Жилища тоболо-иртышских татар

Опубликовал: harlov, 6-02-2020, 13:11, Земля Тюменская, 180, 0

В XVI в. и ранее отдельные локальные группы сибирских татар вели еще кочевой, а скорее всего полукочевой образ жизни. В 1569 г. Р. Барбарини писал о сибирских татарах: «Нет у них домов или постоянных жилищ, но всегда разъезжают они повсюду в санях по снегам и лесам, промышляя звериною ловлею».

Но большая часть тоболо-иртышских татар давно уже жила оседло, имела постоянные городки и селения и соответственно постоянные жилища. О городках у тоболо- иртышских татар XVI в. имеется немало сведений и в летописях, и в трудах ученых. Есть сведения о «...татарах Тарского уезда Ишимского острожка: живут зимою в юртах, а летом, выезжая, живут в летних юртах». Эта группа курдакско-саргатских татар имела в XVII в., таким образом, и зимние постоянные, и летние жилища.

Неизвестный западноевропейский путешественник в 1666 г. писал о том, что вогулы (манси) «...живут в домах, похожих на татарские юрты». А Альбрехт Доббин в 1673 г., наоборот, указывал, что татары «...живут же, однако, тоже в юртах, но более удобных и лучше сделанных, чем у вогулов...». Он же привел некоторые данные об устройстве жилищ манси, в том числе отметил, что сделаны они из плетеных ветвей, имеют дымовые трубы (видимо, чувалы) и не имеют печей. О рубленных из бревен жилищах (названы в тексте избами) у тобольских и тюменских татар сообщалось в документе 1601 г. Есть сведения и о жилищах у тобольских татар и бухарцев XVI - начала XVII вв., построенных из необожженного кирпича.

Достаточно подробная информация о жилищах татар Тобольска содержится в записках неизвестного путешественника 1666 г., опубликованных в 1941 г. в М. П. Алексеевым. Вот это описание: «Татары также имеют в нижнем городе у реки свой собственный квартал, в котором они обстраиваются и живут; однако земли их находятся в этой области при деревнях, вокруг города; ...зимою некоторые из них живут в городе в своих юртах, которые они строят низкими, из дерева; юрты эти имеют низкие двери, через которые нужно пролезть на корточках, едва в локтя (около 60-70 см) вышиной, и которые показались нам очень странными; <...> Их жилища не имеют окон, лишь наверху посередине крыши проделано круглое отверстие, через которое проходит дневной свет; некоторые татары зимою кладут сверху кусок льда, который дает ясный свет, другие же, и это делается чаще всего из соломы или сена, в старом мешке или рогоже делают большую затычку и заделывают ею дыру; подобную же пробку употребляют они и в своих трубах, когда огонь выгорел, чтобы тепло осталось в комнате, как я и сам это делал, когда жил в подобной юрте. Эти дома не имеют никаких крыш: наверху они совсем плоски, на поверхности же обложены толстым слоем земли; поэтому летом они совсем зеленые».

Здесь же приведены сведения об отопительном сооружении: жилища «не имеют печей, вместо которых употребляются камины и трубы, сделанные из палок, обмазанных глиной, и притом таких низких, что они еле выступают над крышей; поэтому, когда они разводят огонь, он вместе с пылающими искрами летит так высоко, что издалека видно, где живет татарин». Речь идет здесь, скорее всего, о чувалах, которых русские называли каминами.

Относительно интерьера такого жилища в этих записках сказано следующее: «В комнатах находятся очень широкие скамьи, подобные тем, какие имеются в банях, шириною в рост человека; на них они сидят, спят, стоят, имеют свою постель на толстом матраце или войлоке. Богатые татары украшают свои скамьи дорогими коврами». В другом случае написано: «...прекрасными коврами». Речь, безусловно, идет о сколоченных из досок нарах.

Один из фрагментов записок этого неизвестного путешественника середины 1660-х гг. посвящен описанию жилищ тобольских бухарцев: «...Это богатые люди; они живут в прекрасно построенных деревянных домах, имеющих большие окна и двери на немецкий образец. Их комнаты украшены красивой резной утварью и дорогими китайскими коврами; живут они чисто и опрятно. В своих комнатах они не употребляют никаких печей, но только трубы, при которых они имеют небольшую плиту для печенья своих кушаний; как и татары, ставят они около камина высокий очаг, в котором находится широкая сковорода, похожая на котелок; на большом пространстве, но не слишком глубоко, они разводят под нею огонь, и таким образом варят в нем свои кушанья».

Сообщается также, что в домах бухарцев полы покрыты красивыми коврами, на которых они сидят. Еще приведены сведения об ограждении усадьбы: «Дворы, по обыкновению сибирских татар, построены были либо деревянные, либо, по бухарскому обыкновению, из нежженых кирпичей, потому что с того времени вовсе пропали». Эту информацию повторил и Г. Ф. Миллер, добавив: «В некоторых местах сохранились ямы, которые могли служить погребами». Но эти сведения он отнес к жилищам в г. Сибири (Искер). О жилых постройках этого города XVI в., опираясь на материалы В. Н. Пигнатти, писал Кабо: «...строения были сооружены из хвойного леса, имели печи или чувалы, сложенные из кирпичей. Остатки слюды... указывают на то, что постройки имели окна». А В. Г. Карцов, приведя эти сведения, дополнил: «Здесь жил сам хан и его приближенные, тогда как прочее население ютилось за городскими укреплениями, живя главным образом в конусообразных юртах, крытых тростниковыми рогожами». Но в последнем случае, скорее всего, речь идет о казахах, ногайцах и других группах с кочевым образом жизни.

Согласно ясачной книге Тюменского уезда 1701 г., в усадьбе, например, тюменского татарина Учкуртки Юлтамышева находились «...юрта да клеть с сеньми, да жеребец же большой, да коса, сошники, 4 коровы, 3 теленка да 3 овцы».

О жилищах городских татар тоболо-иртышской группы по собранным во время Академической (Второй Камчатской) экспедиции (1733-1743) Г. Ф. Миллер сообщил следующее: «Магометанские татары в городах Тобольске, Таре, Тюмени живут в домах, которые по внешнему виду совершенно сходны с русскими. У некоторых есть приличные комнаты с печами, но у большинства без печей. Вместо печей они пользуются каминами, которые устраиваются справа от двери в комнату в углу или у стены и служат для обогревания зимой. Однако пищу они варят не в этих каминах, а для этой цели во всех комнатах рядом с камином вмазан котел. В комнатах вокруг вдоль стен устроены широкие скамьи, которые местами имеют ширину с человеческий рост, а местами вполовину уже. На них они сидят и спят. Место, где спят муж со своей женой, обычно завешивается занавеской. Иногда у них имеются сени с кладовыми и чуланами, иногда ничего этого нет. Все зависит от того, насколько богат хозяин дома. А в деревнях трудно найти что-либо иное, кроме одной комнаты из четырех стен».

Сведения Лоренца Ланге о внутреннем убранстве жилищ тарских и тобольских татар в 1716 г. опубликовал Н. Ф. Катанов в 1905 г.: «Нередко встречаются юрты (gurte) или жилища, в которых не только три, но и более телят привязываются сзади камина (очага)... Вокруг камина есть мостовая поглубже, а вместо скамеек им служат высокие настилки, на них они садятся и греются. Подле камина стоит большой вмазанный (в очаг) котел, в котором они варят себе сухих рыб». Позже эту информацию напечатал Э. П. Зиннер, употребив, правда, вместо слова «настилки» термин «поднятые половицы», под которыми, видимо, нужно подразумевать нары.

Характеризуя жилища туралинской группы тюменских татар, И. Г. Георги (вторая половина XVII столетия) отмечал, что их дворы «...внутренним расположением уподобляются казанских татар дворам, которым сообразны и все вообще татарские хижины. В домах у туралинцев бывает обыкновенно и по одной прихожей избе, которая... служит иногда кладовою, иногда конюшнею, а иногда хлевом и т. д. Домашний их скарб весьма мал».

Японский путешественник Кацурава Хосю привел краткие сведения о жилищах татар близ Тобольска, которые относятся к последним двум десятилетиям XVIII в. Он писал: «В жилищах хорошо пригнанный пол застилается чем-то вроде сукна. За дверью обувь снимают и входят внутрь. У людей низкого положения печей в доме нет, очаг у них по форме походит на наш, но только с трубой, как у русских».

О временных жилищах, сооружавшихся татарами во время полевых работ, писала В. В. Храмова: делали из прутьев куполообразные и двухскатные шалаши, покрытые сеном и дерном. Такого рода постройки тоболо-иртышских татар в XIX - начале XX вв. Ф. Т. Валеев называет алацык и характеризует их как «пережитки кочевого или полукочевого периода жизни населения». По мнению исследователя, в современном словарном фонде разных групп сибирских татар термин «алацык» означает всякое временное жилище (летние шалаши, избушки охотников и рыболовов, землянки и т. д.). Термин «алацык», означающий временные жилища разных форм, был известен многим тюркоязычным народам.

Татары во время полевых работ широко использовали такие временные жилища, как кувыш (куш), т. е. конические шалаши типа чумов народов Севера. Шалаши строились разных размеров в зависимости от величины семьи, вообще от количества людей, на которых они были рассчитаны. Шалаш строился из срубленных средней толщины, но высоких деревьев, которые ставились комлями по кругу, а вершины их сводились вместе. В результате возникал остов, который со всех сторон обкладывался мелким кустарником и свежим сеном. Если шалаш строился на территории тока, остов покрывался соломой. Кроме конических шалашей, сибирские татары строили также шалаши из гнутых тонких деревьев (прутьев), покрывавшихся сеном или соломой».

Сибирским татарам были известны и шалаши с плетенными из прутьев стенами. Позднее (в конце 1930-х гг.) И. И. Авдеев и И. П. Струкова также отметили, что тобольские и тюменские татары живут летом в период полевых работ и сеноуборки в шалашах, которые делают из прутьев, покрывая сверху сеном и дерном. Они выделяли шалаши двух типов: куполообразные и прямоугольные двухскатные - «алацык» и «балаган».

В качестве временных жилищ эти же авторы описали промысловые избушки охотников и рыбаков: «...это примитивный треугольный сруб из тонких бревешек. Крыша, она же и потолок, - горизонтальный накат из жердей. Сверху дерн. Двери без косяков; порогом служит нижнее бревно стены. Обычно справа от входа в углу помещается чувал; дым от разведенного огня переходит через отверстие крыши. Большое пространство избушки, вдоль ее стены и посередине, занимают нары. Окон обычно нет».

В XIX в. среди сибирских татар в их поселениях кое-где бытовали землянки и полуземлянки в качестве жилых строений - большей частью временных и иногда даже постоянных у бедной части населения.

Но основным типом жилищ тоболо-иртышских татар были одноэтажные постройки. Н. А. Абрамов в 1864 г, писал кратко о ялуторовских татарах: «В домоводстве они малостарательны. Почти у всех их дом состоит из сеней и избы, где находятся нары или полки, на которых в одной стороне сложено много перин (постелей), чувал, в котором зимою горят стоймя дрова, и маленькая печка с вмазанным сверху... чугунным котлом для варения пищи. Хлебы зимой и летом пекут в печах из кирпича, устроенных во дворе».

Н. К. Хондажевский в 1880 г. указал на сходство бревенчатых жилищ северных народов (хантов и ненцев, проживавших между городами Березовым и Обдорском) и тобольских татар, от которых эти народы и заимствовали практику сооружения таких домов. Он писал, что у северных народов «...в инородческих юртах, состоящих из чумов, непременно имеется хотя бы одна деревянная изба с чувалом в углу, напоминающим камин с отверстием в потолке вместо трубы, с нарами, устроенными на супротив огня, и с маленькими столами. Вообще они сходны с жилищами тобольских татар, как надо заключать, по многим признакам бывших в минувшие времена самыми влиятельными цивилизаторами северных племен».

Краткие сведения о жилищах татар Тобольской губернии привел в начале 1880-х гг. К. М. Голодников, указав, что преобладают в их селениях дома «...одноэтажные, редко двухэтажные; небольшие окна почти под самую крышу; внутри редко более двух комнат; у передней стены и по бокам ее - нары с сундуками и спальными принадлежностями; над нарами - шесты с праздничною одеждой хозяев. На нарах спят, сидят и едят (на небольших столиках). Противоположный нарам угол занят печью или чувалом... Жилища богатых татар состоят из каменных деревянных домов обыкновенной европейской архитектуры, разделенных на две половины, из которых одна, меблированная по-европейски и состоящая из залы, гостиной и кабинета, предназначается для гостей, а другая, устроенная на азиатский манер, служит помещением для семейства хозяина».

Информация о поселениях и жилищах тоболо-иртышских татар, относящаяся к концу XIX в., содержится и в описании Тобольской епархии: «Русские татарские деревни и дома зовут юртами. Собственно же у татар деревня имеет название “аул”, а дом “уй” Некоторые татарские деревни делятся на летние и зимние, т. е. на постоянные жилища и летние кочевья. Зимний аул... из одного или двух чрезвычайно неправильных рядов избенок, частию без оград, частию без крыш или же с земляными крышами. Избенки же часто не что иное, как деревянные шалаши с двумя узенькими окнами, затянутыми пузырем. Между ними и то только в более зажиточных деревнях гордо высятся два-три порядочных дома с тесовыми крышами... Двери выходят на восток... прямо против двери - диван - нары, сложенные из мягких войлоков... - направо от входа женское, а налево мужское отделение...». Более краткие сведения можно почеркнуть из этнографических очерков омского педагога и краеведа К. В. Ельницкого: «Жилищем оседлых татар служат избушки - у бедных и большие, иногда двухэтажные дома - у богатых. Окна как в избушках, высоко, почти под самый потолок».

О двухэтажных домах тоболо-иртышских татар второй половины XIX - начала XX вв. А. В. Шнейдер и Л. Н. Доброва- Ядрищева сообщали, что они «с плоскими крышами... Нижний этаж предназначается для зимнего жилья, верхний - для лета; во второй этаж ведет большей частью снаружи крутая лестница, оканчивающаяся площадкой без перил. Окна маленькие и расположены высоко». Такого же рода сведения содержатся в фундаментальном труде «Россия. Полное географическое описание нашего отечества», изданном в 1907 г.: «Юрты татар представляют одноэтажные или двухэтажные дома, по большей частью с плоскими крышами. Лестница, ведущая в верхний этаж, - всегда наружная, и ход в нижние комнаты расположен непосредственно под ней». Такие же сведения включены в книгу «Народы Сибири» (1956) с некоторыми дополнительными деталями - например, об устройстве крыльца: «У сибирских татарских домов имелось большое открытое крыльцо, на которое входили по лестнице или по бревну с зарубками». Крыльцо такого вида (открытое и высокое) было характерно для жилищ тобольских и тюменских татар и в середине XX в.

Завершая обзор ряда источников по видам и устройству жилищ тоболо-иртышских татар в XVI-XIX вв., мы приходим к заключению, что основательных этнографических описаний и характеристик типов этих жилищ в научной литературе не было и позднее, вплоть до конца 1970-х гг. В 1980 г. вышла книга Ф. Т. Валеева «Западносибирские татары во второй половине XIX - начале XX вв. Историко-этнографические очерки», где впервые приведены более подробные, а с другой стороны, обобщенные описания жилищ и характеристики их типов у тоболо-иртышских татар. В 1992 г. Валеев издал книгу «Сибирские татары: культура и быт», где расширил объем материалов по культуре тоболо-иртышских татар, в том числе и по жилищам. Приведем некоторые отрывки из этой книги:

«Со второй половины XIX в. старые традиционные жилища татар начинают вытесняться жилищами, возникшими у них под влиянием русского населения. С 1880-х гг. наиболее распространенной становится четырехстенная изба. Правда, татарская изба сохраняла некоторые традиционные национальные особенности (малая высота, плоская земляная крыша, особенности в интерьере). Строились татарами также низкие пятистенные одноэтажные и двухэтажные дома. Строительным материалом для деревянных срубных домов служили сосна, кедр. Татары лесостепных, степных и болотистых районов обычно покупали срубы в соседних селениях на своз. Реже покупался строевой лес.

Строительство дома считалось у татар, как и у других народов, очень важным событием. Как правило, все население принимало участие в перевозке сруба или леса с места приобретения в селение, где предполагалось строительство дома. Такие “помочи” устраивались обычно зимой. Большое внимание татарами уделялось выбору места для будущего дома. Место выбиралось сухое, возвышенное, определялись границы дома. Дома старались строить на одной линии с соседними дома. Отступление от этого правила, по поверьям татар, считалось дурным предзнаменованием, сулило строителю всяческие неприятности.

Ставили дома в татарских аулах в большинстве случаев плотники из татар, реже русские плотники. Способ рубки сруба у татар был, как у русских, “в угол”, “в круглую чашу”. При этом способе на конце верхней части очищенного от коры бревна топором делалось полукруглое углубление, куда укладывался конец другого бревна. На некотором расстоянии от выбранного для дома места ставили временный сруб. Собрав несколько рядов, верхний венец снимали, клали на землю и начинали рубить на нем среднюю, часто с оконными проемами, а затем верхнюю часть. После этого бревна метились топором и оставлялись на некоторое время для просушки. Только после этого приступали к окончательной сборке дома. При этом татары, как и русские Сибири, пазы, вырубленные в каждом верхнем бревне, для тепла прокладывали высушенным мхом.

Вплоть до конца XIX в. сибирские татары венцы сруба клали прямо на землю. Только в последние десятилетия перед Октябрьской революцией, по примеру русских, стали возводить срубы на несколько опорных стойках. Высота одноэтажных домов дореволюционной постройки в татарских селениях от земли до верхнего бревна колебалась от 2 до 3,5 м, а двухэтажных - 5-6 м. В целях утепления татары на зиму делали завалинку, а старые дома снаружи и изнутри обмазывали глиной. Пол делался из толстых досок-половиц, которые настилались на врубленные в стены балки. Почти до конца XIX в. в избах татар-бедняков пол состоял из колотых бревен или был утрамбованный земляной.

Потолок до 80-х гг. XIX в. татары делали из круглых нетолстых бревен, которые клались на матицу (аргалык), а концы их - на верхние бревна сруба. Эти бревна сверху промазывались глиной и засыпались землей. Но с конца XIX в. потолок в домах татар делали уже из досок, а сверху также засыпали землей. С начала XX в. в домах эксплуататорской верхушки татар и бухарцев стали делать двойные потолки, между которыми насыпали слой земли толщиной 15-20 см».

Опираясь как на опубликованные материалы, так и на полевые записи, Валеев достаточно подробно описывает типы и процесс покрытия дома у сибирских татар, указывая на широкое распространение у них жилищ с двухскатными и четырехскатными крышами. Более древним типом крыши информаторы из Заболотья считали двухскатные. Крыши были самцовой и стропильной конструкций, причем самцовая — более старая. В XX в., по мнению Валеева, татары ставили крыши преимущественно на стропильной конструкции. «На маленьких четырехстенных домах обычно стропила врубали в верхние бревна сруба, а на больших домах в массивные балки, положенные на верхние ряды бревен, поперек здания. Крыша настилалась на слеги.

Основным материалом для покрытия дома служило дерево (тес) и дрань (трэнце). До 1870-х гг., т. е. до появления в хозяйствах татар пилы, дома ими покрывались расколотыми половинками бревен, позднее пилеными досками. При покрытии крыши тесом татары применяли широко распространенный среди русских способ - “вразбежку”. При этом тесины укладывали как бы в два слоя, но не вплотную одна к другой, а так, чтобы верхняя доска закрывала щель между двумя нижними». Бедняки и батраки, замечает исследователь, в качестве кровельного материала для своих жилищ вплоть до конца 1920-х гг. использовали дерн. Крытые железом дома встречались только у богачей, крупных торговцев и мулл; солому как кровельный материал сибирские татары не использовали.

Следующий этап строительства начинался после покрытия дома: «делали косяки, вставляли двери и окна. Оконные наличники в татарских селениях в основном были лишены украшений. Орнаментация наличников и некоторые украшения на фронтонах домов в татарских деревнях появляются только в конце XIX в. в основном на домах, приобретенных у русских. Что касается зооморфных и антропоморфных мотивов на деревянных и железных изделиях сибирских татар, то они могли попасть к татарам главным образом от русских, ибо изображать живые существа мусульманам запрещалось исламом.

Перед наружной входной дверью у тобольских татар часто устраивалась крутая лестница, которая заменял крыльцо (баскыц баш). Эти лестницы часто строились без перил».

Валеев считает, что каждый жилой дом обычно имел сени, называвшиеся у различных групп татар арап, ауле, яйлек. Устройство сеней определялось достатком хозяина дома: «У бедняков сени представляли собой плетенку, покрытую дерном, редко соломой. Встречались также сени-насыпушки. Такие сени состояли из двух рядов плетенки, а между ними насыпалась земля. В домах богатых татар сени строились из толстых бревен. Часто сени представляли собой конструктивную часть дома, строясь из продолжения бревен, составляющих стены дома. Двери в сени делались небольшие. Вход в дом всегда шел со двора. Двери открывались наружу. У входа в сени устраивались ступеньки, сбитые из досок.

В пятистенных домах устраивалось двое сеней с отдельным входом в каждую половину дома. В таких сенях всегда выгораживались кладовки. В двухэтажных домах делали сени на обоих этажах. Сени первого этажа иногда сообщались с сенями второго этажа внутренней лестницей. В двухэтажных домах устраивалась и наружная лестница в одну из половин второго этажа.

В четырехстенной отдельной избе или же в “черной” половине пятистенного дома справа или слева от двери у глухой стены стояла хлебная печь с низко поставленным отверстием шестка. Сравнительно маленького размера татарская печь не была приспособлена для лежания, как русская. Печь, а также казанлык и цувал складывались из кирпича-сырца, изготовлявшегося в каждом хозяйстве собственными силами».

Печные устройства тоболо-иртышских татар второй половины XIX в. описаны и в книге «Тобольская епархия»: «На женской же половине (жилища) нередко помещается чувал, или камин, битый из глины, с трубою; иногда же чувал этот сложен просто из камней, прямо посередине юрты, и над ним проделано дымовое отверстие в крыше ...ветер и дождь свободно проникают сквозь бересту и щели». В уже упоминавшемся «Полном географическом описании нашего отечества» приводятся такие сведения о печах: «Наиболее характерное отличие татарской избы от русской - в особенном устройстве у них печи, которая чаще состоит из трех отделений»: чувала, служившего для нагревания и освещения комнаты, учака — рода плиты для всякой стряпни и менца - узкой и высокой печи для приготовления хлеба. «Около некоторых юрт, на небольшом от них расстоянии, во избежание духоты летом в комнатах, устраиваются для приготовления хлеба еще наружные летние печи; они имеют полукруглую форму и помещаются на столбах».

Еще одно описание печных устройств у сибирских татар в XIX - начале XX вв. находим у В. В. Храмовой: «Раньше дома отапливались чувалом, сделанным из вертикально стоящих тонких жердей, обмазанных глиной, с прямой широкой и еще выступающей над плоской крышей трубой. Дрова ставили в чувал вертикально, топили его весь день. В конце XIX в. к чувалам стали пристраивать очаг со вмазанным чугунным котлом для варки пищи. Для выпечки хлеба устраивали особые печи на открытом воздухе из сырцовых кирпичей». В этом же очерке содержится еще сведение об «осло» - огороженном бревнами земляном фундаменте чувала, на который зимой ставилась временная железная печь с трубой, также выходившей наружу через потолок. Однако же последнее сведение (о железных печах) относится скорее всего к первой половине XX в., когда вместо чувала складывалась уже русская печь.

П. И. Каралькин в 1959 г. записал сообщение о чувалах у тобольских татар, которые в этот период уже не устраивались: «После расспроса выяснилось, что современный камин заменил существовавший чувал с прямой трубой, сооруженной из прутьев или досок, обмазанный глиной; при топке дрова складывались вертикально; в зимнее или холодное время чувал закрывался сверху или затыкался мокрой затычкой из тряпок или войлока».

Как видно, все приведенные выше описания конструкций печных устройств тоболо-иртышских татар довольно точны, но в них отсутствуют конкретные данные о материалах, планировке и размерах этих печей.
Приведем сведения о печных устройствах из книги Ф. Т. Валеева «Сибирские татары», которые относятся к XIX - началу XX вв.: «С давних времен непременным атрибутом жилищ сибирских татар являлся чувал (цувал) - очаг с прямым дымоходом, распространенный среди многих тюркских и нетюркских народов. Чувал сибирских татар представлял собой печную трубу из необожженного кирпича, которая, расширяясь книзу, образует собственно очаг. Он напоминал неправильный полый конус с дугообразным отверстием (топкой) с одной стороны. Дрова в цувал ставились вертикально. Чувал известен... в прошлом многим народам Севера (якутам, саамам, манси, хантам и другим). Но чувалы татар отличались от чувалов народов Севера. Так, например, саамы устраивали чувал из неотесанных камней, а якуты из бревен, обмазанных толстым слоем глины. Сибирские же татары свои чувалы устраивали из цельного кирпича-сырца и придавали ему определенную форму. Для того чтобы дольше сохранить в жилище тепло от чувала, выходящая наружу труба чувала закрывалась дерном, доской, обмазанной глиной, и т. п.

С наступлением осенних холодов в каждой четырехстенной избе или в черной половине пятистенного дома устанавливалась железная печка. Труба такой железной печки также присоединялась к дымоходу хлебной печи. Железная печка быстро накалялась от огня и быстро распространяла тепло по дому. В белой половине пятистенного дома, а также в комнатах второго этажа дома богатых татар и бухарцев устраивались печи типа “голландских”, которые достаточно обогревали жилье».

В конце XIX в. о внутреннем убранстве жилищ татар Тобольской губернии писали: «Кругом по стенам юрты проделаны нары или просто узкие полки, заваленные в мужской половине конскою сбруею, ящиками и сундуками, а на женской - чашами, самоварами и другою хозяйственной утварью». Тогда же об аялынских татарах (тарская группа) сообщалось: «...любят обставлять свои дома, помимо нар, хорошими коврами, резной мебелью (хорошие столы, шкафы, диваны, стенные часы (карманные тоже не редкость) и даже швейные машины с ящиками».

Описан интерьер домов тобольских татар в XIX — начала XX вв. и в уже цитировавшемся 16-м томе издания «Россия. Полное географическое описание нашего отечества»: «Внутреннее убранство комнат всегда более или менее одинаково... В юртах около стен устраиваются нары; над этими нарами горизонтально приделаны шесты, на которых развешивается праздничная одежда. Украшением стен служат полотенца с русской вышивкой, висящие между окнами лубочные картины, изображающие виды Константинополя и Мекки, и лоскуты бумаги с изречениями Корана. У зажиточных и грамотных в переднем углу помещается столик, на котором хранятся Коран и священные книги, завернутые иногда в два платка».

В. В. Храмова дала следующую характеристику интерьера жилищ татар Западной Сибири: «Вдоль одной из стен жилого помещения устраивались нары, на которые во время еды ставили низкий круглый или четырехугольный столик, на нарах обычно стояли сундуки с имуществом...». П. И. Каралькин собрал некоторые более подробные данные об интерьере жилищ тобольских татар: «В г. Тобольске, в селениях Кызылбай, Епанчино встречается в домах “урундук” - это помост из досок высотой от пола 35-40 см. На этой возвышенности, занимающей одну треть, может быть, и больше всей комнаты, хозяева кушают, отдыхают; для еды ставится круглый с короткими ножками стол, после освобождения он убирался. На урундук или тор баш (как у алтайцев) стелился ковер из материи или мат из мягкой болотной травы, называемой “куга” Прежде урундук завешивался занавеской из простой материи; богатые сверх занавески сымылдыка навешивали чадыр из прочной толстой материи или бархата».

П. И. Каралькин привел в своих записях несколько терминов, относящихся к жилищу и его устройству: казандык - «место, куда вставляется котел, поставленный на таган (в с. Епанчино). В этом же доме, кроме урундука (т. е. нар), на левой стороне от входа клетка для кур, называемая китяк. Многие двери в Епанчино подшиты шкурой лошади для тепла...». Матица потолка - оргалык (от орга - позвонок), потолок - тушам, косяк окна - терезэ янгак, подушка окна - терезэ тужа, угол - почмак, крыша — оуй тубези, печь — мич, круглый столик - суфра, передняя часть жилища - тбр баш; занавес перед урундуком - самылдык; верхний занавес из толстой ткани, которой покрывался поверх сымылдыка у богатых людей, - чадыр.

Наиболее подробные сведения о внутреннем устройстве жилищ тоболо-иртышских татар XIX - начала XX вв. привел Ф. Т. Валеев в монографии «Сибирские татары: культура и быт»: «С середины прошлого века в Сибирь начинают проникать керосиновые лампы. В четырехстенной избе и в “черной” половине пятистенки всегда устраивались нары (урынтык), служившие местом для сна, отдыха, принятия семьей пищи и работы. Нары устраивались из досок длиной около двух метров, положенных рядом. Один конец досок нар укреплялся в передней стене, а второй клался на хорошо обструганный брус, укрепленный на высоте 50-60 см от пола. Под нарами (урынтык асты) во всех домах выкапывались ямы, которые обшивались досками, чтобы не осыпалась земля. В таких ямах хранился зимой запас картофеля и скоропортящихся продуктов. Место на нарах, расположенное против входа, у сибирских татар и у ряда других тюркоязычных народов-мусульман называлось тур (тур як), а место вдоль боковой стены — боковая сторона - называлось ян як, а часть пола от казан- лыка до угла передней стены - кухонная сторона - куна як.

В домах бедняков и середняков нары застилались войлоком и накрывались домотканым безворсным шерстяным ковром (ур- мэк), а в белых половинах домов баев и мулл - бухарскими коврами. В предреволюционные годы в “белых” половинах домов богачей-горожан, пригородных селений нары из соображений престижа исчезли. Ковры настилали здесь прямо на пол. В домах татарских купцов-горожан встречались комнаты, меблированные на “европейский манер”: в них хозяева принимали обычно русских купцов и чиновников.

Под потолком над хлебной печью устраивалось специальное место (маул) для сушки сырых дров зимой. Маул представлял собой два хорошо обструганных параллельных бруса длиной 1,5- 2 метра, скрепленных с концов поперечными брусьями шириной 30-40 см, прибивался к потолку. Вдоль передней и боковой стен к потолку подвешивалась на ремнях чисто выструганная жердь, называемая татарами тоже маул. На такой маул вешали платья, шали, камзолы и другие легкие вещи. Для более тяжелых вещей в стены вбивали гвозди с надетыми на них пустыми катушками из-под фабричных ниток, иногда заостренные деревянные стержни (цой) длиной до 10 см.

На кухонной стороне к стене прибивались полочки для посуды. С конца XIX в. в домах татар появляются небольшие застекленные шкафы для посуды; справа и слева от полочки или посудного шкафа к стене прибивался с двух концов ремешок длиной 15-20 см, шириной 3-4 см, за который вставлялись ложки.
В каждом доме имелся большой сундук, где хранилась праздничная одежда и другие, более или менее ценные вещи. На сундуке аккуратно складывались постельные принадлежности семьи».

Стены домов в основном оставались голыми. Ссылаясь на мнение И. Н. Юшкова (60-е гг. XIX в.), Валеев указывает на то, что в домах тобольских татар редко встречались комнаты, оклеенные обоями, и окна, завешенные шторами. В некоторых домах на стенах под стеклом висели «шамаилы» (изречения из Корана).

Неотъемлемой частью интерьера четырехстенного дома или «черной» половины пятистенного, отмечает Валеев, «был низкий, круглый обеденный стол высотой 18-20 см, диаметром 90- 100 см. Такие столы в домах татар старшего поколения встречаются и в настоящее время.

За едой вся семья садилась вокруг стола, подогнув ноги под себя или “калачом”. На почетном месте (тур) садился глава семьи или старший по возрасту, а справа от него располагались остальные члены семьи, в зависимости от возраста и положения, занимаемого в семье».

Исследователь фиксирует изменения, произошедшие во внутреннем устройстве жилища татар этой группы: «в прошлом составной частью интерьера была специальная клетка (иргэнэк) для содержания зимой новорожденных телят, ягнят, козлят и место для сна - таскак. Иргэнэк находился справа или слева от входной двери в углу. Как временное сооружение, он строился из тонких брусьев, палок или досок. Таскак - это место для сна. Он сооружался в тех же местах, где строился иргэнэк, на четырех столбиках высотой 1,5-2 м. Столбики сверху соединялись поперечными и продольными брусьями, на которые клались доски. Нижняя часть таскака играла роль иргэнэка. Как предмет интерьера сибирских татар, таскак имеет алтайское происхождение».

Источник: Н.А. Томилов «Этнокультурные процессы у татар Западной Сибири XVIII-XIX вв». Омск, 2011 г. 

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Август 2020 (2)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (39)
Март 2020 (36)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.