Театральные традиции западносибирских городов XIX века

Опубликовал: zampolit, 15-03-2018, 18:01, Путешествие в историю, 363, 0
Театральные традиции западносибирских городов XIX  века

В 30 —40-х гг. XIX в. гастроли профессиональных театральных коллективов в Западной Сибири были еще редким явлением. В то время горожане видели артистов цирка, особенно вольтижеров, чаще, чем драматические труппы. И. Белов о первых писал: «летом нередко», а о вторых — «иногда». Уровень исполнительского мастерства актеров не всегда соответствовал эстетическим запросам горожан, прежде всего образованной части зрителей. Белов упомянул об одном спектакле, в котором артисты играли так плохо, что зрители покинули театр «на половине почти представления». Редкость гастролей профессиональных театров, не всегда достаточно высокий уровень исполнительского мастерства странствующих актеров объективно выдвигали задачу создания любительских театральных кружков. Эта задача могла быть решена в тех городах, где имелось достаточно многочисленное чиновничество, уровень образования которого был выше, чем у других горожан.

Одним из таких городов стал Тобольск. Театральный кружок, возникший при гимназии, стал центром притяжения для многих творческих людей. Подлинным его организатором стал преподаватель гимназии поэт П.П. Ершов, который привлек к театру гимназистов лучшие творческие силы Тобольска. Политический ссыльный, бывший офицер польской армии, обучавшийся музыке в Парижской консерватории К. Волицкий руководил оркестром казачьих музыкантов, выступавшим на спектаклях, и занимался гримом. Он же сочинил музыку к пьесе «Удачный выстрел, или Гусар-учитель», текст которой был написан другим польским ссыльным Чернявским и декабристом Н.А. Чижовым. Устройством декораций ведал бывший декоратор тобольского театра Циммерман. Кипучую деятельность развернул сам П.П. Ершов, который занимался режиссурой и создал специально для гимназистского театра несколько пьес: «Сельский праздник», комическую оперу «Якутские божки», а также куплеты к «Черепослову» Н.А. Чижова. Гимназисты неоднократно играли и пьесу Ершова «Суворов и станционный смотритель». Благодаря объединению усилий группы талантливых молодых литераторов и музыкантов, как ссыльных, так и чиновников, значение этого театрального кружка трудно переоценить.

Спектакли гимназистов были событием общественной жизни города. Театральные представления для публики устраивали по праздникам: во время святок, масленицы, Пасхи. Они охотно посещались и пользовались неизменным успехом. На масленице 1838 г. на одном из представлений присутствовало до 400 зрителей, «а в другом столько, что едва вмещала зала». С аншлагом прошли спектакли гимназистов и в рождественские дни 1840 г.

В 1837 — 1841 гг. тобольские гимназисты исполняли, кроме названных выше пьес, комедию М.Н. Загоскина «Добрый малый», водевили «Актер и музыкант», «Искатель обедов». Выпускник гимназии К.М. Голодников называет и другие спектакли, игравшиеся в 1830-х гг. под руководством Ершова: «Недоросль» Д.И. Фонвизина, водевили «Прекрасный принц», «Филаткина свадьба», «Еще суматоха». Таким образом, репертуар гимназистского театра состоял преимущественно из водевилей. Возможно, что комедия Фонвизина была единственным остросатирическим произведением, поставленным в эти годы в Тобольске. Однако репертуар гимназистов нельзя назвать типичным для любителей того времени, ибо значительное место в нем занимали произведения, специально созданные для этого театра. О сознательном выборе пьес свидетельствует и тот факт, что в репертуаре отсутствовали, насколько известно, переводные водевили. Это обстоятельство нельзя недооценивать, ибо водевиль, как установили театроведы, был «долгое время, в пору господства на сцене мелодрамы, чуть ли не единственным жанром, так или иначе отражавшим современный уклад жизни русского общества». Поэтому внимание горожан к театру гимназистов отражало интерес зрителей к социальным проблемам российской действительности.

В Омске театральный кружок появился в первой половине 1840-х гг. Он был создан с благотворительной целью. Как писал И. Белов, в нем были заняты «дамы, здешние аристократки, представления которых «еще довольно редки». В одной из корреспонденций в журнале «Репертуар и Пантеон» о спектаклях в Омске сообщалось, что организатором спектаклей, состоявшихся 30 декабря 1845 г. и 27 января 1846 г., была жена директора кадетского корпуса — А.Р. Шрам. В представлениях участвовали дамы омского бомонда: баронесса Е.А. Сильвергельм — жена квартирмейстера Отдельного Сибирского корпуса, три дочери директора кадетского корпуса (одна указана в корреспонденции под фамилией мужа) и М.Ф. Белокопытова. Все актеры — 5 человек — скрыты под инициалами. Однако их социальная принадлежность очевидна — это офицеры, вхожие в салоны А.Р. Шрам и Е.А. Сильвергельм. Эти же дамы и спустя пять лет играли активную роль в культурной жизни Омска. Литератор и исследователь П.К. Мартьянов, который, как доказала М.М. Громыко, в своих работах «Гардемарины» и «Морячки» использовал мемуары одного из высланных на службу в Омск гардемаринов, называет баронессу Сильвергельм устроительницей спектаклей и концертов, дававшихся в казачьем манеже. А.И. Сулоцкий в письме к М.А. Фонвизину 3 января 1850 г. писал, что дочери Ф.А. Шрама «претендуют на славу музыкальных и театральных талантов». Сведения Мартьянова и Сулоцкого, заметка из «Репертуара и Пантеона» дают основания для вывода о стабильности состава или хотя бы ядра театрального (театрально-музыкального) кружка в Омске в 1840-х гг., который был заметным явлением культурной жизни города. Однако в 1851 г. он распался в результате отъезда семей Ф.А. Шрама и его дочерей.

С благотворительной целью был создан и театральный кружок в Тобольске. Жена тобольского губернатора А.В. Энгельке писала, что по ее убеждению и «по примеру других губернских городов согласились некоторые лица тобольского благородного общества давать иногда в доме собрания спектакли», чтобы со временем завести «что-либо благотворительное для бедных в Тобольске». Первый спектакль этого кружка состоялся 1 октября 1846 г. в зале благородного собрания. Хотя многие актеры дебютировали на театральных подмостках, и исполнены были далеко не самые содержательные пьесы (комедия- водевиль «Муж в дверь, а жена в Тверь» и водевиль «Квартира на Бугорках»), «зрители были так довольны, что сцену... положено было не трогать, а оставить для будущих спектаклей...» Интеллигентный зритель пером автора сообщения о спектакле выразил надежду на улучшение репертуара любителей. Вероятно, на спектаклях в благородном собрании присутствовали не только его члены. Цена за место «на хорах» — 30 коп. сер. была доступна и для небогатых горожан.

Несколько позднее появился любительский театр и в Томске. Отбывавший в городе ссылку Г.С. Батеньков в письме от 2 декабря 1850 г. к А.П. Елагиной упомянул о благотворительных спектаклях в пользу бедных. Эти спектакли проходили уже на сцене настоящего театра, строительство которого было завершено в 1849 г. Театр первоначально находился в ведении городского общества, а затем был передан благородному собранию.

Директор благородного собрания А.Д. Озерский в письме к И.И. Пущину от 30 декабря 1855 г. описал состояние, в котором пребывал томский театр: «Здание театра, выстроенное в цветущее время золотого разлива г. Филимоновым, весьма достаточное для томской публики. Зрителей помещается в нем около 300 человек, но сцена весьма велика и служит для 5-ти декораций. Впрочем, заезжие антрепренеры порядком ограбили томский храм Мельпомены...». У здания театра имелся один существенный недостаток, на который обратил внимание французский путешественник Руссель-Киллуг, побывавший в нем в декабре 1858 г.: «Театр здесь не дурен, но так холоден, что все сидят в шубах».

На сцене театра выступали гастролировавшие артисты и местные любители, дававшие представления с целью сбора средств для различных благотворительных учреждений. О спектакле, устроенном в пользу раненых воинов и семей, потерявших кормильцев в годы Крымской войны, Г.С. Батеньков подготовил корреспонденцию для одной из московских газет. На этом представлении вниманию зрителей, переполнивших ложи, партер и галереи были предложены две пьесы: водевиль «Демокрит и Гераклит, или Философы на Песках» и комическая опера «Дочь второго полка». Среди актеров ссыльный декабрист выделил генеральшу Н.И. Пономареву (в 1860 г. она стала одной из шести основательниц женского отделения Попечительного о тюрьмах общества в Томске), игра которой пользовалась огромным успехом у публики, и талантливого комика А.Ф. Атопкова, служившего заседателем в земском суде. Об интересе томичей к любительскому театру свидетельствует и тот факт, что не все желающие смогли купить билеты на вышеупомянутое представление. Чистый же доход от спектакля составил немалую сумму — 500 руб. Отметим, что томские любители исполняли не только премьерные спектакли: некоторые пьесы, например, «Дочь второго полка», игрались неоднократно. Поэтому можно говорить, что вкусы публики оказывали влияние на выбор любительского репертуара.

Принято считать, что в 1850-х гг. по всей стране усилился интерес к театру, который связывают с подъемом общественно-политической жизни страны, полагая, что характерные черты духовной жизни общества этой эпохи наиболее явственно, по сравнению с другими видами искусства, отразил драматический театр. В 1850-х гг. повышение роли театра в жизни общества в Западной Сибири проявилось в распространении театральной культуры «вширь» — любительские драматические кружки возникают и в уездных городах: в 1856 г. в Ишиме, в 1858 г. в Тюмени и Березове, в 1859 г. в Каинске.

Появление этих театральных кружков было знаменательным явлением культурной и общественной жизни Западной Сибири. Впервые в регионе театральные постановки смогли увидеть жители уездных городов, в том числе таких малонаселенных, как Березов, Ишим, Каинск. В Ишиме дебют местных актеров-любителей состоялся 15 сентября 1856 г., когда в доме приходского училища был дан бесплатный «благородный спектакль». Другие кружки, возникшие в конце 1850-х гг. в уездных городах, сближает не только время появления, но и цель — устройство театральных спектаклей для сбора средств на женские школы. Наряду с официальной целью были и иные причины их создания, связанные с потребностью одних лицедействовать, а других — наслаждаться этим действом.

Любительские спектакли в Тюмени интересны необычным для того времени социальным составом участников. В первой половине XIX в. театральные кружки в Барнауле, Омске, Тобольске и Томске состояли из гражданских и военных чиновников и членов их семей. В Тюмени же из этой среды участвовало лишь двое учителей уездного училища и жена окружного начальника Ф.А. Стефановская, которая в апреле 1859 г. избирается попечительницей женской школы. Все другие актеры принадлежали к купечеству: почетные граждане Решетников и Шушуков, купец Прасалов, две дочери купчихи Злобиной, «а танцевали русский танец две дочери купчихи Юдиной». Таким образом, театральный кружок в Тюмени имел принципиально иной социальный состав участников, чем в других городах: в нем преобладали молодые представители местной буржуазии.

Это было обусловлено разнородными факторами: малочисленным, в сравнении с городами «большой четверки», чиновничьим обществом; доминирующей ролью во всех сферах городской жизни богатого местного купечества; неким качественным скачком культурных и социальных запросов тюменского купечества, наступившим где-то в конце 1850-х гг., в результате возросшего общеобразовательного уровня (по крайней мере у молодежи) и оживления общественно-политической жизни России в канун краха крепостничества.

Первые любительские спектакли в Тюмени стали главной сенсацией года для жителей города. В зале не хватило мест для всех желающих. Ажиотажный спрос на билеты подогревался тем, что на подмостки должны были выходить актеры из известнейших в городе купеческих фамилий. Главная цель спектаклей была успешно выполнена — сборы с них вместе с пожертвованиями в пользу женской школы взамен праздничных визитов составили 1225 руб. Постановки тюменских любителей осуществлялись и в последующие годы.

Любительские спектакли выполняли еще одну важную функцию — они способствовали ломке стереотипных представлений о личности, развивали прогрессивную мораль. На это обстоятельство обратил внимание автор корреспонденции о первых театральных представлениях в Тюмени: «Человек бедный, богатый только дарованием, выступает на видное место в обществе; богатый с не менее богатым талантом заслуживает себе новый почет...».

Любительские спектакли и концерты, как и балы, танцевальные вечера, маскарады, способствовали сплочению «благородного общества», раздробленного в большинстве городов на небольшие кружки, состоявшие часто из семейств служащих одного ведомства, или скрепленные родственными узами, что было особенно характерно для купеческой среды. По сравнению с чисто развлекательными мероприятиями, благотворительные спектакли и концерты успешнее объединяли членов этих мелких псевдокорпораций, ибо все они чувствовали общую цель. «Благородные спектакли, — писал умиротворенный общим эмоциональным подъемом томичей Г.С. Батеньков, — имеют особое свойство тесного единства и симпатии между актерами и зрителями. Все родные и знакомые, как бы одно семейство».

Участие в театральных спектаклях или музыкальных концертах было одним из немногих выходов социальной активности женщин. Однако до середины XIX в. в западносибирском городе, как и в городах других регионов России, общественное мнение негативно относилось к игре женщин «из общества» на театральных подмостках. В 1850-х гг. ситуация изменилась, не только в городах «большой четверки», в которых (за исключением Томска) общественное мнение уже в начале XIX в. высоко оценивало театр, но и в некоторых уездных городах. Но в маленьких уездных городах предубеждения против появления дам на сцене были еще велики. Так, в Березове в связи с отсутствием актрис-любительниц женские роли в конце 1850-х — начале 1860-х гг. порой исполняли мужчины.

Приходилось преодолевать психологические барьеры, связанные с несоответствием «легкомысленного увлечения» профессиональному статусу, некоторым категориям служащих: офицерам, преподавателям семинарии. Такая ситуация наблюдалась даже в городах, имевших давнюю театральную традицию — в Тобольске и Омске.

Профессиональные театральные коллективы в середине XIX в. все чаще гастролировали в городах Западной Сибири. Благодаря наличию в городе театрального здания томские зрители оказались в лучшем положении, чем жители других городов Западной Сибири, в которых, за исключением Барнаула, постоянных театров не было. В 1850-х гг. в Томске ежегодно гастролировали труппы Маркевича, Петрова, Ярославцева, Глушкова, Лазарева. Наибольшим мастерством отличалась труппа Ярославцева, в репертуаре которой современники выделяли «Свадьбу Кречинского», «Бедность не порок», «Праздничный сон до обеда». Эти пьесы, в которых была сильна обличительная струя, заставляли зрителей задуматься над социальными пороками общества, порождали у части публики протест против различных видов проявлений крепостничества во всех сферах жизни.

Спектакли этих гастролировавших трупп видели и жители Омска, Тобольска, Барнаула. В 1850-х гг. театральные коллективы иногда на время ярмарок заезжали в Тюмень. Несмотря на отсутствие постоянных театров в регионе, горожане, благодаря гастролям вышеуказанных трупп, не могли считать себя оторванными от профессионального театра. Отсутствие стационарных театров было характерным явлением для всей провинции даже во второй половине XIX в. Зритель каждый новый театральный сезон смотрел постановки новых гастролировавших коллективов, и, таким образом, он знакомился с широким кругом исполнителей. Да и уровень артистов провинциальных трупп в середине XIX в. заметно вырос.

Благодаря гастролям профессиональных трупп к театральному искусству приобщались новые слои горожан. Этот процесс в разных городах Западной Сибири протекал неодинаково. Так, в Омске даже в конце 50-х гг. XIX в. лишь отдельные лица из городского простонародья посещали спектакли и музыкальные концерты. В Томске же состав зрителей был более демократичен. Среди зрителей встречались не только мещане и разночинцы, но и татары, бухарцы, некоторые из которых даже брали в театр жен. Более демократичный социальный состав зрителей определялся тем, что Томск, как отмечал Г.Н. Потанин, был самым «буржуазным» городом в Западной Сибири.

Значение гастролей драматических коллективов состояло не только в эмоциональном и эстетическом воздействии на зрителей. Они меняли саму роль театра в досуге горожан. Если любительские и народные представления устраивались по праздничным дням, исключая лишь Барнаул, в котором уже в 1830-х гг., а возможно и ранее, спектакли давали и в будние дни, то выступления профессиональных артистов заняли важное место в повседневном досуге горожан. Но ни профессиональный, ни любительский театры не могли по целому ряду причин, главной из которых была бедность значительной части населения, вытеснить из досуга мещан, цеховых, солдат и разночинцев народный театр.

Деятельность омского острожного театра является еще одним ярким подтверждением проникновения театрального искусства во все слои населения в канун отмены крепостного права. Об этом своеобразном явлении общественного быта заключенных имеются весьма подробные и достоверные сведения благодаря «Запискам из Мертвого дома» Ф.М. Достоевского и мемуарам политического ссыльного поляка Ш. Токаржевского.

При подготовке представления арестанты проделали значительную предварительную работу: изготовили занавес и другой реквизит, достали в городе необходимые костюмы и музыкальные инструменты. Жители разного социального положения сочувственно отнеслись к этому замыслу и оказали свое содействие: жена коменданта Омской крепости А.А. де Граве отдала старый мундир мужа, отставной унтер-офицер передал текст пьесы «Кедрил-обжора».

Иногда острожный театр в Омске трактуют как народный. С таким подходом полностью согласиться нельзя. Для русского народного театра был характерен определенный, ограниченный традицией, репертуар. В омском остроге исполнялись не только народные драмы, но и произведения, созданные профессиональными драматургами. В репертуаре острожников был водевиль П.Г. Григорьева «Филатка и Мирошка соперники, или Четыре жениха и одна невеста», неоднократно исполнявшийся в 30 —50-х гг. XIX в. на столичной и провинциальной сценах. Необычен для народного театра и социальный состав лиц, участвовавших в подготовке представления. Среди них были русские и польские политические заключенные. Активное участие в деятельности театра принял Достоевский, которого Ш. Токаржевский даже называет его режиссером. Эти факты позволяют утверждать, что театральные представления в омском остроге не укладываются в рамки традиционного русского народного театра. Острожный театр представлял собой соединение традиций народной драмы и национального театра.

Источник: А.И. Куприянов. Русский город в первой половине XIX века: Общественный быт и культура горожан Западной Сибири. Москва «АИРО-ХХ» 1995.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2019 (23)
Сентябрь 2019 (46)
Август 2019 (50)
Июль 2019 (72)
Июнь 2019 (34)
Май 2019 (50)
Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.