Легкий советский танк Т-70

Опубликовал: dokaspez, 9-12-2019, 17:44, Техника и вооружение , 108, 0

Советский легкий танк Т-70 был разработан в октябре — ноябре 1941 года на Горьковском автомобильном заводе (ГАЗ) под руководством Николая Александровича Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки легких танков того периода.

В сентябре 1941 года на вооружение РККА был принят легкий танк Т-60 конструкции Н.А. Астрова, и сразу на нескольких заводах было развернуто серийное производство новой машины. Среди этих предприятий был и Горьковский автомобильный завод, производственные мощности которого вполне позволяли выпуск более серьезных по боевым характеристикам танков, чем Т-60. После мелкосерийного выпуска ряда малых плавающих танков в конце 1930-х годов ГАЗ танкостроением не занимался, но ряд его сотрудников уже имел определённый опыт в этой области. Для помощи в организации производства легких танков на ГАЗ был направлен Н.А. Астров, который по прибытии в Горький сразу же включился в работу по усилению конструкции Т-60, используя потенциал ГАЗа.

На основании своего аванпроекта от сентября 1941 года Н.А. Астров вместе с сотрудниками танкового конструкторского бюро ГАЗа В.А. Дедковым, А.М. Кригером и другими в октябре того же года начал работы по проектированию модернизированной «шестидесятки». Основными направлениями модернизации были усиление вооружения и повышение мощности силового агрегата машины. В качестве решения последней задачи использовалась «спарка» из двух двигателей ГАЗ-202 мощностью 70 л.с. каждый, последовательно соединенных друг с другом. Эту силовую установку удалось разместить в бронекорпусе той же компоновочной схемы, что и у Т-60, но больша?я длина «спарки» потребовала удлинения корпуса и добавления пятого опорного катка на борт. В качестве основного вооружения модернизированного танка предусматривалась модифицированная 45-мм танковая пушка обр. 1938 г. (20-К) в литой обтекаемой башне конструкции В.А. Дедкова.

За созданием этого танка наблюдало высшее руководство страны во главе с И.В. Сталиным и торопило конструкторов с исполнением задачи, выражая неудовольствие по поводу срыва ГАЗом сроков разработки. Опытный образец нового танка ГАЗ-70 (проектное обозначение 0-70 или 070) был собран 14 февраля 1942 года и отправлен в Москву для показа и испытаний, начавшихся 20 числа того же месяца. ГАЗ-70 не произвел большого впечатления на военных специалистов РККА — практически равноценное с Т-60 бронирование, одноместная башня. Однако Н.А. Астров пообещал в кратчайшие сроки устранить выявленные при испытаниях недостатки. Быстрее всего это удалось сделать с бронированием — толщину лба новой машины довели до 45 мм в нижней лобовой детали и 35 мм — в верхней.

6 марта 1942 года постановлением № 1394сс Государственного комитета обороны (ГКО) за подписью И.В. Сталина новый танк принимался на вооружение РККА под индексом Т-70. В том же документе содержался приказ ГАЗу начать серийное производство «семидесятки» при устранении выявленных недостатков конструкции, а последовавшим через три дня постановлением ГКО № 1417сс к серийному выпуску Т-70 подключались заводы № 37 и № 38. Поскольку литая башня продемонстрировала плохую стойкость даже к огню немецких 20-мм пушек, а утолщение ее брони было невозможно по целому ряду конструктивных и производственных причин, Т-70 оснастили сварной шестигранной башней.

В августе — октябре 1942 года все необходимые компоненты (двигатель, двухместная башня, усиленная ходовая часть) испытывались на опытном варианте Т-70, который был рекомендован к принятию на вооружение РККА. Однако этого так и не было сделано, а в конструкцию серийных Т-70 решили внести изменения, касающиеся только усиленной ходовой части. Эта модификация получила обозначение Т-70М и с начала октября 1942 года была запущена в серийное производство на ГАЗе, чуть позже — и на заводе № 38. По всей видимости, причиной отказа от производства Т-70 с двухместной башней послужила подготовка к серийному производству более совершенного легкого танка Т-80, который являлся дальнейшим развитием «семидесятки» с учетом всех требований по улучшению эргономики, энерговооруженности и защищенности последнего.

Также Т-70 послужил базой для разработки большого числа опытных легких танков с усиленным вооружением, самоходных артиллерийских и зенитных установок. На его основе была создана легкая самоходно-артиллерийская установка непосредственной поддержки пехоты СУ-76, которая серийно выпускалась вплоть до конца Великой Отечественной войны. В свою очередь, на базе последней была разработана первая советская серийная зенитная самоходная установка ЗСУ-37.

По результатам Курской битвы в руководстве страны возобладало мнение, что легкий танк Т-70 более не нужен РККА, акценты сместились в сторону выпуска САУ СУ-76М на его базе. Поэтому в октябре 1943 года производство Т-70 было официально завершено, хотя еще какое-то время «семидесятки» поставлялись в войска за счет созданного ранее задела бронекорпусов.

По ходу производства Т-70 в производственный процесс вносились изменения, например, изначально гомогенную броню для танка стали подвергать поверхностной закалке по методу, разработанному технологами завода № 264 (Красноармейская судоверфь) в городе Сарепта. В результате при той же толщине брони ее снарядостойкость у Т-70 поздних серий была несколько увеличена.

Т-70 имел типичную для советских легких танков того времени компоновочную схему. Танк имел пять отделений, перечисленных ниже в порядке от лобовой части машины к корме:
- трансмиссионное отделение;
- отделение управления;
- моторное отделение по правому борту середины корпуса;
- боевое отделение по левому борту середины корпуса и в башне;
- кормовое отделение, где располагались топливные баки и радиатор двигателя.

Эта компоновочная схема определяла в целом набор преимуществ и недостатков танка в рамках машин своего класса. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колес, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу. С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжелых танков, у Т-70 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что снижало риск возникновения пожара при поражении танка (особенно высокий для машины с бензиновым двигателем) и этим повышало выживаемость экипажа. К другим преимуществам выбранной для Т-70 компоновки можно отнести небольшую высоту и общую массу танка (по сравнению с другими машинами иных компоновочных схем), достигнутые, к тому же, вопреки вынужденному применению «долговязого» силового агрегата ГАЗ-203. Как следствие, возрастали динамические характеристики танка, и для него не требовался мощный специализированный двигатель. Экипаж танка состоял из двух человек — механика-водителя и командира машины.

Броневой корпус танка сваривался из катаных броневых плит толщиной 6, 10, 15, 25, 35 и 45 мм. У машин ранних серий бронеплиты были гомогенными, у поздних — гетерогенными (применялась поверхностная закалка). Толщина брони оставалась неизменной по ходу производства танка. Броневая защита дифференцированная, противопульная. Лобовые и кормовые бронеплиты имели рациональные углы наклона, борта вертикальные. Борт Т-70 изготавливался из двух бронеплит, соединяемых сваркой. Для усиления сварного шва внутри корпуса устанавливалась вертикальная балка жесткости, приклепывавшаяся к передней и задней бортовым частям. Ряд бронеплит корпуса (надмоторный и надрадиаторный листы) выполнялся съёмным для удобства обслуживания и замены различных узлов и агрегатов танка.

Рабочее место механика-водителя находилось в передней части бронекорпуса танка с некоторым смещением влево от центральной продольной плоскости машины. Люк для посадки-высадки механика-водителя располагался на лобовой бронеплите и был снабжён уравновешивающим механизмом для облегчения открывания. Наличие люка механика-водителя ослабляло стойкость верхней лобовой детали к снарядным попаданиям. Днище Т-70 сваривалось из трех броневых плит разной толщины, и для обеспечения жёсткости к нему приваривались поперечные коробчатые балки, в которых располагались торсионы узлов подвески. В передней части днища под сиденьем механика-водителя был сделан аварийный люк-лаз. Корпус также имел ряд воздухопритоков, люков, лючков и технологических отверстий для вентиляции обитаемых помещений танка, слива топлива и масла, доступа к горловинам топливных баков, другим узлам и агрегатам машины. Ряд этих отверстий защищался броневыми крышками, заслонками и кожухами.

Восьмигранная сварная башня в форме усеченной пирамиды имела борта толщиной 35 мм, которые располагались под углом 23° к вертикали для повышения стойкости. Сварные стыки граней башни дополнительно усиливались броневыми угольниками. Лобовая часть башни защищалась бронемаской толщиной 50 мм, в которой имелись амбразуры для установки пушки, пулемёта и прицела. Ось вращения башни не совпадала с плоскостью продольной симметрии машины вследствие установки мотора по правому борту танка. В крыше башни располагался откидной люк для посадки-высадки командира машины. В свою очередь, в люке был небольшой лючок для флажковой внешней сигнализации. Также в крышке люка устанавливался поворотный смотровой зеркальный прибор, что было впервые применённым на лёгких советских танках решением. Башня устанавливалась на шариковой опоре и фиксировалась захватами во избежание сваливания при сильном крене или опрокидывании танка.

Основным вооружением Т-70 являлась нарезная полуавтоматическая 45-мм танковая пушка обр. 1932/38 гг. (20-К или 20К). Орудие монтировалось на цапфах справа от плоскости продольной симметрии башни для удобства работы командира машины. Пушка 20-К имела ствол длиной 46 калибров, высота линии огня составляла 1540 мм, дальность стрельбы прямой наводкой достигала 3600 м, максимально возможная — 4800 м. С пушкой был спарен 7,62-мм пулемёт ДТ-29, который мог легко сниматься со спаренной установки и использоваться вне танка как пехотный. Спаренная установка имела диапазон углов возвышения от ?6 до +20° и круговой обстрел по горизонтали. Поворотный механизм башни зубчатого типа, с ручным приводом, располагался слева от командира танка, а подъёмный механизм пушки (винтового типа, также с ручным приводом) — справа. Спуск пушки и пулемета — ножной: при нажатии левой педали открывался огонь из пулемета, правой — из пушки.

Боекомплект орудия составлял 90 (70 для Т-70М) выстрелов унитарного заряжания (патронов). Для повышения удобства работы командира двадцать выстрелов располагались в специальном магазине, прочие — в стандартной укладке по бортам боевого отделения. При стрельбе бронебойными снарядами экстракция стреляной гильзы осуществлялась автоматически, а при ведении огня осколочными снарядами из-за меньшей длины отката ствола, обусловленной меньшей начальной скоростью осколочного снаряда, полуавтоматика не работала, и командиру приходилось открывать затвор вручную, при этом экстрагировалась стрелянная гильза. Теоретическая скорострельность орудия 7-12 выстрелов в минуту, но из-за отсутствия, заряжающего и необходимости открывания затвора вручную при стрельбе осколочным снарядом, темп огня на практике был в разы ниже, 3-5 выстрелов в минуту.

Спаренный пулемет ДТ имел боекомплект в 945 патронов (15 дисков), также экипаж снабжался одним пистолетом-пулеметом ППШ с 3 дисками (213 патронов) и 10 ручными гранатами Ф-1. В ряде случаев к этому вооружению добавлялся пистолет для стрельбы сигнальными ракетами.

Т-70 оснащался силовым агрегатом ГАЗ-203 из спаренных четырехтактных рядных шестицилиндровых карбюраторных двигателей жидкостного охлаждения ГАЗ-202 (ГАЗ-70-6004 — передний и ГАЗ-70-6005 — задний). ГАЗ-202 был дефорсированной до 70 л. с. (51,5 кВт) танковой версией автомобильного двигателя ГАЗ-11 мощностью 85 л. с. Уменьшение мощности преследовало цель увеличения надежности работы и повышения ресурса мотора. В итоге максимальная суммарная мощность агрегата ГАЗ-203 достигала 140 л. с. (103 кВт) при 3400 оборотах в минуту. На оба двигателя ставились карбюраторы типа «М». Коленчатые валы двигателей соединялись муфтой с упругими втулками; во избежание продольных колебаний всего агрегата картер маховика переднего ГАЗ-202 соединялся тягой с правым бортом танка. Системы зажигания, смазки и подачи топлива были свои у каждой «половинки» ГАЗ-203. В системе охлаждения силового агрегата водяной насос был общим, но водомасляный радиатор был двухсекционным, каждая секция отвечала за обслуживание своего ГАЗ-202. Установка ГАЗ-203 снабжалась воздухоочистителем масляно-инерционного типа.

Как и его предшественник Т-60, Т-70 оснащался предпусковым подогревателем двигателя для его эксплуатации в зимних условиях. Между бортом танка и двигателем устанавливался цилиндрический котел, в котором за счет термосифонной циркуляции антифриза осуществлялся подогрев. Котел разогревался наружной бензиновой паяльной лампой. Котел подогревателя и водомасляный радиатор являлись составными частями системы охлаждения всего силового агрегата танка.

Пуск двигателя осуществлялся двумя параллельно соединенными стартерами СТ-40 (мощность 1,3 л. с. или 0,96 кВт). У командирских танков с радиостанцией стартеры были более мощными — на них устанавливали модель СТ-06 мощностью 2 л. с. (1,5 кВт). Также танк можно было завести ручной рукояткой или буксировкой другим танком.

Два топливных бака общим объемом 440 л располагались в кормовом отделении. Запаса топлива хватало на 360 км хода по шоссе, поздние танки имели несколько меньший запас хода — 320 км, а у потяжелевшей до 10 тонн модификации Т-70М он составлял 250 км. Топливом для Т-70 служил авиационный бензин марок КБ-70 или Б-70.

Танк Т-70 оснащался механической трансмиссией, в состав которой входили:
- двухдисковый полуцентробежный главный фрикцион сухого трения «стали по феродо»;
- четырехступенчатая коробка передач (4 передачи вперёд и 1 назад), использованы детали от грузовика ЗИС-5;
- карданный вал;
- коническая главная передача;
- два многодисковых бортовых фрикциона сухого трения «сталь по стали» и с ленточными тормозами с накладками из феродо;
- два простых однорядных бортовых редуктора.

Все приводы управления трансмиссией — механические, механик-водитель управлял поворотом и торможением танка двумя рычагами по обе стороны своего рабочего места.

Ходовая часть танка Т-70 в известной степени была унаследована от его предшественника Т-60. Подвеска машины — индивидуальная торсионная без амортизаторов для каждого из 5 сплошных односкатных штампованных опорных катков малого диаметра (550 мм) с резиновыми бандажами по каждому борту. Напротив ближних к корме узлов подвески к бронекорпусу приваривались ограничители хода балансиров подвески с резиновыми буферами для смягчения ударов, для первого и третьего от лба машины узлов подвески роль ограничителей играли поддерживающие катки. Ведущие колёса цевочного зацепления со съемными зубчатыми венцами располагались спереди, а унифицированные с опорными катками ленивцы с механизмом натяжения гусеницы — сзади. Верхняя ветвь гусеницы поддерживалась тремя малыми поддерживающими катками по каждому борту. К корпусу танка приклепывались отбойники для предотвращения заклинивания гусеницы при движении танка со значительным креном на один из бортов. Гусеница мелкозвенчатая из 91 трака, ширина двухгребневого трака составляет 260 мм.

У модификации Т-70М ходовая часть была изменена с целью ее усиления, модифицированные узлы были несовместимы с аналогичными на исходном варианте Т-70. У Т-70М ширина трака была увеличена до 300 мм, а шаг трака — до 111 мм. Как результат, число траков в гусенице было сокращено до 80 шт. Уширение трака потребовало соответствующего уширения опорных катков до 130 мм, а также усиления торсионов подвески — их диаметр был увеличен с 34 до 36 мм. У Т-70М были дополнительно усилены поддерживающие катки, остановочные тормоза (уширены тормозные ленты вместе барабанами с 90 до 124 мм) и бортовые редукторы.

Электропроводка в танке Т-70 была однопроводной, вторым проводом служил бронекорпус машины. Источниками электроэнергии (рабочее напряжение 12 В, на танках первых серий — 6 В) были генератор ГАЗ-27А с реле-регулятором РРА-44 или РРА-4574 мощностью 250 Вт и две последовательно соединённые аккумуляторные батареи марки 3-СТЭ-112 общей емкостью 112 А·ч. С августа 1942 года на командирские танки стали устанавливать более мощный 500-ваттный генератор ГТ-500С или ДСФ-500Т с реле-регуляторами РРК-37-500Т или РРК-ГТ-500С. Линейные танки получили унифицированный с Т-60 генератор Г-41 стандартной мощности с реле-регулятором РРА-364.

На линейных танках средствами внутренней односторонней связи от командира к механику-водителю служили трехцветное светосигнальное устройство и внутреннее переговорное устройство ТПУ-2, средств внешней связи, за исключением флажков, не предусматривалось. На командирских танках в башне устанавливались радиостанция 9Р или 12РТ и внутреннее переговорное устройство ТПУ-2Ф.

Легкий танк Т-70 выпускался в двух вариантах, идентичных по вооружению, броневой защите, моторной группе. Различия в основном касались устройства ходовой части.
Т-70 — исходный вариант лёгкого танка непосредственной поддержки пехоты, масса 9,2 т, боекомплект 90 выстрелов;
Т-70М — усовершенствована ходовая часть: уширены гусеницы и опорные катки, усилены торсионы подвески. Боекомплект сокращён до 70 выстрелов, масса возросла до 9,8 т.

Разнотипность эксплуатировавшихся в войсках Т-70 (они были несовместимы по различающимся узлам конструкции, доработать Т-70 до Т-70М также было невозможно) вызывала нарекания как представителей фронтовых частей, так и высшего командования страны.

Т-70 использовались в штатном составе различных частей и подразделений Красной армии. 31 июля 1942 года Народный комиссариат обороны (НКО) утвердил штат отдельной танковой бригады № 010/270 двухбатальонного состава. 1-й батальон вооружался исключительно средними Т-34 (21 танк), а 2-й батальон имел смешанную материальную часть: одну роту средних танков (10 Т-34) и две роты лёгких танков (по 10 Т-70 в каждой), плюс еще один Т-70 в командовании батальона. Таким образом, общая численность бригады составляла 32 Т-34 и 21 Т-70. По штату № 010/270 существовали как отдельные бригады такого состава, так и бригады в составе танковых корпусов. До введения этого штата как минимум две отдельные танковые бригады (157-я и 162-я, сформированные в Муроме в первой половине 1942 года) были полностью укомплектованы только лёгкими танками Т-70 в количестве 65 машин, но еще до вступления в бой их перевели на штат № 010/270.

В сентябре 1942 года утверждается штат отдельного танкового полка № 010/292, в котором этой части полагалась рота лёгких танков в составе 16 Т-70 (остальные машины — 23 Т-34). Танковые полки штата № 010/292 могли быть как отдельными, так и входить в состав механизированных бригад. 3 сентября 1942 года был утверждён штат № 010/289 бронебатальона в составе двух рот бронеавтомобилей БА-64 и одной роты из семи лёгких танков Т-70. Первоначально бронебатальоны штата № 010/289 принадлежали резерву Ставки Верховного Главнокомандования, но затем использовались как приданные разведывательные подразделения механизированных и танковых корпусов РККА.

После завершения серийного производства лёгких танков Т-70, в ноябре 1943 года был принят новый штат танковой бригады (а в марте 1944 года — и танкового полка), в котором все машины этих подразделений были только Т-34. По мере выбывания оставшихся Т-60 и Т-70 на эти штаты постепенно были переведены все танковые бригады и полки РККА. Однако небольшое количество Т-70 воевало до самого конца войны в самых разнообразных частях Красной армии в качестве разведывательных танков, бронированных тягачей буксируемых орудий и командирских машин легких самоходно-артиллерийских полков, вооружённых СУ-76.

Впервые в бой Т-70 пошли летом 1942 года, на Юго-Западном направлении. 4-й танковый корпус 21-й армии Юго-Западного фронта по состоянию на 26 июня имел 30 Т-70 из 145 танков в своем составе, но после начала немецкого наступления 28 июня они были все быстро потеряны — к 7 июля их уже не осталось. Сразу же танкистам Красной армии пришлось убедиться в невысокой боевой эффективности машины как против вражеской бронетехники, так и при поддержке своей пехоты. «Семидесятка» не могла бороться с наиболее распространенными немецкими танками PzKpfw III и PzKpfw IV, а также САУ StuG III во встречном бою, а в качестве танка непосредственной поддержки пехоты у нее была недостаточной броневая защита. На поле боя все чаще встречались 75-мм противотанковые пушки Pak 40, которые могли успешно поразить Т-70 первым снарядом с любых дистанций и ракурсов боя. Некоторой защитой служили только небольшие размеры и неплохая подвижность Т-70.

Тем не менее, безответной мишенью он не был, советские документы военного времени содержат немало примеров успешных действий «семидесяток». Выдержка из журнала боевых действий 150-й танковой бригады (Воронежский фронт, 40-я армия) за 3—24 января 1943 года в районе Урыв свидетельствует:
Старший лейтенант Захарченко и механик-водитель старший сержант Кривко, отражая контратаки танков и израсходовав снаряды, со всей своей ротой Т-70 пошли на таран немецких танков. Захарченко сам лично протаранил 2 танка и взял в плен командира и начальника штаба 100-го танкового батальона особого назначения.

Та же бригада в ходе Льговской операции снова отличилась в январе 1943 года у населённого пункта Семеновский:

Капитан Дьяченко двумя Т-70 захватил 4 орудия и 32 пленных, а 8 человек орудийной прислуги уничтожил. Со своей стороны потерь не имел.

Все танки Т-70 28-й гвардейской танковой бригады 39-й армии были именными. Среди их названий были «Варяг», «Тайфун», «Гранаты», «Рахматуллин» и др. Бригада участвовала в боях 13—15 августа 1943 года у деревни Понизовье и уничтожила до 300 человек, 6 противотанковых орудий, 4 ДЗОТа, 3 пулемета, 1 САУ и 2 автомобиля. Потери бригады были также тяжелыми — 25 Т-34 и 8 Т-70. Авторы статьи во «Фронтовой иллюстрации» М. Коломиец и М. Свирин отдельно отмечают, что, благодаря применению Т-70 в лесисто-болотистой местности и меньшим размерам по сравнению с Т-34, первые несли значительно меньшие потери при равной с последними интенсивности боевого применения.

Апогеем боевого применения «семидесятки» стала Курская битва. Т-70 составляли значительную часть советского танкового парка — из 1487 (вечер 4 июля 1943 года) танков Центрального фронта 369 (около 22 %) были «семидесятками». В ходе начавшегося рано утром 5 июля 1943 года сражения Т-70, как и все остальные типы советских и поставленных по ленд-лизу танков, понесли тяжелые потери. Во встречном танковом бою Т-70 поражался без проблем, но интересным является тот факт, что процент безвозвратных потерь у бензиновых «семидесяток» оказался ниже, чем у дизельных и лучше бронированных «тридцатьчетверок».

После прекращения выпуска в октябре 1943 года Т-70 начали исчезать из советских частей, а уже в 1944 году их осталось совсем немного. Чаще всего они использовались как учебные или как командирские машины в подразделениях самоходной артиллерии, вооруженных СУ-76М.

Несмотря на вывод легких танков из боевых частей, по состоянию на 1 января 1946 года на вооружении РККА все еще числились 1502 танка Т-70. Однако эксплуатация Т-70 завершилась уже в первые послевоенные годы, когда в середине 1946 года было принято решение выводимые в капитальный ремонт танки отправлять на слом, со снятием с них работоспособных двигателей и других агрегатов и использованием их для поддержания парка САУ СУ-76М.

Некоторое количество Т-70 имелось в составе частей Войска Польского (53 танка) и чехословацкой армии (10 танков), сформированных в СССР. По состоянию на май 1945 года 12 Т-70М числились на вооружении 1-го Варшавского отдельного разведывательного мотострелкового батальона, еще некоторое количество машин этого типа имелось в распоряжении 3-го учебного танкового полка. Всего на вооружении Войска Польского на 16 июля 1945 года числился 41 танк Т-70М. Ещё 11 Т-70 были в 1946—1947 годах переданы СССР Войску Польскому и Министерству общественной безопасности Польши по их заявке. Тем не менее, в ходе послевоенной реорганизации польской армии в 1945—1948 годах Т-70 были сочтены не подходящими для использования даже в качестве учебных и полностью сняты с вооружения не позднее 1949 года; как и в СССР, снятые с них агрегаты были использованы для поддержания парка СУ-76М.

Захваченные вермахтом «семидесятки» были приняты на его вооружение как Panzerkampfwagen T70(r). По оценкам М. Свирина и М. Коломийца, их было не больше 50 машин, чаще всего они использовались в пехотных дивизиях и в полиции (Ordnungspolizei). В 5-й и 12-й полицейских танковых ротах (Polizeipanzerkompanie) трофейные Т-70 прослужили до конца 1944 года. Значительное число «семидесяток» со снятыми башнями использовалось в качестве бронированных тягачей противотанковых пушек Pak 38 и Pak 40.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2020 (45)
Апрель 2020 (40)
Март 2020 (36)
Февраль 2020 (41)
Январь 2020 (31)
Декабрь 2019 (72)
Календарь
«    Июнь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.