Тюремный замок, Екатеринбургский централ - ныне СИЗО № 1

Опубликовал: lomsecret, 14-10-2018, 14:09, Путешествие в историю, 54, 0

Екатеринбургское СИЗО-1, или Екатеринбургский централ (Тюремный замок), – одна из старейших тюрем в России и самое старое из сохранившихся пенитенциарных заведений в Свердловской области.

В начале XIX века в столице горнозаводского Урала стало необходимым строительство современного здания для содержания заключенных. Существовавший здесь ранее деревянный острог не соответствовал задачам реформы отечественного тюремного ведомства, которая началась в 1819 -1821 годах. Кроме того, новый тюремный замок был необходим для предотвращения роста преступности на Урале, а также в связи с активизацией движения по Сибирскому тракту - главной транспортной артерии России.

В феврале 1827 года уральской Горной канцелярией и генерал-губернаторством было выдвинуто предложение построить в Екатеринбурге тюрьму. Проекты направили в строительный комитет при Министерстве внутренних дел России, где был подготовлен план тюремного замка, рассмотренный и утвержденный императором Николаем I 20 ноября 1827 года. Было предложено произвести землеотвод участка размером 40 на 27 сажень на въезде в Екатеринбург по Московскому тракту. В апреле 1828 года Правительствующим Сенатом был проведен конкурс, на котором определили подрядчика строительных работ.

Строительство Екатеринбургского тюремного замка возглавил известный уральский архитектор М.П. Малахов – один из зодчих Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. В уральской столице из его творений также сохранились Дом Малахова, усадьба Расторгуевых-Харитоновых на Вознесенской горке, собор Александра Невского в Ново-Тихвинском женском монастыре. 18 июля 1828 года он доложил в Горную канцелярию, что замок будет воздвигнут «... к городу главным, а к Московской дороге боковым фасадом...»

Сооружение пенитенциарного комплекса оценивалось почти в сто тысяч рублей. Выделение значительной для того времени суммы казначейством осуществлялось по частям. Строили тюремный замок быстро и качественно. Основание корпусов было выложено особыми «клеймеными» кирпичами с екатеринбургской фабрики Густомесова, где изготавливали лучший на Урале кирпич. Строительство «Екатеринбургского централа» успешно завершили в августе 1830 года. В акте приемной комиссии отмечалось высокое качество объекта: «Замок тюремный со всеми к нему принадлежностями построен... во всех отношениях правильно, с отличною и прочною отделкою из всех лучших материалов...»

«Централ» был опоясан каменной оградой и состоял из двух каменных двухэтажных корпусов, в которых имелись больница и часовня. (Церковь здесь была создана спустя четверть века, 9 декабря 1856 года. Храм был освящен во имя Архистратига Михаила). На территории тюремного замка были размещены здание администрации (смотрительский дом), кухня, баня и кузница.

Первый корпус тюрьмы на 109 человек предназначался для местных осужденных. Здесь имелись 2 комнаты для опасных преступников на 12 мест, 3 большие комнаты, общей вместимостью на 56 человек, для мужчин, привлеченных к ответственности или осужденных «по разным преступлениям», 1 комната для женщин на 7 мест, а также 2 рабочие комнаты для мужчин и женщин. На втором этаже этого здания обустроили часовню, а также камеры больницы и для малолетних преступников.

Корпус №1 Екатеринбургского тюремного замка - одно из сохранившихся исторических сооружений ИЗ-66/1. Внимание посетителей привлекает архитектура центральной части фасада, третий этаж над которой был надстроен в XX веке.

За богатую историю тюрьмы в ней перебывал самый разнообразный контингент. Отставной полковник внутренней службы Алексей Болковский в своей книге, посвященной СИЗО, пишет, что в 1907 году тюрьма стала последним приютом для приговоренных к смерти нескольких десятков участников террористических актов и восстаний. В это же время здесь отбывал заключение 22-летний революционер Яков Свердлов, избранный старостой сначала камеры № 7, а потом и всего мужского корпуса. Как указывает Болковский, Свердлов в «централе» не скучал: организовал «культурно-спортивную команду». Осужденные устраивали коллективные чаепития, спортивные состязания и «читательские занятия», на которых рецензировались прочитанные книги.

С 1945 по 1954 годы в нескольких одиночных камерах СИЗО содержали до десятка и более заключенных-военнопленных из числа высшей элиты поверженной фашистской Германии. В Свердловске отбывал заключение майор Гюнше, состоявший в должности личного адъютанта Гитлера, а также сын немецкого олигарха Круппа, некий Геральд фон Болен унд Гальбах.

Во времена Советского Союза «централ» был одной из четырех тюрем, где осуществлялась смертная казнь. Камеры смертников находились в подвале шестого корпуса. Приговоренные к исключительной мере наказания, судя по всему, имели некоторые послабления в режиме. В тюремном музее среди экспонатов есть массивный чайник, который выдавался в одно-двухместные камеры, где сидели смертники. Правда, в 1980-х годах выдачу таких чайников запретили, признав их орудием нападения.

В начале 90-х годов прошлого века в стенах изолятора долгое время провели в ожидании суда «гангстеры» «Трифон» и «Овчина» – Алексей Трифонов и Андрей Овчинников – главари самых известных в то время екатеринбургских криминальных группировок. В 1993-м году в СИЗО «чалились» одни из лидеров банд «центровых» и «уралмашевских» – Михаил Кучин и Константин Цыганов, в 1996-1997 годах суда в «централе» ожидали лидеры и активисты екатеринбургской бандгруппы братьев Коротковых, на счету у которой был 21 труп.

Одним из знаменитых сидельцев является лидер ОПС «Уралмаш» Александр Хабаров. Попав в СИЗО по обвинению в принуждении к совершению сделки, в январе 2005-го года он был найден в своей камере висящим в петле, сделанной из лампасов от спортивных штанов. Медики зафиксировали факт смерти от асфиксии, и руководство изолятора пришло к выводу, что заключенный повесился. Дело об убийстве Хабарова возбуждалось не единожды, и всякий раз его закрывали. Обстоятельства гибели последнего официального главаря «уралмашевских» до сих пор остаются загадкой. В современном СИЗО камеры, где умер Хабаров, больше не существует, в этом корпусе прошел капремонт и была сделана перепланировка.

Сегодня СИЗО № 1 один из семи следственных изоляторов на территории Свердловской области. Оно рассчитано на содержание 1,8 тыс. человек. На территории располагаются семь корпусов. В первом размещается медицинская часть с отделениями терапии, психиатрии, туберкулезным и кожно-венерологическим. Второй корпус, рассчитанный на 1 тыс. человек, предназначен для рецидивистов.

В третьем содержатся ранее не судимые люди, таких около 60%, поэтому эти арестанты размещены также в пятом, шестом и седьмом корпусах.

В четвертом блоке вновь прибывшие проходят карантин. Кроме того, в этом блоке под арестом содержатся обвиняемые в педофилии – таковых насчитывается около 100 человек. Содержать предполагаемых педофилов отдельно от общей массы контингента приходится потому, что другие арестованные крайне негативно относятся к людям, обвиняемым по этой статье. Также в «четверке» расположено помещение для видеоконференцсвязи с судами, решение о том, доставлять обвиняемого в суд или с ним можно связаться по видео из СИЗО, принимает судья, ведущий то или иное дело.

Пятый корпус можно назвать «VIP». Одно из его основных предназначений – содержание несовершеннолетних (с 14 до 18 лет). Но там же тюремные будни проводят фигуранты громких уголовных дел. Сиживали в этом блоке обвинявшийся во взяточничестве (и осужденный за него впоследствии) бывший сити-менеджер Верхотурья Александр Пивоваров, экс-депутат гордумы Екатеринбурга Максим Петлин, бывший управляющий отделением Пенсионного фонда РФ по Свердловской области Сергей Дубинкин, экс-замглавы администрации Екатеринбурга Виктор Контеев. В этом корпусе все сделано по евростандартам, в камерах проведен ремонт.


В шестой корпус попадают «транзитники» – те, кто находятся в СИЗО на «пересылке», следуют по этапу к месту отбывания наказания.

«Дополнительное» отделение тюремного замка – карцер. Сюда попадают за нарушение правил распорядка. Сотрудники рассказывают, что для несовершеннолетних максимальное время содержания в карцере – до семи суток, для взрослых – до 15.

В карцерном блоке 26 камер-одиночек. На каждой внушительной двери – карточка с именем и фото очередного «штрафника», датой его помещения в камеру и датой «освобождения». Условия содержания разительно отличаются от обычных. Если в обычной камере в течение дня можно лежать на своей койке, то здесь кровать днем прислонена к стене, сидеть можно только на небольшом табурете. Время прогулки у «штрафников» ограничено одним часом, вместо двух часов у тех, кто ведет себя хорошо. Также они ограничены в свиданиях и передачах от родных. В карцерном блоке есть отдельная камера для туберкулезных больных.

Первый побег из екатеринбургского СИЗО произошел спустя год после его открытия – в августе в 1831 года. Бежали четверо каторжников. Как пишет Алексей Болковский, уголовники избавились от ножных кандалов, сорвали дверную петлю в уборной, изготовили из нее крюк и привязали его к самодельной «веревке», свитой из простынь. Преступникам удалось выбраться на крышу кузницы. Там один из беглецов был пойман, но троим удалось уйти. Впрочем, через неделю троицу задержали. За происшествие был снят с должности и оштрафован первый начальник екатеринбургского тюремного замка унтершихтмейстер Колосов.

Последняя документально подтвержденная попытка скрыться из «Екатеринбургского централа» дореволюционного периода была выявлена в марте 1908 года. Побег готовил уже эсер-террорист Вячеслав Кругляшов, приговоренный к повешению. В одном из посланий на волю Кругляшов попросил передать ему «... синильной кислоты, 1/4 фунта, азотной кислоты, 1/8 фунта, и браунинг». Но записка угодила в руки к жандармам, и попытка провалилась.

В сентябре 2009-го года покинуть заведение попытались Александр Баланда и Василий Осинцев. Оба арестанта были силовиками. Бывший оперуполномоченный из Югры Баланда обвинялся в убийстве 21-летней девушки, которую он задушил, а тело затем расчленил топором. Бывший капитан милиции управления собственной безопасности (УСБ) свердловского ГУВД Василий Осинцев обвинялся в изнасиловании первоклассницы. Арестантам удалось отогнуть прутья решетки в окне камеры на третьем этаже и по наружной стене, цепляясь за кирпичи, вылезти на крышу. Охранники не заметили вылазку, так как этот участок наружной стены находился в не просматриваемой - «слепой» зоне. Но после того, как экс-силовики выбрались на крышу корпуса, там сработал датчик обнаружения, и на место происшествия была вызвана резервная группа. Баланда сорвался с крыши, сломал обе ноги, однако успел проковылять около 200 метров от здания СИЗО, прежде чем был схвачен. А через некоторое время был задержан и невредимый Василий Осинцев.

Одно из наиболее крупных ЧП за всю историю изолятора произошло летом 1994-го года, когда четверо вооруженных заключенных захватили 18 заложников из числа посетителей. Тогда в тюрьме содержали четверых опасных преступников – Махнева, Гайду, Костарева и Прасолова. В недосмотренной сумке преступникам передали боевую гранату и пистолет. Оружие двое из преступников пустили в ход во время прогулки. Напав на двух охранников, уголовники заставили их открыть камеры и освободили подельников. Затем через систему коммуникаций беглецы проникли в комнату для приема передач. Двое работников изолятора, пытавшиеся их задержать, получили тяжелые ранения. В заложники были взяты 18 сотрудников «централа». Угрожая подрывом гранаты, Махнев и его подручные потребовали водку, деньги и заправленный самолет. К зданию СИЗО прибыл спецназ. Начались переговоры с террористами. В ходе спецоперации и штурма Гайда был застрелен, Махнев и Прасолов задержаны. Костареву поначалу удалось ускользнуть с места происшествия, но он был пойман позже. В музее хранится самодельный бронежилет, который сделал один из этих уголовников. Он сделан из старого рюкзака и набит солью.

Передачи в СИЗО измеряются не количеством посылок, а по весу: каждому арестанту полагается до 50 килограммов в месяц. Родственники отдают передачи (в основном продукты) в специальное окно. Все, что получает арестант, сначала проходит через комнату досмотра, где все пакеты раскрывают и взвешивают. Кроме того, вещи обнюхивает собака, обученная искать наркотики. Ежедневно в СИЗО поступает порядка 100 передач, а в праздничные дни их число достигает четырех сотен.

На хозяйственных работах заняты уже осужденные люди, всего – 178 человек. Работать в СИЗО – привилегия, такой чести удостаиваются только осужденные впервые, отличающиеся примерным поведением, имеющие положительные характеристики и не страдающие тяжелыми и заразными болезнями. Еду для арестантов готовят только осужденные, имеющие квалификацию повара. Каждый день их осматривает врач. Повара даже живут отдельно от всех в специальной секции. Кухня разделена на цеха: овощной, мясной, рыбный.

Готовую пищу три раза в день, такие же хозработники разносят по камерам. На территории «централа» работает своя пекарня, ежесуточно в ней выпекается 1,7 тыс. буханок хлеба. Поставка продуктов в изолятор осуществляется централизованно, со специализированной базы. При этом основной продуктовый склад находится за периметром учреждения, на территории СИЗО расположен склад, где хранятся продукты, рассчитанные на сутки.

Каждый сиделец раз в неделю ходит в баню – отдельное помещение, разбитое на «душевые камеры». В бане арестант сдает грязное постельное белье и получает взамен чистое. Стирают здесь только казенное белье, свое постирать нельзя. В бане каждому моющемуся положен кусок хозяйственного мыла, но присланными из дома шампунями или мылом пользоваться не возбраняется. Кстати, несовершеннолетние в целях безопасности моются в отдельной душевой – у себя в блоке.

Из «развлекательных» учреждений в СИЗО действует библиотека – такая же старинная, как и весь тюремный замок. За всю историю ее работы случалось несколько занятных пополнений фонда. Так, в 1913 году библиотека пополнилась издававшейся в то время исторической и военно-патриотической литературой, посвященной 300-летию царствования дома Романовых. А осенью 1914 года в тюремную читальню поступило множество книг и брошюр о вреде пьянства. Сейчас в библиотеке порядка 1,5 млн книг. Согласно собственному графику библиотекарь обходит все камеры и собирает заявки на желаемую литературу, после чего арестанты получают книги.

Для несовершеннолетних в изоляторе действует школа с программой с седьмого по 12-й классы. Все, включая подозреваемых в убийствах и изнасилованиях, проходят предметы, которые Минобразования РФ считает обязательными для изучения. Однако программа построена таким образом, что большая ее часть направлена на самоподготовку в камерах, а физкультуру по большей части и вовсе приходится изучать только по учебникам.

Как проехать: От железнодорожного вокзала на троллейбусе № 17 до остановки «Центральный стадион». Телефон(ы): 8 (343) 359 - 57 -23

Адрес: 620019 Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Репина, 4

Источник: Ирина Щербак «Екатеринбургский централ»: главная тюрьма Урала.

скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Ноябрь 2018 (30)
Октябрь 2018 (72)
Сентябрь 2018 (99)
Август 2018 (79)
Июль 2018 (50)
Июнь 2018 (37)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.