Пуровский район в послевоенные годы

Опубликовал: zampolit, 20-01-2018, 17:47, Путешествие в историю, 884, 0

22 декабря 1950 года Совет министров СССР принял постановление (№ 5010) «О мерах помощи Ямало- Ненецкому и Ханты-Мансийскому национальным округам Тюменской области в хозяйственном и культурном строительстве». Согласно постановлению Министерству здравоохранения СССР разрешили организовать бесплатный отпуск медикаментов по рецептам коренному населению.

На 1950 год в районе имелось пять школ. Из них одна — в Тарко-Сале — была семилетней. При каждой школе имелся интернат для детей коренной национальности. Не хватало учителей. По этой причине Харампуровская школа начала учебный год только 4 октября.

В 1949-1950 учебном году в школах района обучалось 234 ребенка, хотя всего детей школьного возраста по району было учтено 409 человек. Таким образом, закон о всеобуче не выполнялся. Считалось, что причиной этого являлась «плохая постановка массово-разъяснительной работы среди родителей коренного населения», а также то, что интернаты не могли вместить всех, подлежащих обучению.

Как и по всему национальному округу, тогда в школах района наблюдался отсев учащихся без уважительных причин, особенно после четвертого класса. Дети либо убегали сами, либо их забирали родители, рассудив, что в хозяйстве они будут полезнее и усвоение навыков оленеводства, охоты и рыбалки будет детям полезнее, чем продолжение учебы в школе. Тем более что условия содержания детей в интернатах по-прежнему вызывали у родителей законную жалость.

В 1949-1950 учебном году все школы района работали по программам, утвержденным Министерством просвещения РСФСР. По оценке руководителей программный материал выполнялся всеми учителями полностью. При этом из 234 учащихся неуспевающими оказались только 26 школьников.

Во всех школах работали кружки (литературный, хоровой, физкультурный, вышивально-рукодельный и т.д.), которые посещались 172 учащимися. В каждой школе работала пионерская организация. При Таркосалинской школе имелась ученическая комсомольская организация и ученический комитет. Проводились различные беседы на политические темы: о международном положении, о стройках в СССР и т.д., проводились занятия по внеклассному чтению.

Актуальной была санитарно-просветительная работа в школах. Здесь из числа учащихся выбирались санитары, которые следили за чистотой, проводились беседы о внешнем виде, гриппе, гигиене волос.

Существование учителей было трудным. Не у всех имелись сносные жилищные условия. Так, четыре молодых учителя ютились в комнатке площадью 15 м2. Один преподаватель с семьей из семи человек, в числе которых было четверо детей, занимал только две комнаты, при этом одна из них была совсем крохотной. Директор Таркосалинской школы жил в избушке, а технические работники вообще ютились где придется.

Фактически не имея возможности помочь учительской массе материально, власти периодически поощряли отдельных учителей морально. Так, в 1950 г. в связи с двадцатилетием Ямало-Ненецкого округа была награждена Айваседо Александра Яковлевна — учительница Халесовинской начальной школы Пуровского района.

Нужно сказать, что в послевоенный период жилищные условия были очень тяжелыми для подавляющего большинства населения СССР, и жители Пуровского района, в том числе и учителя, просто не были исключением. Но кроме стесненности в жилье, учителя чувствовали на себе невнимание сельсоветов и колхозов, где они работали. Их плохо снабжали продуктами, промтоварами, дровами и керосином. Все это приводило к тому, что педагоги, как правило, были настроены дождаться окончания срока трудового договора и выехать из района.
Как мы уже отметили, народное образование в Пуровском районе к 1951 году было представлено пятью школами-интернатами. В Халесовой, Харампуре, Самбурге и Пяси-Надо имелись начальные школы, в Тарко- Сале находилась семилетняя школа.

Ни в одной школе не было физкультурных залов, пионерская комната имелась только при Тарко-Салинской семилетке. Из-за отсутствия свободных классов не были организованы кабинеты физики и биологии. При этом по оценкам райисполкома все школы, кроме харампурской, вполне отвечали предъявлявшимся требованиям.

Нужно отметить, что в этот период положение Пуровских интернатов по части обеспечения воспитанников бельем и летней одеждой было гораздо благополучнее средней картины по национальному округу. Но не всем доставалась верхняя зимняя одежда и обувь. Особенным дефицитом были пальто. Не было в интернатах культурного и спортивного инвентаря. Единственное исключение составляла Харампурская школа, где имелось четыре пары лыж. Койками воспитанники были обеспечены только наполовину. Это означало, что все они спали по двое на каждой кровати.

В районе не выполнялся закон о всеобщем семилетием образовании, главной причиной тому было отсутствие интерната в поселке Пяси-Надо, где из 79 детей, проживавших в ивайсалинской тундре (колхоз «Красный рыбак»), было охвачено школой только 5 человек, а 74 совершенно не учились. Харампурская школа-интернат располагалась в двух комнатах дома, принадлежавшего Тазовскому рыбозаводу. Здесь в более чем стесненных обстоятельствах дети спали, готовили пищу, питались и учились. Из-за недостатка помещения из 56 детей, подлежавших обучению в этой школе, учились только 18, да и то занятия проводились в две смены.

Учителя не имели возможности обучаться заочно, поскольку выезжать из района на Большую землю было крайне сложно и дорого. В районе не проводились заседания кустовых учительских объединений из-за большой отдаленности школ друг от друга. Учительские совещания в течение нескольких лет не организовывались, поскольку окружные власти не отпускали на это финансовые средства.
Как было эмоционально отмечено в «Справке о работе Пуровского районного совета д.т. Ямало-Ненецкого национального округа Тюменской области» за 1950 год: «На это округ средств не отпускает, обычно радирует, что совещание проводится без расхода средств. Но ведь это не южные края, где расстояние от райцентра 10-20 км, а у нас школы стоят от райцентра на 200-400 км. Разве здесь возможно провести учительское совещание без наличия на это средств?»

В послевоенный период по-прежнему проводилась работа по ликвидации неграмотности и малограмотности. В районе на 1950 год власти насчитывали около восьмиста человек взрослых, подлежавших обучению органами ликбеза. Исполком райсовета создавал передвижные школы-ликбезы, которые ежегодно рапортовали об обучении азбучной грамоте от десяти до тридцати человек.

Пересчет, произведенный к лету 1950 года, показал, что в районе насчитывается 1074 человека неграмотных и малограмотных. Необходимо знать, что малограмотными считались обычно те, кто умел лишь написать печатными буквами свои имя и фамилию (фамилия, род, по-ненецки — «еркар»).

Работа с неграмотными проходила исключительно на факториях. Ликвидировавшие неграмотность назывались ликвидаторами или культармейцами. В мае были созданы две передвижные школы ликбеза. Организаторы ликбеза отмечали, что основными препятствиям их деятельности являются: а) кочевой образ жизни коренных жителей и отдаленность групп населения друг от друга и б) отсутствие людей, которые могли бы вести работу непосредственно в тундре. Культурно-просветительная работа состояла в лекционной пропаганде и обучении взрослых неграмотных. Всегда малооплачивавшаяся работа в сфере образования и культуры в послевоенный период на Крайнем Севере слабо привлекала кадры. Их не хватало. Самбургский сельский клуб половину времени не действовал из-за отсутствия работника, по той же причине совершенно не работала Пясинадинская изба-читальня. Тем не менее, в клубных учреждениях силами лекторов-общественников была прочитана 21 лекция, проведено 138 бесед, самодеятельные коллективы поставили 14 концертов.

На фактории Халесовая и на участке Пясинадо были организованы красные уголки, выпускались «Боевые листки», организовывались игры в шашки, шахматы, домино. Средств на приобретение чего-либо в 1950-м году учреждениям культуры отпущено не было. И, как констатировал райисполком, обеспечение инвентарем клубов, изб-читален и Красных чумов оставалось слабым.

До 1950 года в Пуровском районе действовало два Красных чума. Один из них обслуживал членов колхоза имени 8-го Марта и проводил свою работу вблизи фактории Вэнгапур. Второй Красный чум обслуживал членов колхоза «Едэй-Яле», проживавших вблизи поселка Халесовая. Красные чумы имели свои стада по восемьдесят голов оленей, частично были обеспечены литературой и культинвентарем (шашки, домино).

В 1950 году из двух Красных чумов действовал только один — Халесовинский. Он организовывал беседы на разные темы (политические и просветительские) и громкие читки газет. Кроме того, за первое полугодие было выпущено три номера стенной газеты и организовано «социалистическое соревнование охотников за досрочное выполнение плана пушных заготовок».

Районная библиотека располагалась в собственном здании. Ежегодно росло число ее читателей. В 1950 году оно достигло 330 человек. Вот только колхозников из них было всего четверо. Остальные были рабочими, служащими и детьми из поселка.

Постепенно улучшалась связь. В районе было два ее отделения, три агентства, один радиоузел. Почта в зимний период перевозилась двумя внутрирайонными и одним межрайонным трактом. Контора связи своего транспорта по-прежнему не имела, как и раньше, связистов обслуживали по договорам колхозные оленьи упряжки. В общей сложности за зиму 1950 года пробег нарт составил 38 тысяч километров. За зиму почта поступала в район 70 раз и отправлялась из района 60 раз. По оценкам того времени почта доставлялась медленно. Например, письма и посылки из Салехарда (и обратно) шли зимой обычно 10-20 дней.

В летний период официальная почтовая связь в районе осуществлялась исключительно пароходом «Иртыш». Поэтому в течение лета почта успевала поступить только три раза. В южной части района, где реки были слишком мелкими для движения парохода, корреспонденция отправлялась только со случайными попутчиками.

В районе на 1950 год имелось шесть радиостанций Министерства связи. В районном центре насчитывалось 57 радиоточек. Телефонная сеть райцентра насчитывала десять номеров, что тогда, конечно, уже не удовлетворяло ни власти, ни руководство учреждений.

Социальное обеспечение включало в себя выплату пенсий, обеспечение дровами, организацию летнего оздоровительного отдыха инвалидов Великой Отечественной войны, выдачу ссуд (в том числе и безвозмездных). Среди прочих в 1950 году получали пенсии 19 инвалидов Отечественной войны, 19 семей погибших воинов, 10 инвалидов труда и 1 пенсионер местного значения. В районе имелось шесть касс взаимопомощи колхозников, в которых членами состояло 723 человека.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2022 (2)
Сентябрь 2022 (25)
Август 2022 (60)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Календарь
«    Октябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.