Развитие поселений тоболо-иртышских татар

Опубликовал: harlov, 6-02-2020, 13:57, Земля Тюменская, 299, 0
Развитие поселений тоболо-иртышских татар

Ранние сведения о поселении тоболо-иртышских татар (к ним относятся тарские, курдакско-саргатские, тобольские, тюменские, ясколбинские татары) в XVI-XVII вв. рисуют неоднообразную картину. С одной стороны, уже во времена Кучума, а конечно же, и ранее у тоболо-иртышских татар имелись укрепленные городища, включавшие «город и окопы», которые С. В. Бахрушин назвал замками, градами, городками.

Г. Ф. Миллер в связи с этим отмечал интересный факт: «Башкиры не имеют для тюменских и тобольских татар никакого другого названия, как турали; они объясняют это название тем, что татары спокон веков жили в городах и укрепленных местах или по крайней мере на одном и том же месте, в то время как сами башкиры часто переменяли свое местожительство в степях».

А. А. Оксенов, опираясь на данные путешественников, писал в 1888 г.: «...Татары, обитавшие по реке Туре и появившиеся, по предположениям ученых, в пределах Северо-Западной Азии в XIII столетии, первые из сибирских татар стали жить оседло, почему и были прозваны туралами, или туралинцами, т. е. городскими или оседлыми... Городок Сибирь уже существовал до поселения в нем около 1495 г. сибирского князя Магмета. Так, путешественник Иван Шильтбергер, посетивший разные места Европы, Азии и Африки в промежуток времени от 1394 до 1427 года... упоминает также о городе Сибири. Таким образом, этот городок уже существовал в начале XV столетия».

И. Г. Георги вслед за Г. Ф. Миллером считал, что эти поселения строились по подобию бухарского города или по плану укрепленного стана. Г. Ф. Миллер отмечал два типа строений в городке Искер: бревенчатые жилища и жилые сооружения из необожженных кирпичей. По сведениям В. Н. Пигнатти, в 1915 г. проводившего раскопки на Кучумовом городище, в столице Сибирского ханства «строения были сооружены из хвойного леса, имели печи или чувалы, сложенные из кирпичей. Остатки слюды... указывают на то, что постройки имели окна». Известно, что за укрепленными стенами Искера население жило «...главным образом в конусообразных юртах, крытых тростниковыми рогожами». Не исключено, что это были жилища воинских людей, находившихся на службе у Кучума, - возможно, юрты казахов или ногайцев. С. В. Бахрушин высказал об Искере как столице Сибирского ханства особое мнение: «В действительности это был небольшой укрепленный городок, в котором ханская семья и подчиненные хану татары скрывались в момент опасности».

Все же бревенчатые жилища были, вероятнее всего, широко распространены у тоболо-иртышских татар. В XVII в. они стали фактически единственным видом жилых строений и в городах, и в селениях. Жилища со стенами из необожженных кирпичей постепенно исчезли. Дома сибирских татар даже в Тобольске в тот период имели вид бревенчатых юрт, а тобольские бухарцы, по данным неизвестного автора, «живут в прекрасно построенных деревянных домах, имеющих большие окна и двери на немецкий образец».

С другой стороны, Р. Барберини в 1565 г. писал о сибирских татарах: «...Нет у них домов или постоянных жилищ, но всегда разъезжают они повсюду в санях, по снегам и лесам, промышляя звериною ловлею». Он сообщал также, что живут татары здесь же на промысле. С. В. Бахрушин считал, что «сибирские татары в XVI в. только еще переходили к земледелию. Они еще в значительной степени кочевали со своими стадами» Г. Е. Катанаев, описывая населенные пункты более южных групп тоболо-иртышских татар, в том числе поселение кучумовичей 1601 г., предполагал, что более всего у них было жилищ из сырцовых кирпичей, дерна и глиняных мазанок, хотя встречались и бревенчатые постройки. Он привел сведения боярского сына Гаврила Артемьева о том, что поселение у Ишимской верхней луки близ истока Абучи, впадающей в Тобол, в дубраве состояло из нескольких рубленых изб, поставленных наружными стенами по кругу. Это был, видимо, поселок оборонительного характера. Сам этот текст командированного в 1601 г. для поиска кучумовичей Азима и Каная Гаврила Артемьева звучит так: «... А кочуют-де царевичи Канай и Азим меж Ишима и Обаги-реки в дубраве, от устья Оба- ги-реки... а поставлены-де у них избы рублены в стену кругом по смете-де изб с полчетвертьдесять; да у них же-де... обдернуто около изб телегами кочевыми большими для крепости от приходов...». Видно, что полукочевой и даже, возможно, кочевой образ жизни был характерен для тоболо-иртышских татар южной территории их расселения.

В. И. Шунков в документах Сибирского приказа встретил фразу, что татары Ишимского острожка Тарского уезда «живут зимою в юртах, а летом, выезжая, живут в летних юртах». А это уже таежные регионы, зона расселения северных курдакско-саргатских татар. Тем более летники и зимники могли быть и у других групп местных татар. Так, в описаниях поселений тоболо-иртышских татар второй половины XIX в. встретилось сообщение, что «некоторые татарские деревни делятся на летние и зимние, т. е. на постоянные жилища и летние кочевья».

Похоже, что XVI и XVII вв. - это время увеличения постоянных поселений. Отдельные городки - укрепленные поселения имелись во всех группах тоболо-иртышских татар XVI в. К приходу русских их насчитывалось, по одним данным, около 15, по другим, возможно, преувеличенным сведениям, в Сибирском ханстве их было до 70.

Среди городков тюменских татар в конце XVI в. известны были Чимги-Тура, другое название - Чингидин (Тюмень), когда- то столица Тюменского ханства, укрепление на холме Цымырлы у устья Туры, Яшил-Тура на р. Туре (где Вахтерские юрты), «заставной кучумов городок» Тарханский, Явлу-Тура (в районе нынешнего Ялуторовска), городище на месте г. Кургана («Царево городище»), городок есаула Алышая на Тоболе вниз от устья Туры и выше Тавды, Кинырский городок по р. Туре выше Чимги-Туры и другие. Часть тюменско-татарского населения проживала в так называемых юртах - небольших поселениях или на кочевых становищах. На р. Туре одним из таких поселений были, например, Епанчины юрты (долгое время Туринск, основанный на этом месте, имел второе название - Епанчин), близ Чимги-Туры поселения князьков Матмаса, Каскара, Бараба (Варварины юрты). Жители Красноярских юрт, находившихся недалеко от устья Тавды, впадающей в Тобол, рассказывали во времена Г. Ф. Миллера, что они раньше жили на Тавде. Наиболее густо были заселены тюменскими татарами районы низовьев Туры и ниже по Тоболу.

В ялуторовской подгруппе тюменских татар состав поселений наиболее полно фиксируется имеющимися в нашем распоряжении источниками лишь во второй половине XVIII в. Это юрты Сингульские, Нижне-Ингалинские, Верхне-Ингалинские, Асланинские, Атьяловские, Заборные (Сунгуровские), Кошелевские (Кашегал), Озернинские, Осиновские, Ревдинские, Чечкинские, Авазбакиевы и Кулюк. В собственно тюменской подгруппе тюменско-туралинских татар в XVIII в. в составе Каскаринской и Шикчинской волостей находились юрты Шикчинские, Каскаринские, Казуровы (у Б. О. Долгих - Назаровы), Янтыковы, Янбаевы, Тураевы, Ясауловы, Кобеняковы, Качангуловы, Акиарковы (Акияры), Нанкибашевы, Матмасовы, Черноярские. В Искинскую волость входили юрты Антыковы, Кунцевы, Кучины, Барсучковы, Боярские и Мажитские. В составе Кинырской волости имелись следующие населенные пункты: Кинырский городок, юрты Елкины, Езиякские, Утямышевы, Бегуны, Качангуловы, Акмановы, Чаклинские и другие. Татары Иленской волости населяли Иленский (Обухов) городок, юрты Сарогуловы, Небольсины, Берсегеневы, Кабачины и Давлетовы. На севере расселения тюменских татар располагались деревни Лобутан и Калыма.

Наиболее значительную территориально-этническую группу в составе тобольских татар составляли и составляют сегодня тобольские татары. Именно на их землях располагался центр Сибирского ханства. Наиболее густо татарские городки сосредотачивались в XVI в. на Алафейской горе по Иртышу, в районе будущего Тобольска и в его округе - это Искер (или Сибирь-Тура, Сибирь или Кашлык), где была резиденция хана, Сузгун-Тура, Бацик (Бицик) - Тура, Абалак, Чуваш-Тура и другие, в которых проживали и правили сыновья, родственники и жены хана. Кроме них, известны также городки и селения тобольских татар XVI в. в бассейне р. Тобола - Караульный Яр, Карачин городок, Бабасаны, Тобол-Тура, Салтысарин-Тура; на р. Вагае - Агитский городок, Атбаш; по Иртышу, выше Искера, - Касым-Тура, Шанчинские юрты, Саусан-Тура (Саусканы), Княжев городок (Бегишева), Салы, Кулар-Тура, Рянчин; по Иртышу, ниже Искера, - Атиков-городок (Заостровные юрты), городки Аремзянский (Иримчан, Илимчан), Тургайский, Демьянский, а также Насбалак, Крянчики, Карачев и другие.

По подгруппам тобольских татар распределение поселений в XVIII в. (в основном в последней четверти века) выглядело следующим образом. Основная часть аремзянско-надцинских татар (северная подгруппа) проживала в юртах Укинских, Карбинских, Надцинских, Аремзянских, Липовских, Есаульских, Уткинских, Сулымских, Березовских, Казылбаевских, Сузгунских, Алымских, Урманских, Абызовых, Иштаманских, Островных и Шамцинских.

Тобольские татары (центрально-тобольская подгруппа) помимо Тобольска проживали в ряде сельских поселений (юрты Сабанаковские/Носовские, Епанчины, Исеневские, Медянские, Юсуповы, Кашбергель/Подбугорная, Ишеевские, Юртшак, Пушняцкие, Тацимовы, Араповы/Ардкульская, Хакчаульские, Казылбаевы, Абалак/Подбугорная Абалакская, Старицкие, Устамацкие, Шамшинские/Шакшимские, Бангаринские, Кубяцкие, Кондауловы, Каин/Березовские, Бегишевы/Тоболсубинские, Кальмаметевы, Бегишевы, Суклемские, Букдалинские и другие).

Населенными пунктами бабасанских татар (юго-западная подгруппа) в XVIII в. были следующие: юрты Бабасанские, Верхние Бехтеревские, Нижние Бехтеревские, Чебургинские, Конданские (Кондашевские), Кашигульские, Тахтагульские, Турбинские, Ахманаевские, Тоболтуринские, Сабаскины (Сабачкины), Лайминские, Ишматкульские, Еланские (Убаул), Анданагульские (Илецин). Часть бабасановских татар проживала в соседних юртах тюменских татар — Красноярских, Варваринских, Шайтановых и Тарханских. В XIX в. среди населенных пунктов этих татар отмечены и Ашлыкские юрты.

К поселениям иштякско-тогузских татар (юго-восточная подгруппа) в XVIII - начале XIX вв. относились юрты Черторойские, Уткарминские (Усть-Карминские), Индерские, Токусовы (Тогусовы, Тукуз), Агитские (Агатские, Казанские), Верхние Агицкие, Курмановы (Курманаковы), Уватские, Бигитинские, Истяцкие, Балахлейские (Капканинские), Кобяцкие, Сулеймановы, Митькины, Рянцинские (Ренчинские), Новые (Янаул), Новоапталинские, Супринские, Салинские, Катагульские. Часть иштякско-токузских татар проживала в деревнях искеро-тобольской подгруппы - в юртах Куларских, Казылбашевых, Саусканских, в д. Верхние Аремзяны Аремзянской волости, в Конданских юртах Бабасанской волости, в юртах курдакско-саргатских татар Ашеванских и Таутамацких, в тюменско-татарских юртах Варваринских и ялуторовских юртах Ревдинских.

Население ясколбинской группы тоболо-иртышских татар помимо Иртыша сосредотачивалось в отдельных населенных пунктах по рекам Лайме, Носке и Иземетке, а также по берегам озер. До нас документально не дошли названия населенных пунктов ясколбинских татар кучумова времени. Известные с конца XVI в. волости Ясколба, Лоймытомак и Вачиер отражали наименования наиболее крупных старинных юрт. В последней четверти XVIII в. поселениями ясколбинских татар были юрты Эскалбинской волости: Эскалбинские, Абызовы, Лайтамаковы, Вармаклиновы, Топкинские, Махлинские, Ишменевы (Ашменевы), Иземетевы (Исеметские), Ярышкины, Янгутумские, Котуковы (Кутуковы), Еманаульские, Кускургулинские, Малые Кускургулинские, Носкибажские, Сеитовы, Носкинские, Вачирские, (Ачирские), Доматовы (Томатские). Кроме того, татары Эскалбинской волости в начале XIX в. были зафиксированы также в юртах Турбинских бабасанских татар, в юртах Надцинских и Иштаманских аремзянско-надцинских татар. Во второй половине XVIII - начале XIX вв. часть их проживала в юртах тюменских татар Есаулиных, Красноярских, Малых Есаулиных, Малых Красноярских, Сагандыковских, Утяшевых, Варвариных и Киндерских.

На территории курдакско-саргатской группы тоболо-иртышских татар помимо древнего городка в устье Ишима Кизыл-Туры находился еще один городок - Кулары, служивший Кучуму для защиты от нападений калмыков. Считалось, что крепче его вверх по Иртышу укрепленных поселений не было. При впадении р. Шиш в Иртыш стояло поселение Шиш-Тамак. Известны также в XVI в. были населенные пункты Каурдак, Саргачик Ишимский, Нижний городок князя Елыгая (Тебендя), Ташатканский городок, Саурган, Кутарки.

Поселениями курдакской подгруппы в 1625 г. были 13 деревень - Кова (Кау), Кочеук, Сартаул, Ош-Томак, 1-й Аю, Байгильдеева, Тенкешова, 2-й (нижний) Аю, Ташетканова, Икъир, Людемак, Нижний Коурдак. Основная часть курдаков локализовалась в этот период по Иртышу, выше расположения волостей Саргач, Отуз и Я-Иртыш. Курдакские татары в поисках охотничьих угодий нередко покидали свои поселения, переезжали на новые места жительства. В результате таких переселений значительная их часть передвинулись вниз по Иртышу. В последний четверти XVIII в., по данным ревизии населения 1782 г., основная их масса проживала уже ниже второй подгруппы - саргатско-утузской. В Коурдакскую волость входили тогда следующие юрты (деревни): Карагайские, Еланаульские, Кайнаульские, Абаульские, Таилацкие, Каибулинские, Кускуновы, Бахбахтинские, Ташатканские, Аевские, Тепкашские, Шиштамакские, Уштамакские, Большая Кавинская, Малая Новая (Малая Кавинская), Качековы (Качюковы).

Поселениями саргатско-утузских татар в XVII в. были юрты Тебендя, Котлубахтины, Я-Иртыш, Отуз, Тав и Тав-Отуз (Куллары). В конце XVII в. эта группа проживала в Саргатской (деревни Саургачи, Бую/Берестяная, Тебендя, Новая/Лешакова, Усть-Ишимский острожек, Терметякова, Таутацкая, Ебаргульская/ Эбаргуль, Касмакова, Тавинская, Ильчибагульская, Ашеванская), Тавской (деревни Тугаева, Ян-Иртышская, Кулларовы юрты) и в Отузской (Отузские юрты) волостях.

О поселениях тарских татар, которые были у них до появления в этих местах русского населения, до нас дошло немного сведений. Это Малый городок у оз. Большие Мурлы и Каратура - Черный город, который стоял, по одним данным, между устьями рек Тары и Оми, близ Большого озера (тогда это тоже оз. Большие Мурлы, которое раньше называлось Улыкуль), по другим - на Иртыше, ниже будущей Чернолуцкой слободы, в 40 км от нее.

В 1625 г. в Аялынской волости, в которой проживали все татары одной из двух подгрупп тарских татар - аялынской, значилось 15 деревень: Верхний Тунус, Кетешева, Кошбахтина, Бергамак, Абай-Товак, Сеиткулова, Чеплярева, Тар-Томак, Рухледь, Буксунова, Буян, Большая, Байгильдеева, Уй-Томак, Ашут. В 1782 г. перечень деревень аялынских татар был шире, в него входили деревни Усть-Тарская (Тар-Томак), Чиплярова, Ацвина, Бергамакская, Буяновая, Боксянская, Байтуганова, Ашатская, Лехлярова, Чертанлинская, Суюнсемская (Суючинская), Ельменева (Альменева), Тарланская (Яманташева), Кузенево, Таксанская, Мурлянская, Тянкульская, Колбышева, Есмятская, Тунусская. В конце XVIII в. была выделена из Аялынской Порушская волость, в 1816 г. в нее входили деревни Мурлинская, Таксайская (Таксанская), Тянкульская (Тинкульская), Караульная, Тусказанская, Колбышная. В Аялынской же волости в первой четверти XIX в. дополнительно указаны деревни Тасларская, Телыиенакова, Укская.

В перечневой книге г. Тары за 1698 г. содержатся сведения почти о всех проживавших тогда в Тарском уезде служилых, захребетных и ясачных татарах, а также о казанских татарах, переселенных в Сибирь. При этом обратил на себя внимание тот факт, что Инцисские юрты были названы в документе именем и фамилией старейшины — юрты Батамак Сейткулов (д. Батамак Сейткулова), а д. Черталинская названа еще как д. Кожбахта Сарыбаева. В начале 1720-х гг. Д. Г. Мессершмидт указывал на бытование такого топонимического обычая у тарских татар: «...Деревня зовется по имени известных и старейших, и как отец умирает, что она по сыну называется». И здесь же он привел факт, когда деревню Сибилякову, имевшую название от имени местного знаменитого татарина Сибиляка, некоторые жители называли по имени его сына Байтигана.

В состав поселений туралинской подгруппы тарских татар в конце XVII в. входили юрты Кыргапские, Туралинские, Айткуловы. Атацкие, Шиховые, деревни Иткучакова, Атацкая, Бабина, Сеитова, Батуганова. Большую часть этих названий мы встречаем и в ревизских сказках 1782 г.: в Подгородную волость конца XVIII - первой четверти XIX вв. входили д. Кыргапская, Туралинская, Иткулова, Айткулова, Атацкая, Аптишева, Речапо- ва, Апталова, Сеитова, Себелякова, Тулбакульская.

Постепенно происходили процессы укрупнения поселений во всех группах тоболо-иртышских татар. Что касается общей картины укрупнения населенных пунктов, то она такова: в 1782, 1816 и 1897 гг. в среднем в одном сельском поселении проживали соответственно указанным годам у тюменских татар - 110, 160 и 247 чел., у тобольских - 117, 125 и 203, у ясколбинских - 49, 52 и 72, у курдакско-саргатских - 112, 122 и 199, у тарских татар - 120, 133 и 194 чел. (количество указано по материалам 4-й и 7-й ревизий и Первой всероссийской переписи населения 1897 г.). Процессы укрупнения сопровождались в некоторых группах тоболо-иртышских татар исчезновением отдельных небольших поселений. Так, в 70-х гг. XIX в. сообщалось о селениях сибирских татар в целом: «Некоторые же деревни и вовсе существуют только по названию; жители их давно уже разъехались по другим деревням».

Далее мы приведем те сведения, которые относятся только к постоянным поселениям, т. е. исключая летние поселения. Общую характеристику деревням всех тоболо-иртышских татар для второй половины XVIII в. дал И. Г. Георги: «Живут они в деревнях (от 10 до 50 дворов). С виду и поведением походят на туралинцев... Жилища их расположены по татарскому обыкновению, и притом дурнее казанских, а лучше турских (туринских). То же самое надо разуметь и о домашнем их скарбе». Из данной информации можно почерпнуть немного сведений, но ясно, что речь идет о поселениях людей, ведущих оседлый образ жизни. Указание же на то, что описываемые татары сходны с туралинцами, говорит скорее о том, что если туралинцами Г. Ф. Миллер называл тюменских татар, как нам представляется, то тогда речь идет о тобольских татарах, а не о всех тоболо-иртышских татарах.

Правда следует учесть, что тобольскими татарами тогда называли и другие группы тоболо-иртышских татар - ясколбинских, курдакско-саргатских и тарских, хотя сам И. Г. Георги в этом же месте своей книги писал, что живущих по р. Тоболу татар не должно смешивать «...с живущими в г. Тобольске татарами, которые произошли от бухарцев, ниже с жительствующими на Иртыше татарами, которые состоят отчасти из барабинцев, отчасти из бухарцев...». Здесь все же явное заблуждение исследователя ХVIII в. относительно состава и расселения тобольских и шире — тоболо-иртышских татар, несмотря на отдельные верные указания.

Тоболо-иртышские татары называли свои поселения термином «аул», дом - «уй». Использовался и термин «юрт» («йорт»), обозначавший место жительства. Русские же называли поселения местных татар юртами или деревнями. Иногда термин «юрт» применялся и по отношению к жилищу. Вот как об этом писал в начале 1860-х гг. И. Н. Юшков: «Татарские селения в Сибири обыкновенно называются юртами. Хотя это название на самом деле имеет более обширное значение: “юрт” с татарского языка — значит “владение, земля, страна” Сибиряки называют юртами не только деревни тагар (аулы), но даже и самые дома (уй) их, с принадлежащими к ним строениями (бяна, аймарат)».

Для большинства поселений тоболо-иртышских татар характерным был приречный тип поселения, но также существовали селения приозерные и притрактовые. Иногда происходили перемещения селений. Так, по сведениям, полученным В. В. Храмовой уже в середине XX в., история с. Ембаево, расположенного сегодня у озера, начиналась с того, что сначала бухарцы (выходцы из Средней Азии, в основном узбеки, но и таджики, туркмены и другие) основали поселение Ембаево на берегу р. Туры и назвали его Урьянгак. Но место оказалось беспокойным из-за того, что на дома бухарцев (позднее они слились с местными тюменскими татарами) часто нападали бурлаки, перевозившие товары по Туре. Поэтому «бухарцы вынуждены были переселиться на место теперешнего Ембаево». При характеристике поселений тарских татар бассейна Нижней Тары (приток Иртыша) нами приводились примеры переноса селений Усть-Тарской (Тартамак), Бернагуля, Инцисса, Бергамака по разным причинам - из-за наводнений, вытеснения русскими, мнений о плохом месте (считали, что дети из-за этого умирают).

Обычно поселение тоболо-иртышских татар состояло из одной-двух улиц, а точнее, как сказано в описании конца XIX столетия, «из одного или двух чрезвычайно неправильных рядов избенок, часто без оград, часто без крыш или же с земляными крышами... Между ними, и то только в более зажиточных деревнях, гордо высятся два-три порядочных дома с тесовыми крышами». С увеличением площадей селений, явившимся в том числе и результатом их укрупнения, о чем речь шла выше, росло количество жилищ, что нередко было связано с притоком пришлого (бухарского и поволжско-татарского) населения, а также с возведением жилищ для молодоженов. Источник XIX в. сообщает: «У сибирских татар, как только женился сын, то ему сейчас же отводится особая юрта и особый зимник, если только, конечно, позволяют средства».

О поселениях тоболо-иртышских татар первой четверти XVIII в. в документе 1721 г. сказано, что «...дворов по русскому обыкновению не имеют...». Однако в XIX в. происходили изменения как в самих жилищах, так и в усадьбах. Это выразилось прежде всего в уменьшении числа бревенчатых юрт - построек не только без подпола, но часто и без дощатого пола, увеличении количества изб, в строительстве пятистенных и даже двухэтажных домов. Постройки типа русских изб появлялись у тоболо-иртышских татар и ранее. Например, в ясачной книге Тюменского уезда 1701 г. при описании двора Учкуртки Юлтамышева сказано: «у него пожитков - юрта да клеть с сеньми.. ». Н. А. Абрамов в середине 1860-х гг. писал об ялуторовских татарах: «Почти у всех их дом состоит из сеней и избы...». В конце XIX в. К. В. Ельницкий сообщал, что «жилищем оседлых татар служат избушки - у бедных и даже большие, иногда двухэтажные дома - у богатых».

К. М. Голодников в начале 1880-х гг. также указывал, что большинство татар Тоболо-Иртышья проживают в одноэтажных, редко в двухэтажных домах.

Отметим, что облик татарских поселений здесь значительно менялся уже в XIX в., хотя наряду с избами в Тоболо-Иртышье бытовали еще бревенчатые юрты.

В XIX в. дома татарского населения вместе с хозяйственными постройками для скота, амбарами, сараями, банями, навесами, летними хлебопекарными печами образовывали крестьянские усадьбы. Однако наиболее бедные жители почти не имели надворных построек, скот держали во дворе за загородками, а сами жили в небольших бревенчатых юртах либо «...ютились в углу у своего квартирохозяина или жили в землянках, расположенных на окраине селения».

В описаниях поселений тоболо-иртышских татар второй половины XIX — начала XX вв. выявляются противоречия. По одним сведениям, жилища и дворы в них были разбросаны бессистемно, и поэтому прямые и достаточно широкие улицы отсутствовали, по другим - в аулах имелись «...неправильные и грязные улицы». Современный исследователь Ф. Т. Валеев отмечает, что прибрежные (приречные) селения тоболо-иртышских татар «...состояли из двух параллельных улиц с проулками. Прибрежные селения часто имели дуговую форму, огибая излучину реки... Прибрежный тип иногда имел лишь одну улицу с односторонней застройкой». Так примерно была построена деревня аялынских татар Киргап на Иртыше, расположенная как бы на полуострове (мысу). В то же время даже в середине XX в. В. В. Храмова, описывая поселения тобольских татар, отмечала, что в юртах Нижние Аремзяны «...отчетливо видна, в противоположность других юрт, улица». Получается, что в других селениях тобольских татар или в части их не было уличной планировки. Так ли это?

При изучении истории застройки селений татар в XIX - начале XX вв. приходится разбираться с этим противоречием на конкретных материалах. Как нам представляется, была во многих случаях лишь видимость отсутствия улиц. И это было связано скорее всего с тем, что изгороди соседствовавших усадеб не соединялись между собой, как это было в русских деревнях.

Вот как описывал поселения сибирских татар в начале 1860-х гг. И. Н. Юшков: «Самый наружный вид их аулов не представляет ничего привлекательного даже для самого беглого взгляда наблюдательного путешественника: нестройный ряд однообразных домиков, как-то неуклюже теснящихся один к другому, ничем не огороженных и как бы прячущихся друг за друга, грязные и узкие проулки между ними, извивающиеся в самых прихотливых направлениях... Эти бедные и печальные деревушки выигрывают, только если смотреть на них издали, да и то летом. Неправильные группы домов, пасущийся тут же за деревнею скот... вблизи небольшая роща, необходимая принадлежность всякой, даже самой бедной небольшой татарской деревни, - это деревенское кладбище татар... где-нибудь по зеленому долу поля синеет небольшое озеро или река, куда пригоняется скот на водопой... Заборы (куйма)... бревенчатые, сосновые... и весьма часто вовсе не соединяются с соседними, оставляя свободный проезд вокруг всего дома. Оттого в каждой почти татарской деревне можно найти множество небольших и узких проулков и ни одной прямой и достаточно широкой улицы. Вообще дома разбросаны без всякой симметрии, как вздумалось хозяевам, их ставившим, гак что можно подумать, что или наводнение, или землетрясение перевернуло их... и разбросало.».

Интересно, что такое устройство селений тоболо-иртышских татар сохранялось и позднее, в том числе даже к середине XX в. Это видно из приведенного ниже описания поселений тоболо- иртышских татар, сделанного в 30-х гг. XX в. И. И. Авдеевым и И. П. Струковой: «Усадьбы, обносят плетнем, жердяными загородками, частоколом и редко забором. Загороди одной усадьбы обычно не соединяются с загородями другой, и между ними остается свободный проезд. Поэтому в каждом татарском поселке можно найти множество небольших и узких проулков. Широких и прямых улиц обычно нет. Улицы большей частью узкие, кривые и часто кончаются тупиками». И все же под влиянием менявшихся экономических условий XIX в. часть сибирско-татарских селений получила линейный план.

На видном месте в селениях каждой группы тоболо-иртышских татар находилась деревянная мечеть - либо посередине деревни, либо на берегу реки. По наблюдениям И. Н. Юшкова, «мечети строятся большею частью отдельно от других строений, на месте возможно удобном, возвышенном, удаленном от всего нечистого, грязного, неопрятного и всегда обращены к стороне, где находится Мекка — место рождения Магомета... Внешний вид представляет обыкновенный четырехугольный дом, с круглою башнею на юго-восточной стороне, возвышающеюся над главным корпусом, с острым шпилем и двурогою луною наверху. Это минарет...». Далее Юшков отметил, что освещение минаретов фонарями в Сибири наблюдается редко. Как правило, около мечети росли кусты и деревья, «при этом обязательно оставлялась поляна для устройства общественных молений в теплое время года». И все же озеленением своих деревень татары в общем-то не занимались, отсутствовали и палисадники около домов.

В городах, а иногда и в крупных селениях тоболо-иртышские татары жили совместно с русскими. В качестве примера приведем данные о поселении курдакско-саргатских татар Усть-Ишимские юрты, относящиеся ко второй половине XIX в. и опубликованные в газете «Сибирский вестник»: «Саргатская волость, иначе Саргач - резеденция волости в юртах Усть -Ишимских (при впадении Ишима в Иртыш), которые вместе с тем носят и название села Усть-Ишимского, ибо в них помимо мечети есть и православная церковь и проживает много русских... переселившихся сюда на татарские земли из соседней Слободчиковой волости».

С начала XXI в. изучением поселений и усадеб тарских татар основательно занимается Е. В. Титов. В 2008 г. он защитил под научным руководством С. Н. Корусенко кандидатскую диссертацию по этой теме. Вот некоторые результаты впервые комплексно проведенного Титовым исследования поселений татар Тарского Прииртышья: «...на первоначальном этапе организации поселений ведущим был природно-географический фактор, и наиболее жизнеспособными поселениями оказались те, которые возникали близ естественных водоемов, на возвышенных местах. В конце XVIII - середине XIX вв. происходит формирование поселений, расположенных на значительном расстоянии от крупных рек. Формируется тип заселения по берегам мелких речек и озер. В этот период ведущим фактором оказывается земельная теснота у традиционно используемых водных источников, т. е. хозяйственно-экономический фактор. Таким образом, можно говорить о том, что у тарских татар сложился долинный тип заселения, притрактовых поселений, которые встречались у других групп сибирских татар, не зафиксировано... Исследование планировки поселений татар Тарского Прииртышья показало, что ранние поселения имели сложную, запутанную планировку, которую можно отнести к кучевому типу. Жилища и дворы были разбросаны бессистемно. Поэтому прямые и достаточно широкие улицы отсутствовали. Начало процесса формирования улиц в деревнях тарских татар можно отнести к середине XIX в. Имеющиеся в нашем распоряжении архивные материалы позволяют говорить, что к концу XIX в. поселения татар Тарского Прииртышья уже имели уличную планировку.

В XX в. поселения татар Тарского Прииртышья были представлены преимущественно деревнями уличной формы с ее вариантами - одноулочным, двухулочным и многоулочным. Одноулочная планировка встречалась прежде всего в поселениях, основанных во второй половине XIX - начале XX вв. В селениях изучаемого населения не сложилось квартальной планировки. Исследование плотности застройки поселений и расположения усадеб показало, что первые постройки возводились вблизи водных источников. Застройка поселений татарами велась в различных направлениях - как вдоль водоема, так и в сторону от него. Судя по планам современных населенных пунктов, улицы в них имеют различную форму (изогнутую, Г-образную, прямую).

В XIX - начале XX вв. на видном месте в поселениях татар находилась деревянная мечеть - либо посередине деревни, либо на берегу реки. Она выступала не только религиозным и общественным центром, местом общих собраний, но нередко выполняла центрообразующую функцию в планировке поселения.

Названия старожильческих поселений тарских татар, как правило, имели антропонимическую основу (по имени основателя деревни). Населенные пункты татар Тарского Прииртышья, появившиеся в конце XVIII - середине XIX вв. на левобережье Иртыша, часто носили названия, связанные с их расположением на берегах озер. Причем, на наш взгляд, это более поздний вариант образования наименований деревень.

Улицы и края в татарских деревнях нередко имели названия, в которых часто отражались этническая принадлежность, имена или прозвища проживавших там людей. В татарских деревнях встречались также названия, связанные с расположением или значимостью улицы для местных жителей».

Источник: Н.А. Томилов «Этнокультурные процессы у татар Западной Сибири XVIII-XIX вв». Омск, 2011

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Сентябрь 2020 (20)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt