Восстание химчикских аратов

Опубликовал: zampolit, 29-01-2017, 06:58, Путешествие в историю, 1 318, 0
Восстание химчикских аратов

Победа Октябрьской революции и рождение первого в мире Советского социалистического государства коренным образом изменили обстановку в Туве и в огромной степени способствовали созреванию внутренних и внешних предпосылок национально-освободительной борьбы аратских масс.

Вторжение и бесчинства оккупационных отрядов китайских милитаристов, монгольских феодалов и колчаковцев, режим террора и насилия, установленный ими, и политика, которую проводили в угоду интервентам феодальные круги, вызвали «обострение выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов» — тувинских аратов. Героическая борьба русских рабочих и крестьян, крепнущая солидарность и дружба народов — все это обеспечивало невиданное в предшествующей истории Тувы повышение политической активности трудовых аратских масс и вселяло в них уверенность в успешном исходе своей борьбы. Стихийное противодействие аратов политике господствующего класса стало перерастать в прямое вооруженное сопротивление.

Наиболее ярким проявлением нарастающего революционного движения в Туве явилась национально-освободительная борьба хемчикских аратов в первой половине 1919 года. В западных районах Тувы было сосредоточено большинство тувинского населения, здесь находились крупные купеческие фактории и хозяйства российских скотовладельцев. Еще с середины 1918 г. на Хемчике были установлены белогвардейские посты и караулы.

Непосредственным поводом к вооруженному выступлению аратов в 1919 г. послужили открытый белобандитский террор и репрессии, жестокость и массовые убийства, составлявшие характерную черту колчаковского режима. Этому выступлению предшествовали нападения отдельных групп аратов на фактории и заимки крупных скотовладельцев — купцов, кулаков и феодалов. Захват скота у эксплуататоров в условиях феодальной Тувы был тогда одной из форм классовой борьбы трудовых аратских масс.

Для защиты от нападений повстанцев в район Хемчика были посланы дополнительные воинские силы. Путем жестоких репрессий комиссар Турчанинов хотел подавить начинающееся освободительное движение аратов. Под флагом «усмирения» колчаковцы бесцеремонно грабили трудящихся, творили необузданные бесчинства над населением. Были случаи, когда сжигались юрты тувинских аратов, заподозренных в антиколчаковских настроениях, вместе со всеми их обитателями — стариками, женщинами и детьми. А выбегавших из горящих юрт детей и взрослых белогвардейцы бросали обратно в огонь. В результате зверских расправ белых, как сообщается в донесении одного из колчаковских чиновников, «урянхов убито значительное количество и сожжено много юрт». Эти жестокие меры колчаковцев переполнили чашу терпения народа и араты взялись за оружие.

В канун вооруженного выступления аратов в распоряжении комиссара Турчанинова находились 6-я сотня 3-го сибирского казачьего полка под командованием офицера Распопина, отряд колчаковской милиции из числа бывших царских полицейских г. Красноярска. Кроме того, белогвардейцы имели так называемые боевые дружины самоохраны, сформированные в основном из мобилизованных людей.

По просьбе главарей местных контрреволюционеров командование колчаковских войск решило выслать дополнительные воинские части. В приказе генерал-лейтенанта Розанова было сказано: «Ввиду происходящих волнений среди местного населения Урянхайского края, сопровождающихся нападениями на посты, назначаю вас (т. е. командира сотни Распопина) начальником всех воинских частей и дружин, находящихся и прибывающих в Урянхайский край. Для усиления имеющихся в вашем распоряжении войск посылаю в Белоцарск... усинскую полуроту, а в непродолжительном времени 4-ю сотню 1-го енисейского казачьего полка». Из Красноярска в Туву в апреле 1919 г. прибыл белогвардейский отряд в составе 6 офицеров, 129 казаков.

В это же время на территории современных Дзун-Хемчикского, Овюрского, Барун-Хемчикского, Бай-Тайгинского районов революционные араты Оюн Кайгал-Тараачи, Санчы, Хенче-Кара, Сайын-оол, Ба-дыжап, Ортун-Кара подняли тувинскую бедноту на вооруженную борьбу против интервентов и белогвардейцев.

Заслуживает особого внимания личность одного из организаторов повстанческих групп Кайгал-Тараачи. Он сын арата-бедняка Оскюс-оола, активный участник национально-освободительной борьбы тувинцев против маньчжуро-китайских колонизаторов в 1911—1912 гг. Кайгал-Тараачи неоднократно подвергался жестоким пыткам, устраивал побеги из-под ареста и продолжал борьбу с угнетателями. Не случаен тот факт, что Турчанинов в период вооруженных схваток на Хемчике доносил омскому правительству: «появился знаменитый разбойник урянх Кайгал-Тараачи». В памяти народа в числе других самоотверженных борцов за его свободу останется имя Кайгал-Тараачи, погибшего от рук колчаковцев в 1919 г.

Частые набеги вооруженных аратов на военные посты, заимки и фактории купцов-скотовладельцев заставили врагов стянуть новые воинские силы из Белоцарска на Хемчик. Прибывший в Чадан колчаковский отряд в количестве свыше 100 человек начал группировать вокруг себя кулаков, торговцев, чтобы одним ударом покончить с восставшими аратами. Однако, революционные араты не дремали, а серьезно готовились к решительной схватке. Прекратив весенне-полевые работы, они из Овюра и верховья Хемчика двигались в район Чадана, где объединялись в повстанческие отряды.

В начале этого выступления далеко не все участники были вооружены, не хватало ружей, боеприпасов. В ходе боевых действий они вооружались захваченными у белогвардейцев винтовками, берданками и револьверами.

Повстанцы, прежде чем напасть на главные силы противника, решили ликвидировать отдельные посты казаков, а потом направить свой удар по основным силам белогвардейцев, стоявшим в Чадане. С этой целью повстанцы направились в устье рр. Чыргакы и Шеми, где в то время находились посты казаков и дружинников, фактории торговцев. 22 апреля 1919 г. с Хемчика сообщили, что «пост на Чыргакы разбежался при нападении небольшой шайки. Офицеры собирали охрану поста на заимке Сафина. Телеграфируйте о высылке подкрепления, дружинники, как боевая сила, никуда негодны, разбегаются при первом выстреле, бросая оружие. Настроение очень плохое, могут все разбежаться».

Русские крестьяне, насильно мобилизованные в дружины, отказывались воевать против тувинских аратов, они покидали посты и возвращались домой. Об организованном уходе группы дружинников рассказывает в воспоминаниях участник гражданской войны В. Калинкин: «Командир нашей группы Малышев открыто заявил офицеру Грибкову: «Я на заставу не поеду, мои дружинники тоже». Он вскочил на коня и крикнул: Кто не желает воевать, а домой — за мной!

К нему примкнуло до сорока дружинников. Ночью отряд Г. Малышева выступил через Шагонар в свои поселки. За ушедшими дружинниками была выслана погоня. Преследующие казаки наткнулись на дозоры и, убедившись, что отряд движется организованно и готов дать отпор, повернули обратно. Мы благополучно вернулись в свои поселки».

Дезертирство трудовых крестьян-дружинников показало, что русские крестьяне не хотели проливать свою кровь и кровь братьев-тувинцев в интересах колчаковщины, они сочувствовали борьбе аратов и оказывали им поддержку.

В конце апреля 1919 г. на Чыргакы к основным силам повстанцев присоединился еще один отряд аратов, прибывших из Барун-Хемчика. Во главе этого отряда стояли Бадыжап, Сайын-оол, Ортун-Кара. Общее число повстанцев достигло 400 человек, при чем они были разбиты на небольшие группы во главе со своим командиром.

Разделение отряда на небольшие группы объясняется отсутствием единого руководства восставшими, а также тем, что скрываясь в лесах и горах небольшими группами, они были неуловимы для колчаковцев и могли успешнее наносить внезапные удары по военным постам белогвардейцев.

В конце апреля и начале мая 1919 г. восставшие араты активизировали свои действия на всей территории Хемчика. В первых числах мая они разгромили белогвардейские посты на Улуг-Хондергее, в 30 км к югу от Чадана, на Чыргакы и Шеми. Затем восставшие двинулись в район верховья Хемчика, в устье р. Барлык, в Кызыл-Мажалык, Коп-Кежиг, где были сконцентрированы белоказаки, колчаковская милиция, охранявшие имущество купцов и скотовладельцев. Дорога между Чаданом и Кызыл-Мажалыком полностью контролировалась восставшими. Поэтому связи между белогвардейскими группами, находившимися на территории Барун-Хемчика, и основными силами колчаковцев в Чадане не было.

Перепуганные антиколчаковским движением в Туве комиссар Турчанинов и офицеры воинских частей запрашивали помощь от омского правительства. 28 апреля Турчанинов телеграфировал: «Положение на Хемчике резко ухудшилось. Нападения на наши посты участились, дружинники бегут. Необходимо провести мобилизацию возрастов от 20 до 40 лет... Дальше в таких условиях держаться невозможно».

Тем временем повстанцы продолжали наносить чувствительные удары белогвардейцам. К гарнизону в местечке Кызыл-Мажалык присоединились белоказаки с Аксы-Барлыкского и других близко расположенных постов, а также тувинские чиновники. Попытка повстанцев выбить из Кызыл-Мажалыка белогвардейцев не имела успеха. Понеся потери, повстанцы стали готовиться к новому штурму. Колчаковцы, видя, что без помощи казачьей сотни им не удержать позиции, оставили Кызыл-Мажалык и отступили в направлении Чадана. Началось изгнание белых из района Хемчика.

14 июня повстанцы напали в Шеми на охрану колчаковского судьи Барашкова, перебили ее и захватили имущество. Против этой группы восставших был послан отряд из 118 хорошо вооруженных белогвардейцев. 60 повстанцев, всего лишь с 20 ружьями, устроили у горы Мойналык засаду- и внезапном атакой обратили противника в бегство. Турчанинов вынужден был признать, что «шестая сотня, дружина настолько деморализованы, так плохо организованы, что отряды по 118 человек бегут от шаек с 20 винтовками».

Уже в июне повстанцы выбили из Чадана белогвардейскую банду, которая панически бежала в Чаа-Холь и Шагонар. Об этом свидетельствует тот факт, что начальник переселенческого управления Федоров писал в Омск: «Хемчик потерян, воинские части отошли на Чаа-Холь, там положение так же ненадежное, надо быть готовым к дальнейшему отступлению. Положение остальной части края катастрофическое... Сотня дезорганизована, дисциплины нет, требуется немедленная присылка сильных воинских частей не менее 2 казачьих сотен, присылка винтовок, патронов, горных орудий, смена командира».

Освободительное движение, начавшееся в районе Хемчика, распространилось и на другие районы Тувы. В конце июня 1919 г. поднялась на борьбу аратская беднота Элегеста, Хендерге, Унгеш и других мест. Крупные силы колчаковцев были сосредоточены в поселке Элегест. Вооруженные араты подошли к Элегесту, но взять его не смогли. Тогда около 100 повстанцев внезапно напали на заимки Огнева, Утюшева. Казачьи посты, охранявшие эти заимки, потерпев значительный урон, бежали. Через несколько дней этот же отряд повстанцев, насчитывавший уже до 150 человек, снова подошел к Элегесту, где готовилось восстание насильно мобилизованных крестьян-дружинников против белогвардейцев.

В начале июля 1919 г. из среды дружинников, стоявших на военных постах Подхребтинского района, выделилась революционная боевая группа (В. Ф. Пупышев, В. И. Лопатин, И. И. Мокшин и др.). Вскоре они подняли дружинников Элегеста на вооруженное выступление, разгромили белогвардейский гарнизон, объединили вокруг себя разрозненные повстанческие группы Подхребтинского района. Образовался объединенный отряд из 200 человек во главе с В.Ф. Пупышевым.

Характерно, что освободительное движение аратов центральной Тувы отличалось от событий на Хемчике более тесными связями с русским революционным крестьянством, что является вполне закономерным, ибо именно здесь проживало наибольшее количество русского крестьянства и именно здесь имели место наиболее тесные политические, экономические и культурные контакты двух народов.

Революционная борьба русских и тувинских трудящихся края за ликвидацию колчаковского террористического режима привела к совместному выступлению. Во многих случаях во главе восставших аратов Подхребтинского района выступали русские трудящиеся крестьяне, рабочие. В одном из донесений Турчанинов признавал, что «в Подхребтинском районе в Березовке (Доора Хадын) была шайка (отряд) урянхов, руководимая русскими».

В результате совместных действий дружинников и тувинских повстанцев территория Подхребтинского района оказалась в руках восставших, а белогвардейцы были выбиты из своих опорных пунктов и бежали в Белоцарск. 17 июля 1919 г. Федоров с тревогой доносил, что «в Подхребтинском районе образована местными большевиками Советская власть... Связь с районом прервана».

Убедившись в том, что совместная борьба русских и тувинских повстанцев ставит под угрозу позиции колчаковцев в Туве, белогвардейский генерал Розанов предложил омскому правительству в качестве последней меры заменить комиссара и командира сотни более решительными людьми, снарядить и спешно направить в Туву под командованием есаула Шаболина, назначенного главкомом всех вооруженных сил края, отряд из лучших боевых частей (пехота, артиллерия, конница). Далее он писал: «Шаболину надо пятьдесят тысяч рублей серебром. Оперативное руководство боями в Урянхае пусть поручат мне или Иркутску. Необходимо поощрять колонизацию Урянхая енисейскими казаками под лозунгом: борьба за Урянхай — защита своих очагов».

Из этого документа явствует, что несмотря на жестокие поражения на Восточном фронте, колчаковские генералы ставили далеко идущие цели — удержать территорию Тувы в своих руках, сделать ее центром мобилизации белогвардейских сил, выброшенных Красной Армией из Сибири в Западную Монголию и Туву. Но они явно недооценивали обстоятельства, что приближение наступающей Красной Армии к границам Тувы еще больше усилило натиск русских и тувинских повстанцев против колчаковцев. Колчаковцы вынуждены были оставить территорию Тувы.

9 июля 1919 г. комиссар Турчанинов подписал приказ: «ввиду соединения подхребтинских дружинников вместе с наступающими урянхами и невозможности за малочисленностью воинской силы охранять административный пункт Белоцарск — предлагаю учреждения закрыть, эвакуировать ценности, документы, главнейшие дела в г. Минусинск».

Часть колчаковцев отправилась на плотах по Енисею в Минусинск. Накануне своего бегства белогвардейцы успели отправить в минусинскую тюрьму 35 тувинцев — активных участников революционной борьбы. Сам Турчанинов избрал путь через Тоджу, но по дороге своей же личной охраной был ограблен и убит. Остальная часть белых и других антисоветских элементов рассеялась по старообрядческим поселкам и заимкам Малого Енисея.

Успех вооруженной борьбы трудящихся Тувы весной и летом 1919 г. против колчаковцев был обеспечен победоносным наступлением Красной Армии на Восточном фронте и движением в Туву Сибирской партизанской армии под командованием А.Д. Кравченко и П.Е. Щетинкина. Вооруженное выступление трудящихся Тувы в 1919 г. слилось с героической борьбой Красной Армии и всего советского народа против интервентов и белогвардейцев.

Восстание в 1919 г., направленное главным образом против кровавого режима колчаковцев, в определенной степени имело также и антифеодальный характер. Восставшие араты в ходе боевых действий экспроприировали имущество и скот в феодально-байских хозяйствах. Чамзы хамбы-лама жаловался, что повстанцы угоняли скот у российских торговцев и тувинских чиновников. Турчанинов в одном из донесений омскому правительству сообщал, что восставшие араты «разбившись на мелкие отряды, оперируют в разных местах, скрываясь в горах и лесах, грабя как урянхайское, так и русское население (имеются ввиду богачи)».

В период антиколчаковской борьбы тувинские феодалы и представители духовенства открыто поддерживали белогвардейцев. Свидетельством этого является донесение Турчанинова омскому правительству: «пока стараюсь удержать население от восстания через чиновников-туземцев и местных управителей». Участники восстания в своих воспоминаниях указывают, что Ундуй чангы, Езуту чагырыкчы, Кокей чангы и другие чиновники находились в отряде белогвардейцев, который был отправлен на подавление выступления аратов.

Напуганные размахом и растущей силой народного движения феодалы искали защиты у колчаковцев. Они неоднократно обращались к белогвардейцам с просьбами об охране своего богатства. Типичным в этом отношении является письмо группы чиновников Бээзи хошуна. «Восставшие араты,— писали чиновники,— разграбили их имущество... Искренне докладываем, что мы преследуем одну мысль — сохранить себя и свои семьи, не помышляя о другом, в особенности о содействии грабителям, к которым никто из нас не примкнул».

Некоторые феодальные элементы пытались использовать народное движение в своих классовых интересах, подменить классовую борьбу разжиганием национальной вражды и розни, направить восстание в буржуазно-националистическое русло. Так, например, лама Аскак-Чочу, во главе небольшой группы повстанцев напал на русские поселки Чаа-Холь, Нестуновка (Белдир-Кежии) и сжег их. В результате таких реакционных действий отдельных феодалов жертвами оказались ни в чем неповинные простые люди — как русские, так и тувинцы.

Враги национально-освободительной борьбы народа радовались спровоцированным феодалами и ламами действиям повстанцев. Такие реакционные выступления отдельных групп, конечно, могли нанести вред делу сближения русского и тувинскою трудового населения. Однако аратская масса, которая совместно с русскими трудящимися на своих плечах вынесла тяжесть борьбы с колчаковцами, не только отказалась от подобных действий, но вскоре, как уже отмечалось, произошло объединение аратов и русских крестьян в борьбе против общих врагов.

Слияние воедино национально-освободительного движения тувинских аратов и гражданской войны русских крестьян на территории Тувы явилось залогом их побед над общими врагами и свидетельством крепнущей братской дружбы тувинских и русских трудящихся. В стычках и боях с карательными отрядами колчаковцев, в борьбе с феодалами и ламами трудящиеся массы Тувы учились революционной борьбе, учились распознавать своих истинных друзей и врагов.

Хотя в борьбе с колчаковцами тувинские и русские повстанцы имели определенные успехи, все же политическое положение Тувы оставалось сложным. На ее территории хозяйничали китайские и монгольские оккупационные отряды, которые в период борьбы с белогвардейцами занимали «нейтральную» позицию. Оккупанты в сговоре с некоторыми тувинскими феодалами выжидали удобный момент для захвата господствующего положения в крае. Ради достижения своих коварных замыслов они были заинтересованы в ослаблении сил как колчаковцев, так и восставших, пытались разжечь национальную вражду между русскими и тувинцами.

Поражение колчаковцев в Туве оккупанты решили использовать в своих интересах. Отряд монгольских феодалов вступил на территорию Подхребтинского района и намеревался занять Белоцарск, а китайские милитаристы после ухода белогвардейцев оставались единственной военной силой в западных районах Тувы.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2020 (10)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Март 2020 (36)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.