Топ-100

Болезни и ритуал похорон у бурят юго-западного Забайкалья

Опубликовал: murashka, 11-04-2018, 08:13, Путешествие в историю, 1 907, 0
Болезни и ритуал похорон у бурят юго-западного Забайкалья

В сравнении с русским населением местные буряты легче переносят непостоянство климата и потому менее подвержены различным заболеваниям. Закаленность натуры и отсутствие (сравнительно, конечно) излишеств дают им возможность лучше противостоять даже и эпидемиям, которые посещают край.

Из болезней, которые чаще наблюдаются среди бурят, это катар желудка, болезни глаз и ревматизм. Из них катар желудка объясняют излишеством употребления кирпичного чая, который варят обыкновенно очень крепким и пьют в течение дня очень много; болезнь глаз вызывается постоянным дымом от костра в юрте. Из эпидемических болезней особенно сильна бывает оспа и преимущественно среди малолетних, которым почти никогда не прививают ее. Также много детских жизней уносят годами свирепствующие здесь скарлатина, дифтерит и поносы.
Чахотка встречается довольно редко. Сифилис же с годами заметно увеличивается в особенности в местностях вблизи монгольской границы. Рассадниками сифилиса, не меньше монгол, являются и китайцы, среди которых (преимущественно жителей северных провинций) сифилис - сильно распространился.

Болезнь свою буряты объясняют довольно своеобразно. По мнению их, всякое непроизвольное отклонение в жизни человека, будь то несчастье, горе, неудача или болезнь, все это действия «нечистой силы злых духов - и последствие борьбы худого с добрым». Поэтому всякое лечение у бурят неразрывно с религиозными обрядами, приношениями и пр. Каждая болезнь в лечении бурята сопровождается заговорами, заклинаниями и, как добавление ко всему этому, являются уже разные лекарства.

По убеждению некоторых бурят, излечивают болезнь исключительно их мистические средства; лекарства же добавляют в организм то, что отняла у него борьба злого духа. Конечно, мнение это далеко не всех бурят, а более суеверных дальних и глухих местностей. Ближайшие же буряты заметно совершенно иного мнения, т. е. верят при лечении исключительно в силу лекарств и вообще реже прибегают к мистическому.

Тибетская медицина признает существование всего 404 болезней, происхождение которых приписывается единственно простуде. При лечении лекарствами, бурятские ламы руководствуются исключительно указаниями тибетской медицины, которую они и изучают.

Многие русские доктора занимались проверкой лекарственных средств тибетской медицины, и большинство не признавало их полезности, хотя в единичных случаях различных наблюдателей не докторов, в некоторых болезнях такие лекарства приносили несомненную пользу и выздоровление.
Из местного русского населения найдется не один десяток людей, которые подтвердят, что выздоравливали они только от лекарств тибетской медицины, так как обращались к ламе уже после долгого и безуспешного лечения русскими докторами. Как и факты, известны случаи, когда привозили почти умирающих к ламам, которые удачно справлялись с лечением. И в настоящее время в некоторых болезнях русские в особенности крестьяне, обращаются только к ламам.

Большинство лекарств тибетской медицины сильнодействующие, почему лечение ведется с соблюдением большой диеты и осторожностью. Приемы лекарств также в значительных дозах. Как известно, лечение средствами тибетской медицины широко практикуется не только в сибирских, но и в некоторых российских городах. Все это, конечно, говорит за то, что подробное изучение тибетской медицины в отношении исключительно лекарственных средств может дать много интересного и, быть может полезного.

Хирургического лечения, конечно, у бурят нет, как и вообще в тибетской медицине оно почти совершенна отсутствует. Понятие о внутренних органах человека у бурятских лекарей во многом расходится с действительностью, что, конечно, вполне объясняется тем, что в тибетской медицине отсутствует вскрытие и изучение внутренностей человека. Ампутации, вскрытие и вообще хирургическое лечение считаются грехом. Поэтому, редкий бурят, согласится на какую-либо операцию и предпочитает выжидать излечение внутренними средствами. Из массы примеров можно указать на один, когда у одного местного бурята скатившимся бревном раздробило ступню, при чем, пальцы были совершенно раздроблены, последствием чего образовалось страшное нагноение; бурят мучился от боли несколько недель, пока три пальца не отпали сгнившими, но тем не менее ламское лечение, заключавшееся в каких-то мазях, все же не дало распространиться заражению, и бурят впоследствии остался жив, хотя, конечно, не мог передвигаться без костыля. Несмотря на страшные мучения, он все же не соглашался на ампутацию ступни, говоря, что это грех.
Очень удачно местные бурятские лекаря и некоторые частные лица складывают переломы рук, ног. Менее удачно бывает лечение переломов коленной чашки и ключицы.

Массаж бурят также своеобразен и не всегда согласуется с приемами общеевропейского, расходясь в представлении кровообращения человека. Некоторые ламы-лекаря одинаково лечат и домашний скот, хотя есть и специалисты-самоучки, так называемые коновалы. Лекарства дают те же, что и людям, но только в большем количестве. Почему здесь и называют всякие несоразмерно большие лекарственные дозы «конским» приемом.

К ветеринарам, как и к врачам, буряты относятся недоверчиво и, конечно, бурят ни того, ни другого собственно для своих надобностей не пригласит. Некоторым врачам тибетской медицины разрешена, в известных пределах, практика и в сибирских городах, а потому население обращается к ним открыто.

Из болезней, исключительно местных, представляет, особый интерес так называемое «эмирячество». Наблюдается она, насколько известно, только в двух местностях Сибири: Якутской и Забайкальской областях. Выражается отчасти некоторыми признаками кликушества как-то: причитаниями, вскрикиваниями, резкими движениями, чаще же особенной боязливостью и повторением слов или действий другого. Население относится к таким больным в большинстве вполне индифферентно и больные такие чаще представляют предмет забавы и насмешек. Зная непреодолимое подчинение эмиряков всем действиям и словам, часто случается, что их заставляют проделывать или говорить непристойности, драться, садиться в воду, брать горячие головни и проч. Приходилось наблюдать, что такой больной повторял целые фразы и изречения на незнакомом ему языке, причем особенно интересно то, что в следующий раз, стоило сказать ему из таких фраз только начальные слова, а остальное он дополнял сам, как бы заученное. Чаще же встречаются только такие, которые скорее всего поддаются непроизвольным действиям, под влиянием минутного испуга стуком или окриком. Моменты такие долго не продолжаются и обыкновенно после двух-трех фраз больной приходит в себя, упрекая лицо, вызвавшее приступ «смешной болести», как называют ее местные жители.

Среди русского населения таких больных меньше, чем среди бурят. Хотя в то же время нужно сказать, что эмирячество среди русских наблюдается не только между простолюдинами, но нередко между горожанами-интеллигентами. Нам известны некоторые эмиряки, которые сделались ими сравнительно скоро от частых шуток испугами своих ближних, причем болезнь осталась навсегда. Также известен один случай в бурятском улусе на Чикое, когда вся компания, состоявшая из восьми человек мужчин и двух женщин, шутившая в продолжение вечера над одной эмирячкой-буряткой, пугая ее толчками и выкриками, и сами на время как бы заразилась такой же болезнью, сделавшись настолько нервною, что с некоторыми из них пришлось отваживаться как с истеричными. В особенности такое влияние резко отразилось на одной старой бурятке, которая спустя даже несколько дней вздрагивала при каждом резком стуке или разговоре, откидывая при этом в сторону руки с непристойными жестами, т. е. повторяя почти то же самое, что она видела у больной бурятки-эмирячки. При этом нужно прибавить, что буряты в общежитии очень редко чем проявляют нервность.

Хотя бурятами эмирячество и объясняется произволом дьявола, но болезнь эту они не лечат. Случалось наблюдать, что у матери-эмирячки дети рождались также такими же, хотя в раннем возрасте (до 5 — 6 лет) и редко когда проявлялась эта болезнь. Бывали также случаи, что одержимые эмирячеством излечивались навсегда после какого-либо особенно сильного нервного потрясения, как например, сильного горя, страха, трудной болезни и т. п.

Эмирячество, если и не прогрессирует в крае, то тем не менее и не убавляется. Наблюдается оно и среди лам, в особенности во время их религиозных заклинаний. Экстаз их обыкновенно объясняется бурятами-ламаитами духовным общением в ту минуту с богами.

Вера бурята в загробную жизнь заставляет его если не бояться перехода в нирвану, то в то же время нравственно считать обязанным очистить свою душу от мирских грехов, В буддизме нет чего-либо походящего на исповедь, но беседа с ламой при приближении смерти, его наставления, напутствия и советы к будущей жизни проделываются многими ревностными буддистами. Будущую жизнь бурят представляет во плоти, почему и совет ламы близко стоит к правилам как бы новой жизни в неведомом мире, в невидимой для остающихся на земле оболочке.

Приходилось слышать такие, например, заключения бурят, даже более или менее развитых: «Как умрешь, то душа твоя перейдет на время в какое-либо живое существо на земле, а потом уже успокоится». Переходит же она якобы для очищения и, чтобы вернувшись на землю, витая среди людей, увидеть и свою прежнюю жизнь на земле. Такое перерождение они считают как бы особым видом испытания.

Когда лама приглашается напутствовать умирающего, обыкновенно близкие из семьи выходят из юрты, и если сознание еще не оставило умирающего, то лама ведет с ним беседу, дает советы, а потом читает молитвы, которые умирающий повторяет за ним. Когда же лама не успевает, то кладет на умирающего бумажку с написанной на ней молитвой, или просто какую-либо из бурятских икон, нарисованную на холсте. При похоронах все это кладется или в гроб, или прямо в могилу.

Покойника одевают в свежее платье и белье и в белый, или цветной саван, сшитый из дешевой материи; у богатых же в шелковый. Одевает покойника лама и он же укладывает его в юрте на войлоке в боковом положении, лицом к очагу, с вытянутой правой ногой и согнутой в коленке левой. Правую руку кладут под щеку, а левую вытягивают вдоль туловища. Под голову помещают набитую соломой подушку. Одежду, в которой умер бурят, выносят на двор и, после похорон, если она не ветхая, отдают беднякам, или же сжигают. Покойника завешивают в юрте халатом, или войлоком, чтобы входящим не было видно. Иногда же покойника переносят в другую, пустую, юрту, где он и остается до дня похорон.

У бедняков похороны назначают на второй день, так как совершение ежедневных молебствий хуралов требует значительных затрат денег и угощения ламам. Более же состоятельные держат покойника три и пять дней. Все время ламы читают молитвы, но только днем до захода солнца. Вечером же и ночью редкий бурят подойдет к юрте, где лежит покойник, которых они все же боятся. Входя утром в юрту с покойником, некоторые ламы старается не смотреть на него и занести за порог юрты ноги так, чтобы ступня стала не в направлении к покойнику, а в противоположную сторону, что делается, конечно, из суеверия, от которого не избавлены и ламы.

Когда покойник лежит в юрте, прощаться с ним родственники и бывшие знакомые не ходят; приходят только к семье, где покойник, посочувствовать и выразить свое соболезнование. По каким-то неизвестным причинам местные буряты очень неохотно рассказывают что-либо про обряды, сопряженные с смертью и похоронами, или говорят умышленно неправду, что наблюдалось много раз. Также они не любят, чтобы русские, будь то даже хорошие друзья, сопровождали покойника к могиле и присутствовали при погребении.

Хоронят у бурят различно: в гробах, засыпая землей, в гробах, выставленных на столбах (в тайге) и прямо без гроба, оставляя на поверхности земли. Хотя два последние способа погребения и преследуются, где замечено, но все же приходится и слышать и видеть иногда в далеких и глухих улусах такие похороны. Назначение хоронить, по какому-либо из описанных способов, исходит также от лам и ширетуя. Они же указывают и место, где хоронить. Гроб делают деревянный в форме ящика, всегда довольно толстого и плотного. Стенки гроба прямые. Крышку заколачивают чаще деревянными, а не железными гвоздями.

Молебствие при похоронах совершается непременно штатным ламой. Покойника окропляют водой и обкуривают из кадильницы какими-то ароматическими травами при троекратном возгласе «ом-ма-хум». После этого укладывают в гроб в том же боковом положении, заколачивают крышку гроба, делают какую-то надпись и везут на кладбище, ставя на телегу гроб головой к лошади. На руках покойников никогда не носят, даже если кладбище и близко от юрты. Прощания родственников и близких перед увозом на кладбище не наблюдалось, а также женщины не всегда сопровождают покойника. Совершение обряда погребения сопровождается массой различных суеверий, примет и ограждений окружающих от духа смерти.

Хоронят покойников буряты чаще по склонам гор, в ложбинах между гор и на пригорках. Могилы обращены на северо-запад, а покойник укладывается лицом к юго-востоку. Во время выкапывания могилы лама также читает молитвы. Гроб опускают в могилу вместе с ходаками и худжи, а также иногда закапывают седло, узду и потник. Приходилось наблюдать, что в могилу опускали пустую бутылку, деревянную, красную чайную чашку, немного табаку, трубку и другие вещи, которые употреблялись умершим при жизни. По углам могилы вкапывают длинные шесты с привязанными к ним молитвами-флагами и кругом свежую могилу утыкают небольшими деревянными лопаточками с изображением разных божеств. Закопавши гроб, землю обыкновенно выравнивают и не оставляют могильного холма. Если же хоронят поверх земли на столбах, то гроб ничем не прикрывают. Похороненных же без гроба оставляют совершенно открытыми.

По словам бурят, хоронят на поверхности земли по приказанию лам, которые якобы вычитали в книгах, что такому-то человеку обязательно нужно быть похороненным именно таким образом. Волки и бродячие собаки, конечно, очень скоро уничтожают покойника. Хоронят будто бы так и потому еще, что умерший вел очень плохую жизнь. Вообще наружное погребение считается у бурят оскорбительным для близких и семьи, и они такие похороны обыкновенно замалчивают от русских.

Похороны бывают чаще после заката солнца, или ночью. Днем хоронят очень редко и больше детей. Родственники и близкие во время похорон редко плачут и почти никогда не наблюдалось каких-либо причитываний или рыданий. Весь обряд проходит, почти всегда, с какой-то особенной поспешностью и тихо. Хотя бурят и верит в лучшее будущее за гробом и наружно выказывает сравнительно мало переживаемого горя, но дома, в юрте, после похорон, в некоторых юртах тем не менее приходилось наблюдать очень тяжелые картины осиротевшей семьи.

По возвращении с кладбища приступают к поминкам, причем прежде всего все присутствовавшие при похоронах моют руки и лицо, а ламы совершают краткий хурал, чтобы охранить оставшихся от нечисти и скорой смерти. Поминовение души умершего высоко ценится бурятами, почему они нередко отдают лучшее и последнее из своего состояния ламам, чтобы те совершали поминовения в дацанах. Поминовения в юртах, на дому умершего, смотря по полученному вознаграждению ламой, продолжаются от недели до полутора месяца.

На третий день после похорон совершается над могилой молебствие, так называемое туракон, в присутствии только членов семьи или ближайших родственников. Буряты уверены, что душа умершего переселяется в какое-либо животное в первое время после смерти, почему и существует у них обычай до 40 дней, а у некоторых до 60, не убивать кого-либо из домашних животных, чтобы тем самым не заставить душу умершего скитаться на земле без места до времени ее вечного жительства в неведомом царстве. Вера в будущее и представление о нем у бурят очень различны. Даже и ламы каждый объясняет по-своему это будущее, хотя все они безусловно считают его лучшим, чем на земле.

Частная жизнь бурята переполнена всевозможными суевериями, приметами, повериями и пр. и в этом отношении далеко превосходит русское население. Помимо чисто расовых поверий, перешедших частью от соседей монгол, в то же время они восприняли многие из них и от русских. Удержанию темных сторон жизни инородца особенно способствуют ламы и бурятские женщины. А также и потому еще трудно им отрешиться от таких суеверий и ложных взглядов, что все они тесно связаны с жизнью, а некоторые перешли даже в обряды.

Более всего суеверий и примет у инородца связано со смертью человека. Вера в переселение души имеет пожалуй и хорошее влияние на нравственность бурята, а именно удерживает его от совершения убийств, которые в среде их очень редки. Душа убитого, по верованию бурята, витает в пространстве и будет мстить убившему, а вместе с тем в будущей загробной жизни убийца подвергается помимо жестокого наказания еще и тому, что его душа не увидит нирваны и обречена на вечное скитание и мучение.

Хотя бурят и видит в смерти переход к лучшей жизни, но самой смерти страшно боится и при жизни особенно следит за всем тем, что, по его мнению, могло бы вызвать преждевременную смерть. Боится он и покойников, благодаря тому же суеверию. Тело умершего, по верованию бурят, совершенно не умирает, оно остается жить особенною жизнью, т. е. является как бы какой- то отдельной жизнью души и тела. Если это мнение и не общее, то во всяком разе большинства бурят, если судить по их рассказам и взглядам. Конечно, многие боятся покойников чисто физиологическим страхом, не задаваясь философией и этих, понятно, среди бурят также не мало.

Источник: Г.М. Осокинъ, «На границъ Монголiи», Очерки и матерiалы к этнографiи Юго-Западнаго Забайкалья. С.-Петербургъ, 1906скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июнь 2024 (25)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Январь 2024 (37)
Календарь
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.