Переселенческие пункты на маршрутах переселенцев в Сибирь

Опубликовал: zampolit, 6-07-2020, 19:18, Путешествие в историю, 201, 0

История деятельности переселенческих пунктов, на которые выделялась государственная помощь направлявшимся за Урал крестьянам, началась в 1880-х годах. По данным официального издания переселенческого управления, первым этапным пунктом за Уралом стала Тюмень, куда в 1884 году МВД командировало особого чиновника для содействия переселенцам.

В Европейской России первым таким пунктом, очевидно, следует считать переселенческую контору в с. Батраки, образованную по положению Комитета министров 10 июня 1881 года для помощи крестьянам-переселенцам, направлявшимся в Западную Сибирь.

От с. Батраки на р. Волге было пароходное движение на Пермь. Переселенческая контора в Батраках предоставляла переселенцам информацию о пригодных для заселения переселенческих участках, вела учет проходивших через Батраки переселенцев. В компетенцию конторы в Батраках входило также выявление инфекционных больных и их изоляция от остальной массы новоселов. Также до начала строительства Сибирской железной дороги большую роль играли переселенческие пункты, создававшиеся в Нижнем Новгороде, Казани, Перми. Эти пункты строились на средства местной городской администрации или за счет благотворительности.

За Уралом до 1896 года крупным пунктом был Тюменский, так как основной поток переселенцев проходил водным путем по рекам Волге и Каме до Перми, затем по железной дороге до Тюмени. От Тюмени движение переселенцев распадалось на отдельные направления либо по рекам, либо по грунтовым дорогам на подводах. Так, в 1893 году через Тобольскую губернию прошло 58000 переселенцев, из них 54000 проследовали через Тюмень.

В 1880-х — начале 1890-х годов переселенцы почти не получали помощь в дороге. Это было результатом прежде всего отсутствия сети пунктов, на которых такая помощь могла бы быть оказана. До постройки Сибирской железной дороги переселенцы во время всего пути находились под открытым небом, ночевали в поле, крытые холстом и клеенкой кибитки плохо защищали от дождей и непогоды. В подобных условиях ехали и дети, и беременные женщины. Путь в Сибирь для переселенца мог занимать до года и более. Например, семья одного переселенца, не имея средств на дорогу, отправилась пешком из Витебской губернии в 1887 году, прибыла в Томск в 1888 году. Время в пути — 1 год 4 месяц.

Еще более сложным был путь в дальневосточные области. Из родных губерний переселенцы обычно выходили в конце марта — начале апреля, к осени добирались до Томска, где пережидали осеннюю распутицу, потом меняли лошадей и шли дальше. Не доходя до Иркутска, они пережидали весеннюю распутицу и отправлялись в Сретенск. В Сретенске рубили или покупали плоты, баржи и на них спускались до Благовещенска и дальше. Всего крестьянам-переселенцам требовалось 2—3 года, чтобы добраться до места водворения.

В отечественной публицистике и периодической печати второй половины XIX века нередко описывались факты, как переселявшиеся в Сибирь крестьяне бедствовали и голодали в пути. Нередкими были случаи болезней и смерти. Например, в 1883 году переселенцы, направлявшиеся баржей через Тюмень и Томск, терпели крайнюю нужду, среди них вспыхнула эпидемия. Из числа плывших на барже скончались 5 человек, еще 83 человека были больны корью и кишечными заболеваниями, были истощены от голода (из них 77 детей и 6 взрослых). По прибытии в Томск трое детей умерло прямо во время приема.

К 20 мая 1890 года в Тюмени скопилось около 14000 человек-переселенцев, в имевшихся переселенческих бараках поместилось не более десятой их части. Остальные расположились под открытым небом. Погода была почти зимняя (по ночам – 4 С?), и очень скоро среди переселенцев были зафиксированы инфекционные болезни: тиф, оспа, простудные заболевания, а также дифтерит. Дети начали заболевать десятками, каждый день к баракам привозили 10—15 гробов. Некоторые горожане размещали заболевших в своих домах, но все равно тысячи переселенцев оставались под открытым небом.

В 1889 году в связи с ранним открытием навигации — в апреле — неожиданно для местной администрации в Пермь прибыло до 15000 переселенцев. Управление железной дороги прилагало усилия, чтобы отправить их далее в Тюмень, но среди переселенцев было несколько сотен бедняков, которые не только не могли купить железнодорожные билеты, но и не имели средств на питание. Нередко нищенствовали. Они оставались в Перми около трех недель, жили в бараках, палатках, а то и вовсе под открытым небом. Погода была холодная, с проливными дождями и сильными ветрами, а с 6 по 9 мая вообще шел снег. Переселенцы, особенно дети, стали болеть. Подобные факты часто описывались в периодической печати и в публицистических трудах конца XIX века.

Современные исследования, основанные на архивных материалах, подтверждают факты бедствий переселенцев. Имели место и голод, и смертность от инфекционных заболеваний. Так, осенью 1891 года стало наблюдаться неожиданное движение крестьян-переселенцев в Сибирь. Если в обычное время в сентябре через Тюмень проходило несколько сотен переселенцев, то в 1891 году прошло около 20000 человек. Многие не имели иного питания, кроме сухарей. Администрации с трудом удалось организовать их дальнейшую отправку. Но в октябре-декабре 1891 года в Тюмень пришло еще около 9000 человек, которые принесли с собой сыпной тиф. В результате 2 барака на переселенческом пункте оказались заполнены больными тифом. Остальные переселенцы, не имея перевозочных средств, двинулись дальше по Сибирскому тракту. В результате по движению переселенцев от Тюмени до Омска, Каинска и Павлодара были отмечены случаи заболевания тифом.

В Ишиме специального инфекционного приюта не было, поэтому больных тифом разместили даже в местном полицейском управлении. Большое скопление тифозных больных было отмечено в Тюкалинске, Омске, Каинске, Павлодаре, а также во всех селах и деревнях, располагавшихся вдоль дорог.

В следующем 1892 году движение переселенцев через Тюмень не снизилось. В отдельный период в Тюмени находилось до 30000 переселенцев, не получавших санитарного надзора и медицинской помощи. Только за май 1892 года от тифа, дифтерии и скарлатины умерло 386 человек. Следом в том же 1892 году была отмечена вспышка холеры, затихшая лишь к холодам.

При отсутствии масштабной помощи государства содействие и поддержку переселенцам стали оказывать благотворительные комитеты, открывшиеся в Иркутске, Томске, Чите по инициативе местной администрации или общественности. В Тюмени в 1883 году был создан временный комитет для помощи крестьянам-переселенцам. С 1 ноября 1888 года по 1 ноября 1889 года этот комитет выделил 3418 рублей на медицинскую помощь, приобретение вещей и выдачу пособий переселяющимся.

Весной 1889 года в Перми по инициативе местного благотворительного общества было собрано пожертвований на 800 рублей, которые были потрачены на покупку хлеба и муки для переселенцев и на оплату проезда неимущим до Тюмени. На Алтае помощь в виде ссуд для проходивших через Барнаул переселенцев оказывало Общество любителей исследования Алтая. Причем общество продолжало помогать переселенцам и в 1890-е годы. В губерниях Европейской России за счет благотворительных организаций в Казани, Нижнем Новгороде, Самаре, Перми, Ряжске были сооружены бараки для переселяющихся на восток.

6 ноября 1890 года был утвержден устав Общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам. Его основной задачей была организация медицинской помощи, приютов, столовых для переселенцев, выдача им пособий и ссуд. За время своей деятельности это общество потратило на оказание помощи переселенцам около 60000 рублей, то есть чуть меньше, чем государство за то же время.

Не оставались в стороне и частные благотворители. Например, В.Т. Зимин в 1889 году построил за свой счет больницу на 30 мест с инфекционным отделением и аптекой. В конце 1891 года томский купец П.В. Михайлов потратил в течение месяца 500 рублей своих средств на снабжение питанием, одеждой и деньгами 59 переселенцев. В Сретенске кружок драматического искусства организовал с ноября 1888 по март 1889 года 6 спектаклей и несколько танцевальных вечеров, средства от которых пошли на нужды переселенцев.

Иногда помощь оказывалась местной администрацией из собственных источников. Один такой случай был описан В. Остафьевым. 14 переселенческих семей доехали до Перми, но средств на дорогу дальше у них не было, и они расположились лагерем прямо на городской площади. За 2 недели этот лагерь сильно загрязнил площадь, в итоге городская дума решила выделить из своих сумм средства для отправки этих переселенцев в Тюмень.

Хотя в Тюмени еще в 1883 году были построены первые бараки для переселенцев и в последующие годы достраивались новые, но в отдельные годы количество прибывших переселенцев намного превышало вместимость существующих построек. Так было в 1887 году, когда количество переселенцев достигло 2000 человек, а бараки были рассчитаны только на 1000. Те, кому не хватало места, строили шалаши из хвороста и соломы, а в холодное время переселенцы занимали любые пригодные помещения: баню, приют для рожениц, прачечную. В 1888 году ввиду увеличения количества переселенцев их скученность в Тюмени достигла 3000—4000 человек, и многие опять располагались под открытым небом.

Благотворительные общества и городские администрации делали все, что было в их силах, чтобы оказать помощь переселяющимся, но предпринимаемые ими меры не могли кардинально улучшить ситуацию. На переходах между крупными городами переселенцы были предоставлены сами себе и никакой помощи не получали. Например, из 207000 переселенцев, прошедших через Томск за десятилетие с 1883 по 1892 годы, болен был почти каждый десятый. В 1887—1892 годах на пути от губернии, из которой выходили переселенцы, до Томска заболевало 25 %, а смертность составляла почти 10 %. Как верно заметил известный сибирский общественный деятель и публицист Н.М. Ядринцев, сибирские города и благотворительные организации по бюджетным возможностям не могли обеспечить нужды тысяч переселенцев. Для оказания помощи переселенцам была необходима целенаправленная и масштабная государственная поддержка.

Отсутствие организованной и целенаправленной врачебно-продовольственной помощи переселенцам не только угрожало жизни самих переселенцев, но и могло привести к распространению эпидемий в губерниях Сибири. Например, в 1892 году в Тобольской губернии возникла эпидемия азиатской холеры, принесенной как раз переселенцами.

В связи с возникновением КСЖД (Комитет Сибирской железной дороги) и планировавшимся строительством Транссибирской магистрали в правительстве был поставлен вопрос о развитии крестьянских переселений. Это предполагало, как формирование соответствующей переселенческой инфраструктуры на основных путях движения переселенцев, так и оказание помощи переселяющимся на пути следования в Сибирь. По мере развития за Уралом переселенческого дела произошло разделение врачебно-продовольственных пунктов на пункты в районах водворения и в районах движения. Первые обслуживали переселенцев в районах постоянного проживания, вторые имели более широкий спектр: они оказывали помощь и проезжающим переселенцам в дороге, и переселенцам (и старожилам) из близлежащих селений.

Уже в 1892 году на строительство в Тюмени переселенческой больницы было ассигновано 47800 рублей. Помимо этого, в том же году на устройство и содержание в течение весны-осени 1893 года 9 переселенческих врачебно-продовольственных пунктов в Тобольской губернии было выделено 37600 рублей. В результате уже в 1893 году на всем протяжении движения крестьян-переселенцев по Тобольской губернии от Тюмени до границ Томской губернии была организована врачебно-продовольственная помощь. Возникли пункты в Тюмени и на путях в Ялуторовск, Ишим, Тюкалинск, по водному пути на Тобольск, на пристани Карташевой, по рекам Туре, Тоболу и Иртышу, в Кургане.

В Тобольской губернии переселенцы могли найти врачебную и продовольственную помощь каждые 100—200 верст по сухопутным дорогам и каждые сутки — на водном пути.

Уже с 1893 года можно отметить позитивные сдвиги в деле врачебно-продовольственной помощи переселенцам. Во-первых, уменьшились общее количество больных и доля умерших среди больных. Если в 1892 году только в Тюмени было зарегистрировано до 1850 заболевших переселенцев, из которых, по заниженным данным, умерло 944, то в 1893 году на всех 9 пунктах Тобольской губернии было зарегистрировано менее 500 заболевших, а доля смертности среди заболевших снизилась с 50 до 20 %. Во-вторых, было улучшено питание переселенцев. Для беднейших переселенцев питание было организовано бесплатно, остальным переселяющимся хлеб и другие припасы продавались по возможно более дешевой цене.


Наблюдавший за движением переселенцев в течение двух лет статистик и публицист Д. М. Головачев имел возможность сравнить, как изменилась постановка переселенческого дела в лучшую сторону в 1893 году по сравнению с предшествующим годом. Так, в Перми в нескольких верстах от города была сооружена особая пристань для переселенцев, были улучшены бараки для здоровых переселенцев, устроены платная и бесплатная столовые, приглашены врач и фельдшер. В Тюмени были отремонтированы прежние бараки и построены новые, сооружены столовая и баня, к августу 1893 года была введена в эксплуатацию больница. Вдоль сухопутного тракта, по которому двигалась основная масса переселенцев, была организована врачебная помощь. Для этого были специально приглашены 10 врачей, 18 студентов и 18 фельдшериц. Такая же помощь была организована (на средства пароходовладельцев) по Оби и Иртышу: были приглашены 1 врач, 16 студентов и 30 фельдшериц.

Кроме того, в Тюмень была приглашена группа медицинских сотрудников из 14 студентов и 14 фельдшериц. Каждая пристань по Оби и Иртышу должна была иметь своего врача и фельдшера, они осматривали каждый пароход, причем ни одно судно не могло отправиться без ревизии врача. По Оби и Иртышу для заболевших были устроены 12 бараков при пристанях. Каждую баржу и пароход сопровождал фельдшер или фельдшерица. По тракту от Тюмени на Ялуторовск, Ишим, Тюкалинск и далее на восток к Томской губернии были устроены временные бараки отдельно для здоровых и заболевших переселенцев.

В середине — второй половине 1890-х годов на основных путях движения переселенцев была создана целая сеть переселенческих пунктов. По направлению в Акмолинскую область функционировали пункты в Омске, Кургане и Петропавловске. По направлению в Каинский уезд Томской губернии действовали пункты на станциях Каинск, Каргат и Татарская. Были построены пункты по речным маршрутам: Обской (для направлявшихся в Барнаул) и Боготольский (по р. Четь).

В Енисейской губернии действовали переселенческие пункты в Ачинске, Красноярске, Канске, в Иркутской — в Тайшете и Тулуне.

С 1896 году роль узлового пункта стал играть Челябинск. Это было связано с открытием Екатеринбурго-Челябинской и Западно-Сибирской железных дорог, через которые в Сибирь пошел основной поток переселенцев. Переселенческий чиновник МВД из Тюмени переехал в Челябинск. Инфраструктура Челябинского пункта быстро расширялась. В 1893 году единственной постройкой был временный дощатый барак с земляным полом, в 1894 году были построены второй дощатый барак, небольшая баня и приемный покой с двумя палатами. В дополнение к этому в 1896 году буквально за 2 недели были сооружены еще 4 дощатых барака с двухъярусными нарами, поставлены под открытым небом котлы для приготовления горячей пищи и организовано снабжение переселенцев хлебом. По соглашению с администрацией г. Челябинска на 6 лет безвозмездно было передано 5 десятин земли для строительства сооружений переселенческого пункта.

Возвращавшийся из служебной командировки по Сибири управляющий делами КСЖД Анатолий Николаевич Куломзин не смог узнать Челябинский переселенческий пункт, настолько он изменился за несколько недель 1896 года.

Челябинскому переселенческому пункту была отведена роль своеобразного фильтра, который должен был препятствовать проникновению в Сибирь инфекционных заболеваний. Была организована обязательная пересадка на Челябинском пункте, проводилась санитарная дезинфекция, каждый пассажир проходил обязательный медицинский осмотр, любой нуждающийся мог бесплатно получить врачебную помощь. На территории Челябинского пункта работал больничный комплекс, включавший в себя больничные бараки, амбулаторию, аптеку, отдельные помещения для людей с различными инфекционными заболеваниями, а также другие строения, в том числе кухню и баню. Было организовано снабжение медикаментами из Екатеринбурга, перевязочными материалами из Москвы. Сыворотку от дифтерии привозили из столичного института экспериментальной медицины. Все это позволило Челябинску стать барьером, который препятствовал проникновению в Сибирь эпидемий и болезней.

Наряду с Челябинским крупным пунктом был Ольгинский в Енисейской губернии, где в 1898 году имелись больница и аптека, осуществлялся амбулаторный прием. На Ольгинском пункте за первое полугодие 1898 года было принято около 6000 амбулаторных больных, на Челябинском за то же время — 8647.

Конечно, создание системы переселенческих пунктов не стало решением всех проблем в области медицинской и продовольственной помощи переселенцам. Например, в 1896 году ввиду особенно сильного движения переселенцев в Челябинске скопилось до 20000 человек. Все они не смогли разместиться в помещениях переселенческого пункта, часть переселенцев была вынуждена жить под открытым небом, в шалашах или палатках. В результате среди переселенцев имели место заболевания (оспа, дифтерит, дизентерия, корь и др.) и смертность.

В 1896 году на Кривощековском пункте имели место недостатки по организации питания и врачебной помощи. Однако в случаях, когда о случаях болезней среди переселенцев становилось известно администрации, решение об оказании им помощи принималось быстро. Так, в 1898 году у переселенцев в Енисейской губернии на Каннском и Ольгинском пунктах обнаружилась цинга. Губернатор лично ходатайствовал перед А. Н. Куломзиным о выделении 5000 рублей для организации улучшенного питания заболевших. Ответ Куломзин дал буквально через несколько дней: «означенная сумма уже переведена по телеграфу».

За период деятельности КСЖД ассигнования на организацию пунктов и оказание врачебно-продовольственной помощи выросли в несколько раз: в 1894 году было отпущено 76000 рублей, а в 1903 году — 565000 рублей, общая сумма ассигнований за десятилетие 1894—1903 годов составила 2956632 рублей (в эту сумму не входят средства на содержание персонала переселенческих пунктов). Выделенные средства были потрачены на строительство и деятельность 36 врачебных и 20 фельдшерских пунктов на главном пути движения переселенцев по Сибирской железнодорожной магистрали и еще 15 врачебных и 10 фельдшерских пунктов по рекам и трактам, соединявшим Сибирскую дорогу с более отдаленными районами колонизации. За врачебную помощь и лекарства с переселенцев плата не взималась.

В 1894—1901 годах медицинская помощь была оказана 519274 больным (в том числе 170718 старожилам). За это же время переселенцам и ходокам было выдано 3946747 порций горячей пищи (из них 3072599 бесплатно) и 471353 детских порций. Было организовано снабжение переселенцев печеным хлебом в количестве 106447 пудов, из которых 77307 — бесплатно. Комитетом также была организована медицинская помощь вне переселенческих пунктов Сибирской железной дороги. Был приглашен особый медицинский персонал для сопровождения переселенческих поездов в особых санитарных вагонах и на баржах. Врачебно-продовольственная помощь, организованная КСЖД, способствовала уменьшению смертности среди переселяющихся. Уже в 1895 году доля умерших в пути снизилась до 1 % от общего числа зарегистрированных переселенцев; в 1896 году сократилась до 0,6 %, а в 1901 году — до 0,18 %.

Правительство не останавливало процесс создания врачебно-продовольственных пунктов даже в годы, когда переселенческое движение в Сибирь снижалось. Например, в 1901—1902 годах число переселенцев и ходоков сократилось почти в 2 раза по сравнению с 1900 годом, однако на 1902 год на содержание и устройство переселенческих пунктов и врачебно-продовольственную помощь переселяющимся было выделено 407654 рубля. Кроме того, в Томской губернии предполагалось в том же году открыть в местах водворения 5 врачебных пунктов. В 1903 году было ассигновано 558700 рублей на врачебно-продовольственную помощь переселенцам.

Помимо «штатной» медицинской помощи переселенцам, по инициативе А. Н. Куломзина в 1900 году была организована командировка врачей, специализировавшихся на глазных болезнях. Они должны были объехать Сибирь, останавливаясь в 4-х пунктах — на 2 месяца в каждом.

К оказанию медицинской помощи переселенцам было привлечено и Российское общество Красного креста (далее — РОКК). В 1897 году в некоторых поселках Акмолинской области и Тобольской губернии были отмечены эпидемии тифа и цинги, на борьбу с этими болезнями были командированы отряды врачей и сестер милосердия по линии РОКК. Так как опасность повторной вспышки эпидемий сохранялась, то в КСЖД (Комитет Сибирской железной дороги) был поднят вопрос о продолжении работы этих отрядов в 1898 году.

Создание сети переселенческих и врачебно-продовольственных пунктов в 1890-х годах имело огромное значение в переселенческом деле. Переселенцы имели возможность не только получить медицинскую помощь или горячую пищу, но и сделать по мере необходимости остановку в пути на одном из пунктов. Переселенческие пункты стали центрами регулирования потоков крестьянских переселений.

Выводы:

1. До начала 1890-х годов государство не имело системы пунктов для оказания помощи переселяющимся за Урал крестьянам. Возникшие в 1880-х — начале 1890- х годов пункты слабо финансировались и не имели возможности системно оказывать врачебную и продовольственную помощь переселенцам. В дороге между крупными городами переселенцы были предоставлены сами себе, часто ночевали под открытым небом. Рост переселенческого движения на рубеже 1880—1890-х годов совпал по времени с быстрым распространением инфекционных заболеваний в Европейской России, и в отсутствие врачебно-продовольственной помощи от государства переселенцы могли стать источником эпидемий в губерниях Азиатской России. Следствием этого были частые болезни и высокая смертность среди переселенцев. Благотворительные организации и региональные власти ввиду ограниченности средств могли оказывать лишь незначительную помощь. В связи с ростом аграрных миграций за Урал на рубеже 1880-х — 1890-х годов и обострением эпидемиологической опасности развитие мер государственной помощи переселенцам стало необходимо как в целях социальной защиты переселенцев, так и в государственных интересах.

2. С 1893 года функцию оказания помощи переселенцам взял на себя Комитет Сибирской железной дороги. Значительно увеличилось финансирование со стороны государства. Это позволило создать сеть врачебно-продовольственных пунктов в Сибири вдоль основных маршрутов движения переселенцев. Переселенческие пункты были организованы в районах водворения переселенцев и по пути их движения в Сибирь. Это позволило значительно улучшить медицинскую помощь переселенцам как в дороге, так и в районах проживания. Медицинская помощь и обеспечение лекарствами были бесплатными. Создание сети переселенческих пунктов также позволило оказывать переселенцам продовольственную помощь.
Большая часть порций пищи в столовых, организованных в пунктах следования переселенцев, была выдана бесплатно. Анализ предпринятых мероприятий позволяет утверждать, что правительственная помощь крестьянам-переселенцам носила социальный характер. Практическим результатом создания системы переселенческих пунктов стало улучшение медицинского обслуживания и питания переселенцев. Челябинский пункт стал центральным пунктом оказания врачебно-продовольственной помощи переселенцам. Он стал фильтром, призванным сдерживать распространение в Сибири инфекционных заболеваний.

3. Формирование сети переселенческих пунктов не означало полного искоренения всех недостатков в организации врачебно-продовольственной помощи новоселам. Имели место организационные просчеты, которые приводили к скоплениям на отдельных пунктах значительного количества переселенцев. Случалось, что у новоселов появлялись инфекционные заболевания. Вместе с тем, как свидетельствуют факты, в таких случаях правительство быстро принимало решения об организации экстренной помощи переселенцам. К оказанию медицинской помощи было привлечено Российское Общество Красного Креста, из сотрудников которого формировались отряды для борьбы с эпидемиями. В дополнение к медицинской помощи на переселенческих пунктах и экстренной помощи в случае внезапных эпидемий правительство организовывало командировки в Сибирь врачей — профильных специалистов.

Таким образом, к началу XX века правительству удалось значительно улучшить врачебно-продовольственную помощь переселенцам. Данные статистики показывают, что количество заболевших и умерших среди переселяющихся существенно сократилось. В целом мероприятия КСЖД в сфере врачебно-продовольственной помощи переселенцам были достаточно эффективными.

Источник: Белянин Д. Н. Деятельность переселенческих пунктов и врачебно-продовольственная помощь переселенцам в Сибири в 1861—1905 годах. «Научный диалог». 2019. № 12

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Сентябрь 2020 (22)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt