Жизнь бурятских лам в начале XX века

Опубликовал: murashka, 9-04-2018, 07:58, Путешествие в историю, 244, 0
Жизнь бурятских лам в начале XX века

Первые дацаны в крае относятся к XII веку, когда впервые появились в Забайкалье монгольские и тибетские ламы. К этому же времени относится и начало ламайской пропаганды в лице тибетских пришельцев. Буряты-шаманисты очень скоро освоились с так называемой «желтой верой», поддавшись учению лам, и в настоящее время шаманство в описываемой местности Забайкалья совершенно не наблюдается.

Дацанов (монастырей) здесь в общем немного; более известны четыре. (Считая, конечно, только юго-западную часть Забайкалья). Главным дацаном всего Забайкалья считается «Гусиноозерский», который находится в Селенгинском округе вблизи города Селенгинска на священном для ламаитов Гусином озере. Здесь же имеет постоянное жительство и глава забайкальского духовенства Хамбо-лама, соответствующий саном епископу. Утверждается он на этот пост высшим правительством и выбирается из особенно заслуженных лам.

Каждый дацан имеет обыкновенно свой приход из ясачных инородцев и казаков - бурят. Заведует дацаном (кумирней - по местному) ширетуй (настоятель), который имеет для сослужения известное, определенное законом, количество так называемых штатных лам, живущих тут же при дацане. Все сословие лам подразделяется на четыре ступени: бандито-хамбо-лама или управляющий всем сословием лам и дацанов, ширетуй - собственно настоятель дацана, штатные ламы - священнослужители, бандии и хаварики - послушники и ученики (в общежитии «хугурики»).

Особенною денежною доходностью бурятские дацаны не могут похвалиться, отчасти по причине недостаточности населения, а также и потому, что не все доходы поступают в кассу собственно дацана. Плата за хуралы (молебны) и другие требы весьма невелика и к тому же поступает она собственнолично ламам, или ширетую, в доход же дацана отчисляется очень небольшой процент и то не всегда. Денежных вкладов также почти не поступает в дацан и единственные доходные статьи это земельные наделы дацана, с которых поступает арендная плата, часть урожая и добровольные приношения. Если же и встречаются в крае богатые дацаны, то приобретению значительных средств способствовало время существования дацана, или, как случается иногда, оставленные по завещанию каким - либо из богатых ширетуев. Расходы по содержанию дацана и многочисленных штатных лам покрываются исключительно на средства дацана.

Штат лам и послушников в некоторых дацанах достигает пятидесяти и восьмидесяти человек, содержание которых, конечно, ложится нелегко на средства дацана. Живя и посторонними доходами (случайными), штатные ламы обзаводятся домашностью и хозяйством довольно широко. Имея возможность получать с лесных наделов бесплатно строевой лес, они тут же строят себе отдельные дома, по образцу русских деревенских изб, и такая застроенная усадьба представляет собою довольно значительное поселение. Так, например, Цонгольский дацан (Хилгонтуйский) представляет поселок до 30 отдельных жилых построек, не считая одного большого здания главной кумирни, четырех меньших, здания школы, дворовых построек и нескольких зимовьев и юрт. Но, конечно, есть дацаны, как например, по Джиде, где кроме здания кумирни и двух - трех небольших построек более ничего невидно.

Жизнь ламайского духовенства и взаимные отношения его к бурятскому населению представляют немалый интерес как по тому положению, которое вообще занимают ламы среди бурят, а также и по влиянию, которое они имеют на них с духовно-нравственной стороны.

Известно, что рождение мальчика (кубун) в семье номада всегда более желательно родителям и приветствуется последними далеко радостнее, чем рождение девочки (бацага). Не говоря уже о том, что мальчик в будущем является опорою семьи, лишним работником, помощником, вместе с тем редкие родители буряты не питают надежды увидеть впоследствии одного из своих сыновей ламою, который внесет в семью своим саном особые преимущества и отчасти заманчивый достаток. В семьях, где только один сын, родители редко отдают его в ламы, но там, где их несколько, один почти всегда определяется быть ламой, в особенности в богатых семьях.

Выбор мальчика очень часто делается кем - либо из знакомых лам, который с этого момента, в большинстве случаев, и делается первым учителем его и наставником до поступления в дацанскую школу. Выбор обыкновенно падает на того из сыновей, который почему-либо считается любимцем родителей, хотя случается, что в ламы предназначают и только что родившегося. Обусловливается это обыкновенно или данным ранее обетом, или тем, что пол родившегося совпал с предсказанием ламы.

Первые годы жизни таких детей очень мало чем разнятся от жизни их сверстников. По рассказам самих бурят, особенных обрядностей, сопровождающих рождение такого ребенка, никаких нет, кроме того только, что в день решения родителей посвятить своего сына в служители Будды приглашается знакомый лама, который читает несколько тибетских молитв и вешает на люльку ребенка «ходак», затем следует угощение ламы и собравшихся знакомых. Когда ребенок достигнет 3 - 4-х лет, то ему шьют особый костюм, подобие того, какой носят ламы, а именно: короткую кофточку и юбку ярко- красного цвета. Костюм этот мальчики носят до поступления в школу, где сменяют его на обычного фасона халаты. Ребенок -лама растет большею частью любимцем в семье.

Хотя жизнь бурята однообразна и неприхотлива, в особенности в семьях среднего достатка, но и тут родители умеют выделить своего любимца: заботясь более о его костюме, оделяя лучшим куском и подарком, не говоря уже о том, что не всегда являются беспристрастными защитниками его в семейных передрягах. Все это, конечно, не может быть не замечено остальными членами семьи, и являющиеся последствиями этого распри заставляют родителей отдавать своего любимца раньше срока или знакомому ламе, или же в дацан для обучения. Нередко бывает, что мальчик, до поступления в школу, живет у знакомого ламы в улусе год и более, изредка навещая родителей. За квартиру и обучение мальчика лама получает от родителей подарки деньгами и скотом.

Отдают в учение ламам мальчиков 8 — 9 лет и обыкновенно после празднования обряда, так называемого «усун - сора», или «праздник волос». Обряд этот заключается в стрижке волос на голове, причем у тех мальчиков, которые предназначаются в ламы, волосы уже не стригут, а совершенно сбривают. Празднование этого обряда состоит обыкновенно в угощении родственников, знакомых и заканчивается общей попойкой.

Отданный ламе в науку мальчик первое время живет у него, пользуясь сравнительною свободой; к тому же некоторые ламы начинают свои занятия спустя полгода и более. Все учение у такого ламы состоит лишь в заучивании тибетских молитв, для чего объясняется тибетская азбука и знаки, входящие в текст молитв. Когда же ученик достаточно ознакомится и освоится с тибетскими письменами, то ему дают выучивать отдельные слова, фразы и полностью тибетские молитвы, равно и отдельные изречения. Конечно, ученик большею частью не понимает заучиваемого, и все учение сводится как бы к развитию одной лишь памяти.

Объяснение молитв и изречений составляет главный предмет преподавания в школе при дацане. При заучивании молитв главное внимание ламы обращается на правильность выговора и интонацию. Заучиваются молитвы обыкновенно нараспев. Учение у лам продолжается не всегда круглый год, так как более взрослые ученики уходят домой на летние и осенние работы. Учителями в школе являются исключительно одни ламы. Программа преподавания заключает в себе: изучение тибетских письмен, чтение и разъяснение «Ганжура», изучение буддийских обрядностей и тибетской медицины. Школьные занятия продолжаются всю зиму и часть лета, с перерывами на время праздников: зимою около месяца так называемого «Саган – Сар», или как зовут местные обыватели «цагалаха» (белый месяц) и летом на время празднования «Круговращение Майдера».

Обучающиеся в школе ученики принимают участие и в службах в дацанах во время праздников. Зовутся они «хугурики» (послушники). Помимо разных мелочных услуг у штатных лам, хугурики во время дацанных служб исполняют обязанности чтецов и составляют подобие хора. Пение этого хора, несмотря на однообразность напева всеми голосами в унисон, при сносном исполнении, довольно благозвучно. Все хугурики во время службы рассаживаются по задним скамейкам и поют обыкновенно одновременно и с одинаковою интонацией. Несколько человек из них, более взрослых, исполняют обязанности прислуживающих ширетую и ламам: подают нужные вещи, книги, расставляют свечи, кадила, помогают одеваться ламам и прочее.

Так как обучение в школе продолжается нередко лет пять, а то и семь, то потому в среде хугуриков встречаются довольно взрослые. Продолжительность обучения зависит, конечно, от способностей учеников, и случается, что некоторые, не окончив программы школы, остаются при дацане в должности постоянных низших прислужников.

Ежегодно во время праздника «Майдера» производится публичное испытание окончившим школу. Производится оно в здании дацана, перед началом праздничной службы, в присутствии всех штатных лам, хугуриков и массы молящейся бурятской публики. Форма этого экзамена, на получение звания штатного ламы, для постороннего зрителя, не знающего бурятский язык, представляется и непонятной и оригинальной. Присутствующие же буряты почему-то уклоняются давать объяснение как вопросам экзаменатора, так и ответам хугурика, так что при всем старании не удается узнать определенно смысл экзамена. По словам же некоторых, более откровенных бурят, все вопросы якобы касаются исключительно знания молитв, обрядов и религии. Насколько же верно, это проверить трудно.

В виду ограниченного законом количества штатных лам в дацанах, конечно, не каждый получивший по испытании эту степень занимает такое место. Экзаменатором всегда бывает штатный лама. Весь экзамен состоит из вопросов ламы и выкрикивания ответов хугурика. Почему ответы эти «выкрикиваются», а не говорятся, трудно получить объяснение. На вопрос по этому поводу, ламы обыкновенно отвечают, что «так надо». Выкрикивающий свои ответы хугурик всегда сильно жестикулирует руками и каждый свой ответ завершает ударом в ладони, набрасывая при этом свои четки на шею. Как лама, так и хугурик все время экзамена ходят параллельно друг другу вдоль дацана. Первый — по главному среднему проходу, а второй - по боковому за колоннами. Экзамен ведется очень быстро, и чем дальше, тем хугурик все более воодушевляется сильнее жестикулирует. Некоторые ответы выкрикиваются им настолько сильно и с такой интонацией, что сторонний наблюдатель склонен скорее предполагать, что видит ссору двух лиц, чем экзамен. По ходу экзамена, конечно, нельзя судить о познаниях хугурика, и только окончание его позволяет видеть, насколько он был успешно проведен.

Сдавший хорошо экзамен тогда же получает, как награду, особую широкую полосу яркого цвета материи, в которую и драпирует себя, обертывая корпус и одно плечо, как обычно носят ламы эту принадлежность костюма своего сана и как изображают некоторых из своих бурханов. Кроме мантии хугурик получает еще и обычную ламскую шапку в форме кивера желтого цвета, обделанную в верхней своей части такого же цвета матерчатым плюмажем. Во время одевания остальные хугурики усиленно бьют в барабаны и медные тарелки. Одевшись, хугурик садится уже вместе с штатными ламами, и экзамен следующих продолжается тем же порядком. Не выдержавший остается в школе еще на год, нередко и на два, смотря по способностям, после чего вновь держит экзамен, или же возвращается в свой улус.

Получившие место штатного ламы остаются в большинстве случаев безвыездно при дацане, и жизнь их с этого момента далеко разнится от жизни улусных лам. Штатные ламы, уже по своему положению, пользуются большими симпатиями у своих сородичей. Буряты, живущие вблизи дацана, чаще обращаются к штатным ламам, как за разными своими советами, так и за исполнением различных треб.

Лучшие лекаря также считаются среди штатных лам. Жизнь этих последних в дацане более или менее обеспечена частью доходами дацана, а также и случайными приношениями их прихожан. Большинство таких лам имеет две-три юрты, или избы, построенные по образцу крестьянских. Некоторые круглый год живут в таких домах, другие же на зиму, по обычаю и привычке, ставят еще и войлочные юрты. У некоторых, более зажиточных, в домах имеются, кроме обычной бурятской незатейливой мебели — скамеек и низких кроватей,— также и русские столы, стулья, шкафы и проч. Вдали ряд таких дамских построек представляется деревнею, и только ближе всмотревшись, узнаешь жилье номада.

У большинства переднее место в избе всегда занято бывает раскрашенным в яркие цвета деревянным невысоким шкафом, где по наружным полкам расставлены различные бурханы, развешаны ходаки, стоят чашечки с приношениями: маслом, зерном, сластями и проч. Во многих бурятских избах и юртах, недалеко от такого шкафика, висит на стене или стоит на особом ящичке фотографическое изображение ургинского живого-бога «Хутухты» (Гыгена), также задрапированного цветными ходаками, или материей.
Вся внутренняя обстановка в избе вполне подходит к обычной обстановке бурятской юрты, т. е. по середине остается место для тагана, кругом по полу разостланы войлоки, по стенам стоят сундуки и ящики с платьем, кадки, разложены седла, сбруя и проч. Отсутствует только костер посередине и его заменяет кирпичная русская печь в углу комнаты.

Внутренняя комнатная обстановка лам выделяется еще и тем, что повсюду, на столах, скамьях и проч., видятся разные книги, отдельные оттиски тибетских молитв свечи и разные принадлежности ламского служения, или предметов по медицине. Чем больше в юрте ламы «ходаков», тем для простого бурята он кажется более заслуживающим почитания, так как дарение ходаков у бурят и монгол служит показателем особого уважения и почтения. Так как служба в дацане бывает нечасто, то весь свой досуг ламы посвящают обучению хугуриков, исполнению разного мелкого ремонта в дацане и заботам по своему хозяйству.

В числе штатных лам, в особенности молодых, не редкость встретить знающих какое-либо ремесло, или искусство. Так например, встречаются хорошие столяры, шорники, медники, слесаря. Некоторые лепят из глины, по доставленным из Урги формам, разных бурханов, раскрашивая их довольно изящно и искусно, или покрывая золотом и серебром. Из тысячи разного наименования буддийских бурханов, которые соответствуют такому же количеству перерождений Будды, более часто лепят в местных дацанах: Будды-аюши, учеников его, а также некоторых из добрых богов «амаргинге» злых - «докшитов».

Из других бурханов, встречающихся в местных дацанах, известны следующие: Будда-Амитабхи, Будда-целитель (Манла), изображения бодисатв, или существ, достигших духовных свойств своей отшельническою жизнью (из них известны Майтреи, Локешвара, Манджу шри, Амитаис и др.), а также и изображения некоторых лам — «перерожденцев» и основателя ламаизма в Тибете Дзонхавы.
Кроме бурханов, изготовляют некоторые священные предметы и принадлежности ламского одеяния. Например, из принадлежностей буддийского богослужения и культа делают ладонки -Гау, употребляемые для ношения или хранения бурханов, или хранения образков, молитв, или заговоров, изображения «субурганов» для хранения бурханов, или частей своих святых, кинжалы употребляемые при некоторых религиозных обрядах, курильницы—«хала», молитвенные барабаны - «хурдэ», чашечки для жертвоприношений, колокольчики — «хонхо» и много других мелких вещей. Из ламской одежды делают шапки, шьют халаты, обувь, четки и пр.

Занимаются ламы также печатанием, по имеющимся в дацанах доскам — клише, текстов тибетских молитв, для надобностей дацана, а также рисованием на дереве и материи изображений буддийских богов. Стены в некоторых дацанах сплошь зарисованы такими изображениями в натуральную величину. Преобладающими красками в таких изображениях являются желтая и красная. Много таких икон, нарисованных на холсте, расходится по улусам и чаще употребляется бурятами при похоронах, где их навешивают на палки, в форме флагов, или иногда такими же иконами украшают стену в юрте, за деревянным шкафом - божницей.

Нештатные ламы периодически занимаются и торговлею, продавая шелковье, ходаки, а также чай, сахар, свечи, (так называемые «худжи»), приготовленные из благовонной травы, четки и пр. В торговле такой сам лама участвует обыкновенно только капиталом, а продажею товара занимается кто- либо из родственников, или знакомых. В районе дацана, хотя также негласно, производится торговля, но ламы тут стараются скрывать свое участие, так как занятие это для них считается предосудительным.

Хлебопашеством занимаются не все ламы, причина тому, конечно, та, что штатному ламе трудно следить за работою, к тому же отлучаются они из дацана очень редко и на короткое время. Все черные работы в дацане исполняются хугуриками. Они же своим трудом делают разные заготовки для нужд дацана, доставляют лес, дрова и пр. Конечно, в общем, ежедневных работ при дацане все же немного, почему досуга у хугуриков довольно, который редкими из них заполняется чем - либо дельным, чаще же, в особенности в летнее время, хугурики группами просиживают на задворках дацана, или бродят без цели по окрестностям.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Декабрь 2018 (29)
Ноябрь 2018 (61)
Октябрь 2018 (72)
Сентябрь 2018 (99)
Август 2018 (79)
Июль 2018 (50)
Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.