Топ-100

Участие ВС СССР в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

Опубликовал: lomsecret, 2-05-2017, 09:50, Путешествие в историю, 15 007, 0

26 апреля 1986 года в ходе испытаний ядерного реактора четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС в результате нарушения инструкции по эксплуатации прекратилась подача воды в активную зону реактора. Началось значительное повышение температуры, вызвавшее разогрев ядерного топлива. Давление внутри реактора стало резко возрастать (со скоростью 15 атмосфер в секунду). Под воздействием этих факторов в 1 час 23 минуты 40 секунд произошел тепловой взрыв. Он разрушил и, следовательно, разгерметизировал реактор. Это привело к смешиванию водорода и окиси углерода.

В считанные секунды последовал второй, более мощный взрыв. Ядерное топливо, блоки графита, регулирующие стержни, испарительные каналы сорвали крышу реактора и разлетелись на кровли соседних третьего энергоблока и машинного зала, на территорию промзоны, завалив ее обломками, металлоконструкциями и горящими кусками графита. Возник пожар. Из разрушенного реактора извергались радиоактивные аэрозоли со смертельными дозами облучения, оседали на прилегающую территорию и разносились потоками ветра.

Сегодня правомерно говорить о том, что внезапно по европейской территории Советского Союза был нанесен мощнейший ядерный удар с последующим высокорадиоактивным излучением и загрязнением местности.

Наиболее опасному радиоактивному загрязнению подверглись сама АЭС, г. Припять и прилегающая к ним местность (Особая зона) и значительному — территория на 30 километров вокруг. Постепенно радиоактивное загрязнение распространилось фактически на все Северное полушарие Земли (Европа, Скандинавия, Атлантика, Канада, США, Китай, Япония). Только в СССР площадь радиоактивного загрязнения достигла более 130 тыс. км2, на которой проживало более 5 млн. человек.

К тому же существовала опасность, что может взорваться и третий, частично поврежденный энергоблок; не было полной ясности и в том, как поведут себя второй и первый энергоблоки. Так что чернобыльская эпопея вполне соизмерима с крупномасштабной войной, внезапно обрушившейся на нашу страну, и потому участвовали в этой войне сотни тысяч людей — одни непосредственно в Чернобыле, другие — далеко в тылу.

Первые часы и дни основные мероприятия по локализации катастрофы проводились персоналом самой АЭС, ведомственными формированиями Минэнерго, Минсредмаша, Гражданской обороны, пожарными командами МВД СССР. Но масштаб беды оказался столь велик, что на борьбу с ней потребовалась мобилизация сил и средств всей страны, и в первую очередь Вооруженных Сил СССР.

Для руководства прибывавшими в район катастрофы силами и средствами была разработана и внедрена централизованная система управления.

26 апреля 1986 года была создана правительственная комиссия во главе с заместителем председателя Совета Министров СССР Б.Е. Щербаковым, которая в этот же день начала свою работу в г. Припять, а с 29 апреля — в здании Чернобыльского райкома КПСС.

28 апреля сформирована оперативная группа (ОГ) Политбюро ЦК КПСС, которую возглавил председатель Совета Министров СССР Н.И. Рыжков. В пострадавших республиках и областях учреждались республиканские комиссии и областные штабы, создавались оперативные группы министерств и ведомств, участвующих в работах в зоне катастрофы. Управление выделенными силами от Министерства обороны (МО) осуществлялось вначале правительственной комиссией и Генеральным штабом (ГШ) Вооруженных Сил (ВС) СССР, а непосредственное управление войсками в зоне катастрофы — командованием Киевского военного округа. В Генеральном штабе была вначале создана ОГ Центрального командного пункта (ЦКП) ГШ, а с возрастанием объемов работ и количества привлекаемых войск — ОГ МО СССР во главе с заместителем начальника Главного оперативного управления ГШ генерал- лейтенантом Г.С. Стародубовым. Также оперативные группы были созданы в ВВС, в штабе Тыла ВС СССР, в системе Гражданской обороны, в некоторых главных и центральных управлениях МО СССР.

