Сибирские казаки в мятеже 1921 года под Петропавловском

Опубликовал: zampolit, 26-06-2017, 18:24, Путешествие в историю, 1 451, 0

Считая, что казакам нанесено окончательное поражение и что уничтожение их разрозненных остатков — второстепенная задача, Корицкий нацелил Орфеева на более крупную цель: на захваченный восставшими Кокчетав. Для этого был создан Южный отряд («войска Южного участка Петропавловской группы РККА» ) под командованием Орфеева в составе 253-го и 233-го стрелковых полков, 26-го кавалерийского полка, 1-го и 2-го Кокчетавских отрядов и батареи 76-го артдивизиона. Южный отряд должен был очистить от повстанцев тракт Петропавловск—Кокчетав, разгромить повстанцев Кокчетавского уезда и взять уездный центр.

Чтобы обезопасить от казаков Петропавловского уезда правый фланг и тыл Орфеева, Корицкий приказал 26-му кавалерийскому полку пройти по маршруту Архангельская—Новокаменская—Вознесенская—Новоникольская и «энергичными налетами» очистить от небольших групп повстанцев, скрывавшихся по заимкам, район тыла Южного отряда. Причем на всю эту операцию полку давалось чуть более полусуток: кавалеристы должны были выступить из Петропавловска 24-го в 17.30, а присоединиться к войскам Орфеева «не позднее утра 25 февраля».

Давая такой приказ, Корицкий в очередной раз недооценил повстанцев: 26-й кавалерийский полк оставался в долине Ишима не одни сутки. 26 февраля 26-й кавалерийский полк РККА вел «непрерывный бой» с 1-й Сибирской казачьей дивизией в районе Надеждинской и Боголюбовской станиц. По оценке противника, у повстанцев было до 1 тысячи человек при большом числе винтовок и нескольких авторужьях.

Причем казаки все время производили «маневры обхода» и, по донесению командира 26-го полка, начали сосредоточиваться для наступления на Боголюбовскую с северо-запада. К моменту отправки донесения красные кавалеристы потеряли в бою 1 человека убитым, 5 ранеными, 3 пленными, а также 5 лошадей убитыми и 5 «потерянными». Сами же они взяли у повстанцев только 2 винтовки. Инициатива сначала явно была на стороне казаков.

1 марта 1921 г. Главный штаб объединенного Сибирского казачьего войска во главе с А.Ф. Кудрявцевым находился в селе Новоявленном. А 1-я Сибирская казачья дивизия С.Г. Токарева, в составе трех полков (всего до 1 тысячи человек), оперировала в районе Новоявленное — станица Новоникольская. Командирами повстанческих полков, по данным красной разведки, были Рогачев, Зубарев (Зубков?) и Сушков. Фактически коммунисты контролировали в долине Ишима лишь крупные населенные пункты. Станицы были завоеваны, но по их окрестностям разъезжали повстанцы и проводили мобилизацию «всех находившихся на заимках граждан». Организаторами мобилизации, по данным Архангельского станичного ревкома, являлись Кочин Николай, Николаев Семен и Иванов Николай. Среди главных зачинщиков восстания называли также некоего Филиппова, сына дьякона села Никольского. Очевидно, казакам удалось вовлечь в движение и часть крестьянства, проживавшего между Ишимом и Пресновской линией.

Комиссар 26-го кавалерийского полка доносил начальству: «Отношение населения (казаков) к Красной армии и советской власти враждебно-злое».

26-му полку удалось добиться решительного успеха в боях с приишимскими казаками только 4 марта, когда под Новоявленным он наголову разгромил отряд в 300 повстанцев (вероятно, арьергард 1-й Сибирской казачьей дивизии), уничтожив до 150 человек и захватив 60 винтовок. Повстанцы отступили мелкими группами в разных направлениях. Красные потеряли в бою 4 марта 2 человек убитыми и 5 ранеными. Но ядро и штаб дивизии Токарева избежали уничтожения: 5 марта казачья дивизия находилась в селе Никольском, между рекой Ишим и Пресновской линией.

О боевых действиях на самой Пресновской линии, увы, есть только обрывочные сведения. Например, в одной из своих оперативных сводок крестьяне-повстанцы сообщали, что 23 февраля казаки запросили у них пушку для нападения на бронепоезд на станции Мамлютка и получили ее.

Неизвестно, в какое повстанческое боевое соединение входили казачьи отряды Пресновской линии: в Народную армию Петуховского района или же в 1-ю Сибирскую казачью дивизию? А может, они были самостоятельны до тех пор, пока необходимость самосохранения не заставила объединяться? Петухово, Юдино были у пресновцев, как говорится, под боком. Маловероятно, чтобы они не участвовали в объединительном процессе. Во всяком случае, обмен информацией станиц Пресновской линии с приишимскими казаками прослеживается почти с самого начала восстания. Так, повстанческий штаб станицы Дубровинской (Пресновская линия) более или менее регулярно получал сводки о событиях в долине Ишима, в частности от командира 1-го Сибирского казачьего полка.

Кризисными для повстанческого очага в районе станицы Пресновской, по-видимому, стали последние числа февраля. Станицу Становую Корицкий приказывал взять к вечеру 25 февраля, а к Михайловской наступавшие коммунисты вышли не позднее 27 февраля.

Намерения повстанцев Пресновской линии, отступавших под вражескими ударами, хорошо показывает «Приказ № 20 начальника штаба передовых отрядов Народной повстанческой армии Петропавловского уезда» Дуцева: «Ввиду продвижения противника, который воспользовался разложением народных войск, мы вынуждены теперь отойти для присоединения к южному фронту, дивизии Токарева, находящейся [в] с. Николаевском, для слития с ними и ведения наступления. Гарнизон станицы Пресновской, находящиеся [в ней] и проходящие войска [из] Лапушного, Казанского, Островского должны двигаться по направлению [на] Рождественский, Троицкая и Спасское — Кубичи, а всем отрядам, находящимся в расположении поселков Железный, Богатый, двигаться через Н.-Рыбинский — Троицкий и Спасское — Кубичи. В Кубичах будет сформирована из всех частей дивизия, которая вольется [в] распоряжение Главного штаба, и также с присоединением кокчетавских войск [к] дивизии Токарева будет совместное фронтовое наступление».

Дуцев в своем приказе № 20 также грозил карой повстанцам, бежавшим из отрядов и перешедшим на сторону врага, и просил не оставлять оружие малодушным, а передавать его стойким бойцам против «ига коммунистов».

Итак, казаки-повстанцы, оставляя родные станицы и поселки Пресновской линии, планировали собрать все свои силы в кулак в районе расположенной южнее деревни Кубичи, соединиться там с 1-й Сибирской казачьей дивизией С. Г. Токарева и предпринять совместное контрнаступление. Более того, видна надежда казаков на то, что под руководством Главного штаба объединенного Сибирского казачьего войска и вокруг дивизии Токарева соберутся все повстанцы не только Петропавловского, но и Кокчетавского уездов. Кстати, почти в то же время надеялись «установить связь с южным казачеством» и совместными усилиями вновь занять Южную линию Транссибирской железнодорожной магистрали и крестьяне-повстанцы Ишимского уезда.

По-видимому, казаки действительно пытались наступать на Пресновскую линию. В начале марта 1921 г. штаб 1-й Сибирской казачьей дивизии и штаб 1-го Сибирского казачьего полка находились под станицей Пресновской в поселке Новомихайловском. Если верить показаниям А. Белоусова на допросе в плену, 1-й Сибирской казачьей дивизией в это время командовал вахмистр О.П. Зубков, а 1-й Сибирский казачий полк принял от него Погребных.

В начале 10-х чисел марта где-то южнее Пресновской линии про-зошло важное событие: командный состав двух казачье-крестьянских повстанческих образований Петропавловского уезда — 1-й Сибирской казачьей дивизии и Народной армии Михайловского района — собрался на совместное заседание. Это совещание выразило недоверие руководителям Главного штаба объединенного Сибирского казачьего войска: А.Ф. Кудрявцеву и его помощникам. Их обвинили в том, что они, самочинно выставляя чины полковников, не смогли обеспечить должного руководства и не предотвратили поражений. Совещание решило слить все силы в одну дивизию и тайным голосованием выбрало руководителей как Главного штаба, так и дивизии.

В Главный штаб Южной Сибирской народной армии были избраны: начальником штаба — вахмистр О.П. Зубков, его помощником — Шевченко, адъютантами начальника Главного штаба — Звягин и Кулинич (Артемий), делопроизводителем штаба — Акишин.
Новый командный состав дивизии: начальник дивизии — подхорунжий С.Г. Токарев, его помощник — Лещенко, адъютант начальника дивизии — Гноевых; командир конного полка — Погребных, помощник — Богданов; командир пехотного полка — Чушкин, помощник — Смоляр; начальник пулеметной команды — Семидоцкий, его помощник — Астапчик.

Сам смещенный с поста начальника Главного штаба А.Ф. Кудрявцев на данном совещании не присутствовал: к тому времени он с несколькими сотрудниками своего штаба, с семьями и, вероятно, с небольшим отрядом уже отправился на юго-запад, чтобы установить связи и ввести в орбиту «объединенного Сибирского казачьего войска» восставшее казачество Кокчетавского уезда.

Таким образом, к середине марта 1921 г. существовали два казачьих Главных штаба: новый во главе с Зубковым в Петропавловском уезде и старый во главе с Кудрявцевым — в Кокчетавском.

После совместного заседания и реорганизации повстанческая дивизия Токарева оперировала в районе следующих населенных пунктов: станица Михайловская, поселки Владимирский, Спасский, Архангельский, село Николаевское (Никольское), деревня Кубыши, села Семипольское и Дмитриевское. То есть казаки действовали в основном южнее Пресновской линии, занимая на линии только Михайловскую. Южный отряд РККА под командованием Орфеева уже весь, в том числе и 26-й кавалерийский полк, действовал в Кокчетавском уезде.

И теперь на сибирских казаков из Петропавловска и со станций Южной линии Транссиба бросили свежие силы: Отряд особого назначения ВЧК и части 21-й стрелковой дивизии. 14 марта повстанцы уже были сбиты со своих позиций и отступали в юго-восточном направлении: на села Новоявленное и Ильинское. Правда, часть их пыталась защищать Михайловскую.

15 марта 206-й стрелковый полк РККА с боем и серьезными трофеями (1 пулемет и 40 винтовок) взял станицу. Однако основные силы О.П. Зубкова и С.Г. Токарева уходили из-под удара, и была опасность, что они перережут тракт Петропавловск— Кокчетав. Тогда помглавком по Сибири Шорин передал в подчинение начальнику 21-й дивизии Ф. Егорову еще одну воинскую часть, высокобоеспособную и маневренную.

5-я Кубанская отдельная кавалерийская бригада Сосарева была переброшена из Европейской России специально на подавление Западно-Сибирского восстания. 1-й полк бригады придавался «Южному отряду» 21-й дивизии, который под командованием СИ. Вороткова должен был наступать от Транссиба на юг — юго-восток и не позднее 15 марта занять населенные пункты Петровское, Александровский, Ильинское.

1-й кавалерийский полк наступал на юго-восток — на станицу Новоникольскую. 2-й кавалерийский полк (командир — Херсонский) уже находился в долине Ишима, где занимал станицы Вознесенскую и Новоникольскую. Ему приказано было форсированным маршем отправиться вдоль Ишима, взаимодействуя с Отрядом особого назначения ВЧК, и не позднее 15 марта взять село Новоявленное, «засевшие там банды разбить и отбрасывать в западном и северо-западном направлениях» на наступающие части СИ. Вороткова. Таким образом, начальник 21-й дивизии Ф. Егоров задумал согласованными действиями частей своей дивизии, Кубанской кавалерийской бригады и чекистов окружить и уничтожить 1-ю Сибирскую казачью дивизию и присоединившиеся к ней крестьянские отряды. На тот случай, если бы какие-то группы повстанцев все-таки успели проскочить, Ф. Егоров приказал 2-му кавалерийскому полку после занятия Новоявленного выслать конные разъезды: в восточном направлении — на озеро Балыкты-Куль и в юго-восточном — на озеро Оджебай.

15 марта где-то между станицей Михайловской и селом Новоявленным 1-й полк Кубанской кавалерийской бригады РККА настиг и навязал бой 1-му Сибирскому казачьему полку повстанцев. Казаки, деморализованные поражениями, без патронов, потеряв много вооружения, были разгромлены наголову. Много казаков попало в плен, но основные силы дивизии Токарева (до 1500 человек) бежали в юго-восточном направлении, им удалось ускользнуть из намечавшегося окружения и несколько оторваться от преследователей: Отряда особого назначения ВЧК и 2-го полка Кубанской кавалерийской бригады.

Преследователи устали. А главное, севернее станций Петухово и Мамлютка крестьяне-повстанцы продолжали оказывать ожесточенное сопротивление и рядом своих действий обнаруживали намерение прорваться на юг. То есть недавно очищенная от восставших Южная линия Транссиба вновь оказывалась под угрозой. А для коммунистов очистка железной дороги и возобновление вывоза хлеба из Сибири являлось наиглавнейшей задачей. Поэтому вместо того, чтобы организовать энергичное преследование сибирских казаков конницей и окончательно их добить, красное командование начало оттягивать свои наиболее маневренные и надежные части к Петропавловску.

Сначала 1-й кавалерийский полк, который сразу же был брошен против крестьян, действовавших в районе деревни Сливной (около 20 верст северо-восточнее Петухова). Затем в резерв командования отвели 2-й кавалерийский полк. Наконец, был возвращен в Петропавловск, а затем брошен на станцию Матмасы наперерез крестьянам, пытавшимся перейти железную дорогу, Отряд особого назначения ВЧК. Уничтожение казаков-повстанцев Петропавловского уезда было передоверено войскам Кокчетавской группы РККА. Коммунисты предпочли упустить на время остатки 1-й Сибирской казачьей дивизии, но обеспечить стабильность Южной линии Транссиба. Воспользовавшись этим, Токарев повел своих людей в юго-восточном направлении - в Кокчетавский уезд.

Источник: Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска. 1920-1922. Книга II. - М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. - 607 с.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Ноябрь 2020 (21)
Октябрь 2020 (21)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Календарь
«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.