Образование Пуровского района

Опубликовал: zampolit, 20-01-2018, 14:06, Путешествие в историю, 1 055, 0

Основными коллективными хозяйствами, работавшими в конце 30-х годов и оказавшими существенное влияние на становление экономики района, стали: «Красный рыбак» (Ивай-Сале), «Едэй-Ил» (Самбург), «Нарьяна-Мя» (Уренгой), «Им. 8 Марта» (Тарко-Сале), «Им. Сталина» (Харампур), «Едэй-Яле» (Халесовая). Кроме названных были еще «Ядэй сегоры», «Нарьяна Нумги», «Яле Эпн», «Кэмнеку Конвена», но они просуществовали недолго.

С середины 30-х годов одновременно с коллективизацией в районе проводилась работа по переводу кочевого трудового ненецкого населения на оседлость. Постановление бюро Ямальского (Ненецкого) окружкома ВКП(б) «О переводе кочевого трудового ненецкого населения на оседлость» вышло 3 декабря 1935 года. В районе начало этому процессу было положено решением Нижне-Пуровского национального совета о переводе 25 семей на оседлость в поселке Самбург, было это в 1937 году. До этого времени все промысловое население района было кочевым. Оседлый образ жизни создавал возможность для начала развития такой нетрадиционной для севера отрасли, как животноводство. Впервые лошади как гужевой транспорт были завезены в Тарко-Сале в 1935 году. На следующий год вместе с очередной партией лошадей в районный центр были завезены и коровы. Скот находился в ведении интегралкооперации. С лета 1939 года и огородничество стало частью забот колхозников и советских работников, в тот год под огороды было разработано около 15 тысяч квадратных метров земли.

В южной части района, где основной отраслью был охотпромысел, в 1937 году была выпущена в водоемы района первая партия американской водяной крысы — ондатры, которая благополучно прижилась и до сегодняшнего дня является одним из объектов охотпромысла. Для облегчения труда охотников, начиная с 1937 года, в районе интенсивно строятся охотничьи избушки. В это же время в Тарко-Сале организован питомник собак — охотничьих лаек. В 1940 году было проведено рыбохозяйственное исследование реки Пур, которое показало большие возможности для развития рыбного промысла в районе. Первыми планово рыбопромыслом стали заниматься совхоз «Пуровский» и колхоз «Идай-Ил».

Добытую рыбу сдавали Тазовскому рыбокомбинату для переработки. Справедливости ради надо сказать, что не все нововведения встречались коренными северянами с полным одобрением. А жители самых дальних труднодоступных стойбищ и вовсе оставались не вовлеченными в систему переустройства северного хозяйства и вплоть до послевоенных лет сохраняли традиционный уклад жизни. Часто ситуацию усугубляли неправильные и непродуманные действия руководителей, не знающих местных условий. Пуровский район был одним из самых удаленных и отсталых на Ямале, и влияние шаманов и князьков здесь было очень велико. Еще до начала организации коллективных хозяйств было проведено изъятие части оленьего стада у зажиточных оленеводов в пользу малооленьих хозяйств. На севере существовало вотчинное право на некоторые участки земли. Но после землеустроительных работ лучшие рыбные и охотугодья, пастбища были переданы коллективным хозяйствам. Выдача «твердых» заданий зажиточным оленеводам часто была несоизмерима с их доходами, что вело хозяйства последних к обнищанию.

Все сказанное вызывало протест. Волнения коренных северян носили, как правило, мирный характер. Исторические документы донесли до нас немного случаев, когда люди, доведенные до отчаяния, прибегали к насилию. Но все же это было. И самое значительное — это «казымское» восстание в 1933 году у озера Нум-То на юге Надымского района, в котором принимали участие и лесные ненцы с Пура.

Известно, что на юго-востоке района до середины 30-х годов большое влияние среди ненцев, ханты и селькупов имел родовой князь Ефим Кукин. Все коренное население реки Толька находилось в полной от него зависимости. Он имел до 5000 оленей. Интересен тот факт, что он торговал и с заграницей. Первый раз он ездил в Норвегию с большим количеством пушнины в 1924 году. Второй раз торговал в Норвегии в 1928 году. Впоследствии был раскулачен, затем арестован, все его имущество было реквизировано. Кроме Кукина, на юге района большое влияние на коренных жителей оказывала банда бывшего белогвардейца Федора Прасина. Он жил среди коренного населения, выдавал себя за ханты.

Параллельно с хозяйственным строительством шла на Севере и культурная революция. Перепись населения в 1934 году показала, что среди всего коренного населения района нет ни одного грамотного. Да и по-русски умели говорить всего несколько коренных северян. И даже найти переводчика было делом затруднительным.

В 1934 году была сделана попытка открыть школу на фактории Ивай-Сале. С трудом была собрана небольшая группа учеников, но из-за отсутствия помещения, учебников она так и не была открыта. Но уже в 1935 году в районе действовало две школы. Одна из них начальная на фактории Ивай-Сале. В ней учились дети рабочих и служащих факторий Ивай-Сале и Самбурга. Фактически она являлась чисто русской школой. В трех ее классах училось до 20 детей. Другая школа, неполная средняя с пятилетним сроком обучения, была в Тарко-Сале, при ней было организовано специальное отделение с интернатом. В 1935-36 учебном году в Таркосалинской школе училось 30 человек русскоязычных и 3 ребенка коренной национальности: два мальчика селькупа и одна девочка лесная ненка. В школе трудилось два педагога. В тот же учебный год к приему детей была подготовлена школа в Харампуре. Но из-за недостатка учителей она так и не была открыта.

Необходимо отметить, что все школы района создавались как школы-интернаты, где дети коренных северян находились на полном государственном обеспечении. При кочевом образе жизни основной массы населения и низком уровне материальной обеспеченности это была единственно возможная форма обучения для маленьких северян. В 1937 году была построена первая школа в Самбурге. Но все же в общей численности число учеников коренных национальностей было невелико. В 1937-38 учебному году в районе обучалось 69 детей, из них только 11 маленьких ненцев, ханты и селькупов. В 1938-39 году из 120 детей 53 ребенка коренных национальностей. Родители неохотно отдавали своих детей в школу, особенно если она была отдалена от мест касланий и родители по нескольку месяцев не виделись с детьми. Были трудности и другого рода: подавляющее большинство учителей не знали ненецкого и других языков коренных народов Севера, а маленькие северяне не знали русского, что затрудняло учебный процесс и требовало от учителей выработки специальной методики преподавания, что не всегда было осуществимо. Часто родители с середины учебного года развозили их по домам.

Немалая заслуга в развитии народного образования в районе, в вовлечении детей коренной национальности в школы принадлежит учительнице Таисии Константиновне Становой. Интересна биография этой женщины. В 1918 году она, семнадцатилетняя девушка, вместе с отцом, военным комиссаром, отправилась на фронт медицинской сестрой. Демобилизовалась только в 1922 году. В наш округ приехала в 1930 году. Была фельдшером в поселке Хэ Надымского района. Закончила педучилище. С 1935 года работает в Пуровском районе, сначала в Тарко-Сале, а затем директором Самбургской школы и заведующей интернатом.

С 1936 года в районе развернулось движение по ликвидации безграмотности среди взрослого населения. На территории района начинают свою работу красные чумы. Это были передвижные политпросветучреждения.

Красные чумы снабжались медикаментами, библиотечками. В штат этих учреждений входили: заведующий (он же обычно был секретарем парторганизации), массовик, учитель, медработник и пастухи оленей. Красный чум двигался по маршрутам каслания оленеводов. Основной задачей сотрудников было разъяснение политики правительства, лекции по международному положению, оказание медицинской помощи населению, ликвидация неграмотности среди взрослого населения. Вот факты из отчета пуровского Красного чума (заведующая Лапина). За два с половиной месяца проведено 27 бесед, охвачено ими 193 человека, в том числе 43 женщины. В результате проведения массовой работы организовано одно простейшее производственное объединение. Обучаются 33 ненца (ликбез). Оказывается медицинская помощь. Уже позднее особой популярностью пользовалось радио и кино. Многие оленеводы и охотники за сотни километров съезжались к фактории, чтобы посмотреть «Чапаева», «Юность Максима», «Ленин в октябре» и другие. Стационарные и передвижные политпросветучреждения стали основными средствами преодоления культурной отсталости и приобщения к новому укладу жизни кочующего населения района.

В конце 30 годов в районе появляется своя интеллигенция. Одними из первых учителями коренной национальности в районе были сестры Айваседо — Мария, Александра и Анна.

Радиосвязь районного центра с округом была налажена в 1934 году, но обслуживала только Тарко-Сале. В первые годы связь была только односторонней. В Тарко-Сале был установлен радиоприемник без передатчика. Проверка принятых телеграмм осуществлялась на следующий день во время очередного сеанса связи. Послать сообщение из Тарко-Сале было невозможно. С 1938 года в Тарко-Сале началось и радиовещание.

Для проведения всеобщего обучения и ликвидации неграмотности среди взрослого населения необходимо было создать письменность на ненецком языке и разработать учебные пособия. Это требовало времени, поэтому в первых школах обучение проводилось на русском языке. Еще в 1932 году вышел первый букварь на ненецком языке, составленный Георгием Николаевичем Прокофьевым «Jedej wada» (Новое слово). Причем, букварь и несколько первых книг были составлены на основе латинского алфавита. (По мнению большинства ученых- лингвистов латинский алфавит представляет больше возможностей для графической передачи звуков языков народов Севера, чем русский. Так, к примеру, для селькупского языка пришлось придумывать еще 5 букв, которых нет в русском алфавите). Но опыт практического применения вскоре показал, что необходим переход на русский алфавит, так как это облегчало детям параллельное изучение русского языка.

25 декабря 1936 года Совет национальностей ЦИК СССР утвердил ненецкий и хантыйские алфавиты из 32 букв на основе кириллицы вместо латыни. В те годы письменность была создана только для тундрового диалекта ненецкого языка, и только много позднее, в 1993 году, в издательстве «Просвещение» выйдет букварь на лесном диалекте ненецкого языка. Авторы М.И. Бармич и Вэлло. В Пуровском районе, где большинство коренного населения представляли лесные ненцы, отсутствие письменности на лесном диалекте сыграло определенную отрицательную роль в деле школьного образования, записи фольклора лесных ненцев и т.п. Но в целом же создание письменности для коренных народов Севера открыло дорогу северянам к знаниям. Ведь до 30-х годов ни одна из 26 народностей Севера России не имела своей письменности.

Первые врачебные пункты на Пуре на фактории были открыты в 1933 году. Это были акушерский пункт в Ивай- Сале и медпункт на фактории Тарко-Сале. В 1935 году в Тарко-Сале в медпункте на 5 коек работало два медицинских работника, врач и акушерка. В том же году начал свою работу фельдшерский пункт в Харампуре. А в конце 1936 года в Тарко-Сале закончилось строительство новой больницы на 15 коек. Все названные медицинские пункты являлись стационарными и в стойбища коренных жителей выезжали лишь по вызовам. Случалось это не так часто, так как в те годы коренные жители еще с недоверием относились к людям в белых халатах, предпочитая обращаться за помощью к шаманам и местным знахарям. Да и в те годы, ведя традиционный образ жизни, питаясь экологически чистыми продуктами, не зная болезней цивилизации, коренные жители болели гораздо реже.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2022 (30)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Апрель 2022 (22)
Март 2022 (40)
Календарь
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.