3 мая 1986 года в зоне катастрофы развертывается ОГ МО во главе с главнокомандующим войсками Юго-Западного направления генералом армии И.А. Герасимовым. С 26 декабря 1986 года руководство ОГ МО было возложено на Гражданскую оборону СССР.

Тридцатикилометровая зона была разбита на три сектора и особую зону. Секторы определялись относительно реки Припять и административных границ областей. Первый сектор — левобережье реки (Гомельская обл.) закреплялся за ОГ Белорусского военного округа (БВО), второй — правобережье реки (Киевская обл.) — за ОГ Киевского военного округа (КВО), третий — северо-западное побережье (Житомирская обл.) — за ОГ Прикарпатского военного округа (ПрикВО). Особая зона — г. Припять, территория АЭС и промзоны, ст. Янов и местность на юге до населенного пункта Копачи, на востоке — до реки Припять — закреплялась за ОГ КВО. Оперативные группы секторов осуществляли непосредственное управление входившими в их состав воинскими формированиями.

Для разработки научно обоснованных принципов и тактики действий войск, а также выработки научно-практических рекомендаций, ведения поисковых исследований был создан научный центр МО, который дислоцировался в г. Овруч.

Правительственная комиссия — высшее звено системы управления. Она организовывала и координировала работу подразделений более чем 40 министерств и ведомств, республиканских и местных органов и воинских формирований, принимала главные решения, которые были безоговорочно обязательны для всех. Так как ликвидация последствий подобных аварий никакими проектами ранее не предусматривалась, то разработку комплексной программы приходилось начинать с нуля, в чем приняли участие все министерства и ведомства, представленные в районе ЧАЭС.

Проведение работ предусматривалось в несколько этапов, которые лучше назвать по-военному — кампаниями. Первая кампания — локализация катастрофы (с 26 апреля по 1 июня 1986 г.); вторая — ликвидация последствий катастрофы в объеме, обеспечивающем ввод в эксплуатацию 1-го и 2-го энергоблоков (со 2 июня 1986 г. по 1 июля 1987 г.); третья — ликвидация последствий катастрофы в объеме, обеспечивающем возможность ввода в эксплуатацию 3-го энергоблока (со 2 июля 1987 г. по 1 апреля 1988 г.). Для описания дальнейших действий, выполнявшихся личным составом войск и гражданским персоналом, тоже более всего подходит военная терминология, ибо на войне — как на войне.

Итак, стратегическими целями первой кампании явились локализация аварийного реактора, предотвращение загрязнения грунтовых вод, бассейнов реки Днепр и Киевского моря, снижение уровней радиации в зоне катастрофы и создание условий для производства широкомасштабных работ по ликвидации ее последствий.

Замыслом кампании предусматривалось: силами воинских формирований и специальных подразделений других министерств и ведомств заглушить бушующий реактор поглощающими материалами, чтобы воспрепятствовать выбросу продуктов ядерного деления; определить уровни, характер и границы радиоактивного загрязнения; дезактивацией промзоны создать подходы и подъезды к АЭС; возведением защитных сооружений спасти р. Днепр и Киевское море от радиоактивного загрязнения; дезактивацией населенных пунктов, местности и дорог снизить уровни радиации; сооружением защитного ограждения зоны отчуждения создать надежный пропускной режим в зону катастрофы.

Основные усилия концентрировались в Особой зоне. Другим направлением сосредоточения сил была дезактивация населенных пунктов, местности и дорог в установленных секторах.

Объем и характер работ, возложенных на воинские формирования, были определены рекогносцировочными группами 8 и 9 мая. К исходу 10 мая 1986 года в ОГ МО был подготовлен план основных мероприятий по ликвидации последствий аварии. 13 мая его одобрил министр обороны СССР.

В оперативных группах секторов, в соединениях и частях разрабатывались планы работ с определением конкретного объема задач, последовательности их выполнения с детальным расчетом потребных сил и средств. Кроме того, разрабатывались планы-графики на месяц, планы- задания на сутки по всем объектам и на каждую смену.

К созданию группировки сил в районе Чернобыля Министерство обороны приступило с первых же дней после катастрофы на АЭС.

Для предварительной оценки объема работ и определения потребности в силах и средствах в зону катастрофы 26 апреля прибыли оперативные группы Гражданской обороны во главе с генерал-полковником Б.П. Ивановым и Министерства обороны во главе с начальником химических войск генерал-полковником В.Г. Пикаловым, а также начальник штаба ВВС КВО генерал-майор авиации Н.Г. Антошкин.

27 апреля в район катастрофы были переброшены часть 122 мобильного отряда ликвидации аварий (272 человека личного состава и 65 единиц техники), отдельный механизированный полк и батальон спецзащиты Гражданской обороны, медицинские части для оказания помощи населению. Из КВО прибыла рота химиков-дозиметристов, а 30 апреля тыловая база. 1 мая было подвезено оборудование двух полевых госпиталей и другое имущество. К исходу 2 мая к ликвидации последствий аварии были привлечены 20 частей и отдельных подразделений общей численностью свыше 6 тыс. человек и 1400 единиц техники.

К середине мая группировка войск насчитывала около 30 тыс. человек, а к 25 августа в ее состав входили более 110 соединений, частей и учреждений численностью свыше 40 тыс. человек, включая 32 тыс. человек призванных из запаса, и 10 тыс. единиц техники.

Основу сил и средств, решавших наиболее сложные и объемные задачи, составляли химические и инженерные войска, формирования Гражданской обороны, медицинские части, 25 гвардейская мотострелковая дивизия (мсд) им. В.И. Чапаева, авиационная группировка.

Для создания группировки сил и средств ВС были задействованы мобресурсы западных военных округов, а также Московского, Северо-Кавказского, Среднеазиатского, Приволжско-Уральского и Сибирского военных округов. Группировки войск создавались под конкретные работы, формировались части и соединения, которые по организационной структуре, назначению и техническому оснащению аналогов в прошлом не имели.

Оперативное построение осуществлялось в три эшелона. В первом эшелоне действовала наиболее крупная группировка, обеспечивая самые трудоемкие и опасные (из-за высоких уровней радиации) работы в Особой зоне. Ее основу составляли две бригады химической защиты (брхз) и шесть полков химзащиты, мобильный отряд ликвидации последствий радиоактивных аварий, отдельный инженерный батальон спецработ и другие части численностью около 8 тыс. человек и около 2,5 тыс. единиц техники. В интересах первого эшелона выполняли задачу сводная авиационная группа и железнодорожные войска. Второй эшелон составляли войсковые группировки трех секторов, части и подразделения МВД. В третий эшелон — по периметру зоны отчуждения — входили: 25 гв. мсд им. В.И. Чапаева, подразделения ВВ МВД, КПП, посты радиационного контроля и дезактивации.

Управление работами осуществлялось из Чернобыля, напоминавшего в те дни военный лагерь. Пункт управления (ПУ) ОГ МО располагался в здании райисполкома, в актовом зале на втором этаже. В городе работали также ОГ главных и центральных управлений МО. Запасный командный пункт ОГ МО находился в г. Иванкове. Пункты управления ОГ секторов располагались в населенных пунктах в границах своих секторов. Пункт управления Особой зоны размещался в подвале здания административно-бытового корпуса ЧАЭС. Это помещение было приспособлено для штаба Гражданской обороны АЭС. В нем имелись защита от радиации, связь, рабочие места, помещение для отдыха.

Режим работы на ПУ ОГ МО был напряженным. Рабочий день начинался в 6 часов утра. К 7 часам прибывал генерал армии И.А. Герасимов и докладывал о выполнении работ начальнику Генерального штаба. Днем осуществлялся контроль за работами в секторах и Особой зоне.

Заседание правительственной комиссии с уточнением задач проходило в 18:00, а в 19:00 — в ОГ МО ежедневно. Затем велись сбор и обобщение информации из секторов, и в период с часа до двух ночи она докладывалась в Генеральный штаб. Офицеры-операторы отдыхали в сутки по 3 - 4 часа в здании Чернобыльской школы. Остальной оперативный состав выезжал на ночь в г. Иванков за пределы 30-км зоны.

Система связи вначале опиралась на государственную сеть. В последующем были привлечены части и подразделения связи трех военных округов (КВО, БВО и ПрикВО), подразделения войск Правительственной связи и полк связи 17-й воздушной армии (ВА). Основной узел связи располагался в г. Чернобыле, в секторах — полевые узлы, в г. Припять — узел связи «Волномер». Были построены радиорелейные, тропосферные и кабельные линии привязки к основному узлу связи. Для связи с Генеральным штабом была развернута станция космической связи и образованы телефонные и телеграфные каналы.

В ходе выполнения работ основное внимание уделялось обеспечению радиационной безопасности военнослужащих и сведению возможности облучения людей к минимуму. Для этого проводились комплекс мероприятий по зонированию территории силами радиационной разведки, дозиметрический контроль и выбор способов защиты, медицинская профилактика и санитарно-гигиеническая обработка.

Важнейшим направлением обеспечения радиационной безопасности была регламентация облучения личного состава. Первоначально внешнее облучение ограничивалось пятью предельнодопустимыми годовыми дозами для мирного времени, что составляло 25 бэр. С 1987 года они были установлены в 10 бэр, а с 1988 года — 5 бэр.

Непредвиденные ситуации в ходе работ на ЧАЭС возникали постоянно. Их преодоление требовало смекалки, решительности, смелости и мужества. Так, буквально через 6 минут после взрыва к месту катастрофы прибыл караул пожарных лейтенанта В.П. Правика (13 человек), а еще через 5 минут — команда лейтенанта В.Н. Кибенка (15 человек). Огнем были охвачены 4-й энергоблок и крыша машинного зала. Пожарные не позволили огню перекинуться на соседние блоки. Они взобрались на крышу машинного зала и буквально руками сбрасывали горящие куски графита на землю. Въевшийся в тело расплавленный битум крыши представлял смертельный источник излучения. Силы покидали людей. Однако в течение часа пламя удалось сбить. Подоспевшее подкрепление (240 пожарных и 81 пожарная машина) к 6 часам 35 минутам сумело ликвидировать пожар. Почти все, кто первым вступил в борьбу с огнем, получили высокие дозы облучения. Шестеро из них, в том числе лейтенанты В.П. Правик и В.Н. Кибенок, погибли.

На месте аварии комплексно и непрерывно велась разведка. Еще ночью 26 апреля генерал-полковник В.Г. Пикалов силами химических войск организовал радиационную разведку и к 8 утра 27 апреля представил в правительственную комиссию первую карту обстановки на АЭС. Это позволило принять обоснованное решение на эвакуацию населения из г. Припяти.

Визуальной разведкой с вертолетов и машин было установлено отсутствие крыши на 4-м энергоблоке и реакторном отделении. Часть кровли и деталей разрушенного реактора разлетелась на крыши соседних зданий и на землю. Во дворе АЭС были завалы из строительных конструкций. Уровни радиации на высоте 300 м над реактором значительно превышали 500 рентген в час (р/ч), а у здания энергоблока они достигали 1000 р/ч.

