Становление власти в Приишимье

Опубликовал: zampolit, 22-06-2020, 18:16, Путешествие в историю, 69, 0

С падением самодержавия и установлением Временного правительства в Приишимье (юго-восточной части Тобольской губернии), как и по всей России, начались кардинальные изменения в политической, экономической, общественной и культурной сферах общества. Прежняя система управления претерпела значительные изменения, в результате чего появились новые политические и социальные институты, призванные вывести страну из общенационального кризиса.

В ходе реформы местного самоуправления главой исполнительной власти в крае становится Тобольский губернский комиссар, с марта 1917 г. появилась должность Ишимского уездного комиссара. В круг его обязанностей входило проведение в жизнь всех распоряжений Временного правительства, наблюдение за ходом выборов в уездное и волостное земство, контроль работы съезда крестьянских начальников по выдаче пособия семьям призванных в армию и суточных эвакуированным, председательство в различных учреждениях и др.

Уже 13 марта 1917 г. в Ишиме сформировался комитет общественной безопасности и милиция. Первым комиссаром милиции избрали Б.В. Гагинского, комиссаром по крестьянским делам – М.С. Ланитина. Ранее они состояли крестьянскими начальниками, поэтому не понаслышке знали о положении дел в уезде; в их обязанности, в первую очередь, входило предупреждение и ликвидация противоправных действий народа, в одночасье оказавшегося без крепкой и легитимной власти. Малочисленные отряды милиции (сюда запретили принимать бывших полицейских) не всегда успевали к местам происшествия. Поэтому не сразу, например, удалось успокоить население села Калмакского и окружных деревень, которое, узнав об отречении Николая II от престола, в начале марта 1917 г. стало бурно выражать свои чувства: волноваться, разбивать лавки, пускать слухи о разгроме почтового отделения.

В тоже самое время в с. Истошинском крестьяне напали на магазин торговца И.В. Ромина, похитили товара на сумму в 50 тыс. руб. громили имение К. Королева, где хранились около 50 тыс. пудов хлеба, предназначенного для армии, содержались 200 «голов культурного крупного рогатого скота», 40 полукровных лошадей. Для начала они начали вырубать лес в окрестностях имения, показывая тем самым безнаказанность своих действий. Беспорядки удалось быстро прекратить, так как к сентябрю 1917 г. в уезде существовало уже 8 участковых начальников и 45 волостных милиционеров. В городе служили 2 участковых начальника и 22 милиционера. На вооружении последних имелись шашки и револьверы.

2 мая 1917 г. одновременно с уездным комиссаром начал свою работу Ишимский коалиционный комитет. В ходе выборов власть в городе оказалась в руках 24 депутатов от мастеровых и рабочих, служащих станции Ишим, военных, духовенства, учителей, чиновников, членов кооперативов, представителей торговли и промышленности, домовладельцев, приказчиков и крестьян.

Председателем избрали всеми уважаемого врача К.Д. Даниэля, товарищем председателя – присяжного поверенного Б.В. Дудзинского, секретаря – конторщика Е.А. Ильина. Затем в состав комитета вошли активисты польской организации, эсеры, социал-демократы, члены крестьянского союза, союза кредитных товариществ, профсоюза приказчиков, Военно-промышленного комитета, союза городов, беженцев. В уезде по аналогичному принципу создали волостные и сельские комитеты, которые рассматривали вопросы, связанные с организацией продовольствия, размещением беженцев и др.

Начиная с марта 1917 г. в Приишимье появились Советы рабочих и солдатских депутатов, члены которых пользовались неприкосновенностью и освобождались «с сохранением содержания» от работы по основному месту занятости на время, когда депутат был занят по делам Совета. По субботам они устраивали собрания, но существенного влияния на окружающих не оказывали.

8 октября 1917 г. состоялись выборы гласных в уездное земство. Горожане отнеслись к этому событию скептически: из 12000 избирателей на участки пришло только 350. Из трех списков: 1) Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, партии социалистов-революционеров и социал-демократов, учительского союза, союза торгово-промышленных служащих и союза профессиональных рабочих, 2) торгово-промышленного союза, 3) беспартийной группы – прошли три человека: один из первого списка и двое – из третьего. После выборов организовали волостные земские управы, состоящие исключительно из крестьян. Многим, правда, не понравилось, что новоиспеченные власти – председатели и члены управ – стали получать жалование. К уездному комиссару Ланитину даже явились волостные представители и попросили во избежание развития конфликта отменить им выплату заработной платы.

После известия об Октябрьской социалистической революции в крае начали формироваться новые органы управления. Когда 2 декабря 1917 г. в Омске состоялся III Западно-Сибирский областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, в нем приняли участие и два делегата от Ишима, представляющих 3350 рабочих и 2000 солдат. И только через полтора месяца, 27 января 1918 г., из Омска для организации Совдепа прибыли 30 солдат большевиков во главе с Григорьевым. В первую очередь устранили должность уездного комиссара, передав полномочия солдату Шаронову.

10 февраля 1918 г. Ишимский совет приступил к созданию уездной милиции, ее начальником назначили Ф.П. Афанасьева, заместителем – И.М. Шустера. На собраниях рабочих и сельских сходах открытым голосованием выбирали милиционеров, которые совместно с конным отрядом Красной гвардии осуществляли охрану порядка и революционной законности.

28 февраля открылся уездный съезд советов крестьянских депутатов, где совместно с Советом рабочих и солдатских депутатов создали Исполнительный комитет Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов из 18 человек. Первым председателем уездного исполкома избрали беспартийного демобилизованного солдата деревни Королево Голышмановской волости А.Н. Пономарева, которого расстреляли колчаковцы через четыре месяца, как только заняли Ишим. Вскоре аналогичные выборы прошли по всему Приишимью, основными органами местного самоуправления стали сельские и волостные Советы, а земские управы ликвидированы.

Из-за катастрофического дефицита средств Ишимский уисполком принимает решение об обязательной уплате городской буржуазии налога в 2 млн рублей. Значительную часть собранных средств отдали на содержание больниц, школ, агрономов, многочисленные культурно-хозяйственные нужды уезда. Вскоре началась активная борьба со спекуляцией, создан уездный продовольственный комитет. После конфискации частной типографии наследников Двойникова приступили к выпуску местной газеты «Известия рабочих, крестьянских и солдатских депутатов», на страницах которой публиковались постановления центральных и местных властей, давались объявления самого широкого спектра: от «не возьмет ли кто ребенка-сироту» до «продам старый шкаф» или «посадили под арест председателя сельсовета».

В результате восстания пленных чехословаков с конца мая 1918 г. в Приишимье начались крупномасштабные военные действия. 9 июня в городе объявили об установлении власти Временного Сибирского правительства, восстановлении земства, городской Думы и управы, роспуске Советов.

Созданный в городе особый добровольческий карательный отряд во главе с полковником Григорьевым постоянно распевал прежний гимн государства «Боже, царя храни», чем вызывал недоумение и растерянность прохожих. Значительная часть населения Ишимского уезда поначалу не воспринимала серьезно новую власть, поэтому сельские общества Бердюжской волости, Дубынской волости, кроме Кугаевского общества, и Лихановской волости – Лихановское, Лебяжьевское и Южно-Дубровное, отказались выплачивать установленные казенные и земские сборы. К 1 января 1919 г. Ишимский уезд задолжал правительству Верховного правителя России А.В. Колчака (1874–1920) 1028180 руб., выплатив только 731380 руб. государственной оброчной и поземельной подати. Не желали крестьяне и добровольно служить в Сибирской армии, надеясь на быстрое возвращение Советской власти. Аграрная политика большевиков, приближение посевной, активизация Красной Армии привели к активизации военных действий на всей территории Западной Сибири.

После освобождения Приишимья от белогвардейцев в ноябре 1919 г. началось восстановление Советской власти. Каждая воинская часть, занявшая определенную волость, обязана была выделить из своего состава трех человек. В недельный срок они организовывали Совет и ревком, после чего возвращались обратно в часть. Чрезвычайными местными органами власти в селах становятся комитеты бедноты (комбеды).

В это же время в ноябре–декабре 1919 г. формируются органы пролетарской диктатуры, в том числе рабоче-крестьянская милиция при отделе управления уездного исполкома. Постепенно происходит переход от системы нерегулярных рабочих отрядов по охране порядка к созданию профессиональной милиции, комплектование которой стало производиться на штатной основе. Как следует из архивных материалов, основу приишимской милиции составили тогда демобилизованные военнослужащие Красной, Белой и царской армии. В 1922–1924 гг. начнется первая чистка их рядов, которая к концу 30-х гг. почти полностью сменит состав этого исполнительного органа власти, имевшего статус вооруженных частей особого назначения.

С 14 ноября, одновременно с милицией, приступили к созданию Ишимского комиссариата. Первый комиссар Бергман с военруком Погуляевым нашли подходящее здание, стали подбирать служащих, но вскоре их отозвали в Тобольск. Военным комиссаром Ишима стал Сошенков, военруком – Мищатин, его помощником – Хорохорин, которые и закончили формирование этого учреждения к 12 марта 1920 г. Тогда же при комиссариате «ввиду крайней необходимости довольствия войсковых частей печеным хлебом и при большом наплыве выписывающихся из лазаретов и отправляющихся по своим частям красноармейцев, были открыты хлебопекарня и пересыльный пункт».

Ближе к весне 1920 г. в управлении сибирской деревней решено переходить от ревкомов к исполкомам. В Приишимье провели первые перевыборы сельсоветов и волисполкомов, создали 56 волисполкомов. По результатам выборов в Ишимский уездный съезд Советов вошло 260 человек, из них – 100 коммунистов и 160 беспартийных; в состав уисполкома избрали 14 коммунистов и 6 беспартийных. В октябре 1920 г. организовали вторые перевыборы, которые привлекли часть женщин, до этого времени полностью лишенных возможности участвовать в общественной жизни. Социальный состав волисполкомов и сельсоветов в основном по всей губернии оказался одинаков: середняки и бедняки, при этом в сельсоветы вошли и зажиточные крестьяне. Членов РКП было больше в волостных исполкомах, чем в сельсоветах, именно они и контролировали всю отчетность и документацию, так как большая часть сельского государственного аппарата оказалась малограмотной.

По настоянию центрального правительства с каждым годом росло количество бедняков и женщин, входящих в сельские Советы. К управлению деревней старались не допустить лишь зажиточную часть населения, при этом более 50% состава сельсоветов Ишимского округа после окончания Гражданской войны занимали середняки: в 1925–1926 гг. – 61,1%, в 1926–1927 гг. –50,7%. С началом коллективизации эти данные резко изменились в сторону беднейших жителей деревни.

Основными задачами Советов периода Гражданской войны являлись сбор хлеба для армии и промышленных центров государства, а также контроль ряда повинностей, предписанных приишимцам для укрепления обороноспособности РСФСР. Политика военного коммунизма усиливала социальную напряженность в деревне: жестокие командные методы заставляли народ скрывать хлеб, имущество, уклоняться от военной и трудовой мобилизации. И лишь с введением новой экономической политики наравне с преобразованием органов государственного управления началось строительство советского хозяйства, в деревнях стали изживаться «беззакония» со стороны низовых органов власти, все больше вопросов переходило в ведение Советов.

Молодое Советское государство в тяжелое для всех время предприняло ряд попыток улучшить положение самых обездоленных, незащищенных категорий населения. 13 августа 1919 г. создается Тюменский губернский отдел социального обеспечения, к 1 января 1920 г. в Ишимском уезде действовали городской, уездный и волостные отделы социального обеспечения. Здесь выдавались пенсии инвалидам-красноармейцам, вдовам и сиротам красноармейцев и царской армии; оказывалась помощь пострадавшим от контрреволюции, немощным, инвалидам войны; занимались охраной материнства и младенчества, опекой. Из-за постоянного дефицита товаров для пенсионеров открывались лавки, в которых можно было получить крупу, соль, спички, табак, мыло, керосин. В июне–июле 1920 г. все дела, связанные с охраной младенчества, передали в Наркомат здравоохранения, опеку малолетних – Наркомату народного образования. Наркомат социального обеспечения стал заниматься инвалидами, пенсионерами, выдачей пособий и пайков. Так, 9 января 1920 г. прошло уездное собрание инвалидов. Ишимский уездный и городской союз увечных воинов Тобольской губернии возглавлял председатель Войнов, в решении текущих дел ему помогал председатель правления И. Грязнов.

Новая система судопроизводства в соответствии с декретом о суде № 3 от 13 июля 1918 г. запрещала ссылки на законы прежних правительств, опираясь на новое законодательство, представляла, в первую очередь, интересы трудящихся. Но именно крестьяне и рабочие чаще всего оказывались на скамье подсудимых. Основными причинами преступлений в то время служили голод, нужда, слабость органов управления и правопорядка. После изгнания Колчака советский суд в основном рассматривал дела крестьян, совершивших кражу хлеба или домашних животных. Наряду с одиночками выявлялись группы и бандитские шайки, которые грабили и убивали людей.

Основные положения общей части советского уголовного права были сформулированы в «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР», изданных Наркомюстом РСФСР 12 декабря 1919 г. Теперь судья при определении меры наказания учитывал классовую принадлежность преступника, освобождал от ответственности лиц младше 14 лет и душевнобольных. В 1922 г. вводится первый советский Уголовный кодекс РСФСР, обязательный для всех граждан государства.

В конце Гражданской войны стал распространяться новый вид преступности – взяточничество. Здесь ответчиками уже выступали бюрократы, представители властных структур. И только к концу 1923 г. рост преступности в Приишимье удалось приостановить.

После смерти основателя государства В.И. Ленина в январе 1924 г. в советской юстиции появляется лозунг «Революционная законность». Именно ее и старались соблюдать при рассмотрении уголовных, административных, гражданских дел. Особое внимание стали уделять растратчикам. Если в первой половине 1924 г. суды округа разобрали 15 таких дел, то в первой половине 1926 г. их количество возросло до 96. С августа 1925 г. по июль 1926 г. в следственные органы сообщили о растрате 210 тыс. руб. Чиновники и служащие, имеющие непосредственное отношение к крупным суммам денег, оказались под пристальным вниманием общественности. В дальнейшем судебно-административный аппарат вел борьбу с бюрократизмом, волокитой, за снижение цен.

Ишимский окружной отдел юстиции включал четырнадцать участков, в центре каждого находился народный суд, состоящий из судьи и двух народных заседателей. Постепенно на их рассмотрении поступало все меньше уголовных дел и больше гражданских. Партийное руководство связывало это в первую очередь с просветительской работой на селе, улучшением качества жизни, профессионализмом следователей и милиционеров. Известно, что в 1927 г. раскрываемость преступлений составила 83%.

Сохранилось описание нескольких учреждений судебной власти этого периода, благодаря которым можно судить об условиях их работы. Например, Частоозерский нарсуд 9-го района выделился в самостоятельную структурную единицу 1 июля 1925 г. Подведомственная ему территория занимала 1825 км и включала 26 населенных пунктов с 13 сельсоветами, где проживало 21173 человека. Учреждение размещалось в центре с. Частоозерского в «старинном домике» бывшего священника. В четырех комнатах имелся кабинет судьи, канцелярия для судебного дела, сторожихи и курьера; свидетельской комнатой служил конный коридор. Во время заседаний суд совещался в кабинете судьи, где скудную обстановку составляли шкаф для хранения вещественных доказательств, стол и три табуретки. Остальным участникам процесса оставалось подпирать стены и молиться, чтобы разбирательство не затянулось. Заработная плата судьи тогда составляла 67 руб., секретаря – 30 руб., делопроизводителя – 18 руб., курьера – 9 руб. в месяц.

Еще хуже дело обстояло в Армизонском народном суде, хотя тот и размещался в «почти» отдельном двухэтажном здании. Внизу радом с комнатой для совещаний имелась комната для вещественных доказательств, чуть дальше – помещение для свидетелей; на втором этаже – канцелярия суда, судебный зал и комната сторожихи. По распоряжению райисполкома две соседние с судом комнаты наверху занимал ветеринарный фельдшер, поэтому иногда, во время судебного разбирательства, за стеной начинали кричать домашние животные, которым оказывалась срочная медицинская помощь. Из инвентаря учреждение располагало только двумя простыми деревянными столами, двумя табуретками и тремя скамейками, установленными в судебном зале.

Из-за недостаточного финансирования канцелярия «хромала на все четыре ноги»: отсутствовали книги, бумага для заявлений и др. Тем не менее только с 1 декабря 1925 г. по 1 февраля 1926 г. Армизонский суд рассмотрел 66 уголовных и 47 гражданских дел.

23 марта 1918 г. СНК принял Положение о муниципализации нотарильных контор, которые занимались алиментами, семейно-имущественными делами, бытовой куплей-продажей, бытовым подрядом. С 1922 г. нотариат был объявлен государственным учреждением. В соответствии с Постановлением ЦИК СССР от 14 мая 1926 г. «Об общих принципах организации государственного нотариата» он стал подчиняться судебным органам, а с 1930 г. нотариальные конторы получали одинаковые права с райисполкомами при производстве нотариальных действий. В районных исполкомах заключались договора о сдаче в аренду земельных участков и о праве их застройки отдельными гражданами, составлялись протоколы планов на постройку жилых домов

Потрясения Первой мировой и Гражданской войны, установление Советской власти резко изменили обстановку в западносибирском селе. Впервые в истории к управлению стали привлекаться представители непривелигерованных сословий обоего пола, а новые учреждения исполнительной власти – Советы – получили достаточно широкие полномочия. В течение десяти лет после Февральской буржуазной революции кардинально изменилось и отношение приишимцев к государственной власти вследствие результатов деятельности отдельных институтов. Если в 1917–1919 гг. оно находилось в диапазоне равнодушно-негативного, то к концу НЭПа сместилось к равнодушно-положительному. Строительство социально-культурных учреждений, вовлечение простых граждан в строительство социализма, несомненно, формировали образ нового советского человека, всесторонне поддерживающего решения партии и правительства. В то же самое время борьба с инакомыслием, пережитками прошлого ставила часть зажиточного сибирского крестьянства в оппозицию к государственной власти и отдельным ее представителям.

Источник: Е.П. Ермачкова «Органы государственной власти в начальный период строительства социалистического общества (1917-1927 гг.»

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2020 (17)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt