Создание партизанского отряда Б.В. Анненкова

Опубликовал: zampolit, 17-01-2017, 22:35, Путешествие в историю, 2 426, 0

Омские чекисты выследили члена центрального штаба, одного из ближайших сподвижников Иванова-Ринова капитана К.В. Неволина (Неофитова) и устроили за ним «настоящую охоту». Это был боевой офицер, три года воевавший на Германском фронте и начавший конспиративную работу против большевиков в декабре 1917 г. По свидетельству современника, «он был пионером и душою этого дела в Омске». Возможно, Неволин и являлся тем самым капитаном Н., в марте 1918 г. главным действующим лицом самой крупной в Омске нелегальной военной организации, — который сразу же пошел навстречу миссии генерала В.Е. Флуга, принял ее руководство и произвел на корниловского посланника «хорошее впечатление». Организация капитана Н., перестроенная и переданная в единоличное командование полковнику Иванову-Ринову, стала основой Омского подотдела Добровольческой армии. Неволин «был неизменным участником всех рискованных предприятий в Омске» и проявлял при этом «удивительное хладнокровие, выдержку, безумную храбрость и неиссякаемую энергию». Чекистам так и не удалось его взять. Неволин успел уехать из города к партизанам и стал «одним из главных организаторов отряда Красильникова».

25 мая красные схватили четверых анненковцев: прапорщиков Н.С. Кузнецова, Д.А. Самарцева, Теплякова и вольноопределяющегося А.А. Соснина. Кузнецов возил новых добровольцев в отряд. Партизан Соснин, отвечавший за доставку в отряд оружия, находился на нелегальном положении и проживал дома (в станице Захламинской). 24 мая Кузнецов со спутниками не смог переправиться на левый берег Иртыша, «река была бурная», и лодка из отряда не пришла. Решили заночевать у Соснина. Часа в 3 утра на квартиру нагрянули красноармейцы. Нашли револьверы. К тому же Самарцев и Тепляков оказались в офицерских погонах. По-видимому, обыск и арест были вызваны тем, что Соснин попытался подкупить, и неудачно, заведующего оружием 1-го эскадрона омской Красной армии и с его помощью добыть 156 винтовок и 2 пулемета «льюис».

Операцию по захвату анненковцев осуществил командир 1-го эскадрона. Арестованных доставили в Омскую тюрьму. 28 мая всех четверых расстреляли, добили штыками, сбросили в Иртыш. На следующий день трупы казненных прибило к берегу, их вытащили на мостки у Крепости. Здесь их и нашли матери, до того, в попытке узнать судьбу детей, безрезультатно обивавшие пороги совдепов и красных штабов. Забрать тела домой не разрешили, увезли в покойницкую, в ледник. Похоронили партизан 31 мая на Шепелевском кладбище Омска под бдительным присмотром чекистов.

Среди жертв большевиков был и поручик М. Дорофеев. Его расстреливали под Омском. Но Дорофеев, получивший 16 пулевых ран, чудом выжил, он умер в эмиграции в 1936 году.

Дальнейшие события тесно связаны с Чехословацким корпусом, с его попыткой пробиться из Советской России во Владивосток, чтобы выехать оттуда морем в Европу. Попытавшись остановить и разоружить корпус, коммунисты нарушили соглашение и спровоцировали чехов на мятеж. Первые полустихийные столкновения вылились в общее восстание корпуса, которое было поддержано выступлениями русских, белых и эсеровских, подпольных организаций.

Утром 25 мая 1918 года на станции Куломзино перед Омском, на левом берегу Иртыша, красные попытались разоружить один из эшелонов 6-го чешско-словацкого стрелкового Ганацкого полка. Эшелон под началом поручика Дзихо отошел на запад, к станции Марьяновка (около 46 верст от Омска), где в тот же день произошел кровопролитный бой. Советский отряд П.С. Успенского в 300 штыков, погнавшийся за чехами, был разбит наголову, потеряв 70 человек убитыми, 160 пленными. У чехов погибло 22 легионера. Так образовался Западно-Омский фронт, на котором с 27 мая было установлено перемирие. Готовясь к борьбе, обе стороны собирались с силами, окапывались: чехи в Исилькуле (около 138 верст от Омска), красные в Марьяновке; противники прощупывали друг друга разведками, искали поддержку среди местного населения. Казаки ближайших к фронту станиц были естественными союзниками чехов. Председатель Омского совдепа В.М. Косарев на переговорах упрекал чешских представителей: «Ваши солдаты берут под козырек казачьим офицерам, на вокзалах в Петропавловске и Исилькуле казаки разгуливают свободно».

Для Анненкова, однако, выступление чехов сначала обернулось материальными потерями. В конце мая на фронте у Марьяновки красные перехватили обоз в пять подвод с пулеметами, винтовками и 11 ящиками патронов. При обыске у подводчиков нашли письмо за подписью есаула Анненкова и с печатью его отряда («Адамова голова» с надписями «Отряд особого назначения» и «С нами Бог»). Вероятно, это было оружие, когда-то собранное и складированное на Горькой линии; теперь его вытащили из тайников и везли для вооружения отряда.

Нехватка оружия сдерживала рост анненковского отряда. Ситуация могла стать критической к концу мая, если бы тогда не выручили белоказаки из тайной организации «Тринадцать», которые провели в Омске как минимум две операции по захвату оружия. Сначала они попытались похитить оружие из Совета казачьих депутатов, из помещения Войскового штаба, где хранились пулеметы, винтовки, револьверы, шашки, патроны и пулеметные ленты. В ночь на 26 мая подпольщики проникли в здание Совказдепа, вскрыли комнату штаба и один из оружейных шкафов, вытащили винтовки и шашки и, готовя к выносу, сложили на стол. С партией револьверов они вышли из комнаты и направились к черному ходу. Теперь, по плану, должна была заработать цепочка людей по передаче оружия, и можно было бы выносить пулеметы, винтовки и пр.

Однако изначально предприятие было слишком рискованным — в соседней комнате шло ночное заседание Совказдепа. Один из членов Совета вышел из зала заседаний и, проходя по коридору мимо комнаты штаба, увидел, что дверь в нее приоткрыта, а кольца замка срезаны. Он же заметил на противоположном конце коридора две фигуры в шинелях. Член Совказдепа поднял тревогу. Подпольщики успели убежать по черному ходу. Дело сорвалось, удалось унести лишь часть револьверов. Другая операция удалась. Похищение из склада 2-го отдела Сибирского казачьего войска дало партизанам 113 винтовок и 6000 боевых патронов. Большевики обнаружили пропажу 28 мая. Операции группы «Тринадцать» позволили Анненкову довооружить отряд.

Омская ЧК, конечно, искала следы похитителей и оружия. Так, 29 мая за соучастие в краже из склада 2 го отдела был задержан Федоров, вероятно, один из служащих склада. Накануне за незаконное хранение револьвера и других казенных вещей военного образца был арестован житель станицы Глуховской Макаров.

Похищения с военных складов, арест при попытке покупки оружия четверых анненковцев, сигналы сельской бедноты о встречах с подозрительными типами — все это не могло не встревожить омские власти, тем более в условиях открытого вооруженного конфликта с чехами. Несомненно, власти принимали меры, чтобы найти и уничтожить партизанские базы. Например, получив информацию о вооруженных всадниках, замеченных у имения барона В.Р. Штейнгеля, в районе поселка Ново-Омск на левобережье Иртыша, они немедленно послали туда отряд, который предпринял поиски, но партизан не нашел. Как бы хорошо ни охранялись анненковцы, ясно было, что красные вот- вот засекут место их стоянки. Захламинская станица была расположена слишком близко от областного центра. На ее юрте формирующийся отряд не мог быть гарантирован от внезапного удара из города. Да и пришла пора перестать скрываться по землянкам, а открыто призвать казачество к восстанию.

Отряд Анненкова передислоцировался в станицу Мельничную, стоявшую в 21 версте к северо-западу от Омска. К этому времени брожение на почве недовольства Советской властью усилилось настолько, что некоторые станицы совершенно вышли из-под контроля Войскового Совказдепа. В Мельничной при поддержке станичного правления и большинства местных казаков Анненков занялся формированием отряда совершенно открыто. Его штаб разместился в доме зажиточного казака М. Васильева, сыновья которого вступили в отряд. Станица охранялась пикетами и разъездами партизан.

В конце мая — начале июня Анненков очень большое значение придавал установлению системы взаимоотношений со станичными обществами и зажиточной верхушкой разночинцев. Крайне необходимо было обеспечить нормальное питание партизан и их коней. Есаул лично разъезжал по селениям, выступал на сходах, привлекая на свою сторону людей и средства. Он специально созывал районные казачьи съезды, на которых добился составления особой «раскладки» по снабжению отряда продовольствием и фуражом: каждая станица обязалась периодически присылать партизанам установленную ей долю. Кроме того, Анненков просил представителей станиц, чтобы их общества слали ему обученных и снаряженных всадников из числа наиболее решительных станичных дружинников. И действительно, в Мельничную к Анненкову «сразу же стали приезжать казаки-добровольцы, часть которых была с оружием и лошадьми». Материальные ресурсы, столь необходимые для формирования и содержания отряда, поступали и в виде частных пожертвований от верхушки сельского населения ближайшего района — от землевладельцев, крупных арендаторов, богатых хуторян, зажиточных казаков и крестьян. Жертвовали деньги, коней, хлеб, скот на мясо. А иные присылали в отряд, на службу, своих сынов. Именно поддержка и сочувствие населения превратили анненковцев в настоящую силу, и притом неуловимую.

Успех и безнаказанность белых партизан в значительной мере были обусловлены специфическим составом сельского населения в районе Омска. Рядом с городом располагались казачьи станицы, настроенные тогда антисоветски. Кроме того, на казачьей территории, на офицерских и войсковых запасных участках, было немало имений и хуторов богатых частновладельцев и арендаторов. Эти предприниматели-аграрии уже пострадали от конфискаций и отчетливо поняли, чем им грозит начатая большевиками полная социализация земли. В то же время они еще сохраняли значительные материальные ресурсы, которые отчасти и были использованы для формирования партизанских отрядов. То обстоятельство, что Сибирское войско сохраняло автономию, несколько отсрочило карательные операции Советских властей.

Конные группы анненковцев рыскали в окрестностях станиц Захламинской, Мельничной (село Мельничное Омский район), Степнинской (село Степное Марьяновский район), Курганской, Орловской (село Орловка Марьяновский район), Покровской, Волчанской (деревня Волчанка Марьяновский район), спокойно заходя и в населенные пункты. Фактически они стали в этой части Горькой линии хозяевами положения. Боевых действий партизаны пока не вели, рядом не было красных частей, а занимались разведкой, агитацией и снабжением своего отряда.

Активизации и безнаказанности белых мог не видеть только слепой. В конце концов, не ранее 29 мая, к Мельничной пришел из Омска советский отряд. Подходя к станице, он открыл по ней ружейно-пулеметный огонь, чем вызвал панику среди мирных жителей и их бегство из селения. Анненков, не приняв боя, отступил в соседнюю станицу Степнинскую (33 версты к западу от Омска). Красноармейцы учинили в Мельничной погром и попытались арестовать руководителей станичного общества, но нашли лишь помощника атамана. Он был увезен в Омск и остался в живых только благодаря антисоветскому перевороту в городе.

Красные почему-то не пошли из Мельничной на Степнинскую. Возможно, они понадеялись на то, что анненковцев уничтожат войска Западно-Омского фронта. Степнинская находилась в его тылу, нависая над основной коммуникацией с севера. Перемирие с чехами позволяло отвлечь силы с передовой на операцию такого рода. И действительно, противник «нащупывал» белых партизан, около Степнинской они поймали и расстреляли красного разведчика, из военнопленных австрийцев-интернационалистов. Анненковцы простояли в станице до трех суток, продолжая заниматься формированием отряда, тщательно охраняясь и ожидая связи от чехословаков. Еще ранее, узнав о марьяновском бое, Анненков немедленно направил на их поиски своих людей, с предложением соединить усилия. Когда была установлена связь с чешским майором Чанушем, согласившимся принять помощь белых партизан, Анненков немедленно оставил Степнинскую и повел отряд на Исилькуль. Очевидно, двигались спешно, форсированными маршами, так как прошли более ста верст и успели к наступлению чехов на станцию Москаленки. Попутно партизаны призывали население к свержению большевиков и ставили боевые задачи станичным дружинам Горькой линии.

Красильниковцы, малочисленные и отчасти безоружные, жестко и безо всяких оговорок подчинявшиеся центральному штабу Иванова- Ринова, остались под Омском.

Заблаговременное начало формирования двух партизанских отрядов следует признать большим успехом омского антисоветского подполья. В случае выступления повстанцы сразу получали пусть незначительную, зато организованную военную силу, что очень важно в начале восстания. Создание отрядов не было завершено, когда вспыхнул чешский мятеж, однако даже такие сырые и не до конца сколоченные части смогли сыграть выдающуюся роль.

Выступление внешней силы, Чехословацкого корпуса, произошло тогда, когда в Сибирском войске уже были социальные группы, тайные организации и партизанские отряды, стремившиеся и способные начать вооруженную борьбу с Советской властью.

Использован материал из книги Шулдяков В.А. Гибель Сибирского казачьего войска 1917-1920. Книга I – М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. – 748 с.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Ноябрь 2020 (20)
Октябрь 2020 (21)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Календарь
«    Ноябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.