Топ-100

Тюмень в годы Гражданской войны

Опубликовал: zampolit, 11-12-2023, 17:19, Путешествие в историю, 154, 0

Памятник Борцам Революции

Во время мировой войны российские войска взяли в плен несколько десятков тысяч чехов и словаков, которые не очень боевито воевали за австрийскую монархию, а предпочитали сдаться русским. Во второй половине 1916 г. царское правительство сформировало из них бригаду численностью 42 тыс. человек для войны с австро-венгерскими войсками.

После Октябрьской революции 1917 г. Национальный совет бригады объявил себя частью французской армии и потребовал доставить войска в Западную Европу через Владивосток. Их погрузили в вагоны и отправили через Сибирь к Тихому океану. Сторонники монархии сговорили чехов и словаков оказать помощь в борьбе с Советской властью. На всем протяжении железной дороги от Самары до Новониколаевска (Новосибирска), где находились части чехословацкого корпуса, они начали расправу с органами Советской власти. Так началась гражданская война в Сибири.

25 мая 1918 г.чехословаки захватили Челябинск, 2 июня - Курган, 7 июня - Омск. 27 мая в Тюмени получили весть о захвате Челябинска. 28 мая большевики Тюмени организовали «Вольную Красную дружину» и опубликовали воззвание «Все на защиту Социалистической революции!», где говорилось: «В настоящий грозный момент, когда повсюду появились банды разбойников, желающих уничтожить власть рабочих и крестьян, каждый сознательный гражданин, рабочий и крестьянин должен встать с оружием в руках на защиту своей власти и самого себя». Запись в дружину проводилась в доме купца Колмакова на ул. Республики, д. 44 (перекресток ул. Республики и Первомайской).

В городе создали военно-оперативный штаб. В рабочих коллективах тюменские большевики проводили собрания, разъясняя положение Тюмени и Советской власти в ней, призывали на отпор чехам и словакам.

2 июня военно-оперативный штаб объявил, что берет в свои руки все функции по управлению губернией. В президиум штаба вошли Н. Немцов, Г. Пермяков, Черкасов, членами штаба были А. Неверов, И. Серов, Кузнецов, Шпилевский. Захватив 7 июня Омск, чехи, словаки и русские белогвардейцы во главе с чешским полковником Р. Гайдой (1892-1948 гг.) двинулись к Тюмени вдоль железной дороги.

Им навстречу были выставлены разрозненные красноармейские и добровольческие отряды. В Тюмени члены социалистического союза молодежи (соцсомола), движимые революционным порывом, решили всей организацией уйти на фронт. Двести добровольцев, раньше не державших оружия в руках, отправились к Омску, где на левом берегу Иртыша у железнодорожной станции Марьяновка шли ожесточенные бои. Опытные в военном деле чехи и русские белогвардейцы разбили отряд тюменских соцсомольцев. Все они полегли под Марьяновкой, отдав за революцию свои молодые жизни.

8 июня с 4 часов дня Тюмень была «объявлена на военном положении. Всякие собрания, скопища и митинги воспрещены. Движение с 9 часов вечера до 5 часов утра воспрещается как по улицам, так и за городом».

11 июня 1918 г. на чрезвычайном заседании Тюменского Совета было решено, что «о сдаче Тюмени без боя не может быть и речи, сражаться за Тюмень до последней возможности, до последней капли крови, для чего необходимо немедленно принять меры к обороне Тюмени, рыть окопы и строить проволочные заграждения, к чему привлечь буржуазию и бездельников».

13 июня из Омска по рекам на пароходе прибыли партийные работники Омской, Тобольской губерний и других Западно-Сибирских организаций. В Тюмени создали военно-революционный штаб Западной Сибири под руководством Григория Александровича Усиевича (1890-1918 гг.). В Тюмени стала выходить газета «К оружию!». Руководил обороной Тюмени А.И. Окулов (1880-1939 гг.), на восточном направлении войсками управлял Р.П. Эйдеман, со стороны Тобольска - В.А. Кангелари, а П.Д. Хохряков (1893-1918 гг.) на Тоболе и Туре возглавлял речную флотилию, с боями отступавшую к Тюмени.

19 июня всех членов Российской коммунистической партии большевиков (РКП(б)) в городе мобилизовали на борьбу с чехами и словаками. В этот день в Тобольске была ликвидирована Советская власть, туда вступил отряд Временного Сибирского Правительства, созданного в Омске.

Из Тобольска пришло сообщение, что белые арестовали семьи тюменских большевиков Н.М. Немцова, 3.И. Лобкова, И.Я. Когальницкого и собираются их расстрелять. В Тюмени ревком арестовал 50 «капиталистов» и посадил их в тюрьму в качестве заложников, пообещав, что в случае расстрела в Тобольске расстреляют заложников в Тюмени: Колокольникова, Плотникова, Собенникова, Жернакова, Беседных, Дементьева, Ядрышникова, Брандта, Шайчика и др. Семьи арестованных в Тюмени обратились со слезной просьбой в Тобольск, чтобы не расстреливали семьи большевиков. «Белые» ответили, что они воюют с большевиками, а не с членами их семей. Однако в Тюмени заложников из тюрьмы выпустили только чехи и словаки, вошедшие в город 20 июля 1918 г.

Фронт приближался к Тюмени со стороны Тобольска, Ялуторовска, Кургана. Жестокие бои шли за каждую железнодорожную станцию и полустанок. Всех убитых не успевали хоронить, но кое-кого из погибших отступавшие забирали с собой, привозили в Тюмень и хоронили на центральной площади (теперь пл. Борцов революции) в братской могиле. 17 июля здесь похоронили латышских стрелков, погибших в бою за станцию Подъем; ее захватили белогвардейцы, чтобы не дать уйти на Урал защитникам Тюмени по железной дороге.

Последняя линия обороны Тюмени проходила по реке Пышме у Винзилей и Червишево. Однако численное и техническое превосходство было на стороне белых, и после жестоких боев на реке Пышме 20 июля Тюмень пришлось оставить. Часть красноармейцев и тюменских большевиков с семьями ушли по железной дороге, часть - по Туре на пароходах до Туринска.

Перед сдачей Тюмени из города вывезли драгоценности, золото, телеграфные аппараты, документы и пр. Работники советских и партийных органов получили эвакуационные деньги по три тысячи рублей на члена семей. Коммунистов города еще за неделю перевели на казарменное положение, жили они в Затюменке. 19 июля поздно вечером коммунисты построились в колонну и не спеша прошли по улицам Тюмени на вокзал. Там была суматоха: все хотели скорее уехать от страшных чехов и словаков. Последний эшелон отправился от вокзала в 9 часов утра 20 июля.

Пока добрались до Камышлова, выяснилось, что не всех коммунистов известили о срочной эвакуации, и многие остались в Тюмени. Обвинили в этом Г.П. Пермякова. Он чувствовал себя невиновным и тяжело переживал обвинения, поэтому уехал в Пермь, потом в Москву, где получил назначение на Южный фронт. Когда Г.П. Пермяков узнал, что Тюмень освободили, он просил разрешения вернуться в Сибирь. К его приезду в Тюмени уже проводилось партийное разбирательство о причинах забывчивости в июле 1918 г. Опять в адрес Г.П. Пермякова пошли обвинения. И хотя проверка показала, что Пермяков не виноват, он не стал работать в Тюмени и уехал в Москву.

Отступление было тяжелым. Уже у Камышлова пришлось отбиваться от чехов и белогвардейцев, наступавших от Екатеринбурга, и уйти на северо-запад к Туринску. Тура в жарком июле 1918 г. сильно обмелела, тяжелые пароходы пришлось оставить, предварительно испортив. Развязали плоты и пустили вниз по реке бревна, чтобы они забили перекаты и не дали «белой» флотилии догнать отступающих. Однако белые быстрее передвигались по суше и обстреливали красных с высоких коренных берегов Туры. В Туринске с пароходов пришлось сойти и отступать посуху. П.Д. Хохряков погиб в одном из боев в августе 1918 г. под станцией Крутиха (недалеко от Екатеринбурга) и похоронен в г. Перми. Под Ирбитским заводом в бою погиб Г.А. Усиевич.

Войсками белых, наступавших на тюменском направлении, руководил начальник 1-й Степной Сибирской дивизии полковник Григорий Афанасьевич Вержбицкий, которую он же и сформировал в июле 1918 г. в Ишиме. Командовал белыми полками под Тюменью капитан В. Жилинский. Кроме них, здесь же воевали под командованием поручика Яна Сыровы 2-й и 6-й чехословацкие полки. В день взятия Тюмени Г.А. Вержбицкий стал генералом. Он воевал на территории области и осенью 1919 г., отступил с колчаковцами на Дальний Восток, эмигрировал в Китай.

20 июля белогвардейцы вступили в Тюмень. Их встретили хлебом-солью и цветами представители «имущих сословий», а также тюменские меньшевики и эсеры, которые стали активно восстанавливать прежние органы власти и заняли в них значительное число мест. Оставшихся в городе работников советских учреждений, членов семей эвакуировавшихся большевиков и им сочувствовавших арестовали. Очевидец рассказывал, что «потом наших товарищей разбили на две партии и вручили лопаты. Одной партии приказали разрыть братскую могилу, расположенную в центре города, другая же вырывала яму за заставой. Наших товарищей заставили перевозить тела павших смертью храбрых за заставу, где они были брошены в яму. Затем началась дикая расправа с арестованными. Их расстреливали, рубили, кололи, а потом, не разбирая, кто жив, бросали в яму и закапывали...»

Красноармейская братская могила в центре Тюмени опустела, но тут же на площади белогвардейцы похоронили своих бойцов, погибших под Тюменью. На месте холерных бараков был устроен концлагерь для пленных красноармейцев, где их содержали в голоде и холоде, и они умирали от болезней и голода. Лагерь находился в районе ул. Котельщиков.

Командующий белой армией на тюменском фронте полковник Киселев предупредил, что «всякий, захваченный при порче телефонной линии или подслушивании, будет повешен на телеграфном столбе».

В Тюмени восстановили все органы власти Временного правительства, в том числе Городскую думу, городским головой вновь стал А.С. Флоринский. Опять губерния стала Тобольской с Тобольском - административным центром. Национализированные предприятия вернулись к прежним хозяевам.

Тюмень переполнили беженцы с западной стороны Урала, кроме того, в городе скопилось много войск как российских, так и чешских, словацких, сербских, несколько госпиталей, штабов, две артиллерийские батареи поставили на Мысу в Жабынском заводе И.И. Игнатова. Под войска и беженцев заняли реальное училище, под американский госпиталь - половину коммерческого, кинотеатры, торговые помещения, распределяли по квартирам горожан. Войска требовали провианта себе и лошадям, а его не было ни в Тюмени, ни в ее окрестностях. Дело шло к зиме, необходимо было заготовить огромное количество дров. По этому поводу городская управа ходатайствовала перед комиссаром Временного Сибирского правительства, чтобы в Тюмень не направляли больше беженцев и войск на постой.
В ноябре 1918 г. начались забастовки рабочих одного из лесопильных заводов, спичечной фабрики В. Логинова; резко возросли цены на продукты в декабре, хотя с июля они были стабильными.

18 ноября 1918 г. адмирал Александр Васильевич Колчак (1874-1920 гг.), военный министр Временного Сибирского правительства, взял власть в свои руки, объявил себя Верховным правителем России и установил военную диктатуру. Сибирские демократические партии против этого не выступили, чехи и словаки разошлись во мнениях, а войска Р. Гайды, стоявшие в Тюмени, поддержали Колчака. Он установил жесткие порядки: запретил профсоюзы, приказал расстреливать каждого десятого забастовщика. Тюменские меньшевики и эсеры пытались протестовать против установления диктатуры Колчака, тогда к ним стали применять репрессивные меры вплоть до ареста.

Большевики перед отступлением из Тюмени оставили опытных подпольщиков для организации борьбы с белыми: М.И. Сычева (Франц Суховерхов), С. А. Черепанова (Лука), К. М. Молотова, И. С. Дмитриева и др., были среди них и местные большевики. Сначала работа наладилась, но организацию выдал провокатор, многих арестовали и расстреляли, так что организованной борьбы в тылу не получилось.

Адмирал Колчак пополнял свою армию также путем мобилизации мужчин из деревень и городов, которых не успели мобилизовать красные перед отступлением из Тюмени. В начале марта 1919 г. в Тюмени собрали около 600 мобилизованных пяти возрастов и разместили в казармах перед отправкой на фронт. Они уже неделю находились в городе, и, видимо, были не в восторге от перспективы попасть на войну: по городу пошли слухи, что «имеются единичные и групповые протесты против этого набора». Позже большевики утверждали, что это - результат пропагандистской работы их агитаторов. Возможно, так и было, потому что в день восстания призывников власти арестовали меньшевиков Авдеева и Дилевскую, которые работали в Тюменском Совете при большевиках: он - председателем ревизионной комиссии, она - секретарем рабочего отдела. По пути в тюрьму на Базарной площади их расстреляли, но раненный Авдеев выжил.

Утром 13 марта 1919 г. толпа призывников, а также рабочие и женщины пришли к ремесленному училищу А.И. Текутьева на Садовой улице (теперь корпус № 4 университета на ул. Дзержинского), где был оружейный склад. Они обезоружили караул, сломали замки и взяли 296 винтовок разного образца, 18442 патрона к ним, 191 штык, 9 револьверов, 24 штуки холодного оружия, одну пику и пошли к лагерю военнопленных, который располагался в районе современной улицы Котельщиков. По пути толпа забирала с собой всех встречных.

В это время на лесопилку пришли двое мобилизованных в армию и призывали рабочих присоединиться к мятежникам, забастовать. Похожий случай произошел и на спичечной фабрике Логинова, однако рабочие не поддержали солдат.

Военные власти города по тревоге подняли весь гарнизон, вызвали части чешского генерала Р. Гайды и те стали окружать мятежников.

Отряды перешли в наступление и, быстро прикончив с оставшимися мятежниками, направились вслед убежавшим в Сараи. Здесь каждого, кого только замечали с оружием в руках, расстреливали. В этих боях никто из правительственных войск не пострадал, а убитых и раненых мятежников оказалось приблизительно около ста человек.

Бой длился 2-3 часа, военные прочесали Сараи, чтобы выловить пленных мадьяр и собрать оружие, в тюрьму свели всех пойманных. Некоторых расстреляли тут же, остальных предали военно-полевому суду.

Было проведено следственное дело, и 11 июля 1919 г. составлен обвинительный акт против пяти зачинщиков, в том числе против солдата конвойной команды концлагеря А. Кравченко, сорвавшего с себя погоны. Остальные тюменские рабочие парни Т. Вершинин, И. Морозов, А. Долгодворов, А. Бессонов обвинялись в подстрекательстве рабочих на помощь солдатам. По приговору военно-полевого суда они были казнены.

Белая Сибирская армия смогла зимой 1918-1919 гг. дойти до р. Волги, но потом военное счастье оставило ее, и она стала отступать. Летом Красная армия развернула мощное наступление на Урале и 14 июля уже захватила Екатеринбург. Восточный фронт жестокой гражданской войны начал стремительно приближаться к Тюмени, которая стала важным пунктом в системе обороны белой армии в Зауралье.


Памятник жертвам Колчаковского террора

В здании железнодорожной станции Тура, на берегу реки, расположился штаб 1-й Сибирской армии адмирала А.В. Колчака, которая пыталась защищать Тюмень. Командовал армией генерал-лейтенант Анатолий Николаевич Пепеляев (1891-1938 гг.), брат В.Н. Пепеляева, министра внутренних дел и позже премьер-министра правительства Колчака. В 1918-1919 гг. в Тюмени находился и третий Пепеляев - Аркадий (1888-1946 гг.) ординатор военного госпиталя. (Эта семья Пепеляевых - уроженцы г. Томска, они только однофамильцы Пепеляевым тобольским и тюменским). Потрепанная в боях белая армия остро нуждалась в белье и одежде. Генерал В.Н. Пепеляев издал 27 июля приказ о реквизиции (изъятии без оплаты) у торговых товариществ и частных лиц белья для военных частей и санитарных учреждений. Кроме того, граждане Тюмени должны были сдать военному интенданту по 1-3 комплекта белья (нижняя рубашка, кальсоны, пара портянок или носки) в зависимости от месячного дохода семьи. За невыполнение приказа генерал угрожал тремя тысячами рублей штрафа или тремя месяцами тюрьмы.

Чтобы узнать настроение жителей Тюменского уезда и склонить их на поддержку своей власти, в Тюмень приезжал министр Внутренних дел правительства Колчака В.Н. Пепеляев (1884-1920 гг.). Он посетил Созоновскую и Покровскую волости, обещал срочно выплатить давно задержанное пособие семьям солдат, воюющих против красных. Рабочим и служащим Тюмени, уже несколько месяцев не получавшим зарплату, вдруг увеличили ее в два с половиной раза. На фронт под Тюмень приезжал адмирал А.В. Колчак.

Однако состояние белой армии было тяжелым. Мобилизованные насильно крестьяне покидали фронт, едва он приближался к их родным селам. Колчаковский офицер поручик Васильев писал о белой армии: «Наступление противника сдерживают весьма редкие цепи. Части в бою и походах без отдыха. Выведенные в резерв для отдыха и формирования, ввиду отсутствия резервных пополнений части рискуют быть брошенными в бой каждую минуту. Части обмундированы весьма плохо...».

На серьезную оборону Тюмени сил у А. В. Колчака не хватило, тем не менее арьергардные бои были довольно упорны. Вдоль железной дороги и Московского тракта значительные сражения были у станции Юшала - 4 августа, Тугулым - 5 августа, Кармак - 6 августа, Подъем, у с. Перевалово - 7 августа, вдоль р. Туры и Ирбитского тракта - у с. Каменское и Кулаково.

До приближения фронта через Тюмень уже в июле прошла масса беженцев - примерно 20-30 тысяч человек крестьян и 12 тысяч рабочих ижевцев и воткинцев с семьями на десяти тысячах конных подводах. Рабочие этих городов добровольно вступили в армию Колчака еще в 1918 г. и теперь отступали на восток с семьями, боясь расправы «за свое предательство делу революции и участие в белогвардейских погромах».

Отступали тыловые части колчаковской армии, обозы. Эвакуация шла по Сибирскому тракту, железной дороге и р. Туре. На судах «к 5 августа было эвакуировано: служащих 221, беженцев 14761, арестантов и пленных красноармейцев 9794, отправлено из Тюмени воинских чинов 2428, раненых 76, груза 196181 пуд, лошадей 140, повозок 75, быков 47».

7 августа Тюмень отдали на разграбление отступающей армии. Конечно, не осталось в стороне и население города. Были открыты, взломаны и ограблены магазины, склады, пакгаузы и т.п. места скопления и хранения товаров в городе, на пристанях, при станции железной дороги. Не грабил только ленивый, но таких в Тюмени не было.

Упоминавшийся поручик Васильев доносил начальству, что «эвакуация города Тюмени произведена». Что это означало, видно из доклада Тюменской организации РКП (б) в Москву: «Противник провел эвакуацию, можно сказать, гениально. Вывез все, если чего не успел, все разрушил. Вывезены все телеграфные аппараты, типографские машины, телефоны, пишущие машинки и проч. Пароходы уведены. Машины с заводов также увезены или разрушены. Например, из 5 лесопильных заводов целым остался один. Продовольствие же и разные товары в магазинах или вывезены, или отданы на разграбление всем...» Остались только сырые кожи на кожевенных и овчинных заводах.

Перед отступлением из Тюмени в начале августа 1919 г. колчаковцы посадили уцелевших красноармейцев - обитателей концлагеря - на баржи по несколько сотен человек на каждую и увезли в сторону Томска. Около 150 оставшихся больных пленных расстреляли в лагере. По пути узникам не давали есть и пить, ночью выводили на палубу и расстреливали, трупы сбрасывали в реку. В Томск баржи пришли почти «чистыми»: их обитатели были уничтожены - более двух тысяч человек. Эти баржи после называли «баржами смерти».

Пока из Тюмени шла спешная эвакуация. Красная армия приближалась к городу с трех сторон. Вдоль р. Туры и по Ирбитскому тракту продвигался Особый Северный экспедиционный корпус (ОСЕВЭК) и 9-й железнодорожный полк. 7 августа он разбил белых в бою под с. Кулаково и первым вступил в Тюмень. Вдоль железной дороги и Московского тракта наступал 22-й Кизеловский горный полк, разбивший 7 августа заслон белых у станции Подъем и взявший в д. Ушаковой много пленных. Со стороны р. Пышмы, от с. Червишево к Тюмени спешил 23-й Верхнекамский полк.

В последние дни перед освобождением в окрестностях Тюмени наступило затяжное ненастье. Три дня почти беспрерывно шли дожди. Обе армии - Белая и Красная - действовали в условиях тяжелого бездорожья, тонули в грязи, мокли под августовскими ливнями. Белая армия оставила Тюмень без боя. Последние ее солдаты ушли вечером 7 августа, и с ними - адмирал А. В. Колчак.

8 августа после ненастья небо прояснилось, появилось солнце и вместе с ним в Тюмень вошла красная разведка ОСЕВЭКа. Красные войска в Тюмени появились только к вечеру. Это были части вновь созданной в начале июля 1919 г. 51-й стрелковой дивизии, командиром которой был назначен уже известный в Красной армии Василий Константинович Блюхер (1890-1938 гг.). Это был сын крестьянина из-под Рыбинска Вологодской губ. Предок его служил в армии в начале ХIХ в., участвовал в войне с Наполеоном, вернулся домой с Георгиевским крестом за боевые заслуги. Односельчане прозвали бравого земляка Блюхером в честь немецкого генерал-фельдмаршала, который умело руководил войсками против Наполеона под Ватерлоо. Его портреты продавались на российских базарах. Прозвище бывшего солдата стало фамилией его потомков.

Сын В. К. Блюхера Василий в книге «По военным дорогам отца» писал: «Труженики города, пережившие 384 дня и ночи дикого разгула белогвардейщины, со слезами радости встретили своих освободителей». Авторы книги «Тюмень» (1986 г.) утверждали: «Люди ожили, с радостным нетерпением ждали частей Красной Армии».

Но наверное, более правдиво изложена обстановка в докладе комитета Тюменской организации РКП (б) в редакцию газеты «Правда»: «Население страшно было запугано самыми невероятными, лживыми измышлениями о том, что Красная армия - это банда грабителей и разбойников, которые приходят, грабят, убивают и насилуют мирных жителей, что при взятии Перми было расстреляно 4000 человек, при взятии Екатеринбурга - 3800 человек и т.д. И, действительно, население было так запугано, что из 60 тысяч населения Тюмени убежало с белыми около 10 тысяч человек, впрочем, часть из них уведена насильно». (Цифра «60 тысяч населения» слишком завышена. В 1913 г. в Тюмени жило 36,3 тысяч человек).

Так что, вероятнее всего, не было ни массовых «слез радости», ни «радостного нетерпения», о чем писали современные авторы, тем более что перед отступлением колчаковцы «прощупали» отношение тюменцев к приближающейся большевистской армии, и уже упоминавшийся поручик Васильев отметил: «Настроение населения города Тюмени, за исключением рабочих и чернорабочих (количество их около 5 тысяч человек), отрицательное в отношении большевиков». Конечно, не от «радостного нетерпения» бежал с белыми каждый третий тюменец.

В Тюмени в 1982 г. был открыт музей «Штаб-квартира В. К. Блюхера». Многие тюменцы считают, что он руководил освобождением города от колчаковцев. Однако это не так. В. К. Блюхер причастен к освобождению Тюмени только тем, что в его 51 -ю стрелковую дивизию, вновь сформированную, передали освободивший Тюмень Особый Северный экспедиционный корпус (ОСЕВЭК), которым руководил красный командир (краском) С.В. Мрачковский (1888-1936 гг.).

Сергей Витальевич Мрачковский родился в г. Кургане, в тюрьме, так как родители его были профессиональные революционеры и нередко «садились». Одно время они даже жили в Тюмени, и здесь у них родился младший сын Николай. Сергей работал слесарем, вступил в партию большевиков и был ее активным членом, организовал Екатеринбургский комитет РСДРП. Сергей вступил в Красную армию и командовал ОСЕВЭКом, хотя в армии не служил и военному делу не учился. В боях он был храбрым и отважным, солдаты уважали его.

После взятия Тюмени С. В. Мрачковский стал командиром 2-й бригады 51 -й стрелковой дивизии, которая освобождала Тобольск от колчаковцев. За эту операцию он получил орден Красного Знамени.

В 1920 г. С. В. Мрачковского назначили командующим Приуральского военного округа, потом Приволжского, а в 1924 г. он по болезни ушел из армии. На «гражданке» Мрачковский возглавлял объединение «Госшвеймашина», был начальником строительства железной дороги из Караганды к озеру Балхаш. 2 февраля 1935 г. его арестовали как троцкиста и осудили на пять лет лагерей, а в 1936 г. судили повторно как члена «антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского блока» и приговорили к расстрелу, который привели в исполнение 24 августа. В течение следующего года расстреляли всех родственников Мрачковского и реабилитировали только в 1958 г.

Комбриг В. К. Блюхер прибыл в Тюмень со штабом только 19 августа, когда войска уже ушли к Тобольску, и расположился в доме № 18 по ул. Республики. Позже Блюхер со штабом 51-й дивизии уехал в с. Покровское и остановился там в лучшем доме, принадлежавшем семье известного любимца Николая II и его жены Александры Федоровны - Григория Распутина.

Заняв Тюмень, большевики никого не расстреляли. Тюменский комитет РКП (б) докладывал в Москву: «Рабочие все на нашей стороне. Даже местные меньшевики... в своей резолюции по текущему моменту.. .мало чем отличаются от коммунистов-большевиков... И отношение у нас к ним изменено таким образом, что клеймение их предателями рабочего класса приостановлено. Мы пригласили их к себе работать.. .и...советской работе они отдаются всей душой».

В Тюмени большевики создали временный военно-революционный комитет (ревком), располагавшийся в здании Городской думы (теперь краеведческий музей по ул. Республики, 2). Он призвал тюменцев помочь Красной армии бельем, одеждой, обувью, продовольствием, «не поддаваться никаким провокационным слухам», обязал фабрики и заводы работать, а рабочим и служащим «строго исполнять свои обязанности и оставаться на своих местах».

13 августа создали новый ревком, который расположился в доме Колмакова (ул. Республики, д. 48). Первым делом он организовал отдел народного образования, призвал на работу учителей и желающих работать во вновь создающихся Советских учреждениях. 13 августа в помещении Текутьевского городского театра (стоял на ул. Иркутской (Челюскинцев) напротив Дома детского творчества) состоялся городской митинг.

18 августа в Тюмени создали уже третий по счету городской ревком. Он выполнял функции губернского ревкома вновь созданной Тюменской губернии. Первым председателем назначили А. Д. Макарова. Он руководил городом и губернией до 15 октября, потом его перевели в Тобольск.

22 августа 1919 г. Тюменское партийное организационное бюро и политотдел 51-й дивизии на общегородском собрании избрали оргбюро Российского коммунистического союза молодежи - комсомола - по г. Тюмени, а 24 августа - комитет. Председателем его стал Александр Пескишев. Первых комсомольцев в Тюмени было 40 человек. Губернская комсомольская организация создана 21 марта 1920 г. Возглавил ее Александр Басов. Летом того же года из Москвы прислали для укрепления комсомольских рядов опытных молодежных организаторов Николая Павловича Чаплина (1902-1938 гг.) и Ивана Шостина, но они недолго проработали в Тюмени - осенью их отозвали обратно в центр.

23 августа 1919 г. на общем собрании членов РКП (б) создали городской комитет (горком) партии с правами губернского комитета (губкома). Первым председателем горкома-губкома избрали В. Кармашева, работавшего в Тюмени до 1917 г. В этот момент в Тюмени было 69 большевиков. Началось издание газеты «Известия Тюменского военно-революционного комитета».

2 сентября 1919 г. «для регулирования промышленного производства и для налаживания разрушенного хозяйства создается при Тюменском совнархозе (организован 25 августа) промышленный отдел». Чуть раньше, 25 августа, создали управление водного транспорта. В городе не было еще советских денежных знаков, поэтому в ходу были колчаковские. 22 сентября ревком издал приказ, чтобы тюменцы явились со своими деньгами в течение трех дней в госбанк «для наложения соответствующих штемпелей», после чего они «будут иметь хождение в пределах действия Тюменского ревкома наравне с советскими денежными знаками РСФСР, и от приема их никто не вправе отказываться». Ревком провел по городу учет всех библиотек и музыкальных инструментов.

В начале апреля 1920 г. в России произошел «переход от ревкомов к исполкомам», в Тюмени создали горсовет - городской совет, но он входил в состав Тюменского уездного Совета, для города и уезда избирался единый горисполком.

Со 2 по 5 июня 1920 г. в Тюмени проходил Первый Губернский съезд советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Его открыл председатель губревкома Степан Андреевич Новоселов. На съезде избрали губисполком во главе с С.А. Новоселовым.

16 июля 1920 г. в Тюмени создали губернский краеведческий музей на основе коллекции реального училища, собранной И.Я. Словцовым - его директором. Намечалось создать в нем отделы зоологический, ботанический, минералогический, археологический, исторический, сельскохозяйственный, кустарно-промышленный, а также научную и художественную библиотеку. Располагался музей в здании бывшего коммерческого училища и только в 1922 г. переведен в бывшую городскую Думу, где находится до сих пор.

Началось восстановление разрушенного войной народного хозяйства. «Вместо кровавого фронта - фронт труда!» - призывали лозунги на стенах и в газетах. Начали проводиться трудовые «субботники» и «воскресники» - дни бесплатного труда на производстве и уборке города, а также недели и месяцы «ударного труда»: были «неделя трудового фронта», Всеуральский трудовой месячник, Всероссийский первомайский субботник 1 мая 1920 г. и др. После общегородского субботника 1 мая 1920 г. улицу Голицинскую в Тюмени переименовали в ул. Первомайскую. Были созданы «бюро субботников» - и «субботники» стали проводиться в любой день недели, чуть ли не каждый день: например, в Тюмени с 1 мая по 10 сентября 1920 г. провели 10 очередных и 28 экстренных субботников, в которых принимало участие до 107 тысяч человек.

Чтобы разбудить «инициативу масс», разжечь трудовой энтузиазм рабочих, с начала 20-х гг. на заводах и фабриках стали вводить «социалистическое соревнование». Рабочие должны были бороться за достижение лучших показателей в труде, выпуске качественной продукции, экономии затрат на производство. По производственным показателям выявлялись «передовики», которых поощряли морально и материально. Они получали более высокую зарплату, премии, в первую очередь квартиры, путевки в санатории и дома отдыха, в 60-80-е гг. - право на внеочередное приобретение автомобилей. Фотопортреты передовиков производства вывешивались на специальные Доски почета, которые выставлялись у ворот заводов и фабрик. Была и общегородская Доска почета. Передовиков выдвигали на руководящие должности, рекомендовали для вступления в ряды коммунистической партии, что считалось особым почетом и доверием.

Было распространено «вызывание» на соревнование: отдельные рабочие и целые коллективы вызывали других на соревнование в достижении обусловленных показателей. От вызова нельзя было отказаться, это осуждалось и высмеивалось. Более достойным считался проигрыш в соревновании, чем отказ от вызова.

Вначале победителей в соцсоревновании называли передовиками, позже - ударниками, стахановцами, ударниками коммунистического труда. Социалистическое соревнование прекратилось вместе с ликвидацией социализма в России в 1991 г.

Чтобы помочь деревне в подъеме сельского хозяйства, проводилась «неделя крестьянина», которая длилась в течение лета и осени. С заводов и фабрик посылались рабочие ремонтировать технику и убирать урожай. Для массовой политической работы в деревню из Тюмени посылали «красные агитационные повозки» с ораторами.

После отступления колчаковцев в августе 1919 г. здание реального училища пустовало, будучи приписанным к горздравуправлению. В начале 1920 г. в Тюмень из Омска прибыл в качестве представителя гублескома Павел Августович Мартов (1881-1972 гг.), выпускник естественного отделения Казанского университета. По его планам и ходатайству в здании бывшего реального училища открыли новое учебное заведение - политехникум, начавший обучение мастеров дорожного строительства и агрохимиков. Это последнее особенно странно: тогда и минеральных-то удобрений в России не производили, хотя опыты с удобрениями ставили под Ялуторовском еще в 90-е гг. XIX в.

Постепенно все это отсеялось, в Тюмени сформировался сельскохозяйственный техникум, работавший до 1961 г. В разные годы он выпускал агрономов, специалистов лесного хозяйства, землеустроителей, гидромелиораторов. Вблизи Тюмени было организовано небольшое учебное хозяйство, теперь это - главная усадьба учхоза сельхозакадемии - пос. Рощино.

П. А. Мартэн в техникуме преподавал биологию и ботанику. Жил он в деревянном доме во дворе техникума, над Турой. В 1930 г. Мартэн уехал в Москву на должность профессора кафедры ботаники сельскохозяйственной академии им. К. А. Тимирязева и работал там до 1947 г., потом заведовал кафедрой ботаники Всесоюзного СХИ заочного образование в Балашихе под Москвой. С 1961 г. вновь работал в Московской сельхозакадемии со студентами из стран бывшей французской Африки: Мартэн по происхождению (по отцу) француз и язык отца знал отлично, как и еще несколько европейских языков. Тогда это было обычным делом в среде интеллигенции.

В декабре 1920 г. Тюмень посетил агитационный поезд «Красный Октябрь», с ним прибыла группа ответственных работников правительства во главе с председателем правительства Михаилом Ивановичем Калининым (1875-1945 гг.). В те дни с 8 по 15 декабря в Тюмени проходила губернская партийная конференция и Второй Губернский съезд Советов. М. И. Калинин выступал с речью перед собравшимися. Это был первый официальный визит одного из главных лиц советского правительства в Тюмень.

В общественную жизнь вовлекались женщины Тюмени. 31 августа 1919 г. состоялось первое заседание бюро женщин-работниц, в октябре его переименовали в Губернский женский отдел (Губженотдел), заведовала им Анна Михайловна Маркова (по мужу - Берлин), уроженка Вятской губернии. В Тюмень она попала с 51-й дивизией В.К. Блюхера, осталась в городе и занимала несколько должностей губернского и городского масштаба: была секретарем губкома ВКП(б), зав. Губженотделом, зам. зав. Губнаробразом, зав. Губполитпросветом, ответственным секретарем горкома ВКП(б), редактором газеты «Женщина-работница». Анне Берлин в ту пору был всего 21 год. Она организовывала женщин Тюмени на субботники и воскресники, создание яслей и домов младенца, помощь детдомам, госпиталям, голодающим. Анна была одним из организаторов бытовой коммуны тюменских городских и уездных начальников. Коммунары жили в одном доме в разных комнатах, но вели общее хозяйство, вместе питались, обсуждали хозяйственные дела. Тогда тюменские большевистские начальники жили так же трудно, как и рядовые горожане. Коммуна просуществовала до 1921 г., когда семью Берлин перевели на работу в Ростов.

Источник: Иваненко А.С. Четыре века Тюмени. Очерки живой истории старинного сибирского города. — Тюмень: Радуга-Т, 2004. — 368 с.

скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2024 (41)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Январь 2024 (37)
Декабрь 2023 (29)
Календарь
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.