Стратегическое руководство армиями фашистского блока

Опубликовал: zampolit, 25-04-2020, 20:27, Великая Победа, 44, 0

В организации стратегического руководства вооруженными силами государств, объединившихся в агрессивный блок, было много общего. Это определялось сходством их государственного, политического и военного устройства, внутренней и внешней политики, принятых методов ведения военных действий. Вместе с тем система стратегического руководства каждого из этих государств имела существенные особенности.

Система стратегического руководства Германии, сложившаяся к началу второй мировой войны, впитала опыт прусского милитаризма в ведении захватнических войн и отражала крайне реакционную сущность фашизма. Режим фашистской диктатуры характеризовался узурпацией политической, административной и военной власти фюрером, который занимал все высшие посты в государстве, в том числе и пост верховного главнокомандующего.

В 1938 г. в Германии было создано верховное главнокомандование вермахта (ОКБ), непосредственно подчиненное фюреру. В функции ОКБ входили организация ведения войны в целом, координация действий видов вооруженных сил, а также (до 1942 г.) направляющее влияние на экономическую подготовку войны. В составе ОКБ наиболее важную роль играл штаб оперативного руководства (фактически личный штаб фюрера). Он осуществлял стратегическое планирование, разрабатывал оперативные директивы, организовывал взаимодействие между вооруженными силами стран блока.

Поскольку осуществление агрессивных замыслов германского империализма зависело прежде всего от хода войны на суше, первое место в системе стратегического руководства занимали главное командование сухопутных войск (ОКХ) и его генеральный штаб. ОКХ несло ответственность за тот континентальный театр военных действий, который на каждом из этапов вооруженной борьбы имел для фашистской Германии наибольшее значение. Генеральный штаб решал все вопросы по подготовке и использованию сухопутных войск, планированию операций и повседневному руководству военными действиями на континентальных театрах. Большую роль в управлении войсками играли также командования и штабы оперативно-стратегических объединений сухопутных войск — групп армий. Их командующие имели широкие полномочия при подготовке и ведении операций.

С началом войны против Советского Союза роль ОКХ и генерального штаба сухопутных войск значительно возросла. На них была возложена ответственность за планирование и осуществление операций на советско- германском фронте; другие театры военных действий в оперативном отношении были подчинены ОКБ. После того как в декабре 1941 г. вермахт потерпел поражение под Москвой, пост главнокомандующего сухопутными войсками взял на себя Гитлер, значение аппарата ОКХ в механизме управления еще более увеличилось.

Если в первых кампаниях, пока вермахту противостояли армии капиталистических стран Европы, система стратегического руководства функционировала без особых сбоев, то с вторжением в СССР отлаженный механизм гитлеровской военной машины начал давать перебои. Стратегическое руководство Германии оказалось неспособным правильно оценить соотношение сил, глубоко проанализировать политические, экономические и военные факторы в их взаимосвязи.

Поражения вермахта на советско-германском фронте, прежде всего под Москвой и Сталинградом, потрясли систему немецко-фашистского стратегического руководства. «Потеряв инициативу, — отмечал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, — гитлеровское командование не справилось с возникшими трудностями как в отношении организации операций, так и в практическом их осуществлении, что значительно приблизило час их катастрофического поражения». Попадая в сложную обстановку, фашистское командование зачастую не находило оптимальных решений, опаздывало с постановкой задач, ставя войска в трудное, а подчас безвыходное положение. Просчеты в управлении войсками становились все чаще, а их последствия — все тяжелее.

Пытаясь найти выход из затруднений, в которых оказался вермахт на советско-германском фронте, гитлеровское руководство часто прибегало к перестановке, «перетряхиванию» высшего военного командования. Так, после поражения под Москвой было проведено массовое отстранение от должностей высокопоставленных генералов и офицеров действующей армии, в том числе главнокомандующего сухопутными войсками, всех командующих группами армий и многих командующих армиями. Однако перестановки в высшем командном составе и сосредоточение все больших полномочий в руках фюрера не оказали положительного влияния на подготовку и проведение операций. Более того, авантюризм как характерная черта политики и стратегии фашистской Германии стал еще заметнее в сфере решения оперативных вопросов.
Стремление повысить эффективность стратегического руководства выражалось также в усилении процесса сращивания высшего военного командования с руководящим аппаратом нацистской партии. На многие штабные и командные посты были выдвинуты чины СС. В январе 1945 г., например, командующим группой армий «Висла» был назначен рейхсфюрер СС Гиммлер. Другой мерой, принятой в целях выхода из трудностей, было проведение ежедневных совещаний высшего командного состава в ставке верховного командования.

Однако и такая форма руководства не дала и не могла дать желаемого эффекта. Усилился процесс мелочной регламентации деятельности командующих группами армий. Бесчисленные, подчас противоречивые указания ставки, поток спускаемых в войска директив свидетельствовали о потере перспективы и неумении выделить основное в цепи военных событий. Частая замена руководящих кадров при сохранении неизменными общих основ и методов стратегического руководства усугубляла его порочность, неизбежно вела к усилению шаблонности и авантюризма. Порочность такого руководства полностью проявилась в провале его стратегических планов на советско- германском фронте. Созданная еще при подготовке к агрессии система стратегического руководства фашистской Германии в ходе войны функционировала все с меньшей эффективностью, потерпев в конечном счете полное банкротство.

В Италии высшая государственная и военная власть формально принадлежала королю, в действительности же во главе государства и вооруженных сил стоял фашистский диктатор Муссолини. Ему непосредственно был подчинен и генеральный штаб вооруженных сил. Наряду с министерствами и генеральным штабом существовал межведомственный орган — высший совет национальной обороны, выполнявший совещательные функции. Военное, авиационное и морское министерства также имели свои генеральные штабы.

Характерная черта системы стратегического руководства фашистской Италии — возраставшая зависимость от Германии. Даже при обороне Сицилии в 1943 г. итальянское руководство находилось под контролем командующего немецкими войсками.

Ход войны показал, что стратегическое руководство Италии не способно эффективно решать стоявшие перед ним задачи. Отсутствие четкого планирования, ясности и конкретности поставленных целей, твердого управления войсками в ходе боевых действий наряду с относительно низкой боеспособностью армии привело к тому, что ни в одной из проведенных операций не было достигнуто крупного и прочного успеха.


Система стратегического руководства милитаристской Японии была построена в соответствии с военной доктриной, предусматривавшей ведение агрессивных войн в Азии и в бассейне Тихого океана.

Высшим военно-политическим органом Японии, принимавшим важнейшие решения по ведению войны, являлась императорская (имперская) конференция, в заседаниях которой принимали участие император, премьер- министр, военный и военно-морской министры, начальники генеральных штабов армии и флота. Принятие более конкретных, согласованных решений осуществлялось советом по координации, который в августе 1944 г. был преобразован в высший совет по руководству войной.

Верховным главнокомандующим вооруженными силами являлся император. Сухопутные силы возглавлял военный министр, а флот — военно- морской министр. Стратегическое руководство осуществлялось через ставку, созданную еще в 1937 г., с началом агрессии против Китая. Она была наделена широкими полномочиями и принимала решения по важнейшим оперативно-стратегическим вопросам. Ставка состояла из секций армии и флота. В нее входили военный и военно-морской министры, начальники генеральных штабов и другие руководящие представители вооруженных сил. Секции ставки не только стремились действовать самостоятельно, но порой и соперничали между собой.

Руководство боевыми действиями сухопутных войск и сил флота ставка осуществляла через командующих фронтами (флотами), стратегическими направлениями и отдельными объединениями. В целом организация стратегического руководства в Японии была более устойчивой, нежели в Германии и Италии. Однако в условиях несоответствия захватнических планов реальным возможностям она не смогла выполнить возлагавшиеся на нее функции.

Таким образом, системы военного руководства Германии, Италии и Японии, опиравшиеся на реакционные политические режимы, оказались неспособными воплотить в жизнь авантюристические военные планы и потерпели банкротство в результате побед, одержанных вооруженными силами СССР и других стран антифашистской коалиции.

Источник: "Вторая Мировая война. Итоги и уроки", Москва, Военное издательство, 1985 г.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2020 (39)
Апрель 2020 (40)
Март 2020 (36)
Февраль 2020 (41)
Январь 2020 (31)
Декабрь 2019 (72)
Календарь
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.