Конец Великого Сибирского похода

Опубликовал: zampolit, 10-02-2017, 19:14, Путешествие в историю, 1 377, 0

23 января в Нижнеудинске В.О. Каппель провел военное совещание. Генералы решили быстрым маневром брать Иркутск, отбивать Колчака, золото и пытаться воссоздать западнее города Восточный фронт. Для наступления войска свели в две «колонны-армии». 2-я армия генерала С.Н. Войцеховского, со штабом Главкома Каппеля, пошла по Старому Сибирскому тракту, вдоль железной дороги. 3-я, генерала К.В. Сахарова — по таежным дорогам в 60—90 километрах южнее. Колонны должны были сойтись в один день у станции Зима. Белым противостояла «Народно-революционная армия» штабс-капитана Н.С. Калашникова, а также партизанские и рабочие отряды.
5-я советская армия не прекратила преследования разбитых колчаковцев, но после Красноярска несколько приотстала. Поэтому все помыслы белых были впереди — на востоке: удастся разбить иркутских повстанцев, избежать окружения и гибели или нет. После Нижнеудинска движение войск генерала Каппеля приобрело «правильный вид».

Сибирская казачья бригада полковника Ф.Л. Глебова была включена в состав 2-й армии. Переход этой армии через район станций Тулун— Зима—Черемхово проходил «в чрезвычайно тяжелых условиях». Антиколчаковский переворот, в форме рабоче-солдатских восстаний, произошел здесь еще в конце декабря. За месяц повстанцы успели неплохо сорганизоваться. У них здесь имелось крепкое ядро: рабочие Черемховских угольных копей. А по сторонам от железнодорожной магистрали действовали красные партизаны. Противник защищал в полосе Транссиба почти каждый крупный населенный пункт, поэтому белому авангарду приходилось буквально пробивать себе дорогу на восток. Каждая стоянка для отдыха, каждый ночлег добывались с боем. Разбитые авангардом красные не отступали назад, к Иркутску, а отскакивали к северу или югу от Сибирского тракта и, оправившись, снова нападали на белые части, следовавшие в середине или хвосте 2-й армии. Поэтому фронт был везде, и белые не имели «простой возможности спокойно отдохнуть после тяжелого перехода в суровую сибирскую зиму».

Части 2-й армии шли вдоль Транссиба, но никаких выгод это им не давало. Как уже говорилось, железная дорога была объявлена чехами нейтральной и находилась в полном их распоряжении. На восток один за другим на виду у белых проходили эшелоны Чехословацкого корпуса. Какие чувства вызывали вид и действия этих бывших союзников у каппелевцев? Вот что писал по этому поводу сотник Е.М. Красноусов: «Они чувствовали себя и держали себя как хозяева, а мы — русские — настоящие хозяева России, в это время плелись вдоль линии железной дороги в оборванном, прожженном обмундировании, заедаемые вшами, полуголодные, ведя в поводу «подобие лошадей»... Наши раненые и больные домерзали, валяясь на санях обоза, прикрытые всяким тряпьем, но мы не имели возможности поместить их в санитарные поезда по той простой причине, что таких поездов у нас не было; весь подвижной состав и паровозы были в руках «интервентов».

Чтобы ускорить движение и, насколько возможно, обезопасить его, 2- я армия шла тремя колоннами: по Сибирскому тракту — пехота и санитарные обозы, проселочными дорогами к северу и югу от тракта — кавалерия. Пехота следовала по лучшему пути, однако именно ее авангардные части — Воткинская стрелковая дивизия и другие части — преодолевали упорное сопротивление вражеских заслонов. Продвигаясь проселками параллельно тракту, по еще не опустошенным деревушкам, белая конница имела возможность добывать фураж и продовольствие. С военной точки зрения, она выполняла роль флангового прикрытия, так как разбитые авангардом пехоты на тракте красные, откатываясь в стороны, неизменно натыкались на белые конные колонны, которые старались отогнать их еще дальше в сторону от тракта. Кроме того, в глухих деревушках кавалеристы нередко встречались с партизанскими отрядами и отвлекали их внимание от тракта. Партизаны были малочисленны, плохо организованы и не представляли для продвижения колонн серьезной угрозы. Однако своими неожиданными засадами и налетами они наносили потери, а главное — изматывали белых тем, что заставляли их все время быть в напряжении и выделять большую долю людей для разведки и в боевое охранение.

28 января 1920 года, разбив ряд красных отрядов, 2-я армия заняла станции Тулун и здесь узнала о смерти В.О. Каппеля. Во время движения по реке Кан он провалился в полынью и обморозил ноги. Не вылечившись как следует, снова сел верхом на коня и схватил крупозное воспаление легких. А до широкого применения в медицине пенициллина, первого антибиотика (1940-е гг.), это была очень тяжелая болезнь. Еще страшнее — у Каппеля началась гангрена обмороженных ног. Белый Главком угас в несколько дней. Человек, невольно давший свое имя — каппелевцы — остаткам Русской Армии адмирала Колчака, умер 26 января. Главное командование принял генерал Войцеховский, а 2-ю армию — генерал Вержбицкий. Белые спешили к станции Зима.

Сибирская казачья бригада продвигалась проселками севернее тракта. Впереди нее всегда шло разведывательное подразделение: в зависимости от обстановки, взвод, полусотня или сотня, — но чаще взвод. Разведка трогалась в путь за полчаса — час до выступления всей бригады. С нею к месту следующего бригадного ночлега уходили и квартирьеры. На стоянках и ночевках выставлялось усиленное сторожевое охранение. Местное население, крестьяне-новоселы, сочувствовало и помогало красным. Противник — партизаны или части, отброшенные пехотой от Сибирского тракта, — обозначался часто. И полковник Глебов принимал контрмеры: высылал казаков к угрожаемому месту.

Сотни бригады, в том числе Офицерская, несли службу поочередно. Но наряды на охрану, в разведку, в бой каждая сотня или взвод сибирцев получали почти ежедневно. Между тем число «активных шашек» в подразделениях с каждым днем уменьшалось. Причины — простуды, обморожения, а главное — тиф. Не то чтобы в Восточной Сибири произошел новый всплеск эпидемии. Просто белые, прорываясь мимо Красноярска, бросили большинство своих больных, или же те сами оставались в Есаульском и других селах и деревнях вокруг города. На восток прорвались, главным образом, самые крепкие люди, еще здоровые или уже переболевшие сыпным тифом. Но после Нижнеудинска сыпной и возвратный тиф начал косить и их. Боевые колонны постепенно стали опять превращаться в санитарные обозы. Короткие стычки, перестрелки, служба разведки, сторожевое охранение, морозы, тиф, недоедание, — все это подкашивало силы казаков и их лошадей.

Ранним утром 30 января 2-я армия атаковала позиции красных у станции Зима. Ей противостоял отряд Народно-революционной армии под командованием штабс-капитана А.Г. Нестерова (до 4 тысяч штыков, 5 орудий, несколько десятков пулеметов), ядро которого составляли черемховские шахтеры. В ходе упорного боя примерно в 10 часов утра 2-я армия сбила врага с передовых позиций. К этому времени к Зиме вышла 3-я армия и начала обходить левый фланг красных, те дрогнули. В последний момент вмешались чехи, которые разоружили и взяли под стражу до 1 тысячи красных. Остальных каппелевцы перебили или рассеяли.

От станции Зима белые пошли так: 3-я армия генерала Сахарова — по Сибирскому тракту, 2-я армия генерала Вержбицкого — в 30— 40 верстах севернее. Обе армии двигались ускоренно: день и ночь, с самыми короткими остановками на отдых. 5 февраля на ближних подступах к Иркутску завязались бои.

Самое серьезное сопротивление встретила 2-я армия. После разгрома у станции Зима иркутские коммунисты занервничали. Они боялись, что белые отрежут им единственный путь отступления — на север. Поэтому выставили примерно в 70 верстах к северо-западу от Иркутска мощный заслон. С ним-то и столкнулась 2-я армия. Она сражалась непрерывно целый день 6 февраля и всю ночь на 7 февраля. Вержбицкий ввел в дело все свои войска. Разыгравшиеся бои отличались огромным упорством. Пленных не брала ни та ни другая сторона. Был 30-градусный мороз, и раненые замерзали на поле боя. Красные подавались назад. Но решительного успеха у 2-й армии не было.

3-я армия, следуя по тракту, также наткнулась на сильный заслон, к вечеру 6 февраля рассеяла его и, после непродолжительного отдыха, форсированным до предела маршем пошла на восток. На следующий день, 7 февраля, ее авангард с налета захватил станцию Иннокентьевская, на западном берегу реки Ангары, напротив Иркутска. На станции оказались богатейшие склады с полушубками, валенками, сапогами, сукном, хлебом, сахаром, фуражом, были даже новые седла. Все это спешно стали раздавать белым частям. Успех Сахарова облегчил задачу Вержбицкому. 2-я армия отбросила красный заслон на север, а сама повернула на юг, к Сибирскому тракту (7 февраля 1920 г.). Теперь можно было ударами с двух сторон: северо-запада и юго-запада, — брать и сам Иркутск.

Главком генерал Войцеховский приказал атаковать город. 3-й армии предстояло взять Глазковское предместье. Глазково располагалось на высотах, господствующих над Иркутском. Но тут вмешались интервенты. Начальник 2-й чехословацкой дивизии полковник Крейчий предъявил белым ультиматум: Глазково и расположенную рядом с ним станцию Иркутск не занимать, так как полоса железной дороги нейтральна и не должна быть районом боевых действий. В случае открытия огня в нейтральной зоне он грозил применить против нарушителей свои бронепоезда и артиллерию. Как компромиссный вариант, за отказ от идеи брать Иркутск, чехи обещали пропустить белых в обход города, мимо Глазкова, к Байкалу. Войцеховский собрал десять старших военачальников на совет. Большинство генералов, участников совещания, и сам Главком склонились к тому, чтобы обходить Иркутск.

Шансы взять город имелись. Но велик был и риск. Патроны - в дефиците. Небоеспособных: тифозных, обмороженных, раненых — было в частях от трети до половины личного состава. В случае неудачи санитарные обозы оказались бы в безвыходном положении. В Забайкалье они могли пройти только по дорогам, проходившим мимо Иркутска. К моменту совещания белое командование уже знало, что адмирал А. В. Колчак расстрелян (утром 7 февраля 1920 г.).

7 февраля вечером, в 22.00, авангард 3-й армии начал движение в обход Иркутска с юга: по маршруту станция Иннокентьевская — село Смоленское — деревня Марково — деревня Кузьмино — деревня Ершово — деревня Михалево — деревня Тальцы. Пройдя ночью мимо Глазкова, он, двигаясь почти беспрерывно, достиг поздно вечером 8 февраля деревни Тальцы. Днем 9 февраля авангард белых был уже в селе Лиственничном на берегу озера Байкал, у истока из него Ангары.

10-го он пришел в село Голоустное, а 11-го пересек озеро и оказался в спасительном Забайкалье. Но 2-й белой армии прежде, чем обходить Иркутск с юга, надо было еще выйти к Сибирскому тракту, а по нему к Иннокентьевской.

Сибирская казачья бригада двигалась в колонне 2-й армии. 9 февраля 1920 г., ближе к полудню, она только вышла на Сибирский тракт. За плечами у нее был тяжелый ночной переход, и казаки предвкушали уже заслуженный отдых. Однако бригаде дали только 2—3 часа, затем она выступила к Иркутску и к вечеру пришла на станцию Иннокентьевская. «В Иннокентьевской опять было объявлено, что это только лишь привал и через несколько часов мы выступаем дальше, — вспоминал сотник Е.М. Красноусов. — Снова спешно кормили измученных лошадей, а сами старались тоже хоть немного отдохнуть, лежа на полу своей хаты. Кто-то приходил к нам, и мы слышали сквозь дремоту, что на станционном складе можно получить одеяла и даже какое-то обмундирование и белье; но даже и это столь заманчивое приглашение мало трогало нас, так как усталость брала свое: отдых был дороже всех прочих земных благ».

Уже в темноте Сибирская казачья бригада двинулась вдоль железной дороги к Глазковскому предместью. На полотне то и дело встречались чешские бронепоезда, орудия и пулеметы которых были направлены в сторону каппелевцев. Их расчеты находились на своих боевых местах и «недружелюбно смотрели на проходившую колонну белых бойцов». «Вдали мигали огни большого города, но неприветливо было это мигание, ведь город был в руках красных». Сибирцы прошли Глазково и мост через Ангару. При этом им приказано было не курить и не останавливаться. «Идем как автоматы, — вспоминал Е.М. Красноусов, - не только потому, что безумно устали и мы, и наши кони, но гнетет еще и мысль: почему мы не заходим в Иркутск? Почему мы его не берем, а идем по его окраине, не имея права даже курить и останавливаться?»
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2020 (18)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt