Служба сибирских казаков по охране правопорядка

Опубликовал: zampolit, 24-06-2021, 18:51, Путешествие в историю, 412, 0

Городовыми казаками в Сибири с XVI в. назывались общины казаков-первопроходцев, осуществлявшие присоединение региона к российскому государству, а затем выделявшие своих людей в полковую и станичную службы. Они несли гарнизонную службу на укреплённых линиях по восточным границам России в XVI-XVIII вв.

Первоначально городовые казаки были не только в Сибири. Однако уже в XVIII в. городовое казачество в центральных губерниях было ликвидировано, а казаки вошли в состав однодворцев. После учреждения Сибирского казачьего войска значительная часть городовых казаков вошла в его основной состав. Из остальных были сформированы особые команды, выполнявшие полицейскую и военную службу по различным городам Сибири, а сами казачьи общины получили названия от мест своего поселения.

Сибирские городовые казаки с момента присоединения Сибири к России всегда находились в составе местной полиции и выполняли многочисленные поручения полицейских чиновников: они состояли в караулах при государственных хлебных складах; были в качестве посыльных при губернском и уездном начальстве; занимались благоустройством городов и уездов; понуждали инородцев к уплате ясака; состояли в караулах при тюремных острогах; осуществляли конвоирование ссыльных на работы; сопровождали казенные транспорты; занимали разные должности при винокуренных и соляных заводах.

Управление, распределение и снабжение сибирских городовых казаков основывалось на штате, составленным ещё в 1737 г. Сибирским приказом. Все городовые казаки были поделены на Иркутский полк и 24 казачьих команды. Таким образом, казаки Тобольской губернии пополняли собой команды: Тарскую, Пелымскую, Туринскую, Томскую, Нарымскую, Березовскую, Енисейскую, Тобольскую, Красноярскую, Кузнецкую, Сургутскую и Туруханскую; кроме того, из казаков мусульманского происхождения комплектовались две команды: Тюменская татарская и Тобольская магометанская. Казаки Иркутской губернии составляли следующие команды: Нерчинскую, Оленскую, Якутскую, Охотскую, Нижне-Камчатскую, Петропавловской гавани, Большерецкого острога, Верхне-Камчатского острога и Тагильской крепости. Всего казачьих команд в Тобольской губернии было 13, в Иркутской губернии - 9 и инородческих - 2; в итоге - 24 команды с наличным числом служилых казаков в 2400 (Тобольской губернии - 1878 и Иркутской - 521) казаков.

Городовым казакам полагался оклад офицерского жалования, но не более 20 рублей в год ассигнациями, с выдачей провианта и фуража. Приобретать лошадей, обмундирование и вооружение казаки должны были за свой счёт. Однако большая часть сибирских городовых казаков не имела отведённых земель, а содержание их за счёт казны было недостаточным. Частые перемещения по службе не давали им возможности заниматься хозяйством. По предложению генерал- губернатора Сибири И.О. Селифонтова было составлено Положение об улучшении быта городовых казаков, однако оно до 1822 г. (реформы М. М. Сперанского в Сибири) так и не было утверждено Государственным советом.

Уже к началу XIX в. отсутствие военного противника сместило военный аспект службы сибирских городовых казаков на выполнение ими исключительно полицейских функций. Городовые казаки до реформ 60 - 70 гг. XIX в. были включены в состав губернской и окружной полиции. Это серьёзно удешевляло полицейский аппарат на местах, однако не делало его квалифицированным и эффективным. Полицейские обязанности городовых казаков в основном ограничивались патрульно-постовой службой. Кроме того, два - три казака постоянно откомандировывались в распоряжение местных земских судов, а также участвовали в сборе налогов и недоимок.

Уставом о сибирских городовых казаках 1822 г., подготовленным генерал-губернатором Сибири М.М. Сперанским, городовые казаки были разделены на два разряда: полковых и станичных. В полковые попали те, кто не имел собственного хозяйства и жил на казенном содержании. Станичные казаки отправляли службу по очереди, в местах проживания, занимаясь в свободное время хлебопашеством и различными промыслами, полковые несли службу без привязки к постоянному месту жительства. И те, и другие, согласно мнению Государственного совета от 26 августа 1810 г., находились в составе губернских и окружных полиций. В четырёх сибирских губерниях были сформированы семь городовых казачьих полков и особая казачья команда на Камчатке из 30 казаков с четырьмя урядниками. Почти такие же обязанности, кроме охраны государственной границы, несли сибирские пограничные казаки. В главном административном центре Западной Сибири - Омске к полицейской команде была прикомандирована специальная полицейская сотня Сибирского линейного казачьего войска. Городовые казаки стали нести службу на постоянных должностях, в очередных нарядах и во временных командировках.

В Тобольской губернии в соответствии с Уставом о городовых казаках были составлены два казачьих полка - Тобольский и Сибирский Татарский. В состав Тобольского казачьего полка были поверстаны Русские казачьи команды Тобольской губернии. В состав Сибирского Татарского казачьего полка вошли городовые Татарских казачьих команд -Тобольской, Тюменской и Томской. В Томской губернии был создан городовой Томский казачий полк. В состав полка были поверстаны городовые казачьи команды: Томская, Кузнецкая и Нарымская. В Енисейской губернии был составлен Енисейский городовой казачий полк. В состав этого полка были поверстаны городовые казачьи команды: Красноярская, Енисейская и Туруханская. В Иркутской губернии были сформированы два городовых казачьих полка: Иркутский и Забайкальский. Иркутский полк образовывался по новому штату из полка, под этим названием существовавшего прежде. В состав Забайкальского полка были поверстаны Нерчинская и Верхнеудинская команды. В Якутской области и Охотском крае был составлен один Якутский городовой казачий полк, в состав этого полка были обращены Якутская, Охотская и Ижигинская казачьи команды.

Каждый полк делился на сотни. Городовым казачьим полком командовал полковой атаман. Пять сотен полка управлялись пятью сотниками и пятью хорунжими. Полковой атаман считался чиновником IX класса, т. е. приравнивался к армейскому штабс-ротмистру или штабс-капитану, сотники состояли в XII классе (подпоручик в армии), хорунжии - 14 класса. Управление городовыми казаками вверялось в губернии гражданскому губернатору; в области - областному начальству. Отделяемые от полков сотни и команды в городах и округах подчинялись окружным начальникам, а где не было таковых - городничим.

В соответствии с гл. III § 22 Устава о городовых казаках 1822 г. обязанности городовых казаков по несению полицейской службы состояли:
1) в ночных полицейских разъездах в городах;
2) в поимке беглых в городах и уездах;
3) в конвое казенных транспортов;
4) в пикетах и разъездах около заводов и фабрик, в предупреждении побегов ссыльных;
5) в препровождении ссыльных на этапную дорогу;
6) в составлении конной стражи на этапах;
7) в исполнении особых поручений при полицейских чиновниках;
8) в охране соляных озер;
9) в побуждении к платежу податей, взносу недоимок и исполнению повинностей;
10) в наблюдении за благочинием на сельских и иногородних ярмарках;
11) в отправлении должностей квартальных надзирателей в малолюдных городах;
12) в наблюдении за казенными поселениями.

Отметим, что § 23 «Обязанности городовых казаков по делам хозяйственным» перекликался с полицейскими обязанностями. Казакам вменялись:
1) развозка, хранение и продажа от казны предметов продовольствия в отдаленных северных местах, по правилам, для этого установленным;
2) сбор податей с инородцев;
3) разные поручения на заводах, фабриках, при казенных промыслах; по части землемерной и строительной;
4) разные поручения при казенных заготовках посредством комиссий.
Кроме того, § 24 Устава закреплял за городовыми казаками дополнительные обязанности, состоящие:
1) в несении пограничных караулов и разъездов, где не было создано особой пограничной стражи;
2) в караулах при казенном имуществе, где нет или недостаточно воинских команд;
3) в выполнении функций почтальонов в случае их недостатка;
4) в исполнении обязанностей счётчиков по казначейству в случае их недостатка;
5) в выполнении особых распоряжений Главного Управления вместо воинских команд, по обязанностям внутренней стражи.

Так, § 31 устанавливал, что сообразно с местными потребностями и числом городовых казаков гражданские губернаторы или областные начальники составляли расписание:
1) в каких местах, какие именно обязанности и какое число городовых казаков должны выполнять обязанности по очередям;
2) размещения сотен и отделяемых от них команд: а) в ведение городничих; б) в ведение земских исправников; в) в ведение начальников, особыми заведениями управляющих.

А § 59 гл. VI Устава о городовых казаках устанавливал, что казачья служба является наследственной - полки комплектовались детьми казаков того же полка. Впрочем, они могли пополняться также из людей свободных состояний. Губернаторы могли принимать в казаки изъявляющих на это желание и способных к службе, но не иначе как в случае наличия открытых вакансий в штатном расписании. Дети казаков вообще могли не выходить из своего сословия. По достижении 16-летнего возраста дети казаков поступали в списочный состав полка, если в нём был недостаток против штатного положения. С того же времени они получали всё довольствие, казаку положенное, в течение одного года не призывались на действительную службу. Кроме того, § 65 предписывал, что при формировании полков, сотен и отдельных команд казаки должны поступать туда, где имеют уже местопроживание. Те из них, кто давно были откомандированы в отдельные места от команд, где по спискам числились, могли остаться в местах настоящего их жительства навсегда, если они этого желали.


В соответствии с § 71 производство в урядники (унтер-офицеры) рядовых казаков осуществлял гражданский губернатор. Производство в офицерские чины по представлению губернатора и на вакансии по полку осуществлялось Правительствующим Сенатом. Эти офицеры приравнивались к соответствующим классам гражданских и военных чиновников. Офицеры должны были происходить из казачьего сословия. Назначение посторонних чиновников казачьими офицерами разрешалось только при начальном формировании полков и с утверждением местного Главного Управления. Казак, получивший штаб-офицерский чин, имел право вступить в другой род службы, это же касалось и его детей.

Глава VII Устава о городовых казаках устанавливала, что казаки и урядники состояли на службе в полиции, как и прочие иррегулярные военные части, до того времени, пока они в силах продолжать службу. Увольнение неспособных к службе производилось только по медицинскому освидетельствованию и личному осмотру гражданским губернатором или областным начальником во время их разъездов для общей ревизии порядка. Увольняемым казакам гражданские губернаторы выдавали паспорта. Отставной казак водворялся на проживание там, где полк, которому он принадлежал, был расквартирован, и дети его, даже после отставки родившиеся, должны были поступать на службу наравне с другими казачьими детьми.

Полковые городовые казаки получали от казны обыкновенный солдатский паек, а также муку и крупу вперед, помесячно. Заготовление провианта в местах расположения казаков было на попечении местного провиантского управления и гражданских губернаторов. Согласно § 97 позволялась выдача сотням или отдельным командам вместо провианта денег, если они пожелают их взять, но ни в коем случае эта выдача не должна была превышать утвержденных цен.

Станичные городовые казаки подчинялись земским исправникам и не получали никакого жалованья, но за службу имели некоторые привилегии:
1) не командировались от своих жилищ далее 150 верст;
2) не платили никаких податей и земских сборов;
3) получали право беспошлинной меновой торговли с инородцами.

Все городовые казаки, имея главным своим назначением охрану порядка и спокойствия в крае, а также поддержание уважения к закону со стороны подданных, выполняли все поручения губернаторов и в общем несли функции земской полиции.

В соответствии с гл. X § 102 казаки обязаны были иметь свою собственную одежду. Находясь на службе, они должны были носить обыкновенное казацкое обмундирование, которое по губерниям и областям определялось особенными образцами. В § 104 говорилось, что «Якутским, Туруханским и Березовским казакам позволено быть и на службе в платье, тамошнему климату свойственном, и носить то, которое они с издавна приобвыкли, то есть в парках и прочем».

В § 106 устанавливалось, что городовые казаки должны были иметь саблю и вооружаться пистолетами и пиками. Младшие урядники должны носить серебряный галун только на рукавах, пятидесятники на воротнике и рукавах, офицеры серебряные эполеты и темляки. Шапки должны были иметь обыкновенные казачьи с чёрным мехом и с верхом синего цвета. Казаки были обязаны иметь своих лошадей с обыкновенными казачьими седлами. По штатному положению на лошадей отпускался фураж с разделением по погоде на зимние месяцы: овса по гарнцу и сена по 20 фунтов на каждую лошадь в день.

А § 114 гл. XII определял, что вблизи мест, назначенных для постоянной дислокации казачьих полков и отдельных от них команд, необходимо отводить им из целинных и залежных земель, а где невозможно - из оброчных казенных земель для землепашества и скотоводства по 15 десятин на человека. Казаки отведённых им земель продавать не имели права. В местах постоянного квартирования и на отведённых землях казаки имели право строить дома и прочие хозяйственные постройки. В § 122 казакам предоставлялась возможность, имея собственные дома в городе, пользоваться всеми видами промыслов, жителям данного города предоставленными; но за это они должны были участвовать в исполнении внутренних городских повинностей.

Глава XIII устанавливала, что городовые казаки могли искать и отвечать в гражданских судах в установленном законом порядке. Рядовые казаки и урядники судились в кружных судах; офицеры - в губернском суде. Казаки и урядники отдавались под суд полковым атаманом, офицеры - гражданским губернатором, кроме полковых атаманов, отдача которых под суд зависела от местного Главного Управления. Офицеры имели право апелляции, когда она могла быть законом предоставлена. Следствие над казаками производила городская или земская полиция, но всегда при депутате со стороны казаков. Всего к 1837 г. всех служащих городовых казаков в полках и командах числилось около 8000 человек.

Необходимость иметь в городах и уездах постоянные команды, которые могли бы оказывать содействие полиции, вызвала в Сибири в конце XVIII в. образование штатных губернских и уездных рот, отданных в полное распоряжение полицейских властей. Эти роты стали комплектоваться из инвалидов и лиц, не годных к строевой службе. В 1809 г. губернские роты были переданы в МВД и стали именоваться внутренней стражей. До 1822 г. ряд полицейских обязанностей в Сибири выполнялись внутренней стражей.

Полномочия внутренней стражи были утверждены положением 4 сентября 1816 г. Внутренняя стража была обязана:
1) помогать исполнению законов и приговоров суда;
2) преследовать и истреблять разбойников, ловить воров, разгонять запрещённые законом сходбища;
3) устранять неповиновения и буйства;
4) ловить беглых преступников и дезертиров;
5) следить за оборотом товаров (в том числе препятствовать обороту контрабанды и запрещённых к гражданскому обороту товаров);
6) содействовать сбору податей;
7) следить за порядком при исполнении религиозных обрядов, а также на ярмарках и торгах;
8) следить за исполнением рекрутской повинности и направлять военных, просрочивших время отпуска, к их командам;
9) бороться с пожарами;
10) направлять часовых к присутственным местам, тюрьмам и острогам;
11) выступать в роли инкассаторов и конвоиров.

Таким образом, главное предназначение внутренней стражи состояло в выполнении полицейских обязанностей, охране государственного порядка, несении караульной и конвойной службы. Внутренняя стража была переподчинена Военному министерству. После упразднения стражи в 1864 г. её обязанности были возложены на вновь сформированные местные войска (резервные, крепостные и госпитальные части).

На службу во внутреннюю стражу в европейских губерниях России откомандировывались нижние армейские чины из нестроевых военнослужащих. Однако на территории сибирских губерний и округов вместо военнослужащих, не пригодных к строевой службе, службу стражниками несли чаще всего городовые казаки. В состав Сибирской внутренней стражи до 1822 г. входили Иркутский и Селенгинский полки; 7 батальонов, 21 рота служащих и 6 рот подвижных инвалидов, а также казаки. Общее число строевых и казаков составляло 16600 человек.

В Сибири в 1837 г. был создан 8-й округ корпуса жандармов, штаб которого располагался сначала в Тобольске, а с 1839 г. - в Омске. Жандармские команды в Сибири, так же как подразделения МВД, были сформированы из казаков. Так, в Омске жандармская конная команда во главе с хорунжим Рытовым была сформирована из 4 урядников и 26 казаков. Казаки должны были служить в жандармской команде 5 лет, им выдавался фураж для лошадей, а также по 1,5 гарнца крупы в месяц. Оружие, обмундирование и конскую амуницию казаки (жандармы) содержали, получая жалование от казны по 8 руб. 26 коп. в год. Кроме того, им выдавалась так называемая ремонтная сумма по 75 руб. в год.

Подготовка казаков осуществлялась непосредственно через служебный опыт. Служебную квалификацию городовые казаки получали по прибытию в подразделения, их профессиональный рост происходил благодаря многолетней службе на различных полицейских должностях. Участие в охране правопорядка городовых казаков не получило всестороннего нормативного регулирования, не был достаточно точно определён их правовой статус, что зачастую негативно сказывалось на состоянии общественного порядка в Сибири. Сибирские городовые казаки, особенно станичные, выказывали нежелание добросовестно выполнять полицейские полномочия, тяготились выполнением полицейских обязанностей, так как их приходилось сочетать с повседневным крестьянским трудом. Полицейская служба обременяла их, была наказанием для состоятельных казаков, поскольку отнимала у них всякую возможность заниматься собственным хозяйством. Служба и связанные с ней расходы приводили станичных казаков к нищете, разорению и вдобавок почти к полной утрате боеспособности.


В 1849 г. были расформированы конные полки Тобольский и Сибирский татарский, из них были образованы две воинские части: Тобольский конный казачий полк и Тобольский пеший казачий батальон - с полным военным устройством и передачей в военное министерство. Затем, в основном из казаков Иркутского и Енисейского городовых полков, были сформированы в ведении военного ведомства Иркутский и Енисейский казачьи полки. Казаками этих полков командовал бригадный командир, которому подчинялись в порядке службы полковые командиры, сотенные командиры и станичные начальники, назначаемые им для заведования станицами. Забайкальский конный полк вместе с некоторыми станичными казаками вошел в состав Забайкальского войска, а Якутский и Томский полки были оставлены в ведении гражданских властей. В 1861 г. после учреждения Сибирского линейного войска было признано бесцельным существование в Томской и Тобольской губерниях отдельных казачьих полков, не плативших в казну податей и, самое главное, утративших уже с устройством регулярных солдатских местных команд по сибирским городам то необходимое значение, какое они занимали ранее. В 1868 г. было приведено в исполнение положение об упразднении Томского и Тобольского полков и пешего Тобольского полубатальона. Согласно данному положению из казаков этих частей были образованы три отдельные команды: Березовская, Сургутская и Нарымская. Все прочие казаки были переведены в крестьянское сословие с правом перевода в Сибирское казачье войско, чем некоторые и воспользовались. Долги казакам были прощены, земли отданы в собственность, а полковые капиталы частью отданы казакам, частью обращены в казну. В 1868 г. также были обращены в гражданское состояние Калтайские станичные казаки, а в 1870 г. - Верхотурские городовые казаки. В 1871 г. на тех же основаниях и по тем же причинам были упразднены Иркутский и Енисейский конные полки.

В 1870 г. городские полицейские и пожарные команды империи стали пополняться вольнонаемными людьми, а с 1873 г. в соответствии с императорским «Вышестоящим Соизволением» сибирские полицейские команды стали комплектоваться не из казаков, а на основе свободного найма. Хотя в соответствии с представлением министра внутренних дел в Восточной Сибири на должности полицейских исправников и городничих могли назначаться казачьи офицеры. Городовые казаки, выполнявшие в Восточной и Западной Сибири полицейские полномочия, перестали использоваться в этих целях, а их полки были расформированы и большинство казачьих станиц превратились в деревни. Офицеры казачьих полков были уволены с казачьего звания и получили в потомственное владение землю по 200 десятин каждый, а урядники и казаки - по 15 десятин земли в собственность. Однако Якутский полк городовых казаков и Камчатская казачья команда действовали даже в начале ХХ в.

Якутский городовой полк находился в ведении гражданских властей, управлялся архаическим уставом и отбывал службу в Якутском и Охотском крае. В 1912 г. якутским казакам было даровано в ознаменование юбилея Дома Романовых право выхода из казачьего сословия и свободного проживания по всей территории России. В положении «Об учреждении управления Сибирских городовых казаков» 1903 г. говорилось, что главное начальствование над всем казачьим населением Якутской области принадлежит местному губернатору, который и определяет наряды казаков на службу, преимущественно заключающуюся в различных полицейских обязанностях. Казаки расселены отдельными небольшими станицами по всей Якутской области. Живя по станицам, якутские казаки управлялись выборными головами и старшинами, которые обязаны, кроме гражданского управления, следить и за военным обучением молодых казаков. Станичные казаки не получали никакого довольствия, кроме экстренных случаев, при особо дальних командировках, когда им выдавалось по 15 коп. в сутки, включая и довольствие, и проезд. Они не имели права самовольной отлучки из станицы без разрешения головы и всего общества, и служба их, начинаясь с 16-летнего возраста, продолжалась до полной неспособности к отбыванию полицейских обязанностей. Вооружение и снаряжение обеспечивалось за общественный счёт, а одежда, продовольствие и содержание себя - за собственный. Если станичный казак был не в состоянии содержать себя сам, то он немедленно по прошению зачислялся в состав Якутского казачьего городового полка, где получал солдатский паек, помещение и, кроме того, по «четверти фунта в год» пороху и свинца. В помощь на приобретение обмундирования ежегодно выдавалось от казны небольшое пособие казакам и урядникам. Оружие и снаряжение приобреталось за полковой счёт, а обмундирование за счёт самих казаков. Дети полковых казаков с 16-летнего возраста зачислялись на службу в полк, где и служили до полной неспособности. За свою службу якутские казаки были освобождены от государственных и земских налогов, кроме того, каждый из них получал в виде казачьего пая 15 десятин земли без права продажи её кому- либо.

Якутский городовой казачий полк делился на пять сотен, которыми командовали полковые сотники и полковые хорунжие. Всем полком командовал полковой атаман, подчиняющийся якутскому губернатору. Полк был сформирован по образцу пехотных; казаки были вооружены ружьями со штыками и револьверами, а конные части станичных казаков - саблями, пиками и винтовками. Форма обмундирования состояла из зеленого короткого наподобие куртки мундира с красным воротником и красными эполетами (на груди с обеих сторон газыри наподобие кавказских, мундир подпоясывался ремнем со штыком), шаровар из темно-серого сукна и сапог. Папаха была черная, кавказского образца с синим верхом. Ружье носилось на погоне через плечо, а штык в ножнах на поясе. Через другое плечо вешалась сумка с патронами. Шинель была солдатского типа или вместо неё полушубок. Так же была устроена Камчатская конная казачья команда, вооруженная пиками, саблями и револьверами, состоящая из офицера, 5 урядников и 50 казаков.

В связи с малочисленностью местной полиции и огромной территорией края в Сибири гораздо шире, чем в центральных губерниях, для выполнения полицейских функций привлекались казачьи формирования. Так, в Енисейском округе на земского заседателя 2-го участка, включавшего одну Анциферовскую волость из 6 сельских обществ, который был там единственным государственным служащим, приходилось 212 666 кв. верст территории (по площади крупное европейское государство). В конце XIX - начале ХХ в. это был по-прежнему самый крупный 2-й стан Енисейской губернии, включавший в себя Анциферовскую волость. Местному становому приставу в помощь были определены 2 полицейских урядника. Однако больше всего подведомственной территории края приходилось на отдельного туруханского пристава - 1609824 кв. верст с 15378 жителями в 1915 г. Привлечению казаков к полицейской службе способствовало наличие в крае традиционных казачьих войск и формирований. Данное обстоятельство предопределило передачу в 1892 г. сибирских казачьих дивизионов в ведение МВД. В дальнейшем деятельность сибирского казачества в конце XIX - начале ХХ в. носила не только военный, но и полицейский характер.

Казаки в регионе часто выступали как полицейский резерв коронной власти. Привлечение их к службе удешевляло расходы на полицию. Именно полицейская служба и опека МВД постоянно реанимировала сибирское казачество. Сибирские казаки ко второй половине XIX в. представляли собой достаточно замкнутую, привилегированную корпорацию с богатым карательным опытом, готовую в любое время пресечь малейшее проявление антиправительственных, революционных устремлений.

Источник: И. А. Коновалов «Служба сибирских казаков по охране правопорядка в дореволюционный период», Вестник Омского университета. Серия «Право». 2014. № 1 (38). С. 19–26.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Декабрь 2022 (1)
Ноябрь 2022 (39)
Октябрь 2022 (4)
Сентябрь 2022 (24)
Август 2022 (60)
Июль 2022 (52)
Календарь
«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.