Одежда и жилище сибиряков

Опубликовал: murashka, 22-03-2017, 17:30, Путешествие в историю, 1 751, 0

В Енисейской губернии с 1829 г. строились поселки для ссыльных. 14 селений для ссыльнопоселенцев было выстроено в Канском, 4 – в Минусинском и 2 – в Ачинском округах. Постройка через десять лет была завершена. Селения были спланированы в одну широкую улицу, с площадью посередине. Дома на две семьи каждый в фасаде имели четыре окна, а в середине дома располагалось крыльцо с сенями, разделяющее дом на две равные половины. Однако дома эти были казенные, и некоторые поселенцы выстроили собственные дома.

В Восточной Сибири, начиная с правого берега Енисея, дома были особой постройки. Они ставились торцом на улицу; на подпольях; у высоких крылец, передних и задних, были перила и навесы. Просторные сени делили дом на две половины. С одной стороны, к улице, располагалась «приспешная» изба с полатями – жилище всей семьи, с другой стороны, на возвышении в 3 – 5 ступеней, – горница, обычно с перегородкой и большой русской печью, предназначалось для гостей.

Полы делали дощатые. Печи всегда были с трубами и деревянными заслонками. Зимой избу и горницу натапливали как баню. К заднему крыльцу примыкали крытые, а иногда и некрытые дворы с сенниками. Амбары и погреба располагались на передних дворах, хлевы с сеновалами над ними – на задних. За дворами делали огород, а дома – два или три, стоящие рядом, имели позади огорода «плетняк». Здесь, за городьбой, летом паслись телята. Двор, огород и телятник занимали обыкновенно площадь более десятины. Двор огораживался бревенчатым забором и частоколом, редко – жердями.

В Нижнеудинском округе селения лежали среди огромных лесов, тянулись узкой полосой, отвоеванной у дремучего леса. Поэтому дома не располагались в каком-либо порядке, а каждый двор выстроен был по прихоти своего хозяина.

А.П. Чехов отмечал, что по «Сибирскому тракту, от Тюмени до Томска, нет ни поселков, ни хуторов, а одни только большие села, отстоящие одно от другого на 20, 25 и даже на 40 верст. В каждом селе церковь, а иногда и две; есть и школы, тоже, кажется, во всех селах. Избы деревянные, часто двухэтажные, крыши тесовые… Часов в 5 утра, после морозной ночи и утомительной езды, я сижу в избе вольного ямщика, в горнице, пью чай. Горница – это светлая, просторная комната, с обстановкой, о какой нашему курскому или московскому мужику можно только мечтать. Полы непременно деревянные, крашеные или покрытые цветными холщовыми постилками; два стола, стулья, шкаф с посудой, на окнах горшки с цветами. В углу стоит кровать, на ней целая гора из пуховиков и подушек в красных наволочках…».

«В притрактовых селениях к приезду столичных чиновников владельцы домов, где останавливались последние, должны были, помимо обычной уборки, пол в избе, сенях и на крыльце «устлать мелкорубленным ельником или мелким зеленым сеном», «выкурить противный запах» лиственничной серой, для чего бросить небольшую ее частицу на загнету печи», – отмечает О.Н. Шелегина.

Исследователь В.А. Зверев после внимательного анализа источников выявил ряд действительных достоинств домашнего санитарного быта большинства русских крестьян-сибиряков:
1) относительно большие размеры домов, хорошее качество срубов, тесовых крыш;
2) дворовые постройки, пригоны для скота обычно не примыкали к жилью, не стояли с ним под одной кровлей, при доме имелись погреба, амбары и стайки;
3) наличие деревянных полов, в том числе и крашеных, достаточно большое количество окон;
4) сравнительная чистота и опрятность жилищ, достигаемые тем, что в них редко содержались животные, регулярно производилась капитальная уборка, полы покрывались половиками, хвоей или посыпались чистым песком;
5) наличие собственных бань примерно в половине дворов и т.д.

Все это, конечно, результат не только санитарно-гигиенической культуры, но и экономических возможностей крестьян. Традиционное отсутствие туалетов в XIX в. было характерно и для трактовых сел.

Однако В.А. Зверев более критичен в оценке жилищ, которые несколько идеализируются этнографами. Исследователь для подтверждения своих суждений о санитарном состоянии крестьянского жилища приводит критерии минимально допустимых норм жилой площади на одного человека, выработанные медицинской наукой и профессиональной строительной технологией второй половины XX в., согласно которым на 1 чел. должно было приходиться жилой площади 9 кв. м. При высоте потолка не менее 3 или 2,5 м, что приближало объем воздуха к 25 – 30 куб. м. Естественная освещенность жилья оценивалась с помощью светового коэффициента, измерявшегося отношением суммарной площади поверхности окон к площади пола, и в норме он не должен был быть менее 1/8. Медицинские работники настаивали на обязательном устройстве в крестьянских домах фундаментов, прочных крыш и сухих подполий печей улучшенных конструкций, приспособлений для вентиляции воздуха и антималярийных сеток в окнах; на обзаведении умывальниками («урыльниками»), отдельными полотенцами для каждого жителя и т. п.

Таким образом, по имеющимся критериям можно объективно оценивать степень приспособленности крестьянского жилья и его убранства к жизненным потребностям человеческого организма. Минимальным нормам соответствовало только жилище зажиточных крестьян, проживавших в шестистенных, или связных, и крестовых, или «круглых», а также в двухэтажных домах. Остальные дома 4-стенные (стопы) и 5-стенные не соответствовали санитарным нормам, так как в них на одного жителя приходилось (в Причулымском районе) площади 5,3 кв. м, объема воздуха 12,2 куб. м, световой коэффициент равнялся 1/20 и 6,5 кв. м, объем – 15,1 куб. м, света – 1/13 – 1/10.

В среднем к 1891 – 1900 гг. в сибирских селах на одного чел. приходилось площадей – 5,4 кв. м, объем воздуха – 13,5 куб. м. Коэффициент теплоотдачи был недостаточно высок из-за прямоточного дымохода. Знаменитая русская печь при ее многофункциональности занимала в избе слишком много места: иногда до 1/5 – 1/4 всего пространства. Даже у старожилов в 1894 г. 4-стенные дома составляли 43,6 %, 5-стенные 29 %, связные – 6,3 %, крестовые и 2-этажные –21,1 %. Для новоселов полное жилищное обустройство требовало не менее 30 лет при мирном ходе жизни.

Выборочное обследование построек Иркутского и Тулуновского округов (трактовых), начиная с середины XIX в. (ранее 1871 г.), показало, что срок службы крестьянской избы составлял в среднем 30 лет, хотя были постройки, служившие и свыше 50 и даже до 80 –100 лет. Более поздние обследования 20-х гг. XX ст. показали, что на тракте в старожильческих селах избы были основательнее изб новоселов. Санврач Айзин встречал крашеные полы только в селах старожилов (Карга Барабинской зоны) на тракте.

Естественно, что на Московско-Сибирском тракте, заселенном в более ранний период XVII – первой трети XIX вв., дома старожилов были в значительной степени не первого поколения. Старожил за период своей самостоятельной жизни мог построить как минимум два дома и, естественно, улучшить свои жилищные условия. Приселения к трактовым жителям новоселов, поселенцев формировало неоднородную картину трактовых сел.

Т.Ю. Назаренко считает, что в притрактовых и пригородных селениях не только раньше вошли в обиход городские моды, интерьеры, строения, но и в них быстрее утвердилась новая модель мировидения. Помимо традиционной избы, в планировке, достаточно устойчивой и не всегда менявшейся, в зависимости от достатка и вкусов конкретной семьи, горницы, в которых проживали круглый год, чаще стали появляться в притрактовых и пригородных селах и именно там принимают характер массового явления.

В интерьере горниц становятся наиболее заметными последствия социально-экономических процессов, которые происходили в сибирской деревне. В горнице собирались наиболее престижные вещи, символизировавшие достаток, социальную значимость семьи, она была воплощением сиюминутной ценности. При этом планировка горниц нестандартна: хозяева ориентировались на личный вкус или на моду. Постепенно она начинает восприниматься как главное жилое помещение. «Оторванные от земли, живущие “с бичика” крестьяне уже не столь безоговорочно зависят от природы.

Деньги становятся тем гарантом, который обеспечивает выживание семьи даже в случае неурожая. Крестьяне притрактовых сел еще не порвали с традиционной культурой, но уже сделали первые шаги в области урбанистической», – заключает Т.Ю. Назаренко.

Таким образом, на основе накопленного нового материала за последние годы можно сделать выводы о постепенно меняющемся жилище трактовых крестьян в сторону его постоянного улучшения. Учитывались санитарные условия: площадь жилья на одного человека, объем воздуха, освещенность и другие составляющие. При этом на тракте новое внедрялось быстрее в силу большей мобильности жителей. Важным условием был фактор длительности проживания в трактовом селе и зажиточность крестьян.

Источник: Катионов О.Н. «Московско-Сибирский тракт и его жители в XVII-XIX вв». Новосибирск, 2004.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2022 (24)
Июль 2022 (52)
Июнь 2022 (31)
Май 2022 (34)
Апрель 2022 (22)
Март 2022 (40)
Календарь
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.