стали оказывать сезонные сельскохозяйственные работы, во время которых часть рабочих зачастую самовольно оставляла рабочие места и руководство вынуждено было искать им не всегда полноценную замену, поскольку квалифицированных бумажников на бирже труда было немного.

Одной из мер по оздоровлению фабрики стало сокращение штатов: если в феврале 1927 г. на ней трудилось 388 чел., то к 1 октября численность работающих сократилась до 349 чел., а к 1 февраля 1928 г. – до 279 чел.
Заводоуспенская бумажная фабрика - осталась только труба

Уже в мае 1928 года было принято решение об остановке фабрики с августа на ремонт, с целью обновления паросилового хозяйства и запуска второй бумажной машины. Однако в назначенный срок ремонт не был начат, поскольку отсутствовали необходимые планы и чертежи и, самое главное, стало известно о планах возвращения фабрики в подчинение Камоуралбумтреста. Такое решение действительно было принято Уралоблисполкомом в ноябре 1928 г. Примечательно, что одновременно произошла и смена руководства – директором был назначен А. Смирнов.

В советское время эта фабрика, единственная на территории СССР, давала два сорта конденсаторной бумаги: «кон-1» и «кон-2», что позволило отказаться от импорта крайне дорогостоящей аналогичной продукции из Финляндии.

В 1994 году, производство фабрики было только приостановлено, и 6-ти тысячное население Заводоуспенского еще надеялось на возрождение предприятия. Сейчас лишь старая заводская труба осталась почти нетронутой, а население просило местные власти посодействовать тому, чтобы эта труба как символ былого фабричного могущества сохранилась бы как музейный экспонат.

Адрес: Свердловская область, Тугулымский городской округ, поселок Заводоуспенское. Координаты: 56.858913, 65.016020
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Декабрь 2018 (28)
Ноябрь 2018 (61)
Октябрь 2018 (72)
Сентябрь 2018 (99)
Август 2018 (79)
Июль 2018 (50)
Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.