Сибирские казаки в мятеже 1921 года под Петропавловском

Опубликовал: zampolit, 26-06-2017, 18:24, Путешествие в историю, 1 453, 0

Казаки приишимских станиц, 15 февраля с чувствительными потерями отброшенные от Петропавловска, волей-неволей должны были думать об объединении отрядов и введении их в рамки строевой организации. К этому толкал сам ход боевых действий. Да и многие казаки, как люди военные, прекрасно понимали, что борьба предстоит серьезнейшая, что нужны управление, связь, дисциплина, максимально эффективное использование имеющегося оружия, патронов, лошадей, седел, подготовка подкреплений и резервов, своевременная заготовка и подвоз припасов к фронту и т. д. Казаки, отступившие от Петропавловска (или значительная их часть), собрались в станице Архангельской.

Здесь 15-го или, скорее, 16 февраля произошло очень важное событие: повстанцы Архангельской, Вознесенской, Надеждинской и Боголюбовской станиц сформировали конный 1-й Сибирский казачий полк. Инициатива, очевидно, принадлежала боголюбовцам. Создателем и первым командиром 1-го Сибирского казачьего полка стал вахмистр станицы Боголюбовской О.П. Зубков. Его помощниками по строевой и хозяйственной части были выбраны Рогачев Андрей и Звягин Ермолай. Известен и командир 2-й сотни — Белоусов Арсений, казак станицы Боголюбовской. На вооружении полка имелся пулемет. Штаб О.П. Зубкова немедленно принялся рассылать сводки и устанавливать связи, в том числе и с Пресновской линией.

Инициатива была сразу же подхвачена. Вознесенское казачье общество приступило к формированию 2-го Сибирского казачьего полка. Вся станица была разбита на сотни, те, в свою очередь, — на взводы. Командиром 2-го полка выбрали подхорунжего Винникова Ивана. Интересно, если верить красной сводке, некоторые казаки 2-го Сибирского казачьего полка были с погонами на плечах... Затем казаки сформировали 3-й полк, но неизвестно, конный или пеший.

О внутренней структуре казачьих повстанческих полков данных почти нет. Командир 2-й сотни 1-го полка А. Белоусов, взятый в начале марта в плен, показал, что 1-й и 2-й Сибирские казачьи полки были разбиты на две сотни по 170 человек в каждой. На полк приходилось примерно по сто винтовок. У 1-го полка был пулемет (и следовательно, пулеметная команда). Но насколько пленный был правдив на допросе? И к какому времени относятся эти данные: к моменту сформирования частей или к началу марта? Ясно, что за полмесяца боев количество людей и сотен могло уменьшиться.

Но мало создать строевые части, нужна была организация более высокого уровня: управление всем «фронтом», мобилизация ресурсов тыла и превращение его в «единый военный лагерь». И казаки приишимских станиц продемонстрировали достаточно высокий уровень сознательности и организованности. Несколько дней потребовалось им на то, чтобы выбрать станичные органы военной и гражданской власти, установить между общинами прочные связи, скоординировать действия. И уже 16 или 17 февраля они создают, вероятно на съезде делегатов станиц, Главный штаб объединенного Сибирского казачьего войска. Красные сводки часто называли его «штабом армии».

Это была попытка воссоздания Сибирского войска путем объединения восставших станичных обществ — попытка, предпринятая снизу, самими массами, попытка, свидетельствующая о сохранении у расказаченных станичников сословно-войскового самосознания. Большую роль в объединительной работе, по-видимому, сыграли лидеры станицы Боголюбовской: казак Я. Рогачев, затем поехавший во главе делегации в Петухово учитель Акишин (Акинишев?), ставший «организатором» при штабе казачьей дивизии, священник Федюшин, скрывшийся после падения Боголюбовской.

Начальником своего Главного штаба казаки избрали Алексея Федоровича Кудрявцева, бывшего заведующего отделом Петропавловского уездного военкомата по учету конного состава (он уже упоминался в связи со сдачей в плен к повстанцам Петропавловского конного запаса). По воинскому званию А.Ф. Кудрявцев был рядовым, но в дни восстания, для поднятия авторитета, выдавал себя за полковника Генерального штаба Императорской армии.

Поражение в Петропавловске обозначило кризис этого очага восстания. А.Ф. Кудрявцев и его соратники быстро поняли, что преодолеть его можно лишь максимально широкой координацией усилий, поднятием военного дела и созданием действенного общеповстанческого аппарата власти. Одним из первых шагов казачьего Главного штаба стала посылка делегации на крестьянский север. Уже 18 февраля пять «представителей объединенного казачества» явились в село Петухово, в так называемый Главный штаб Сибирского фронта (главком — В.А. Родин), и, поставив вопрос о совместных действиях, согласились подчиниться Родину. Следствием этой встречи стал известный приказ Родина за № 30 от 20.02.1921 г., значительно поднимавший уровень военной организации повстанцев.

Следующим шагом стал съезд представителей казаков и крестьян Петропавловского, Ишимского, Курганского и Ялуторовского уездов в селе Юдине, около станции Петухово, 22 февраля 1921 г. (председатель съезда — казак станицы Боголюбовской Яков Рогачев). Съезд поставил такую задачу: «Объединение всех слоев населения — и братское отношение между всеми ними, — как то: интеллигенции, крестьянства, казачества и рабочих, — под названием «свободные граждане, свободный народ, объединенный в борьбе с коммунизмом».

А 26 февраля военное совещание повстанцев в том же селе Юдине выдвинуло лозунг момента: «Победа или смерть!» Главный штаб объединенного Сибирского казачьего войска обосновался в станице Новоникольской и приступил к осуществлению широкого комплекса мероприятий: объявил мобилизацию десяти возрастов, начал сводить образовавшиеся полки, станичные сотни и отряды в дивизию, принимал меры к снабжению своих войск вооружением и конной амуницией. Казачий Главный штаб успел создать в Новоникольской шорно-седельную и оружейно-патронную мастерские. Последняя изготовляла пики, производила мелкий ремонт холодного и огнестрельного оружия, начиняла стреляные гильзы.

Казаки, как и повстанцы ряда других районов, организовали сбор винтовочных гильз, охотничьего пороха и хозяйственного свинца, что и позволяло производить некоторое количество патронов, плохих, конечно, портящих свинцом каналы ствола. Но все-таки лучше такие огнеприпасы, чем никаких.

К 23 февраля у казаков приишимских станиц уже была 1-я Сибирская казачья дивизия со штабом в станице Вознесенской. Начальником дивизии выбрали командира конной сотни станицы Новоникольской С.Г. Токарева.

Подхорунжий Семен Георгиевич Токарев был казаком поселка Екатерининского Кабановской станицы Петропавловского уезда. В Первую мировую войну воевал в 1-м Сибирском казачьем полку, а в Гражданскую — в 4-м. Судя по номерам воинских частей и времени призыва в Белую армию, Токарев принадлежал к наряду 1914-го или 1915 г. В ноябре 1919 г. он добровольно сдался в плен к красным и в 1920-м — начале 1921 г., по поручению губвоенкомата, работал в Петропавловском уезде: сначала по регистрации конного состава, затем — в ремонтной комиссии.

Ядро 1-й Сибирской казачьей дивизии составляли два-три казачьих полка, полностью подчинявшиеся штабу дивизии, а через него и Главному штабу объединенного Сибирского казачьего войска. Дальнейшее формирование новых полков было остановлено из-за отсутствия вооружения и седел, а также неблагоприятным течением боевых действий. В действовавшие полки, по-видимому, входили самые боеспособные казаки (добровольцы и молодые наряды), наиболее обеспеченные оружием и лошадьми.

Казачьи полки были небольшие по численности, но очень мобильные, маневренные. Прочие повстанческие формирования района — станичные пешие сотни, крестьянские отряды, — вооруженные главным образом холодным оружием, очевидно, использовались штабом 1-й Сибирской казачьей дивизии либо в качестве вспомогательной силы, либо при укреплении и защите их родных селений. Из станичных сотен черпались также пополнения для покрытия убыли полков.

Дивизия С. Г. Токарева формировалась «на ходу», так как уже с 18 февраля начались ожесточенные бои за обладание казачьей частью долины Ишима. Командующий Петропавловской группой войск РККА Корицкий бросил против приишимских казаков отряд («левый боевой участок») под командой командира 253-го стрелкового полка Орфеева в составе 1-го батальона 253-го полка и 1-го Кокчетавского отряда. Орфеев имел задачу сосредоточиться в Затоне, перейти оттуда в решительное наступление на станицу Архангельскую, взять ее, укрепиться и произвести разведку. В 7 часов утра 18 февраля красный отряд с боем занял Архангельскую, захватив документы 1-го Сибирского казачьего полка.
Повстанческий полк отступил на Новокаменскую, с ним ушло все мужское население станицы. Быстро оправившись, казаки от Новокаменской перешли в «упорное контрнаступление» с целью отбить Архангельскую. При этом, по данным красных, они ввели в дело два пулемета. Однако контратаки были отбиты, и казаки, оставив противнику 7 человек убитыми и 12 пленными, отошли на Новокаменскую. Затем перегруппировались и силою до 500 всадников повели наступление на Архангельскую со стороны станицы Вознесенской. Бой длился целый день, но не принес казакам успеха.
Орфеев отбился, однако о дальнейшем развитии успеха без помощи не мог и помышлять, повстанцы дрались слишком настойчиво. Тогда Корицкий послал ему в подкрепление роту 249-го полка (132 штыка, 1 пулемет). 19 февраля уполномоченный Сибревкома Е.В. Полюдов из Петропавловска по прямому проводу докладывал в Омск Помглавкома по Сибири В.И. Шорину: «...в Петропавловском районе противник значительно сильнее, чем мы предполагали в Омске».

Несмотря на подкрепление, Орфеев в течение четырех дней не мог продвинуться далее Архангельской. Борьба с переменным успехом шла на подступах к станице. Причем коммунистам приходилось больше обороняться. Так, в ночь на 20-е восставшие атаковали Архангельскую, но были отбиты. Красные сводки отмечали организованность сражавшихся в долине Ишима казаков, сведенных в полки и дивизию, их упорство в боях.

21 февраля Корицкий приказал Орфееву быстрым ударом разбить 1-й и 2-й Сибирские казачьи полки и занять станицы Надеждинскую и Боголюбовскую, для чего ему придавалась еще одна стрелковая рота (33-го запасного полка). Речь шла о нанесении восставшим казакам решительного поражения с глубоким проникновением в повстанческий район. Однако Орфеев смог добиться перелома только 23 февраля, когда у казаков иссякли патроны.

В ночь на 23-е отряд Орфеева после короткой перестрелки занял станицу Новокаменскую. Красные пытались преследовать отступавших, но штаб 1-й Сибирской казачьей дивизии бросил навстречу врагу все свои силы, все вооружение, все патроны. Казаки понимали, что в случае разгрома им придется оставить родные станицы, семьи, хозяйства. В версте от Новокаменской около 5 часов утра 23 февраля начался встречный бой, продолжавшийся полтора часа и закончившийся поражением повстанцев.

Оставив на поле боя 18 убитых и 2 лошади, они отступили. Развивая успех, красные после легкой перестрелки взяли Вознесенскую. Здесь немного передохнули, после чего в 17 часов заняли Надеждинскую. Казаки отступили частью на Боголюбовскую, частью — на Новоникольскую. Их силы Орфеев оценивал в тысячу с лишним человек. Но у повстанцев не было патронов, на что указывают и потери красного отряда в течение 23 февраля: 8 раненых и 40 обмороженных. Оценив состояние противника, Орфеев не дал своим красноармейцам ночного отдыха, а бросил их на Боголюбовскую и Новоникольскую, в ночь на 24-е оба этих пункта были заняты.

Таким образом, коммунисты захватили все станицы долины Ишима, казаки лишились своей основной базы. Повстанцы, а с ними почти все станичники, ушли на село Новоявленное. О настроении оставшихся по домам женщин, стариков, детей коммунисты докладывали в Петропавловск: «Отношение к нам населения враждебное».
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Декабрь 2020 (6)
Ноябрь 2020 (21)
Октябрь 2020 (21)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Календарь
«    Декабрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.