Вспоминая войну (Абатчане о суровом времени)

Опубликовал: zampolit, 20-08-2019, 10:56, Великая Победа, 41, 0
Вспоминая войну (Абатчане о суровом времени)

Строки трудовых подвигов.... А ведь за этими бравыми словами - невероятное напряжение сил, слёзы, изматывающий голод, непреодолимая боль от потери близких, чтобы представить это нужно пережить. Воспоминания детей войны, такие, как знакомство с сахаром, конфетами нам кажутся сейчас смешными, а если представить …

Любовь Викторовна Лагунова (Аникина): «Зима. Мама и бабушка, распухшие от голода, передвигаются с трудом. Мама встаёт с помощью бабушки и уходит на работу. Бабушка с кем-то, наверное, с соседкой, говорят, что до травы ей не дотянуть. В этот день мама упала на работе, и председатель колхоза поставил её с такими же умирающими женщинами на мельницу. Там можно с перил, ступеней лестницы сметать мучную пыль (бус), которой набиралось на небольшую миску, заваривать кипятком и есть. Через несколько дней, чуть окрепнув, мама с женщинами ушли на другие работы, а их сменили следующие. Спасибо этому председателю, наверное, многих так спас».

Александра Николаевна Александрович (Скоробогатова): «Весна. Лошадей нет - всех забрали на фронт. Мама с какой-то женщиной тащат по полю плуг - пашут, падают от усталости. Затем, также вдвоём, борону. Позднее обучили этому нашу корову, но молока мы уже почти не видели.

Нас с подружкой послали за корешками на болото. Это была наша обязанность. Дети старше 10 лет считались взрослыми и уже работали в колхозе, нас, правда, тоже привлекали: собирать колоски, полоть, но в основном мы были «на хозяйстве». На нас был огород, домашняя живность и сбор травы. Помню, охапками носили полевской лук (черемшу), лебеду, крапиву - это на похлёбку, а самое ценное росло на болоте. Искали длинные, толстые, гладкие коренья, их бабушка резала на дольки и сушила, а потом мололи на муку. Лепёшки из этой муки были очень вкусные, а может так казалось. Так вот. насобирали мы этих корней, пошли домой, вышли к полю, а там, возле поля нашли несколько колосков, обрадовались, бросили их в корзинку. До сих пор не понимаю, как нас увидел председатель колхоза, остановил, начал стыдить, говорить, что нас посадят, а мы ревём во весь голос, упрашиваем, чтобы не садили и клянёмся, что больше так делать не будем.... А как стыдно-то было!

Картофель в нашем рационе я как-то не помню, точнее клубни картофеля. Наверное, это блюдо было праздничным. Картофель чистили, резали на тонкие пластики, чуть отваривали и сушили - на фронт, а нам варили очистки. По весне садили лишь ростки от картошки - какой уж от них урожай!»

Интересны в этом плане воспоминания Николая Карловича Алесара, бывшего старшего механика Максимовской МТС, кавалера трудовых орденов и медалей: «О том, что фашистская Германия вероломно, без объявления войны напала на нашу страну, нам сообщил секретарь парткома МТС Мальцев в 10 часов утра 22 июня на празднике труда. Тогда по традиции после весенне-полевых работ давали 2-3 дня для отдыха и домашних дел. На этом празднике подводились итоги посевной кампании и награждались передовики, проводились культурные мероприятия.

Праздничное настроение было испорчено известием о войне. Многие в подавленном настроении сразу ушли домой, другие, особенно молодёжь, не обратили внимания на это сообщение и продолжали веселиться.

Буквально через день стали поступать повестки о призыве в армию. Привозили их ночью, а утром вручали и давали три-четыре часа на сборы. Увозили кого на подводах, кого на машинах....

Тяжело было смотреть на проводы: горе, слёзы жён, детей, провожающих. Уезжающие не знали, вернутся ли они домой, и как долго продлится война.

Через несколько дней меня вызвал военком Савинков и сказал: «Тебе, воентехник запаса второго ранга (была тогда в армии такая должность, по теперешним меркам зам. командира батальона по технической части), повестку вручать не будем, но считай себя мобилизованным в армию. Ставлю тебе задачу: в МТС, колхозах и организациях есть автомашины и тракторы, состоящие на военном учёте, собери их на усадьбу МТС, проверь техническое состояние. Если требуется, то подремонтируй. По моему указанию партиями будешь перегонять автомашины в г. Омск и сдавать их там представителю фронта, а тракторы - в г. Ишим, там комплектуется пехотный полк и артиллерийский дивизион, тракторы используются в роли тягачей. Водительским составом они и автомашины будут по линии военкомата укомплектованы».

Военком предупредил, что при этом я не освобождаюсь от работы в МТС. Фронту нужны были хлеб и другое продовольствие. Так началась моя служба в работе и заботе по закону военного времени.

В первой половине августа перегнал я в Омск последнюю партию автомашин, сдал их там представителю фронта. Следом через некоторое время перегнал тракторы в Ишимский полк. Он комплектовался в бору, где сейчас пансионат. Там, в большой штабной землянке, оформил документы на передачу тракторов.

Весь цикл полевых работ 1941 года был выполнен, поскольку уже была заложена основа урожая, было ещё чем работать. План сдачи хлеба и продовольствия был районом выполнен и перевыполнен.

Но надо было развернуть подготовку к новому сезону всего машинного парка МТС. Ремонту подлежали 75 тракторов разных марок, 36 комбайнов и более сотни единиц прицепного сельскохозяйственного инвентаря.

До войны двигатели с тракторов и комбайнов ремонтировали на Ишимском ремонтном заводе, там же полностью ремонтировали гусеничные тракторы, а также изготовляли некоторые запасные части. Теперь мы были лишены этой возможности, так как завод перевели на выпуск оборонной продукции (снаряды, мины).

Старая деревянная мастерская МТС не была приспособлена для ремонта такого количества техники. В монтажный цех можно было поместить не более трёх тракторов. А сельхозинвентарь вообще негде было ремонтировать.
В мастерской имелись: кузнечный цех на два горна с ручным дутьём, слесарный - с четырьмя тисами, сверлильным станком с ручным приводом и старинным, допотопным токарным станком «Братья Бромлей». Поставки запчастей сократились, а также сократилось финансирование. Ряды механизаторов поредели в связи с тем, что из-за потерь на фронте стали призывать пользовавшихся отсрочкой от призыва.

Мы решили организовать краткосрочные двухмесячные курсы трактористов из числа бывших прицепщиков. Это были в основном девушки и семейные женщины, ещё не имеющие детей. Они были немного знакомы с вождением трактора, с уходом за прицепным инвентарем. Занятия на курсах организовали так: днём - практика в мастерской с наставником, а вечером - занятия в классе по теории. Решили поговорить со старыми механизаторами, которые по возрасту или из-за болезни не работали.

Некоторые откликнулись на нашу просьбу. К ремонту и весенне-полевым работам 1942 года кадровый вопрос был решён.

Хуже дело обстояло с запасными частями. Но и из этого положения нашли выход. У запасливых трактористов собрали имеющиеся запчасти. Ещё раз провели ревизию изношенных запчастей. Пришлось придумывать и применять такие методы реставрации, о которых раньше даже не думали. Организовали звено из опытных механизаторов, после его назвали «конструкторским бюро». Члены этого «бюро» вечерами и даже ночами при коптилке сидели (в мастерской не было освещения, а стёкол на лампы невозможно было достать), рядили, спорили, составляли эскизы, приходили к единому выводу, и деталь шла в реставрацию.
Для реставрации и изготовления требовались цветные металлы. Решили попросить население отдать старинные медные или бронзовые тазы, умывальники, кружки, подсвечники, самовары и т. д. А ведь не так просто было выпросить семейные реликвии, которые порой переходили от поколения к поколению.

Немалой проблемой было отсутствие инструмента. Подумали и решили изготавливать у себя в мастерской ножовочные полотна, свёрла спиральные, напильники разных профилей, метчики, плашки и т.д. Пригодились знания по технологии металлов, мы подбирали из выбракованных деталей сталь необходимой марки, выработали технологию изготовления инструмента и взялись за дело.

Но требовалась термическая обработка. Это очень сложный процесс, требующий химических препаратов: фосфора, кальция, марганца, азота и т.д. Здесь пригодились знания по химии. Подумали и пустили в ход материалы, содержащие эти вещества (кости, копыта, рога, щетину, корни некоторых растений, содержащих азот). Просушивали, мололи в порошок. Этим порошком и пользовались. Изготовили калильную печь и в ней закаливали или цементировали заготовки инструмента.

Нелегко приходилось механизаторам, которыми в большинстве были женщины и подростки. В мастерской не было подъёмных механизмов и другого необходимого оборудования для ремонта техники. Особенно было трудно с ремонтом прицепного инвентаря. Ремонтировали на улице на морозе. Не было газоэлектросварки. Делали так: отмерить, отрубить, просверлить, склепать.... И всё же к весенне-полевым работам 1942 года все тракторы и прицепной инвентарь были отремонтированы. Ни на один гектар, как и в последующие годы, не была сокращена посевная площадь.

Нелёгок был труд женщин-комбайнёрок. Весь день на площадке комбайна: то на ветру, то под лучами палящего солнца, в облаке пыли (тогда не было кабины). А ночь - для устранения мелких неполадок в механизмах, проведения ежедневных технических уходов. При необходимости на ночь ставили на обмолот суслонов.

Несмотря на все трудности, уборку урожая 1942 года провели вовремя, ни один гектар не был оставлен на корню.

Не могу забыть, - пишет Николай Карлович, - самоотверженный труд комбайнёрок: Паны Кузнецовой, Поли Засухиной, Ани Рычковой, Тони Рыбиной, Шуры Русаковой, Валентины Глебовой, Груши Засухиной, Валентины Мельниковой, Лены Астаховой, Даши Сеногноевой, Кати Воротниковой и многих других.

Также самоотверженно работали трактористки: Маруся Охотникова, Клава Зенкова, Аксинья Тумашова, Луша Привалова, Аксинья Склюева, Анна Буйнова, сёстры Аня и Люба Петровы, Мария Тумашова и другие. Особенно хочется отметить Дусю Обыскалову, Машу Кунгурову, Настю Гостюхину. Фешу Самберскую, которые работали на тяжёлых гусеничных тракторах.

Не уступали им молодые трактористы допризывники: Саша Маслов, Тимофей и Лёня Климовы, Паша Лопатин, братья Иван и Геннадий Буйновы.

Чтобы обеспечить ремонт техники, как в мастерской, так и в полевых условиях, надо было скомплектовать коллектив рабочих по разным специальностям и приучить работать в условиях военного времени. Надежда была только на молодёжь. Стали их обучать по разным специальностям.

Летом 1942 года приняли на работу в МТС в качестве учеников подростков, окончивших 7 классов: Колю Трубина. Лёню Акишева, Мишу Акишева. Стёпу Охотникова. Ребята оказались толковые, трудолюбивые, быстро освоили ремонтные операции и стали хорошими мастерами. Из них и сформировался основной костяк специалистов мастерской.

Это золотыми руками Коли Трубина по его методу чеканки были восстановлены десятки головок и блоков двигателей, была отремонтирована не одна сотня шариковых и роликовых подшипников. Он проводил очень сложные и точные ремонты узлов двигателя, поршневых групп и подшипников-вкладышей.

Миша Акишев быстро освоил токарное дело, из его рук выходили детали отличного качества. Лёня Акишев освоил несколько специальностей - токарь, кузнец, паяльщик, мастер слесарных дел. Им изготовлены сотни единиц инструмента. Стёпа Охотников стал специалистом по ремонту и восстановлению сердцевин радиаторов и заливщиком вкладышей подшипников.

Рядом с механизаторами на полях и фермах трудились женщины, старики, подростки. Их труд был ещё тяжелей, за него они почти ничего не получали, кроме «галочки» в ведомости трудодней. Механизаторам была гарантирована оплата труда натурой (хлебом) и деньгами, а за перевыполнение норм получали премиальные.

Мне приходилось, - пишет Н.К. Алесар, - часто бывать на полевых станах, в шалашах, балаганах и видеть в каких условиях они работали и жили. Домой в баню отпускали раз в неделю, ходили пешком за 10-15 и более километров. Продукты раз в день на быке или лошади привозил продуктовоз. О хлебе тогда и думать было нечего, в основном ели картовницу, картофельные лепёшки, квас, молоко. Из лебеды, крапивы и корней камыша варили разные похлёбки.

Особенно тяжёл был труд подростков. Чтобы надеть хомут на шею лошади, они становились на скамеечку. Иной раз зайдёшь в полевой стан и видишь ребятишек, девочек, спящих на нарах, под нарами на земляном полу на соломе. Укрыты какой-нибудь дерюгой (у кого таковая имелась). Ноги и руки в царапинах. Жалко будить, но впереди рабочий день.

Колхозы были не в состоянии содержать детские ясли. Их организовывали сами колхозницы в поле за свой счёт, кто мог и что имел из продуктов - приносили. Это называлось «полевые ясли».

Где-нибудь в тени дерева или куста выбирали место и одну из женщин по очереди приставляли к детям как няню, но остальным за неё надо было отработать норму. Подойдёшь бывало к этим «яслям» и видишь, как дети отбиваются от стаи кровососущих насекомых, атакующих их, заплаканные, задымлённые. Этого забыть нельзя!

Зимой в колхозах создавались транспортные бригады из более здоровых женщин и подростков, в обязанность которых входила вывозка зерна на элеватор в г. Ишим, обратно везли горюче-смазочные материалы для МТС. Рейс на быках туда и обратно длился пять дней в мороз, непогоду, в плохой одежде, впроголодь. А как оценить труд подростков, которые на второй этаж элеватора затаскивали мешки? А они-то были мужицкие - по 70-80 кг. Трое, четверо брались за мешок.

Часть сельскохозяйственных работ выполнялась силами самих колхозов. Из-за отсутствия тягловой силы, особенно в посевную, колхозников обязывали боронить на своих коровах. Бывало, ведёт колхозница по пашне бурёнушку, а та едва ноги передвигает, падает. Падает рядом и хозяйка, обнимет шею своей кормилицы и заплачет горькими слезами. Такое невозможно забыть.

Неимоверно тяжёлый был труд доярок. Они безропотно трудились почти круглыми сутками. На ферме не было никакой механизации. Доили вручную, ухаживали за коровами. Иной раз молоко на коромыслах носили на молоканку с ближней стоянки. Ещё за ними был закреплён прифермерский участок, где выращивали картофель. овощи. Всё надо было вовремя обработать. На прополку брали с собой маленьких детей, которые могли и окучивать.

Доводился план заготовки кормов, дров для фермы, на очистку силосных ям. А ведь у всех дома семья, дети.

Повсеместно был организован сбор тёплых вещей для фронта. Сдавали кто что мог: полушубки, валенки, верхнюю одежду, отдавали с себя последнее.

В зимнее время молодежь собиралась в избе-читальне, организована была сушка и отправка на фронт картофеля, свеклы, моркови.

Был организован кружок по вязанию носков, рукавиц, шарфов; шили носовые платки, особенно красиво вышивали кисеты, клали в них записки, желая скорой встречи фронтовиков.

С фронта начали возвращаться раненые и по инвалидности опытные механизаторы: Григорий Сватов, Александр Устинов, Михаил Сватов, Георгий Багута, Тимофей Езикеев, Иван Челноков, Николай Тюменцев, Александр Плешков и другие. Ещё кровоточили раны, а они сразу взялись за дело. Советом, опытом помогали молодым механизаторам.

Об Александре Плешкове хочу рассказать особо, - продолжает Николай Карлович. - Это человек большой души, всегда с весёлой улыбкой, бодрым взглядом. Вернулся он инвалидом. Ещё не зажили раны, а он возглавил тракторную бригаду и в короткое время вывел её в передовые. Это к нему, Плешкову, приезжали специалисты областного управления изучать передовой опыт. Он пользовался большим авторитетом среди бригадиров тракторных бригад и коллектива МТС, его уважали подчинённые.

Была в МТС создана женская бригада. Ее возглавляла молодая женщина Женя Кайгородова. Бригада работала отлично, была на хорошем счету в МТС.

Надо сказать, что весь коллектив МТС трудился стабильно, занимал передовые места в области. За свой труд многие были награждены орденами и медалями.

Война шла к концу, возвращались фронтовики. Наши герои труда начали уходить в отставку. Позднее со многими из них мне довелось осваивать целинные земли, а к имеющимся наградам добавилась медаль «За освоение целинных земель».

Настал долгожданный День Победы. Все собрались у конторы МТС: радость, слёзы, горе....Кто-то предложил увековечить этот день и сделать сквер у конторы. Побежали к деду Захару, попросили черенков тополей, посадили их. Принялись тополя, пошли в рост...».

Но испытания ещё не кончились, впереди были два тяжёлых года. Страна залечивала раны. И основной её кормилицей всё так же оставалась Сибирь.

Источник: Л. Александрович «Годы Люди Жизнь», Новосибирск: Параллель, 2014 г.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2019 (23)
Сентябрь 2019 (46)
Август 2019 (50)
Июль 2019 (72)
Июнь 2019 (34)
Май 2019 (50)
Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.