Топ-100

Краматорск сто лет назад

Опубликовал: zampolit, 1-04-2017, 10:41, Путешествие в историю, 939, 0

До Февральской революции на Краматорском заводе существовала подпольная группа большевиков, в которую входили: Сиротин, Г. Резников, А. Чекирисов, Кучеренко, Ф. Кущ, Е. Котляров, Ф. Чекирисов и Красников. Связи с соседними районами группа не имела, а была непосредственно связана с харьковской организацией большевиков, откуда получала директивы и явки.

1 марта 1917 года в час дня на коксовой подстанции собрались члены подпольной группы, чтобы выбрать товарища для посылки в центр за директивами в связи с неточными сведениями о питерских событиях. На собрании кто-то сообщил, что в контору завода прибыла телеграмма о событиях в Питере, которая находится у коммерческого директора Проце. К нему отправилось несколько товарищей.

Отобрав у Проце после некоторых препирательств телеграмму, в которой было извещение о совершившемся в Петрограде перевороте, подпольщики отправились в механическую мастерскую. Рабочие, собранные заводским гудком на митинг, бурными аплодисментами встретили прочитанную телеграмму и тут же избрали организационный комитет, задачей которого было организовать власть. В число избранных вошли все перечисленные выше товарищи, члены подпольной группы большевиков.

Уже один факт избрания большевиков в состав комитета говорил о том, кому доверяют рабочие и по какому пути пойдет развитие революции в Краматорской.

Избранный рабочими организационный комитет разбился на три группы: одна группа — по разоружению полиции, другая — для проведения выборов совета рабочих депутатов и третья— по организации крестьян.

Часть местной революционно настроенной интеллигенции, мелкая буржуазия, меньшевики и эсэры также претендовали на власть. В ночь на 2 марта ими был организован общественный комитет. Однако, чувствуя силу заводских большевиков, они пригласили их на объединенное заседание. Уже на этом первом заседании начались трения между членами организационного комитета и членами общественного комитета. Так, в вопросе о разоружении полиции выявились две совершенно различные точки зрения. В то время, как большевики предлагали немедленно разоружить полицию, большинство общественного комитета высказывалось против разоружения, мотивируя это тем, что «будет нарушен общественный порядок и общественная безопасность».

Все же группой большевиков полиция была разоружена. Уполномоченные организационного комитета: Котиков, Жахов, Собирай, Кущ имея только два нагана и одну палку, пришли разоружать полицию. "Тот, кто не имел оружия, держал руки в карманах, делая вид, что оружие находится в них. Уполномоченные заявляли: «Именем революционного комитета...» - и полицейские трусливо отдавали свое оружие, плача и прося не трогать их самих.

Разоружение полиции прошло безболезненно, но при разоружении станционной жандармерии один из жандармов оказал вооруженное сопротивление, давши пять выстрелов из револьвера и ранив в руку одного из товарищей. Этого жандарма разоружавшие тут же расстреляли. Так перестали существовать полиция и жандармерия; вместо них, к удивлению и негодованию радетелей порядка из общественного комитета, порядок стала поддерживать милиция под начальством Ганджелы.

Группа по организации крестьян, во главе с А. Чекирисовым,— отправилась в Белянское волостное управление. «Когда мы зашли туда, —рассказывает один из членов группы, то застали там старшину и урядника. Предложили старшине созвать сход. Старшина справился у урядника, можно ли. Тот, видя свою беспомощность, только рукой махнул: Делай, как хочешь. Когда мы разъяснили старшине в чем дело, он испугался. Мы успокоили его и попросили созвать сход. Через 40 минут сход был созван; прочли телеграмму о перевороте в Питере. Крестьяне растерялись. Они очень недоверчиво отнеслись к нам. Всем еще был памятен 1905 год и последовавший за ним разгром. В это время вошел урядник. Мы предложили ему сдать оружие. Он повернулся, заскрипел зубами, снял шашку, револьвер и положил на стол. Крестьяне засмеялись и зааплодировали: Теперь верим...» «На этом собрании крестьяне выбрали своих представителей в совет, главным образом из бедноты. Кто-то предложил избрать депутатом старосту. Мы этому не препятствовали, учитывая, что крестьянство еще недостаточно верит нам и придерживается своего постоянного вождя».

Наводнение (разлив р. Торца), постигшее Краматорскую весной 1917 года, не дало организационному комитету возможности провести выборы в совет рабочих депутатов своевременно. Совет был избран только 21 марта (ст. ст.) Из за выборов совета опять произошли трения большевиков с членами общественного комитета. На заседании последнего предложение большевиков организовать совет встретило сильнее противодействие. Кадет, доктор Дюмулен (товарищ председателя общественного комитета) выступил против организации совета. Все же совет был избран в составе 60 человек (модус представительства: от 100 человек —1 депутат), из которых 17 человек вошли в исполнительный комитет. Состав последнего был преимущественно большевистским, в него входили: Аникеев, Г. Резников, Ф. Кущ, А. Чекирисов, П. Будняков, Ф. Чекирисов, Н. Шкадинов, Р. Бегайло, Кучеренко, Сиратин и др.

С избранием совета установилось двоевластие: общественный комитет целиком поддерживал Временное правительство, исполком совета проводил политику захвата власти в свои руки. Споры и трения тормозили работу многие предложения совета, направленные к улучшению положения рабочих, общественным комитетом срывались. Дальше так работать было невозможно. На общем собрании рабочих члены совета резко поставили вопрос о ликвидации общественного комитета и провели постановление о его роспуске. «Комитетчики» не захотели сдаваться без боя, и пришлось снова созвать собрание рабочих, чтобы доказать, что именно такова их воля. 16 (29) апреля общественный комитет был распущен. Остался только Совет рабочих депутатов.

После победы над общественным комитетом авторитет большевистской группы значительно вырос. Собственно она уже перестала быть группой. Она все шире разворачивала свою деятельность, и к маю месяцу выросла до 100 человек. 20 мая был организован заводской партийный комитет РСДРП (большевиков).

Местные меньшевики, эсэры, кадеты своих организаций еще не имели и хотя участвовали в работе совета, но большой роли в революционном движении не играли. Настроения рабочих особенно ярко выразились в праздновании первого мая и в борьбе за рабочий контроль. В газете «Пролетарий» № 27 от 9 мая 1917 года помещена следующая заметка:

«Из Краматорской, Харьковской губернии, нам пишут, как прошел там праздник Первого мая. Трудно описать это зрелище, которое было у нас в день великого трудового праздника. Десятки знамен развевались над стройными рядами рабочих. Чувствовалось великое торжество мирового пролетариата. Произносились речи, в которых, между прочим, указывалось на невозможность и недопустимость завоевательной политики Милюкова и Гучкова, на необходимость опубликования тайных договоров, заключенных старым правительством, правительством Николая Кровавого. Заканчивались речи в большинстве случаев призывом прекратить братоубийственную бойню. После речей рабочие направились по деревням, где их встречали торжественно и радушно. Одним словом, всюду были радость и веселье».

Еще резче выявились большевистские настроения рабочих в борьбе за рабочий контроль над производством. Этот ленинский лозунг был с энтузиазмом подхвачен рабочей массой. Избранные советом в первой половине июня контролеры хотели было приступить к работе, но встретили сильное противодействие дирекции завода. Свое нежелание допустить рабочих к контролю над производством дирекция объяснила довольно хитро: «Как же вам можно дать книги в руки, если вы в них ничего не понимаете и истолкуете их неправильно?»

В течение двух недель шла ожесточенная борьба. Одновременно шла борьба и за увеличение зарплаты на 20 % в виду растущей дороговизны. Видя, что контролеры напирают сильнее, дирекция обратилась с жалобой к Временному правительству.

Из министерства труда во второй половине июня приехал Степанский (ярый меньшевик). Он выступил на объединенном заседании представителей от рабочих и дирекции с двусмысленной речью, явно увиливая от решительного ответа: «Лозунг рабочего контроля не плох, но не совсем своевременен. Подо ждите, мы вопрос обсудим и недельки через две пришлем вам инструкции. Зарплату же процентов на десять повысить надо. Вы, администраторы, не скупитесь, а вы, рабочие, сбавьте».

Вот, примерно, как «улещал» Степанский краматорских рабочих. Две недели ждали контролеры инструкции и не дождались. Тогда совет вынес на своем заседании решение: ввести контроль над производством, хотя бы пришлось арестовать всю дирекцию, и увеличить явочным порядком зарплату на 20%. Администрация, испугавшись такого решения, заявила: «Вот вам книги, делайте, что хотите».

В «Правде» от 17 июня 1917 года № 75 мы находим следующую заметку под заголовком: «Рабочие Краматорского завода о конфликте рабочих с южно-русскими предпринимателями».

«Мы, рабочие Краматорского завода, собравшиеся в количестве более 3.000 человек 27 мая 1917 года, заслушав доклад наших представителей на южно-русской конференции по делу увеличения заработной платы рабочих, сообразно с повышением цен на предметы потребления, пришли к следующему выводу: создавшийся конфликт между рабочими и предпринимателями южного района России не может быть решен без решительных мер. Временное правительство настоящего состава не в силах без давления со стороны петроградского совета рабочих и солдатских депутатов пойти на такие меры.

Мы, рабочие Краматорского завода, не верим всевозможным посулам и обещаниям на словах, которые делались отдельными членами Временного правительства. Мы знаем, что полумерами делу не помочь, поэтому работаем и будем работать по созданию мощной рабочей организации при помощи которой заставим принять решительные меры как Временное правительство, так и господ капиталистов, и еще требуем, чтобы прибавки были за счет прибылей господ предпринимателей, но ни в коем случае не были бы взвинчены цены на товары и сырье как это уже делалось господами углепромышленниками с разрешения Временного правительства».

Свою резолюцию краматорские рабочие послали петроградскому совету рабочих депутатов и копию Временному правительству. В ней отразилось недоверие рабочих к буржуазному правительству и вера в совет рабочих и солдатских депутатов, который рабочие считали своей властью.

18 июня 1917 г. эти настроения были отчетливо запечатлены в следующей короткой резолюции: «Мы, рабочие Краматорского завода, собравшись на митинг 18 июня с. г. в количестве более тысячи человек, вынесли следующую резолюцию: Принимая во внимание, что временное коалиционное министерство неспособно вывести страну из хаотической разрухи и потворствует организации контрреволюционных сил, поддерживая своим молчанием существование Думы и Государственного Совета,—мы требуем осуществления контроля над производством и передачи власти в руки Советов рабочих и крестьянских депутатов».

Сплоченность большевиков, их авторитет в массах заставляли организовываться и их противников. Первыми поняли необходимость этого эсэры. Но в их группе не было единомыслия. Председатель их организации, левый эсер Крюков, который одно время был председателем совета рабочих депутатов, пользовался поддержкой большевиков и тянулся за ними. В то время к эсерам примыкали кадетствующие либералы и политические деятели различных течений и оттенков. Все это вместе взятое увеличивало численный состав организации, но ослабляло идейную силу эсеров.

В июне начались столкновения между большевиками и эсерами, кадетами и проч. Большевики под лозунгами «Вся власть советам и Долой войну» укрепляли и вооружали милицию и военный отдел совета. Эсеры и кадеты препятствовали этому, выдвигая свои лозунги: «Оборона страны» и «Война до победного конца», пропагандируя «заем свободы» и мобилизуя охотников для защиты Временного правительства. Охотников защищать «свободу» Керенского среди рабочих не находилось. Записывались только гимназистки. Заем свободы имел также слабый успех. Но зато организация эсеров все более и более сплачивала вокруг себя все антибольшевистские элементы.

В июльские дни эти антибольшевистские элементы выступили открыто, показав свое контрреволюционное лицо. Когда получились известия о событиях в Петрограде, они подняли травлю против большевиков, называя их предателями и требовали разгрома большевистских организаций. Тимченко, член краматорского совета, один из активнейших большевиков, так рассказывает об этих событиях:

«Большевики собрались в клубе. У клуба собралась, подстрекаемая эсерами и кадетами, толпа. Некто Романов, крикун высшей марки, все время кричал: «Эй, предатели, выходите...»

Большевиков было немного — человек 50. Толпа — около 1500 человек. Тогда выходит Крюков и говорит: Товарищи, всем в помещении собраться невозможно, пойдемте в сад». Открыли собрание в саду. Много говорил Сиротин, который проводил большевистскую линию, и Мещеряков —в эсеровском духе. Потом выступил Шишакин, который был очевидцем всех происходящих в Питере событий, и рассказал о том, что происходит в центре. Один казак Мартыненко все время кричал: «Вот что делается, смотрите», и размахивал газетой «Южный Край».

Однако эсерам не удалось подтолкнуть толпу ни к избиению большевиков, ни к разгону большевистской организации. Только благодаря тому, что большевикам не давали говорить, что Сиротина заглушали истерическими криками «довольно», что рабочим преподносили неверную, подтасованную информацию, эсерам удалось протащить резолюцию, в которой участники собрания выражают свое презрение тем темным силам, врагам нашей великой свободы, которые под лозунгом большевизма устраивают контрреволюцию и проливают братскую кровь».
Но торжество приспешников Керенского, выразивших в той же резолюции полное доверие министрам-социалистам, было не долгим. Большевики снова сомкнули свои ряды и с популярными лозунгами «Хлеба, мира и свободы» и «Вся власть советам» по прежнему повели за собой массы. Во время выборов в Учредительное собрание больше всех голосов собрал большевистский список № 3, за ним следовал эсеровский, потом кадетский и последним меньшевистский.

В протоколах краматорского совета (протокол от 29 сентября 1917 г.) имеется следующее характерное заявление председателя совета Крюкова, который, прося освободить его от занимаемого поста, мотивирует это так: «Я принадлежу к партии эсеэров, а в совете преобладает подавляющее большинство членов совета, принадлежащих РСДРП (большевиков). Занимая пост председателя, я не могу быть слепым орудием в чужих руках, потому что большинство, по партийным соображениям, если не всегда, то в большинстве случаев будет несогласно со мной и этим самым создастся тормоз в работе, а этого теперь не должно быть. Нужна работа продуктивная и усиленная».

Заявление Крюкова совет удовлетворил, председателем избрал большевика Шкадинова. В сентябре большевики стали организовывать отряды Красной гвардии. Это вызвало дикий рев со стороны правых эсеров и кадетов и полную поддержку со стороны рабочих. Всем было памятно корниловское выступление в Питере, и необходимость вооружения заводских рабочих была очевидна.

Краматорская боевая дружина под командой М. И. Карнаухова 10—12 сентября 1917 года вместе с другими рабочими отрядами выезжала в Бахмут для подавления происходившего там пьяного бунта. Вот документ о подробностях этого события:

«Докладчиком (на заседании совета) выступил тов. Ф. Чекирисов, который доложил, что в понедельник утром ходили слухи о беспорядках в г. Бахмуте. Часа в 3 дня пришел в бюро начальник боевой дружины из Дружковки и предложил ехать в Бахмут, так как было передано по телефону, что там разбит винный склад. Мы, наскоро собравшись, поехали в Бахмут. Приехав туда в 7 часов вечера, увидели, что ничего особенного и серьезного беспорядка не было, а были лишь пьяные солдаты, которые ничего серьезного к погромам не предпринимали, но и не допускали никого до винного склада, покуда не съехались боевые дружины рабочих районов: Константиновки, Дружковки, Горловки, Краматорской и др., и тогда, взяв в свои руки склад, держали его в своих руках при помощи революционных частей войск, но, по прибытии Изюмского революционного штаба и юнкеров из г. Чугуева, мы уехали из г. Бахмута. Тов. Кучеренко доложил, что были случаи, когда офицер руку стеклом поранил и кричал, что мне прострелили рабочие. Тов. Кучеренко предлагает вынести благодарность ездившим в г. Бахмут. Была вынесена благодарность всем советам, ездившим в Бахмут».

Та же боевая дружина в составе двухсот человек в декабре 1917 года вместе с соседними рабочими отрядами участвовала в разоружении 25- го пехотного полка, стоявшего в Бахмуте. По предложению славянских товарищей краматорский отряд Красной гвардии, под командой тов. М. И. Карнаухова, ходил в Славянск для подавления мещанско-купеческого продовольственного бунта, происходившего в начале 1918 года.

В протоколах заседания краматорского совета все время встречаются резолюции, выражающие стремление к власти рабочих и крестьян. Вот, например, протокол от 22 сентября 1917 г. По докладу тов. Ф. Чекирисова о всероссийской железнодорожной забастовке, которая должна начаться с 23 сентября 1917 г., совет вынес следующую резолюцию: «Мы присоединяемся к железнодорожной забастовке, требуем всеобщую забастовку и требуем всю власть советам». Так реагировал руководимый большевиками совет на всякое общественное явление, идущее на благо пролетарской революции.

В протоколе краматорского совета рабочих и крестьянских депутатов от 10 октября 1917 г. (ст. ст.) говорится: «Признавая, что (предпарламент), искусственно созданный по повелению и подобию того правительства, которое своей соглашательской, преступной политикой ведет страну к гибели, что такой предпарламент не может отражать волю народа и пользоваться авторитетом, требуем немедленного роспуска предпарламента и передачи власти советам рабочих и крестьянских депутатов. Резолюция принята единогласно». Как видно из этого протокола, и в данном случае большевистский совет остался верным своему классовому знамени.

Приведем еще одну резолюцию, характеризующую линию совета: «Заслушав доклад представителя с областного съезда советов, тов. Шкадинова, краматорский совет рабочих и крестьянских депутатов выносит следующую резолюцию: Принимая во внимание, что Временное правительство нового состава открыто... продолжает свою разрушительную политику, поддерживая буржуазию, поставившую страну на край гибели, требуем немедленного перемирия на всех фронтах и передачи всей власти советам рабочих и крестьянских депутатов. В этом мы видим спасение свободы и революции». Такова была воля краматорских рабочих и крестьян. В этом была действительная пролетарская свобода и спасение революции.

В момент, когда петроградский совет и ВРК захватили власть в свои руки, краматорский совет, возглавляемый большевиками, уже являлся единственным органом революционной власти.

Таким образом, захват власти в Краматорской произошел значительно раньше Октября, т. е. фактически тогда, когда был распущен общественный комитет, что может быть подтверждено целым рядом фактов, зафиксированных в протоколах краматорского совета. В качестве иллюстрации значения совета приводим здесь одну из выдержек: «Заслушав прошение Ф. Ф. Гаркалька о разрешении открыть писчебумажный и книжный магазин при ст. Краматорской, постановили: разрешить открыть магазин, но с продажей полезных социалистических и других книг, не возбуждающих вредную агитацию и при контроле агентов комиссии Совета Р. и К. Д.».

Вот почему сам Октябрьский переворот в Краматорской не был днями борьбы, а днями радости и торжества. Об этом говорит следующая резолюция краматорцев: «Заслушав доклад тов. Петровского о текущем моменте мы приветствуем геройски выступивших солдат и рабочих Питерского и Московского районов за революцию рабочих и крестьян; глубоко преклоняясь перед всегда приносящим жертвы пролетариатом Москвы и Питера за идеалы рабочего класса, мы, рабочие и крестьяне Краматорского района, всеми силами будем стремиться поддержать и углубить вторую нашу рабоче-крестьянскую революцию и готовить рабочие батальоны».

Как любопытную деталь, необходимо отметить, что краматорский исполком совета рабочих и крестьянских депутатов, осуществляя лозунг «Власть на местах», организует свой Совнарком. Состав следующий: предсовнаркома—Шкадинов, продкомиссар—Аникеев, комиссар финансов—Годованный, военный комиссар—Крюков, путей сообщения — Павличев и т. д.

Ни меньшевистско-эсеровское предательство, ни националистические вопли контрреволюционной Центральной Рады о «незалежній Украіні» не могли сбить краматорских рабочих с революционного пути. Вот что говорят о Центральной Раде рабочие краматорского цементного завода Пушка:

«Общее собрание рабочих и служащих от 19 декабря 1917 года, заслушав доклад петроградского делегата, вынесло следующую резолюцию: Мы, рабочие и служащие вышеуказанного завода, приветствуем самоопределение Украины на демократических началах, но вместе с тем признаем настоящий состав Центральной Рады не чисто демократическим и действия его контрреволюционными, что выражается в противодействии народным комиссарам пропустить военно-революционные отряды на Кавказ для подавления контрреволюционной калединщины и запрещении пропускать жизненные продукты из Украины в Москву.

Мы усматриваем в этом действии Центральной Рады желание задушить голодом революционный пролетариат Петрограда и Москвы, а посему требуем немедленной смены данного состава Рады и замены ее чисто демократическими элементами, которые бы исполняли волю украинских пролетарских и крестьянских масс. Народных комиссаров приветствуем, как выразителей воли пролетарских и крестьянских масс и как стойких борцов с контрреволюцией»

Таковы короткие странички из революционной борьбы краматорских рабочих за диктатуру своего класса.

Источник: «Борьба за Октябрь на Артемовщине», под редакцией М. Острогорского. «Пролетарий», 1929 г.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2024 (14)
Июнь 2024 (33)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Календарь
«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.