Воздушная разведка велась с вертолетов радиационной разведки и самолетами Ан-24рр Службы специального контроля МО СССР, а наземная — силами химических и инженерных войск, Гражданской обороны, медицинской и ветеринарной служб, ВВ МВД, для чего ежедневно выделялись от 80 до 180 химических разведывательных дозоров. Непосредственно у 4-го энергоблока уровни заражения определялись приборами с машин типа ИМР-2, имеющих коэффициент ослабления радиации до 2000 раз.

Радиационная разведка на Европейской части территории СССР велась силами около 20 тыс. дозиметрических постов Гражданской обороны. Более детальная оценка загрязнения окружающей среды производилась лабораторным анализом проб, в том числе и на Семипалатинском полигоне.

Борьба с бушующим реактором велась комплексно. В начальный момент его пробовали заливать водой. Однако вода через подвальные помещения вместе с радиоактивной пылью попала в барбатер, что вызвало его высокостойкое радиоактивное загрязнение. Тогда было принято решение о тампонировании реактора с воздуха компонентами веществ различного назначения. В качестве одного из них был выбран песок, т.к. он находился неподалеку и в большом количестве. Полагали, что песок свяжет огонь и замедлит выход в атмосферу радиоактивных газов и аэрозолей. Одновременно с песком планировалась заброска реактора борной кислотой, а также свинцом. Считалось, что свинец, расплавляясь, проникнет через остаток активной зоны реактора, снизит ее температуру и образует под реактором жидкометаллическую подушку, что может задержать попадание радиоактивных загрязнений в грунтовые воды.

этой целью силами сводной авиагруппы в составе вертолетного полка полковника А. Серебрякова (КВО) и группы вертолетов Ми-26 подполковника Н. Мезенцева (ЗакВО) с 27 апреля по 10 мая проводилась «воздушная операция» по засыпке аварийного реактора. Защита экипажей осуществлялась свинцовыми плитами, которые укладывались на сиденья и на пол кабин. Большинство летчиков являлись специалистами 1-го класса, прошли школу мужества и мастерства в Афганистане.

Вертолеты базировались на Черниговском аэродроме. С рассветом перелетали вначале в г. Припять, а затем в Чернобыль, где выполняли работу, и с началом темноты возвращались в Чернигов. Однако сброс груза в реактор и для опытных летчиков оказался работой необычной. Они часто промахивались, несвоевременно сбрасывали груз, а его объем не обеспечивал локализацию аварийного реактора.

Найти ключ к решению задачи помог фронтовой тактический прием, известный как «вертушка Полбина», позволявшая в годы войны повысить эффективность боевого применения пикирующих бомбардировщиков. Этот опыт был усовершенствован с учетом местных условий. Каждой группе однотипных вертолетов выделялась своя площадка загрузки, ввод групп в круг для сброса поглотителя был рассчитан по рубежам и времени. Усовершенствовали и средства доставки: вначале загружались мешки, затем авиационные тормозные парашюты, специальные контейнеры и грузовые парашюты. И вот с утра до позднего вечера над АЭС закружились гигантские карусели, сотрясая воздух ревом двигателей. Многие экипажи выполняли по 30 с лишним полетов в день.

Засыпка реактора снизила выход продуктов горения и радиоактивных элементов в атмосферу, однако повлекла за собой новые выбросы (4, 8, 16, 22 и 27 мая).

Применение свинца оказалось неэффективным: угроза попадания раскаленного топлива в барбатер оставалась, что могло привести к тепловому взрыву и уходу активной массы в грунт (по расчетам, на глубину до 10 м), а, следовательно, и к заражению Днепра.

Правительственная комиссия решила провести 4 мая откачку воды из барбатера и его дезактивацию, одновременно подвести под аварийный реактор железобетонную подпорную плиту размером 30x30 м толщиной 2,5 м. В этих целях предусматривалось на глубине 7—8 м пройти горизонтальный штрек протяженностью 150 м и сделать выемку для заливки плиты.

Инженерные войска в сложной радиационной обстановке сделали проходы в завалах и расчистили шахтерам площадку под забой. 9 мая кумулятивными зарядами проделали три отверстия в бетонном основании пола машинного зала и в стенах 4-го энергоблока для откачки воды из барбатера и закачки в него цементного раствора. Химические войска перевозили к котловану смены шахтеров на бронетранспортере и контролировали уровни радиации во время работ. Пока шла организация и подготовка работ по прокладке тоннеля, была сделана попытка пробурить под реактором скважины с обсадкой их трубами с целью применить для расхолаживания активной зоны жидкий азот. Но из этого ничего не получилось.

Для консервации разрушенного реактора потребовались данные о его температуре, уровнях радиации, состоянии ядерного топлива и т.п. Эти работы выполнялись Научно-исследовательским центром безопасности технических систем (НИЦ БТС) МО и инженерными войсками совместно с Институтом атомной энергии (ИАЭ) им. И.В. Курчатова и другими организациями. В НИЦ БТС МО в этих целях создали аппаратуру «Сплав», которая с другими датчиками была установлена на восемнадцатиметровый зонд.

19 июня была проведена операция «Игла» по установке зонда в реактор вертолетом Ка-32 (летчик Н.М. Мельник). Уровень радиации в реакторе превышал 20 тыс. р/ч. Затем аппаратуру «Сплав» установили через сливной коллектор. Места скопления ядерного топлива в реакторе определялись 15-ю датчиками, установленными по программе «Буй» с помощью вертолета.

Работы по возведению защитного укрытия 4-го энергоблока начались в конце июня 1986 года с расчистки силами инженерных войск территории и укладки на ней полуметрового слоя бетона. Они же уложили первые фундаментные блоки в основание этого укрытия. Затем строители начали возводить саркофаг. В самые напряженные месяцы на его строительстве работали около 4600 гражданских рабочих и 5300 военных строителей. Бетонировался каскад монолитных стен уступами в металлической несъемной опалубке. Впервые в мире в сложнейших радиационных условиях было построено фантастическое сооружение, на которое ушло 400 тыс. кубометров бетона и 7 000 т металлоконструкций. Работы были завершены в конце ноября 1986 года. Сооружение саркофага предотвратило разнос из реактора радиоактивности и стабилизировало обстановку.

Дезактивация местности и конструкций была одной из наиболее тяжелых проблем. Самым сложным из-за чрезвычайно высоких уровней радиации (до 700 р/ч) был первый этап дезактивации на промплощадке ЧАЭС. Надо было очистить территорию от высокорадиоактивных элементов, снять вручную радиоактивный грунт и вывезти его машинами в места захоронения. Чистая земля покрывалась железобетонными плитами или заливалась бетоном. Сверху это поливали полимерами, затем несколько раз в сутки обрабатывали поливочными машинами. С 30 апреля по 15 июня уровень радиации на основных коммуникациях удалось снизить до 10 р/ч, благодаря чему появилась возможность развернуть работы внутри 1 -го и 2-го энергоблоков и на других важных объектах.

В целом до 1989 года на АЭС дезактивации было подвергнуто более 24 млн. м2 внутренних помещений и более 6 млн. км2 территории, вывезено и захоронено 38 тыс. т радиоактивных отходов. В 1989 году интенсивная дезактивация помещений, оборудования и территории была прекращена.

Операция по удалению высокорадиоактивных материалов с кровли 3-го энергоблока под руководством генерал-майора Н.Д. Тараканова проводилась с 19 сентября по 1 октября 1986 года. При этом перед началом работ по результатам разведки определялось возможное время пребывания личного состава на крыше. Инструктаж команд проводился у телемонитора с разъяснением задач: куда бежать, что сделать и когда возвратиться. Уровни радиации были таковы, что позволяли находиться на кровле не более двух минут. За это время каждый человек получал до 10 рентген. В работах ежедневно участвовали до 300 человек, они сбрасывали в реактор от 3 до 14 т высокорадиоактивных материалов.

В декабре 1986 года проводилась повторная очистка и дезактивация кровли 3-го энергоблока. В основном применялся ручной труд.

Кровля машинного зала и диэраторной этажерки дезактивировалась клеевыми захватами. Они устанавливались на кровлю, затем вертолетами или кранами сбрасывались на землю вместе с радиоактивными элементами. Участки с высокими уровнями радиации дезактивировались вначале дистанционно с помощью гидромониторов, а завершались вручную. Для удаления покореженных труб и крупных осколков применялись роботы, сгребавшие в кучи материал мягкой кровли. Затем солдаты загружали его в контейнеры, которые сбрасывались вертолетами в реактор. С помощью подъемных кранов с крыш снимали железобетонные плиты, металлические конструкции, контейнеры с радиоактивным мусором. 21 декабря 1986 года работы по расчистке кровли были завершены.

Что касается дезактивации населенных пунктов в 30-км зоне, то она началась 13 мая 1986 года. К работам в одном населенном пункте привлекались ежедневно 250—300 человек и 50— 60 единиц техники. Эти команды удаляли мусор и загрязненное оборудование, спецрастворами обмывали поверхности домов и крыш, сносили ветхие строения, снимали 5—10 см грунта и вывозили в могильники, очищали и обрабатывали колодцы. Трудоемкость работ была чрезвычайно велика. Но еще больше трудозатрат потребовалось при дезактивации города Припять в мае и сентябре 1986 года. Радиоактивная пыль смывалась растворами на землю, заражая ее повторно.

Ветер и продолжавшиеся выбросы из реактора порой сводили на нет все усилия, и хотя населенные пункты дезактивировались по несколько раз, безопасных уровней достичь не удавалось.

Дезактивация транспорта и другой техники с целью воспрещения переноса радиоактивности за пределы 30-км зоны проводилась на пунктах и площадках специальной обработки (ПуСО), развернутых при выезде из 30-км зоны и на основных дорожных направлениях, а в последующем и на стационарных ПуСО. Ежедневно обрабатывались 200—400 единиц техники и 350—500 человек.

Санитарная обработка личного состава проводилась для предупреждения и снижения степени зараженности людей на полевых и стационарных пунктах, которые работали в почти беспрерывном режиме. При этом обязательно менялись одежда, белье и обувь.

20 мая 1986 года началась дезактивация населенных пунктов на территориях Белоруссии, Украины и Брянской области России вне 30-км зоны. В течение 1986—1988 гг. дезактивации подверглись 944 населенных пункта (около 50 проц. по 3—4 раза). В работах участвовали более 39 тыс. военнослужащих. Но и здесь эффективности достичь не удалось. Причины — ветровой занос радиации из радиоактивных «пятен». Ввиду низкой эффективности, громадных трудозатрат и высокой материальной стоимости эти работы с 1 января 1990 года были прекращены.

Больших усилий требовали водоохранные мероприятия, осуществлявшиеся инженерными войсками и специалистами других ведомств. Для исключения заражения Днепра через грунтовые воды и от смыва радиоактивных веществ дождевыми потоками и сезонными паводками вокруг АЭС была сооружена защитная стена в грунте на глубину 30—35 м (до непроникаемого слоя глины). От реки Припять станцию отделили дамбой, в которой были пробурены 170 скважин для контроля за миграцией радионуклидов. Кроме того, с июня 1986 по март 1987 года были возведены 140 дамб и других водоохранных сооружений в бассейнах рек Уж, Припять и Сахан, выполнена промывка илоулавливателей. К работам привлекались более 3000 военнослужащих, около 800 единиц техники. Загрязнение вод Днепра и Киевского моря удалось предотвратить.
Охрана района и комендантская служба осуществлялись Внутренними войсками и органами МВД. У важных объектов и по периметру 30-км зоны выставлялись караулы, велась патрулирование населенных пунктов на БТР и автомобилях, на дорогах организовывались КПП и ПуСО, выполнялся постоянный дозиметрический контроль.

В мае 1986 года на основе решения правительства зона отчуждения — 196 км и г. Припять были перекрыты капитальным ограждением с сигнально-заградительной системой. Для этих работ привлекались 25 гв. мсд, специалисты ВВ МВД, Пограничных войск и других ведомств и 750 единиц техники.

Гвардейцы 25-й мсд готовили трассу рубежа охраны, прорубали десятки километров просек в лесных массивах, отсыпали на болотистых участках многокилометровые дамбы, сооружали мосты и водопропускные устройства. Их руками смонтировано более 4 млн. м колючей проволоки. Затем силами Минсредмаша были проведены монтажно-наладочные работы сигнализационной системы «Скала», и в августе 1986 года рубеж охраны был передан в эксплуатацию Внутренним войскам МВД.

Железнодорожные войска восстанавливали железнодорожные пути ко всем энергоблокам и хранилищу отходов ядерного топлива на промплощадке АЭС, затем ремонтировали пути на станциях Янов и Вильча, строили железнодорожную ветку к городу Славутич.

Особо острой была проблема организации питания, контроля зараженности продовольствия и сохранения радиационной безопасности во время приема пищи. Для питания были оборудованы 140 пунктов, для санобработки — около 80 полевых бань. Войскам были поданы сотни тысяч тонн горючего, обмундирования, медицинского имущества. Для питания оперативного состава в Чернобыле вначале была оборудована полевая столовая, а с 10 мая личный состав питался в «расконсервированном» местном ресторане. Пища была качественной и бесплатной. В рацион обязательно включались йодистые продукты. Рекомендовалось в день выпивать по 1 литру минеральной воды.

Военные медики осуществляли жесткий контроль за выполнением работ, объективностью регистрации доз облучения, правильностью использования индивидуальных средств защиты, качеством санитарной обработки личного состава, степенью радиоактивного заражения белья, обмундирования, обуви, постельных принадлежностей, палаток и территорий военных городков. Серьезное внимание уделялось профилактике внутреннего облучения, контролю загрязнения продовольствия при перевозках, хранении и приготовлении пищи. Они оказывали также помощь органам здравоохранения в обследовании и лечении населения.

При возвращении из командировки одежду выбрасывали. Две- три недели мышцы и суставы болели, как будто тебя долго били палками. Вследствие радиационного облучения у людей обострялись хронические заболевания почек, печени, желудка и других органов. Появлялись вегетативнососудистая дистония, болезни сердца, зрения, щитовидной железы, гипертония, онкологические заболевания. Возникали отклонения в психоневрологическом статусе, что приводило к ухудшению межличностных взаимоотношений, повышенной конфликтности, снижению умственной и физической работоспособности, профессиональной дезадаптации.

С 1988 года был организован мониторинг здоровья. С начала 1990-х годов участникам этих печальных событий стали предоставлять различные льготы, но лишь в 2001 году были установлены законные выплаты по инвалидности. Однако инфляция «съела» эти выплаты. В 2005 году, наконец, начали проводить индексацию компенсационных выплат за вред, нанесенный здоровью.

В целом катастрофа на ЧАЭС перевернула судьбы тысяч людей, и они стали говорить о своей жизни до апреля 1986 года как о жизни «до войны». И это совершенно верно. Ибо тогда тоже шла война, и еще неизвестно, полная ли одержана победа. Чернобыль и сейчас продолжает угрожать не только нынешнему, но и грядущим поколениям, флоре и фауне многих стран.

Источник: В.М. Журбенко, В.И. Кудряшов. Участие Вооруженных Сил СССР в ликвидации последствий взрыва на Чернобыльской атомной электростанции. «Военно-исторический журнал» № 4. 2006 г.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • +5
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.