шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Сибирские казаки в мятеже 1921 года под Петропавловском

Сибирские казаки в мятеже 1921 года под Петропавловском

Автор: zampolit
26-06-2017, 18:24
Сибирские казаки в мятеже 1921 года под Петропавловском

В район города Петропавловска волна Западно-Сибирского мятежа хлынула с севера: из прилегающих волостей Ишимского уезда Тюменской губернии. Крестьянские отряды подошли к Петропавловску 10 февраля 1921 года. На следующий день «границы боевого района» повстанцев уже проходили через земли станиц Архангельской, Кривоозерной, Петропавловской, Новопавловской, то есть крестьяне, двигаясь с северо-запада, подступили к линии приишимских станиц бывшего Сибирского казачьего войска.

Восставшими юга Ишимского уезда командовал учитель села Белого Соколовской волости Владимир Алексеевич Родин, бывший поручик колчаковской армии. Штаб его находился в селе Налобинском.

Ранним утром 11 февраля 1921 года Родин приказал руководителю повстанцев села Глубокого Соколовской волости П. Андрееву возглавить операцию по овладению Петропавловском. В этот день севернее города уже шли боевые действия. Красный заслон в 120 штыков пытался остановить отряд из нескольких сот крестьян, вооруженных только 50 винтовками.
Коммунисты подключили артиллерию и выпустили по деревням 20 снарядов. Повстанцы отступили, но затем повели контратаку, и петропавловскому заслону пришлось отступить в станицу Новопавловскую.

Утром 12 февраля, около 7.00, конный отряд повстанцев совершил налет на Кривоозерную в 12 верстах юго-западнее Петропавловска и без боя взял в плен гарнизон станицы: рабочую роту, перевязочный отряд, саперную команду и группу пеших разведчиков (все из состава 21-й стрелковой дивизии РККА) — всего 245 человек. Правда, налетчикам досталось мизерное количество оружия, так как во всем гарнизоне было только 12 вооруженных красноармейцев. С захваченным оружием повстанцы через полчаса оставили станицу. В тот же день, 12-го, началась борьба с конными отрядами восставших в районе железнодорожного разъезда Затон, к западу от Петропавловска и к северу от Кривоозерной.

Важное значение имели бои 12—14 февраля за станицу Новопавловскую, в 8 верстах от Петропавловска, прикрывавшую город с севера. Это была самая северная из приишимских станиц Сибирского казачьего войска. У коммунистов здесь были артбатарея и пехота. Уездные власти бросали к станице резерв за резервом. Сводный отряд петропавловских коммунистов в 100 штыков, посланный на помощь гарнизону станицы, попал в засаду и почти весь погиб.

13 февраля повстанцы взяли Новопавловскую, а на следующий день отбили наступление на нее красного отряда из Петропавловска.

12—13 февраля восстание, руководимое солдатами и казаками из фронтовиков Первой мировой войны, уже вовсю полыхало вокруг Петропавловска. Люди вооружались чем могли — охотничьими ружьями, самодельными пиками, вилами, топорами, просто палками. Шло избиение коммунистов и особенно продработников. Восставшие верили, что поднялись против ненавистного режима не они одни, а вся Россия. Петропавловские уездные власти не успевали подавлять вспыхивающие то тут, то там выступления, фактически они потеряли контроль над сельской местностью. Для начала выступления порой достаточно было повстанческой листовки с призывом к восстанию.

Так, общество станицы Бишкульской (в 12 верстах южнее Петропавловска) в ночь на 13 февраля получило от одного из повстанческих штабов «приказ» с лозунгом: «Долой коммуну!» Казаки немедленно собрались на сход, приняли решение о выступлении, разоружили с десяток остававшихся в станице красноармейцев артдивизиона 1-й Сибирской кавалерийской дивизии (сам дивизион уже перебазировался в Петропавловск), вооружились их винтовками и шашками; затем выставили на выездах из селения часовых и приступили к выборам новой станичной власти и организации отряда.

Утром 14 февраля конные группы восставших стали проникать в северную часть Петропавловска. Заняли тюрьму. Милиционеры на Ново- Мечетной улице встретили их огнем. Тем не менее, к полудню повстанцы заняли не только окраины, но и Базарную площадь. В город входили все новые и новые отряды восставших, а местные военные и партийные власти растерялись, выпустили управление из рук. «...В городе поднялась паника, — докладывали позднее члены «Чрезвычайной пятерки Петропавловского уезда». — По всем улицам шла бесцельная пулеметная и ружейная стрельба. Горсточки коммунистов держались кое-где, но, постепенно окружаемые наседавшим противником, появившимся на всех улицах, принуждены были отходить к станции. Как на пример паники можно указать, что батареи раза два снимались с позиции, отходили по направлению станции, затем снова возвращались, бесцельно скача по улицам».

Петропавловский гарнизон был поражен силой народного возмущения. Части и подразделения почти без сопротивления стали сдаваться даже мелким группам повстанцев. Например, без боя сложила оружие большая часть 7-го запасного пулеметного батальона, передав восставшим значительный запас патронов. Сдались и казаки- красноармейцы конного запаса во главе А.Ф. Кудрявцевым. Так Петропавловск оказался в руках восставших.

В числе трофеев оказалось 2 трехдюймовых орудия (одно испорченное) с 20 снарядами, несколько пулеметов, до 1 тысячи винтовок, боеприпасы. Оставив город, коммунисты смогли укрепиться на станции Петропавловск и на консервном заводе, соорудив окопы из снега. Руководство обороной взял на себя случайно оказавшийся на станции проездом военный комиссар К.А. Васильев. Уездные же и городские власти пребывали в унынии, полагая, что и здесь удержаться не удастся.

13—14 февраля севернее Петропавловска, очевидно, вполне сложилась крестьянско-казачья Народная армия П. Андреева. В ее составе было около 3500 человек, 1 орудие, до 10 пулеметов. Штаб Андреева обосновался в захваченной станице Новопавловской. Одним из военных руководителей этой повстанческой группировки являлся подъесаул Алексей Антонович Карасевич (1900—1922), выдававший себя за «казачьего генерала Белова». Выходец из крестьян Витебской губернии, он служил у адмирала Колчака в казачьих частях, а после поражения белых пытался работать в подполье, скрываясь под разными именами (доктор Грибоедов, Леопольд Баратов, атаман есаул Незнамов, генерал Белов). В боях за Петропавловск Карасевич был ранен, но продолжал руководить операциями повстанцев.

Во время разгрома Западно-Сибирского восстания ему удалось спастись. Однако чекисты схватили его в следующем году, и по приговору ревтрибунала подъесаул А.А. Карасевич был расстрелян в Новониколаевске.

В состав «армии» Андреева, наряду с крестьянами, несомненно, вошли и сибирские казаки, так как повстанцы объявили мобилизацию всех мужчин от 18 до 45 лет. Это были казаки станиц Новопавловской, Петропавловской, Кривоозерной, Бишкульской, Архангельской, Надеждинской, Новоникольской и, вероятно, некоторых других. Именно повстанческая группировка Андреева вынесла основную тяжесть боев за станцию Петропавловск, затем за сам город, несколько раз переходивший из рук в руки, героически обороняла 16 —17 февраля свой центр — станицу Новопавловскую. Именно она окружила 19 февраля и нанесла серьезные потери целому батальону 249-го полка, а в пятидневных упорных боях за село Ольшанка разбила батальон 253-го красного полка и отряд пулеметной школы.

Казаки-красноармейцы, сдавшиеся в Петропавловске, сразу же были распущены по домам — для организации в станицах повстанческих отрядов. Из крестьянской листовки: «Господа казаки, пора проснуться и свергнуть иго, благодаря которому не осталось в амбарах ни зерна, на полях — ни снопа. Выступайте, не бойтесь, у нас организация большая...» Этот роспуск по домам сыграл, вероятно, большую роль: почти сразу же в город к повстанцам стали приходить подкрепления из станиц. Однако если поначалу они и влились в «армию» П. Андреева, то ненадолго. Через трое суток, отобрав Петропавловск обратно, коммунисты отрезали восставших крестьян от основного массива станиц уезда. А казаки, как и прочие повстанцы, при неудачах предпочитали отступать в родные места, чтобы защищать от карателей собственные семьи, хозяйства, дома.

14 февраля повстанцы предпринимали одну за другой конные и пешие атаки на консервный завод и станцию Петропавловск. Завод удалось взять, но станция держалась. К повстанцам подходили отряды из ближайших районов, в том числе из станиц Новопавловской, Кривоозерной, Новоникольской. Однако и красные получали помощь.

Помглавком Вооруженными силами Республики по Сибири В.И. Шорин принял решение о создании Петропавловской группы войск, с включением в нее всех частей и подразделений, оперирующих в районе Петропавловска. Ее командующим был назначен Н.И. Корицкий, уже известный по подавлению восстания 1920 г. в Славгородском уезде и на Иртыше. Он отправлялся из Омска к месту назначения не один, а с ударной группой: бронепоезд № 56 «Красный сибиряк» и 249-й стрелковый полк.

14 февраля на рассвете Корицкий двинулся на запад и, попутно очистив от повстанцев железнодорожный путь, в 21.40 прибыл с бронепоездом на станцию Петропавловск.

Взяв командование в свои руки, Корицкий стал действовать немедленно и решительно: прямо на перроне вокзала установил шесть полевых орудий, и они, начав в 21.55, в течение часа расстреливали город и выезды из его юго-восточной стороны, где концентрировались передовые части противника. Затем красная артиллерия перенесла огонь на тылы повстанцев: три орудия бронепоезда стали стрелять по выездам из города на станицы Новопавловскую и Кривоозерную, а батарея 1-й Сибирской кавалерийской дивизии в течение часа вела огонь по Подгорной слободке (Петропавловская станица). Задача была одна — не дать противнику сориентироваться и сосредоточиться в одном месте.

Тем временем Корицкий стянул свою пехоту и кавалерию к вокзалу и после артподготовки двинул в ночную атаку отряд 255-го полка (до 200 штыков, 10 сабель, 5 пулеметов) под командованием Дубровицкого. Красные быстро овладели городом. Повстанцы не оказали сильного сопротивления, но разбежались по домам и только слабым ружейным огнем то тут, то там тревожили врага. Бой затих к часу ночи. Восставшие частью бежали из Петропавловска, частью затаились по домам, спрятанные их жителями. Обследовав своим небольшим отрядом нагорную часть города, выяснив, что очагов сопротивления там нет, выставив к 4 часам утра заставы и караулы, Дубровицкий с остававшимися у него людьми решил заодно тщательно проверить Подгорье — казачью станицу. Однако не тут-то было.

Повстанцы, оказавшиеся в Подгорье, сорганизовались и в 5-м часу 15 февраля пошли отбивать город. Их цепь из 400 человек пехоты, вооружейных пиками и винтовками, поднялась из станицы в гору и, выйдя на Соборную площадь, примерно в 4.50 бросилась в атаку на отряд Дубровицкого. В центре Петропавловска произошел короткий, 30-минутный, но яростный бой. Только второй контратакой красные смогли прорвать цепь противника и сбросить его под гору. Соборная площадь, когда она окончательно осталась за коммунистами, оказалась усеянной телами убитых и раненых. Отступив в станицу и засев в домах, повстанцы принялись ружейным огнем обстреливать цепь красных. Получив в подкрепление роту, Дубровицкий прошел Подгорье «вдоль и поперек» и окончательно рассеял противостоявший ему отряд. Но сил, чтобы тщательно обыскать весь город, у него не было. К тому же его бойцы трое суток не спали, и Дубровицкий в 10.30 отправил Корицкому донесение с просьбой прислать из резерва еще одну стрелковую роту.

Подгорная слободка — часть Петропавловска, которая ближе всего лежала к приишимским станицам. Это позволяет предположить, что в бою на Соборной площади и в перестрелке в Подгорье участвовали казаки ближайших к городу станиц — Архангельской, Бишкульской и других, — а также, вероятно, и казаки бывшей Петропавловской станицы.

Утром 15 февраля коммунисты обнаружили большие скопления пехоты и конницы противника со стороны станицы Новопавловской (1,5 тысячи человек). Восставшие снова вошли в город. Активнейшую поддержку им оказали местное население (особенно татары-мещане) и повстанцы, накануне не успевшие убежать из города и попрятавшиеся по домам.

Корицкий докладывал в Омск: «...по нашим частям из всех окон стреляли жители». Повстанцы повели наступление по улицам и к полудню уже охватили левый фланг врага, в том числе заняли Подгорье. Под их давлением отряд Дубровицкого начал отступать, а затем вследствие вспыхнувшей паники бросился бежать в сторону станции. «Армия» П. Андреева вновь заняла Петропавловск. Корицкий оценивал ее силы, вместе с присоединившимися горожанами, в 2 тысячи человек.

Повстанцы попытались развить наступление. Их силы стали накапливаться в юго-восточной части Петропавловска и в роще между городом и станцией, а единственное орудие выпустило восемь шрапнелей по вокзалу. Однако к коммунистам 15 февраля прибыло из Омска мощное подкрепление — головные эшелоны 249-го стрелкового полка (два батальона), — и теперь у Корицкого было достаточно сил для активных действий. Он приказал артиллерии бить по дороге на Новопавловскую и по казачьей слободке, пехоте изготовиться к атаке, а сам на бронепоезде двинулся к городу. Передовая цепь повстанцев, уже пошедшая в атаку на станцию, выйдя из рощи, попала под яростный пулеметный и орудийный огонь бронепоезда и была рассеяна.

В настроениях противников произошел перелом. В 15 часов, после артподготовки, свежие цепи 249-го полка перешли в контрнаступление. На этот раз Корицкий приказал захватить город прочно: продвигаться медленно, попутно производя обыски домов и облавы занятых кварталов. К вечеру красные овладели половиной города, а в ночь на 16 февраля «вполне очистили» весь Петропавловск, поставив на подступах к нему заставы, а на улицах патрули. Корицкий, впрочем, приказал продолжить «выемку и расстрелы спрятавшихся в домах бандитов». Основные силы повстанцев, с пушкой, отошли к Новопавловской. При взятии Петропавловска красные потеряли 4 человек ранеными, а повстанцы 300 — 400 человек убитыми и около того пленными.

Казалось, коммунисты овладели Петропавловском прочно. Но под утро 16 февраля повстанцы заняли водокачку на реке Ишим, прекратив подачу воды, а в 7-м часу утра со стороны Новопавловской атаковали город. Только красные возвратили под свой контроль водокачку, как в самом центре Петропавловска вспыхнула перестрелка. Это восстали местные татары и киргизы — до 400 человек. Они окружили штаб 255-го стрелкового полка, а затем захватили его, взяв до 70 пленных.

Страница 1 из 4 | Следующая страница
Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье