Ишимские железнодорожные жандармы

Опубликовал: zampolit, 6-07-2020, 17:20, Путешествие в историю, 108, 0

С началом Первой мировой войны жандармские полицейские управления железных дорог стали оплотом сохранности жизненно важных стратегических объектов, соединявших всю территорию России от запада до востока. Железная дорога, мосты, вокзалы, депо, заводы и фабрики, иностранцы и политически неблагонадежные люди оказались под пристальным вниманием служащих отделений жандармских полицейских управлений железных дорог.

В это время от чинов жандармских полицейских управлений требовалось усовершенствовать старые и выработать новые методы обеспечения порядка на железных дорогах России.

Одним из рядовых отделений, осуществляющих свою деятельность в то время, являлось Ишимское отделение Омского жандармского полицейского управления железных дорог. Отделение являлось одним из самых молодых на Транссибирской магистрали, так как железнодорожная станция Ишим была открыта 1 октября 1913 г.

Проходящая через станцию Ишим железная дорога соединяла крупные промышленные и жизненно важные города Сибири: Омск и Тюмень.

Помимо борьбы с хищением грузов, жандармские полицейские отделения отвечали за профилактику транспортных происшествий. Ежедневно жандармы должны были не только патрулировать вокзалы и охранять поезда, но и следить за соблюдением техники безопасности на железнодорожном транспорте, включая техническое состояние составов и путей.

В сферу контроля Ишимского жандармского полицейского отделения входила дорога протяженностью в две тысячи верст, на которой располагались: вокзал, железнодорожные пути, паровозное депо, один большой мост через р. Ишим (открыт в середине 1912 г.), 12 небольших железобетонных мостов и мостов с малыми металлическими пролетами.

Обострившиеся международная обстановка накануне Первой мировой войны добавила в должностной функционал жандармов агентурно-розыскную деятельность.

Охрану отведенного участка железной дороги в Ишимском отделении осуществляло 13 человек в составе: 1 штабс-офицер - начальник отделения подполковник Комаров; 1 вахмистр - Гриценко и 11 унтер-офицеров (Н. Сафонов, Г. Соколов, И. Маньяков, А. Казарин, В. Гришин, Т. Плахутин, И. Горбунов, М. Юдинков, Н. Боловиков, Ф. Шибунт, Ф. Баскевич). Последние два офицера в период войны были командированы на театр военных действий. Для полного штатного списка чинов жандармского отделения не хватало еще четырех унтер-офицеров. На основании этого можно сказать, что (с учетом командированных на войну двух унтер-офицеров) жандармское отделение было укомплектовано на 76%.

Основной причиной неполного укомплектования отдела являлось отсутствие должных кандидатур на замещение вакантных мест унтер-офицеров. Требования, предъявляемые к кандидатам на замещение должностей унтер-офицеров в железнодорожную жандармерию, были достаточно высоки: до службы допускались офицеры, не замеченные в каких-либо аморальных поступках; по уровню образования и морально-психологическим характеристикам способные выполнять возложенные на жандармских офицеров обязанности; знающие иностранный язык и обладающие всесторонними знаниями железнодорожного дела. Дефицит жандармов для железной дороги был обусловлен и мобилизацией офицерского состава на театр военных действий Первой мировой войны.

Жаловаться на недостаток людей в Ишимском жандармском полицейском отделении подполковнику Комарову не приходилось. Тем не менее в его переписке с начальником Омского жандармского полицейского управления железных дорог полковником Кастрицыным он указывал на нехватку людей для негласного наблюдения за лицами, подозреваемыми в нарушении общественной безопасности и шпионаже.

Ишимский жандармский полицейский отдел железной дороги, имевший в своем ведении стратегически важные объекты, представляющие интерес для агентов стран, воюющих с Россией, и для революционно настроенных лиц, в период войны ежедневно получал от помощника начальника штаба Отдельного корпуса жандармов из Иркутска и начальника Омского жандармского полицейского управления распоряжения (в копиях телеграмм и циркуляров) по сохранению общественного порядка.

Так, еще до начала войны в отделение поступали многочисленные циркуляры с предупреждением о разведывательной деятельности лиц на железной дороге в пользу недружественных государств, в частности о желании германских разведывательных организаций получить сведения по железнодорожным вопросам. В первую очередь их интересовал официальный печатный материал (планы станций, мостов, расположения путей, подлинники циркуляров и приказов, графики всех дорог, сведения о пропускной способности железнодорожных участков, профили путей). Однако данные документы, находившиеся в работе, были под особым контролем начальника жандармского полицейского отделения и начальника Омского жандармского полицейского управления Сибирской железной дороги.

Для передачи особо важной информации унтер-офицеры имели шифровальный ключ, который менялся через каждые три месяца. Почти еженедельно начальник отделения подполковник Комаров получал циркуляры по розыску лиц, подозреваемых в шпионаже. Например, в июле 1914 г. начальники отделений жандармских полицейских управлений железных дорог получили циркуляр о новом приеме военного шпионажа, заключающемся в появлении в разных местах иностранных туристов. Под видом «пешеходов» мужчина и женщина совершали «кругосветное путешествие», тщательно обследуя важные в стратегическом отношении местности. Для передвижения они пользовались железной дорогой. В случае появления таких пешеходов-туристов начальники полицейских управлений должны были немедленно уведомить контрразведывательное отделение, а по установлению признаков военного шпионажа - подвергать виновников задержанию и обыску, возбуждая против них (в зависимости от добытых данных) преследование по обвинению в военном шпионаже.

8 августа 1914 г. в г. Москве Император объявил Сибирскую железную дорогу (между станциями Челябинск и Боготол) и Омскую (между Тюменью и Омском) в полосе их отчуждения на военном положении. Обеспечение национальной безопасности стало ведущим направлением работы жандармского Ишимского отдела железной дороги.

Ежедневно в отдел жандармской полиции железной дороги поступали запросы от других отделов полиции по всей стране (Самары, Оренбурга, Перми, Иркутска и др.) о розыске лиц, политически неблагонадежных и подозреваемых в шпионаже. Унтер-офицерам приходилось расширять свою агентурную сеть (как гласную, так и негласную) для получения более точной и достоверной информации. Работу осложняли скорость получения информации и постоянно меняющиеся лица, связанные с движением поездных составов.

В своих циркулярах начальник Омского жандармского полицейского управления Кастрицин призывал начальников и унтер-офицеров отделений железной дороги «…быть бдительными и внимательными в своей работе, дабы сохранить общественный порядок и свою жизнь».

Так, в одном из документов, направленных в отделение жандармской полиции железной дороги, подробно описывается личность профессионального диверсанта-шпиона, уроженца Финляндии, работавшего на Финляндском вокзале и использующего паспорт на фамилию Ленбум.

Он был командирован немецким командованием для взрыва мостов на Сибирской магистрали. Осуществить подрывы мостов Ленбум должен был, предположительно, совершением нападения на часового в том месте, где к мосту прилегает лес. По сведениям, полученным из полиции, Ленбум являлся участником взрыва в Петербурге на заводе Сименс-Шуккерт, изготавливавшем и монтировавшем системы связи и электрооборудования для российских военных кораблей; в результате взрыва погибли 10 человек.

Затянувшаяся война и рост лиц, интересующихся стратегически важными объектами, расположенными на железнодорожных коммуникациях, увеличивали круг подозреваемых в военном шпионаже. Под подозрение в причастности к шпионажу часто попадали и сестры милосердия Красного Креста, навещающие ежемесячно военнопленных на территории Тобольской губернии. Начальникам жандармских полицейских отделов железной дороги Омск-Тюмень неоднократно приходилось давать распоряжения своим унтер-офицерам осуществлять сопровождение поездов и вести наблюдение за женщинами - представительницами государств, воюющих с Россией.

На основании документов работы Ишимского жандармского полицейского отдела можно сделать вывод, что визиты сестер Красного Креста к военнопленным находились под особым контролем. Например, в августе 1916 г. для контроля за сестрами милосердия в составе делегации Шведского Красного Креста специально был выделен вагон для проезда по Сибирской железной дороге в целях их сопровождения жандармскими полицейскими (Отделением железных дорог выделялось по одному унтер-офицеру, сопровождавшему вагон до района другого отделения). Все офицеры были строго инструктированы: жандармским чинам рекомендовалось воспрепятствовать выходу сестер из вагонов в пунктах особого назначения, не допускать их к осмотру из окон местностей особо важного стратегического значения. На местах прибытия при разговорах с военнопленными за сестрами милосердия осуществлялся негласный надзор постоянными агентами, работающими на офицеров отделов жандармской полиции.

Однако помимо работы с внешними врагами офицерам отдела приходилось иметь дело и с сохранением политической стабильности. С началом Первой мировой войны правительство страны стало уделять особое внимание настроениям рабочих на предприятиях оборонного характера и железных дорогах.

Волнения рабочих в Москве и Петербурге могли стать поводом формирования революционных настроений в Сибири и дестабилизации в стране. В связи с этим из Отдельного Корпуса жандармов Петербурга в Иркутск и оттуда по управлениям железнодорожной жандармской полиции были направлены распоряжения по контролю благонадежности железнодорожных рабочих, о предоставлении информации количества участвующих в забастовках, их продолжительности, времени простоя предприятия и т.д.

На основании распоряжений начальник Омского жандармского полицейского управления предписал начальникам жандармских отделений предпринимать все зависящие меры, чтобы волнения железнодорожных рабочих не могли бы иметь место в подконтрольных им районах. Для этого необходимо было учредить «неослабеваемое» наблюдение за мастеровыми и рабочими, как в мастерских, так и в депо, чтобы никто не мог проникнуть к ним в места их работы с целью агитации: «Арестовывать последних незамедлительно». Кроме того, необходимо было усилить наблюдения за мостами путем проверки населения службой военной охраны, как лично начальниками жандармских полицейских отделов железных дорог, так и силами унтер-офицеров.

Возможно, именно благодаря бдительности жандармов в течение трех лет, с 1914 по 1916 г., волнений рабочих на предприятиях, обслуживающих железную дорогу при Ишимском жандармском отделении, не было.

Таким образом, за годы Первой мировой войны Ишимский отдел железнодорожной жандармской полиции значительно расширил свои полномочия и сферу деятельности, направленные на государственную безопасность. Тем не менее на протяжении всего периода войны Отдел полностью справлялся с возложенными на него функциями и прямыми обязанностями.

Источник: Афонасьева О.В., Деятельность Ишимского отделения Омского жандармского полицейского управления железных дорог в 1914-1917 гг. (по документам Тюменского государственного архива), Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Том. 8. № 6. Часть 1. с. -6/1-47-50. doi: 10.17748/2075-9908-2016-8-6/1--6/1-47-5

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2020 (17)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt