Коалиционное руководство вооруженными силами во Второй мировой войне

Опубликовал: zampolit, 26-04-2020, 14:09, Великая Победа, 49, 0

В годы второй мировой войны наряду с национальными системами стратегического руководства в различных формах осуществлялось и коалиционное руководство вооруженными силами. Каждая из противоборствовавших коалиций стремилась объединить усилия в борьбе за достижение военно-политических целей. В формах и методах коалиционного руководства нашли отражение социально-политические, экономические, внешнеполитические и военно-стратегические особенности, присущие воевавшим государствам.

С образованием антигитлеровской коалиции были созданы объективные предпосылки для военного сотрудничества государств, вооруженные силы которых участвовали в борьбе против фашистского блока. Это сотрудничество выражалось, в частности, в координации военных усилий стран через их органы стратегического руководства. Вместе с тем в ходе войны не было создано постоянно действующего органа объединенного военного руководства всех союзных стран.

Как отмечалось, наиболее важные вопросы сотрудничества рассматривались на конференциях глав правительств СССР, США и Англии при участии представителей высших военных штабов. Большое значение имели переписка глав правительств СССР, США и Англии, двусторонние встречи глав правительств, а также их консультации с послами союзных стран. Взаимная информация о военных действиях шла через военные миссии стран коалиции и путем обмена телеграммами между генеральными штабами и другими органами высшего военного командования. Практическое решение военных вопросов и задач согласования действий вооруженных сил осуществлялось высшими военными штабами, а также другими компетентными органами стран антифашистской коалиции на основе договоренности глав правительств. Опыт войны показал, что такой способ позволяет сравнительно оперативно решать многие проблемы в общих интересах. Так, совместными усилиями Генерального штаба Вооруженных Сил СССР и представителей главного командования США были организованы боевые действия американских военно- воздушных сил при проведении «челночных операций» в 1944 г. (с посадкой американских бомбардировщиков, вылетавших с баз Средиземного моря, на советские аэродромы на Украине). Главный морской штаб СССР совместно с представителями ВМС Англии разработал основы взаимодействия английских и советских кораблей в северных водах. Созданный по решению ГКО аппарат ВМФ СССР в США, Англии и Иране поддерживал постоянные контакты с британским адмиралтейством и управлением военного судоходства США по вопросам организации и защиты союзных конвоев.

Согласование военных усилий СССР, США, Англии и Франции во второй мировой войне дало в конечном счете положительный результат. Однако невыполнение союзниками в течение длительного времени своего основного обязательства — открытия второго фронта в Европе приводило к затягиванию войны, отрицательно сказывалось на ходе военных действий не только на советско-германском, но и на других фронтах, в значительной степени осложняло разработку планов Ставкой ВГК.

Наряду с координацией военных усилий четырех держав — СССР, США, Англии и Франции («большая коалиция») — в ходе войны действовали региональные системы руководства вооруженной борьбой. Они создавались по мере необходимости, различались по политическим и военным целям в войне, масштабам вооруженной борьбы и составу входивших в них стран.

Одной из таких систем коалиционного руководства являлось объединение усилий Вооруженных Сил СССР и армий стран, участвовавших в военных действиях на советско-германском и советско-японском фронтах в соответствии с межправительственными соглашениями о совместной борьбе с фашистской Германией и милитаристской Японией. Эта работа осуществлялась Советским правительством и Ставкой ВГК по согласованию с правительствами и высшими военными органами этих стран.

Согласование усилий вооруженных сил выражалось чаще всего в совместной разработке планов операций. При встречах глав (представителей) правительств, командующих и военных миссий решались принципиальные вопросы использования войск союзных армий на советско-германском фронте.

В решении задач по организации оперативно-тактического взаимодействия чаще всего практиковался обмен офицерами связи. Положительный опыт организации управления группировками войск Советского Союза и соединений дружественных армий на советско-германском фронте был использован в ходе военных действий против Квантунской армии в 1945 г.

В целом формы и методы согласования усилий Советской Армии, войск Польши, Чехословакии, Югославии, Болгарии, Румынии, МНР отличались высокой оперативностью и боевой эффективностью. Личные встречи руководящих лиц, прямые контакты командующих (командиров) и их штабов, система представительства и военных советников обеспечивали полное единство понимания решаемых задач и целенаправленность управления войсками в совместно проводимых операциях.


На принципиально иных основах строилась организация коалиционного руководства вооруженными силами США, Англии, Франции и других буржуазных государств, входивших в состав антигитлеровской коалиции. В отношениях между ними сказывались и межгосударственные противоречия, и неравноправное положение доминионов и колоний Британской империи по отношению к метрополии.

Коалиционная система военного руководства Англии и Франции оформилась еще в мирное время. Высшим военно-политическим органом англо-французской коалиции стал верховный совет союзников в составе премьер- министров, министров иностранных дел и министров обороны этих стран. В качестве консультативного органа при нем функционировал высший военный комитет. Совету отводилась роль совещательного органа, право же принимать решения оставалось за правительством каждой страны. Единого военного командования и объединенного штаба союзных армий создано не было.

Опыт первого периода второй мировой войны показал, что эта система коалиционного руководства не смогла обеспечить объединение усилий двух стран в области стратегического использования вооруженных сил.
Развал англо-французского союза и угроза распространения фашистской агрессии ускорили более тесное сближение Англии с США. В свою очередь правительство Ф. Рузвельта стремилось расширить контакты с Лондоном. В конце 1940 — начале 1941 г. между ними было подписано несколько соглашений о военном сотрудничестве. В Лондоне и Вашингтоне начали работу постоянные военные миссии.

Основные проблемы стратегии США и Англии рассматривались главным образом на периодических конференциях и встречах глав правительств этих государств, а также в процессе переписки между Ф. Рузвельтом И У. Черчиллем. Всего было проведено девять официальных конференций (в Вашингтоне, Касабланке, Каире и т. д.). Для согласования отдельных вопросов главы государств использовали также личных представителей.

На Вашингтонской конференции глав правительств США и Англии в декабре 1941 г.— январе 1942 г. были разработаны основы англо-американской стратегии и принято решение о создании коалиционных органов военного руководства. Высшим, постоянно действующим военным органом коалиционного руководства стал объединенный англо-американский комитет начальников штабов с местом пребывания в Вашингтоне. В его состав вошли начальники штабов видов вооруженных сил США и Великобритании, а также начальник штаба президента США. Английские члены комитета оставались в Лондоне, а в Вашингтоне постоянно находились их представители (английская миссия).

Объединенный комитет начальников штабов, практическая деятельность которого началась с марта 1942 г., участвовал в разработке важных проблем коалиционного руководства, определял замыслы -стратегических операций и утверждал планы ведения вооруженной борьбы, порядок материально-технического обеспечения войск на ТВД, распределял зоны ответственности между вооруженными силами США и Англии, осуществлял контроль за ведением операций.

В ходе войны были предприняты попытки создать военно-политические органы и более широкого состава, куда наряду с Англией и США входили бы и другие государства. В Лондоне, например, существовал так называемый Совет по Дальнему Востоку из представителей Англии, Австралии, Новой Зеландии и Голландии. С весны 1942 г. в Вашингтоне функционировал Тихоокеанский военный совет, состоявший из представителей США, Англии, Австралии, Канады, Голландии, Индии, Бирмы, Новой Зеландии. Эти советы обсуждали военно-политические проблемы, но их решения не имели юридической силы.

Для подготовки и ведения операций на различных ТВД создавались зоны стратегической ответственности. В марте 1942 г. ответственность за руководство вооруженной борьбой на Тихом океане была возложена на вооруженные силы США, а в Юго-Восточной Азии и на Среднем Востоке - на британские вооруженные силы. Атлантический океан был разделен на английскую и американскую зоны, в каждой из которых за операции отвечало командование военно-морских сил соответствующей державы. В Европе сохранялась общая ответственность за ведение военных действий.

На театрах, где действовали совместно различные виды вооруженных сил США и Великобритании, создавались союзные объединенные командования. С согласия правительств обеих стран назначался главнокомандующий союзными вооруженными силами с подчинением объединенному комитету начальников штабов. Он определял состав оперативных группировок и осуществлял руководство ими, нес ответственность за ход военных действий. Главнокомандующему подчинялись все командующие видами вооруженных сил, действовавших в данном районе. В непосредственном распоряжении главнокомандующего имелся штаб, состоявший из офицеров обеих стран.

В 1942 г. объединенное союзное командование было создано для проведения операций в Северной Африке, которое затем преобразовали в командование союзных сил на Средиземном море. В 1943 г. были сформированы объединенные командования в Западной Европе и Юго-Восточной Азии. Выбор кандидатур на должность главнокомандующего и других высших должностных лиц на театрах военных действий проходил в острой политической борьбе.
В объединенном командовании, созданном для осуществления вторжения в Северную Францию, проявились характерные черты совместного американо-английского управления войсками. Выделенные для операции сухопутные, морские и воздушные силы поступали в полное подчинение главнокомандующего союзными экспедиционными силами на Западно-Европейском ТВД американского генерала Д. Эйзенхауэра, его заместителем стал англичанин — главный маршал авиации А. Теддер. В апреле 1943 г. был образован штаб экспедиционных сил союзников в Европе. Он занимался в первую очередь проблемами перспективного планирования операций после высадки на континент и административно-снабженческими вопросами, а также вопросами политического и дипломатического характера.

В организации коалиционного руководства США и Англии важное место занимали проблемы стратегического планирования и управления группировками войск (сил флота) на театрах военных действий. Процесс коалиционного планирования был сложным, протекал нередко в обстановке острых разногласий и столкновений различных точек зрения. Планы отдельных кампаний и операций рассматривались на конференциях глав правительств с участием членов объединенного комитета начальников штабов. В них излагалась оценка военно-политической обстановки, намечались стратегические задачи, порядок их выполнения, состав сил и средств. Так планировались операции по вторжению в Северную Африку («Торч»), Северную Францию («Оверлорд»), Южную Францию («Энвил») и др. В ходе боевых действий в планы вносились уточнения в связи с изменениями в обстановке или по требованию одного из союзников.

Разногласия между США и Англией по ряду военно-политических вопросов являлись серьезным препятствием для принятия согласованных стратегических решений. Американское руководство в первую очередь стремилось захватить ключевые позиции на Тихом океане, усилить влияние в странах Европы и Азии; правящие круги Англии надеялись утвердить свое господство на Балканах, в районе Средиземного моря и на Ближнем Востоке, сохранить Британскую империю. Противоречия англо-американской системы коалиционного руководства оказывали негативное влияние на ведение кампаний и операций, организацию взаимодействия. Как США, так и Англия нередко стремились использовать силы союзников в интересах достижения собственных политических и стратегических целей, переложить друг на друга основную тяжесть борьбы, а вместе — на СССР. При выработке основных проблем коалиционной стратегии США и Англии интересы Советского Союза и его Вооруженных Сил или полностью не учитывались, или отодвигались на второй план. Это наносило существенный ущерб объединению усилий антифашистской коалиции в борьбе против общего врага.

В целом сложившаяся в годы войны англо-американская система коалиционного стратегического руководства вытекала из политических целей и характера взаимоотношений этих государств и, несмотря на возникавшие внутри коалиции противоречия, в основном обеспечивала решение большей части задач, которые стояли перед их вооруженными силами.


В рамках фашистского блока стратегическое руководство имело свои особенности. Еще в предвоенные годы пактами и соглашениями фашистско- милитаристских государств, объединившихся в агрессивный союз, предусматривались сотрудничество в области планирования военного производства, взаимная информация и установление воздушных коммуникаций.

Страны фашистского блока предпринимали попытки согласовать планы стратегических действий. В ходе войны между Германией, Италией и Японией трижды, начиная с 1940 г., заключались соглашения о взаимодействии вооруженных сил. Последним из них, подписанным в Берлине в январе 1942 г., определялись главные пункты военного сотрудничества на различных театрах военных действий. Предусматривая разграничение сфер военной деятельности, участники агрессивного блока договорились, что их вооруженные силы будут осуществлять операции в соответствующих зонах: Германия и Италия — на территориях и в водах к западу, а Япония—к востоку от 70-го градуса восточной долготы. Оперативными планами определялись зоны действий флотов трех государств на различных морских театрах.

Одной из форм военного сотрудничества являлась деятельность совместных военных комиссий, существовавших с января 1942 г. В страны фашистского блока посылались на длительное время специальные военные миссии. Они наделялись широкими полномочиями, вплоть до подписания военных соглашений. Регулярно осуществлялся обмен военно-политической информацией. Японское командование, например, систематически сообщало руководству фашистской Германии о своих военных приготовлениях к войне против СССР, об обстановке на различных театрах военных действий.

Вместе с тем достичь полного согласования стратегических усилий странам фашистско-милитаристского блока не удалось. Решения по координации стратегических планов носили декларативный характер и чаще всего оставались на бумаге. Участники блока были едины лишь в той мере, в какой это способствовало достижению военных целей каждой страны.

Недостаточно эффективной была и система военного коалиционного сотрудничества Германии и Италии. Используемые в совместных операциях в Северной Африке и на советско-германском фронте, войска фашистской Италии фактически находились, в прямом подчинении германского командования; в тяжелых ситуациях (например, под Сталинградом) их бросали на произвол судьбы. Подобные взаимоотношения союзных стран объяснялись недоверием военно-политического руководства фашистской Германии к своему «младшему партнеру» по блоку и просто пренебрежением итальянскими войсками.

Главенствующую роль играло гитлеровское военно-политическое руководство и среди других европейских стран фашистской коалиции. Основной формой согласования их усилий было направление в союзные страны германских военных миссий. Решающее влияние оказывало германское военное командование на боевое использование войск сателлитов. Так, румынские войска формально подчинялись непосредственно диктатору Антонеску, однако по оперативной линии находились в постоянном подчинении немецкого командования. Такое же положение было в венгерской армии. Значительную роль в системе военного коалиционного руководства играло введение при верховном командовании союзных государств должности «германского генерала», или представителя ОКХ.

В ставку Гитлера вызывались начальники генеральных штабов этих стран, где им давались указания по различным вопросам ведения военных действий. Иногда практиковались встречи Гитлера с главами европейских союзных стран (с каждым в отдельности), но не столько для принятия каких-либо совместных решений, сколько для того, чтобы добиться от Венгрии, Румынии, Финляндии максимальной мобилизации людских и материальных ресурсов и отправки их на советско-германский фронт. С усилением кризиса и приближением окончательного краха фашистского блока в Европе главенствующая роль гитлеровской Германии по отношению к ее оставшимся союзникам значительно усилилась. Руководство их вооруженными силами полностью сосредоточилось в руках германского командования.

Согласование вопросов использования национальных вооруженных сил, созданных с помощью японцев в странах Юго-Восточной Азии, осуществлялось на конференциях и совещаниях. Но Японии не удалось возглавить общее руководство вооруженными силами марионеточных государств Юго-Восточной Азии, хотя она и предпринимала попытки к координации их действий. Японское командование использовало марионеточные войска только для подавления освободительного движения на территориях оккупированных ею стран.

Таким образом, в ходе второй мировой войны сложились различные формы коалиционного стратегического руководства. Опыт координации усилий государств антигитлеровской коалиции свидетельствует о преимуществе коалиционной стратегии союзников над стратегией агрессивного фашистско-милитаристского блока.

В руководстве вооруженной борьбой в годы второй мировой войны отразились закономерности и особенности, присущие политическим и экономическим системам воевавших государств, взаимосвязь военной стратегии с их политикой и экономикой.

Эффективность стратегического руководства определялась целями войны, степенью единства политических и военных органов, организационной структурой высшего военного командования, уровнем полководческого искусства командного состава вооруженных сил и методами их работы. Она была неодинаковой в армиях воевавших государств. Чем полнее совпадали политические цели войны с интересами народных масс, тем большие возможности открывались для реализации военных планов и повышения эффективности стратегического руководства. И наоборот, несовпадение политических целей с интересами народных масс ослабляло военное руководство, уменьшало его возможности влиять на обстановку и добиваться решения поставленных задач.

Война подтвердила преимущества советской системы стратегического руководства, опирающейся на передовой общественный строй, высокие морально-боевые качества личного состава, научные методы познания военных явлений. Советское стратегическое руководство сумело верно определить сильные и слабые стороны военной организации противника и успешно использовать заложенные в социалистическом строе объективные возможности для достижения победы. Высокий уровень руководства определялся ленинским стилем работы командующих и их штабов, партийным подходом ко всем вопросам развития и боевого использования войск.

Источник: "Вторая Мировая война. Итоги и уроки", Москва, Военное издательство, 1985 г.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2020 (40)
Апрель 2020 (40)
Март 2020 (36)
Февраль 2020 (41)
Январь 2020 (31)
Декабрь 2019 (72)
Календарь
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.