Конец гражданской войны в Туве

Опубликовал: zampolit, 29-01-2017, 09:02, Путешествие в историю, 3 704, 0

И.Г. Сафьянов прибывает в Атамановку и настойчиво добивается встречи с командованием белокитайского отряда с целью нормализации обстановки в Туве. Ян Ши-чао всячески уклонялся от мирных переговоров, продолжая концентрацию сил. В конце октября Шмаков занял Туран и отрезал путь на Усинское. Подхребтинский малочисленный гарнизон оказался во вражеском окружении. Он состоял из 35 красноармейцев, прибывших с И. Сафьяновым, 50 партизан во главе с В. Пупышевым и М. Турковым.

Представитель Сибревкома принял решение отправиться в сопровождении небольшого отряда красноармейцев и партизан на Оттук-Даш для мирных переговоров с Ян Ши-чао. Последний был своевременно об этом уведомлен.

28 октября 1920 г. советская делегация выехала из Атамановки и вечером прибыла в Оттук- Даш, где по указанию представителя Ян Ши-чао, расположилась лагерем в 2—3 км от штаба белокитайцев. Перед отъездом на Оттук-Даш И. Сафьянов сообщил командиру пограничного красноармейского отряда Романову о том, что «если и сейчас там не удастся уладить все путем мирных переговоров вооруженное столкновение с китайцами неизбежно. Примите соответствующие меры, информируйте наш центр, положение очень серьезное...».

На рассвете 29 октября противник, окружив полукольцом горстку красноармейцев и партизан, коварно и вероломно начал наступление. Против 75 красных воинов были брошены значительно превосходящие силы. Неравный бой шел весь день. Белокитайцы много раз повторяли атаки, но каждый раз метким огнем красноармейцев и партизан отбрасывались. Только ночью отряд красных вырвался из окружения и вернулся в Атамановку. В этом бою противник потерял свыше 300 человек убитыми.

Оттук-Дашский бой сорвал план Ян Ши-чао уничтожить красный отряд и овладеть Атамановкой, а затем всей Тувой. Престиж китайского оккупационного отряда был подорван. Мобилизованные араты стали разбегаться по своим аалам. Белогвардейцы поспешили отмежеваться от Ян Ши-чао. Падает авторитет Ян Ши-чао и в глазах тувинских феодалов. Вероломное нападение Ян Ши-чао на мирную советскую делегацию и пролитая по его вине кровь русских и тувинских крестьян усилили ненависть к оккупантам и предопределили их разгром.

На падение престижа китайского отряда оказали влияние также события, происходившие в Китае и в Монголии. В результате борьбы за власть в Китае между различными группировками реакционной верхушки потерпели поражение аньфуисты.

Японская военщина решила использовать в своих агрессивных целях русских белогвардейцев во главе с бароном Унгерном. 2 октября 1920 г. унгерновский отряд вторгся в восточные районы Монголии. Значительная часть монгольских феодалов оказала поддержку Унгерну. Во всей Монголии начался разгром китайских отрядов.

После оттук-дашского боя в Туву по распоряжению Реввоенсовета 5-ой Красной Армии вернулся партизанский отряд С. Кочетова. 3 ноября 1920 г. в г. Кызыл вступили усинские партизаны под командованием А. Филиппова и П. Козулина. Вокруг партизанских отрядов группируются революционно настроенные трудовые араты. Большую работу по революционному сплочению аратов проводил тувинский революционер О. Курседи и другие. В партизанский отряд С.К. Кочетова вступили Билчиир, Шаравии, Самбу, Частып, Таважап, Тарбаган и многие другие. Они активно участвовали в походах и боях красных партизан.

Усинский партизанский отряд совместно с каа- хемскими партизанами под командованием А. Малышева начал операцию по ликвидации отрядов Мелегина и Сафронова. В ходе боев партизаны освободили ряд поселков Малого Енисея. В Знаменке и других поселках были восстановлены ревкомы. Белым главарям все же удалось бежать в Монголию к унгерновским войскам.

В конце ноября 1920 г. объединенный отряд С. Кочетова и А. Филиппова освободил от отряда Шмакова Баян-Кол. Самого Шмакова в Баян-Коле не оказалось, так как накануне наступления партизан он с отрядом в 100—120 человек двинулся в поход на Усинское, рассчитывая с помощью усинских контрреволюционеров отрезать дорогу в Туву. Пограничный отряд (командир Романов), дислоцированный в Усинском, отбил налет Шмакова — и последний начал отход к Баян-Колу. Узнав об освобождении Баян-Кола партизанами, Шмаков повернул на Хемчик к Ян Ши-чао.

В результате совместных активных действий партизан Тувы и Усинского оккупанты и белогвардейцы потерпели в центральной части Тувы поражение. Однако мелкие банды продолжали совершать налеты, терроризировать население. Разбитые на Малом Енисее белые концентрируются к югу от Танну-Ола в районе Самагалтая. 29 ноября 1920 г. партизанский отряд С. Кочетова выступил на Самагал- тай. В ночь с 30 ноября на 1 декабря партизаны разбили отряд до 100 человек. Белые бежали частично в Монголию, частично — в верховья Малого Енисея. Преследуя противника, малоенисейские партизаны 6 декабря заняли Бельбей, вынудив противника отступить к озеру Тере-Холь и рассеяться по староверским заимкам.

В конце января 1921 г. малоенисейские партизаны и частично партизаны других рот под общим командованием А. Квитного окружили отряд в верховьях р. Ужеп на заброшенном прииске. Среди захваченных оказались кулацкие главари братья Мелегины, бывший начальник штаба колчаковской малоенисейской дружины Липатников и др.

Несмотря на победы, одержанные партизанами, обстановка в крае оставалась напряженной. Захваченные документы и показания пленных свидетельствовали о том, что местные реакционеры тесно связаны с крупными силами белогвардейцев в Монголии и рассчитывают на вступление последних в Туву. Главари разгромленных остатков белогвардейцев, укрывшихся в Западной Монголии,— атаман Казанцев, есаул Кайгородов и генерал Бакич, уже направили своих разведчиков-квартирьеров. Белые группы тайными путями перебрасывали из района Кобдо в Туву боеприпасы. Усиленно велась антисоветская агитация, подкрепляемая заверениями в том, что регулярные войска Красной Армии никогда не вступят в пределы края.

Партизанский отряд в Туве, относительно малочисленный и плохо обеспеченный оружием и боеприпасами, естественно, не мог один противостоять кадровым колчаковским отрядам, готовым в любую минуту перейти границу из Монголии. В силу этих условий трудящиеся Тувы обратились к Советскому правительству с просьбой оградить их от бесчинства и произвола авантюристов, оказать военную помощь.
По инициативе Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревкома вопрос об оказании помощи трудящимся Тувы был поставлен и всесторонне обсужден на Пленуме ЦК РКП (б) в Москве 4 января 1921 г. На Пленуме ЦК присутствовали В. И. Ленин, М. И. Калинин, Ф. Э. Дзержинский и другие члены ЦК партии. В целях окончательной ликвидации насилий и бесчинств интервентов и белобандитских шаек, а также для защиты края от возможного нападения остатков белогвардейцев, Пленум счел необходимым «принять меры для борьбы с находящимися там (т. е. в Туве) белогвардейскими колчаковскими отрядами и оказать содействие местному крестьянскому населению» .

В ноябре 1920 г. в Туву вводятся подразделения 352 полка 118 бригады 5-ой Красной Армии численностью в 300 штыков и позднее, в августе 1921 г., подразделения 440 полка внутренней службы. Ввод советских войск на территорию Тувы, как указывалось в обращении Народного Комиссариата по иностранным делам РСФСР к тувинскому народу от 14 сентября 1921 г., был временным и необходимым актом. «Как только цель вступления красных войск,— говорилось в обращении,— будет достигнута и как только безопасность Урянхайского края и границ Советской России от укрывавшихся там белогвардейцев будет гарантирована, военные части Советской России будут немедленно выведены из пределов Урянхайского края».

Вместе с частями Красной Армии в Туву прибыл комиссар полка Я.С. Чугунов, а несколько позднее представитель Народного Комиссариата по иностранным делам РСФСР Ф.Г. Фальский и другие коммунисты, которые развернули широкую массово-разъяснительную работу среди населения края.

Помощь Советской России, восторженно встреченная всем трудовым населением Тувы, совместные боевые операции красноармейцев и красных партизан активизируют революционные выступления трудовых аратов. В первых числах марта 1921 г. на Чаш- панныг-Булуне, ниже Шагонара в устье р. Шагаан- Арыг, собрались отряды вооруженных аратов Улуг- Хема и Чаа-Холя, численностью около восьмидесяти человек. Среди них были Адыг-Тюлюш Чульдум, Кыргыс Дагба, Кыргыс Тас-оол, Ондар Сарыг-оол, Донгак Дамдынчап, Сарыгбай, Булчун, Частып и многие другие. Араты решили разгромить белокитайский отряд численностью более 100 солдат, стоявший в местности Даг-Ужу. Была установлена связь с тувинцами, мобилизованными оккупантами для выполнения в лагере черновой работы (заготовка дров, подвоз воды, приготовление пищи и т. д.). Они указали места хранения оружия и боеприпасов и приняли участие в штурме лагеря интервентов. Наступление началось ранним утром. Одна группа повстанцев, находившаяся перед лагерем оккупантов, открыла огонь. Вторая группа аратов, воспользовавшись начавшейся паникой среди оккупантов, стремительным броском обрушилась на них с тыла. В результате решительных, внезапных и смелых действий вооруженных аратов отряд китайских милитаристов на Даг-Ужу в течение нескольких часов был разбит. В руки аратов попало все вооружение, боеприпасы и имущество интервентов.

Одновременно в ту же ночь хемчикские вооруженные араты уничтожили другую группу отряда, находившуюся в долине р. Чадана.

Так был завершен разгром белокитайских интервентов. Эта героическая и самоотверженная борьба тувинских аратов явилась большим вкладом в дело освобождения Тувы от оккупационных и белогвардейских военных сил. Характерно, что отряды тувинских аратов были тесно связаны с командованием партизанского отряда. Они действовали под руководством штаба объединенного партизанского отряда.

К началу 1921 г. барон Унгерн под флагом восстановления автономии Монголии добился некоторых успехов в борьбе с китайскими отрядами. В феврале 1921 г. унгерновцы заняли г. Ургу (Улан-Батор) и посадили богдо-гэгэна на трон. Захватив большую часть территории Монголии, Унгерн начал разрабатывать план нападения на Советскую Сибирь. По замыслу Унгерна войска белогвардейских генералов Казанцева, Бакича и других, которые орудовали в Западной Монголии, должны были открыть новый фронт, продвигаясь через Туву на Минусинск.

Такая обстановка диктовала частям Красной Армии и партизанскому отряду Тувы необходимость быть начеку перед лицом вторжения белых из Западной Монголии. К этому времени отряд С. Кочетова состоял из 6 рот и одного кавалерийского эскадрона.

Планы белогвардейцев и их преступные связи с монгольскими и тувинскими феодалами полностью раскрывает ряд документов, попавших в руки красноармейцев и партизан. Так, военное министерство правительства богдо-гэгэна еще в феврале 1921 г. назначило Казанцева «командующим всеми войсками Урянхая» и обязало тувинских феодалов оказывать ему всемерное содействие. В частности, в приказе министерства говорилось: «Необходимо... командировать способного чиновника со спешным предписанием к урянхайскому Пандито-Хамбу для сбора оружия и солдат и присоединения урянхайских солдат к белым войскам для совместного с ними очищения наших земель от врага. Точно так же надлежит предписать всем чиновникам и простому народу оказывать всяческое уважение и содействие русским белым войскам».

22 апреля 1921 г. командир белогвардейского отряда подполковник Чемагин отправил с нарочным из Улангома феодалу Буян-Бадорху письмо следующего содержания: «До вашего сведения и для надлежащего руководства довожу: Я назначен начальником отряда, который пополняться будет русскими людьми из Урянхая. По ведению всех военно-административных дел в отношении русских на Урянхае надлежит обращаться ко мне и сообща с вами будем вырешать.

Все русское оружие, сданное как пришедшими русскими отрядами, так и одиночными людьми в Урянхайский край, по требованию существовавшей тогда в Урянхае китайской власти подлежит возвращению в Улангом для вооружения отряда... Зная ваши желания — жить только с дореволюционной Россией, зная ваши добрые отношения... предлагаю Вам скорее снабдить нас оружием, дабы мы могли ваших и наших общих врагов уничтожить».

Богдо-гэгэн пытался распоряжаться Тувой, как собственной вотчиной, не встречая возражений и сопротивления со стороны тувинских феодалов. Тува рассматривалась силами контрреволюции как плацдарм для борьбы с Советской Россией, а тувинские араты — как пушечное мясо. Тувинские нойоны пригласили атамана Казанцева на Хемчик, обещая ему помощь солдатами и вооружением.

Оставив часть отряда под командой прапорщика Поползухина за хребтом Танну-Ола в устье р. Тарлакшин, Казанцев 18 мая 1921 г. приехал на Хемчик.

Контрреволюционеры планировали одновременно с вступлением Казанцева в Туву поднять восстание в воинских частях, расположенных в Усинском и в Туве, но заговор был раскрыт советскими чекистами. 35 заговорщиков из числа бывших царских офицеров во главе с командиром отряда — командующим вооруженными силами Усинского погранокруга Кочуровым были арестованы 18 мая 1921 г. Выяснилось, что Кочуров длительное время поддерживал связь с Казанцевым, координировал с ним свои вражеские действия, содействовал бегству к Казанцеву антисоветски настроенных лиц из Маймазына и Петропавловки (ныне местечко на речке Сой).

Сообщения о передвижении отряда Казанцева по Туве партизанский штаб получал от аратов-разведчиков. На состоявшемся в Бай-Хааке военном совете партизанского отряда и воинской части было решено незамедлительно выступить против отряда Поползухина с тем, чтобы лишить Казанцева возможности маневра и инициативы нападения.

20 мая на борьбу с белогвардейцами выступили две роты 352 полка под командованием помощника командира полка Лизенкова и партизаны во главе с Кочетовым (50 сабель и 80 штыков).

Партизанский отряд, ведомый проводниками-разведчиками Оюном Самбу, Тутатчиковым и Аскыровым, в ночь на 23 мая занял исходные позиции в районе нижнего течения р. Тарлакшин, в 30 км от Самагалтая.

Партизаны С. Кочетова вступили в единоборство с противником, имеющим преимущество в численности и вооружении. Но на стороне партизан была внезапность и решительность.

Лагерь противника находился в лощине. С тыла имелся увал и 10 параллельных ложков, удобных для занятия обороны. Утром Поползухин вывел на учебные занятия новобранцев-перебежчиков из Петропавловки и Маймазына. Кадровые солдаты еще находились в лагере.

Партизаны открыли по противнику залповый огонь. Несмотря на внезапность противник упорно сопротивлялся и его приходилось выбивать из каждого ложка. Когда патроны иссякли, партизаны взялись за гранаты. Бой длился около трех с половиной часов.

Отважные партизаны наголову разбили врага. Потери белых составили 175 убитыми и 240 ранеными. В числе пленных оказался и прапорщик Поползухин.

Остатки белогвардейцев, вырвавшихся из под Тарлакшина, были прижаты красноармейской частью к р. Тес. Взорвав 10 пудов пороха и спалив снаряжение, остатки отряда бежали в Монголию.

Красные партизаны потеряли в этом бою 8 человек убитыми и 28 ранеными. Смертью храбрых пали В. Зуев, И. Пахомов, В. Тупицын, В. Табаев, Л. Гурьянов, А. Чертов, Л. Лазарев, И. Бортников. Командир партизан С.К. Кочетов был ранен дважды. Партизанам в качестве боевых трофеев досталось большое количество трехлинейных винтовок и берданок, 2 пулемета, несколько тысяч патронов.

Сказали свое слово в разгроме белогвардейцев и трудовые араты. Группа аратов Оюннарского хошуна вступила в партизанский отряд. Хемчикские араты разгромили отряд Казанцева в Чадане. Происшедшие на Хемчике события весьма достоверно освещаются в «грозном» письме монгольского феодала Сорукту вана, именовавшего себя правителем Урянхая, к хемчикским нойонам в июне 1921 г.:

«Казанцев, командующий белыми войсками, заявил нам, что он, взявши свои войска, дошел до р. Тарлакшин, где получил от хемчикского нойона письмо..., в котором нойон просил Казанцева, чтобы тот приехал на Хемчик, и что он, нойон, приготовит для Казанцева оружие и патроны и сколько нужно солдат. Потом он, Казанцев, вместе с отрядом в мае месяце 21 дня прибыл на Хемчик. При свидании его с нойонами Буян-Бадорху и Чимба бээзи, последние обещали Казанцеву дать 400 человек солдат, вооруженных винтовками, но потом Чимба бээзи заявил, что народ не желает брать оружие. После этого 23 мая в полдень двести вооруженных солдат окружили юрту Казанцева и открыли огонь, после чего, сообщает нам Казанцев: «Мы едва остались живы, бежали и оставили все мои документы, бумаги, имущество, а также далембу и сулембу, которые я вез для снабжения солдат одеждой». Ввиду этого мы приказываем вам, нойонам Буян-Бадорху и Чимба, немедленно все оставленное имущество, двести хороших русских винтовок, 40 тысяч патронов и пулемет — немедленно послать с оставшимся там Бел- дир-хелином к нам в Улясутан» .

Так провалилась затея Казанцева и хемчикских феодалов Буян-Бадорху и Чимба бээзи создать из тувинских аратов вооруженный отряд для подавления революционного движения.

Сорукту ван и белогвардейцы грозили учинить расправу над непокорными тувинскими аратами. Хемчикские араты обратились с просьбой к советскому уполномоченному оказать им вооруженную помощь. Эта помощь была оказана объединенным отрядом красноармейцев и партизан Тувы.

Успешная и самоотверженная борьба Красной Армии с интервентами в Сибири, а также разгром в Туве оккупационных отрядов и белогвардейских групп совместными усилиями красноармейцев, русских и тувинских трудовых крестьян, позволили в 1921 г. приступить к мирному строительству.

В боях с интервентами и белогвардейцами, в огне гражданской войны возник и еще более окреп боевой братский союз тувинского народа с народами Советской России.скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Март 2020 (36)
Февраль 2020 (41)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.