1917 год в Сладковской и Усовской волостях

Опубликовал: murashka, 9-01-2018, 07:38, Земля Тюменская, 107, 0
1917 год в Сладковской и Усовской волостях

Манифест об отречении от престола в пользу своего брата Михаила Александровича император Николай II подписал в действующей армии в Ставке Верховного Главнокомандования 2 марта 1917 года в 10 часов 5 минут утра. Спустя два дня Михаил под давлением Государственной Думы отказался от престола и монархия в России рухнула.

Армия отказалась ее поддерживать. Известие это стало распространяться по телеграфу. Но многие в глубинке и поверить не могли в случившееся. Они ждали официальных сообщений. Только спустя две недели экстренный выпуск официальной газеты «Тобольские губернские ведомости» 15 марта опубликовал Манифест об отречении Николая II в пользу Михаила. В деревне стали готовиться к присяге новому императору Михаилу II. В Сладково, например, проведен был торжественный крестный ход с хоругвями, иконами, портретами Николая и Михаила. Но через несколько дней духовенство получило указ из Святейшего Синода с предписанием читать прихожанам манифесты и разъяснять их, а также возглашать при молебнах вместо привычных «Многие лета императорскому дому» многолетие богохранимой державе Российской и Временному правительству.

Последние слова вызвали у многих взрыв возмущения. Горячие головы прямо в храме, не стесняясь, открыто обвиняли священнослужителей в потворстве бунтарям. Дело дошло до прямых оскорблений. Во время крестного хода на пасху (2 апреля) ряд отставных солдат оскорбили священников до такой степени, что волостной сход примерно наказал их, заставив молиться на ветряные мельницы, объявив богоотступниками.

Пока приверженный старым идеалам крестьянский мир медленно ворочался, пытаясь осознать случившееся, радикальные элементы не дремали. Прибывшие из городов в краткосрочный отпуск солдаты рассказывали леденящие душу подробности о кровавых вакханалиях. Я.Т. Козырь, например, поведал жителям Остропятово, как захвачен был генерал-губернаторский дворец в Омске: «Утром 4 марта толпа солдат под руководством А.Н. Дианова, сослуживца Я.Т. Козыря по 26 запасному полку, ворвалась во дворец и вывела на площадь растерзанного генерал-губернатора Степного Края И.А. Сухомлинова, брата военного министра, где зверски забили его». Осуждавший подобное насилие рассказчик настолько эмоционально сообщал о нем слушателям, что некоторые из них спустя сорок лет с подробностями передавали его.

Запасники из Ишима рассказывали, как проходила настоящая охота на полицейские чины в городе, как избивали безоружных городовых, жандармов железной дороги, как срывали гербы и флаги с присутственных зданий.

Впрочем, последняя акция имела место и в Сладковском крае. Как вспоминал автор заметки «Именем революции», опубликованной в «Трудовом знамени» в 1966 году, бежавшие в Катайскую школу ребятишки встретили выброшенные портреты царской семьи, а учитель поздравил их с началом революции. В Сладковском училище приказано было убрать царский портрет за печку. Все это свидетельствовало о том, что обезглавленная власть на местах растерялась. В уезде начались погромы, поджоги, бунты отслуживших сроки солдат.

Временное правительство пошло по пути создания чрезвычайных органов власти. Взамен губернаторов назначались в губернии комиссары Временного правительства. В Тобольской им стал народный социалист В.Н. Пигнатти. В Ишимском уезде комиссаром стал тоже народный социалист, бывший крестьянский начальник с высшим юридическим образованием Ланитин Михаил Семенович.

Новая власть нуждалась в народной поддержке. По всем волостям были направлены депеши о срочном избрании представителей от каждого сельского общества по одному человеку на крестьянский съезд. Открытие 1-го уездного крестьянского съезда состоялось 25 марта 1917 года. На нем присутствовало 500 делегатов. Съезд одобрил действия Временного правительства и отправил в Петроград 12 приветственных телеграмм. Приветствовалось и создание политических партий. Социал-демократы приступили к созданию на железной дороге Совета рабочих депутатов, однако начальники всех служб дороги оставались на своих местах и выполняли распоряжения Временного правительства.

В волостях упразднялись волостные правления, но сельские и волостные сходы сохранились. Отныне они должны были избрать волостные комитеты. Председателем Сладковского волостного комитета стал волостной судья Мальцев Дмитрий Иванович (из Дубровного), в Усовской волости в новой должности оставлен бывший волостной старшина Чудинов. Предписывалось упразднить должности волостных урядников. Взамен их каждая волость должна была избрать на сходах милиционера. В Сладково взамен урядника Маруса избран Евгеньев. Милиционеры нескольких волостей объединялись в районные отделы. Семь волостей, включая Сладковскую и Усовскую, входили в ведомственное подчинение Ильинской районной милиции.

Главным достижением Временного правительства было введение земского самоуправления в Сибири. Как известно закон 1864 года о земстве не распространялся на Сибирь из-за фактического отсутствия в ней главного сословия страны - дворянства. Земство же предполагало равные права в управлении всем сословиям.

В сельской местности Сибири исполнительная и распорядительная власть принадлежала лишь крестьянам, имевшим земельные наделы и принятым в сельские общества. Все остальные жители волостей (крестьяне, жившие иным трудом, кроме сельского хозяйства, кустари, промысловики, кузнецы, торговцы, приказчики, писари, учителя, духовенство и т.п.) не входили в состав сельских и волостных сходов и не имели права влиять на их решения. За нарушение закона о крестьянском самоуправлении 1797 г. перечисленные выше категории населения, включая и дворянство, могли быть подвергнуты уголовному наказанию вплоть до лишения прав состояния и ссылке. Их приглашали на сходы лишь в тех случаях, когда затрагивались вопросы взаимоотношений с крестьянским миром (например, отвод земли под кузницы, торговые лавки, питейные заведения, аренду общинных земель под промыслы или открытие в селениях различного рода заведений, включая школы, храмы, торговые точки, мельницы, заводы и т.п.). Они имели лишь право просить об этом сельский сход, который при рассмотрении их просьб принимал соответствующие решения, зафиксированные письменным приговором.

Такое положение более века устраивало некрестьянское население, т.к. освобождало их от мирских повинностей и налогов, за исключением тех платежей, которые вносило оно за свою предпринимательскую или иную деятельность. В XX веке под влиянием демократического движения наиболее интеллектуальная и экономически независимая от общин эта группа считала себя бесправной и стала добиваться власти. Вот почему распространение земства на Сибирь встречено было ими с восторгом.

В конце марта 1917 года в Ишиме началась работа по созданию земства. В мае открылась уездная земская управа, но выборы гласных (т.е. депутатов) в уездное собрание отложили до октября, т.е. до завершения сельскохозяйственного года. Выборы в волостные земские управы состоялись в сентябре 1917 года. Они отразили всесословный характер земства. (Впрочем, сословное деление России было отменено Декларацией Временного правительства 2 марта 1917 г.). Председателем Сладковской волостной управы остался Д.И. Мальцев. Товарищем ему (помощником, заместителем) избрали остропятовского крестьянина Архипова Василия Ивановича, секретарем - сына умершего волостного писаря В.Ф. Залевского, членом управы - торговца Д.К. Мещерякова. Избирая Управу, крестьяне потребовали записать особое мнение. Они выразили недовольство вводимыми в обязательном порядке жалованьем новым должностным лицам, обосновывая его тем, что при царской власти все мирские должности были бесплатными и считались одной из местных повинностей.

В уезде развивалось революционное движение. В авангарде его шли железнодорожники. Сразу же после февраля возник профсоюз Ишимского узла дороги. На каждом разъезде и каждой станции он имел свои отделения.

Профсоюзные лидеры представили широкую трибуну для выступлений новоявленным политикам самых разнообразных оттенков и спектров. На еженедельных митингах перед рабочими выступали агитаторы-краснобаи от всех политических партий. Их возили от станции к станции, от разъезда к разъезду. Все они проповедовали модный в то время лозунг введения 8-часового рабочего дня при повышении заработной платы в два раза, хотя уровень жалованья на железной дороге считался тогда одним из самых престижных.

На этой популистской волне насаждения рвачества и алчности рекрутировалось пополнение партийных рядов. Политическим лидером в те летние месяцы стал начальник станции Маслянской Александр Александрович Лопыцько. Многие считали его большевиком за бурные обличительные выступления. Особенно он стал знаменит в дни Корниловского мятежа. Генерал Корнилов был сибиряк по происхождению, окончил Омский кадетский корпус и правительство Керенского серьезно опасалось его поддержки в Западной Сибири. Оно провело превентивные аресты среди ответственного чиновничества. Задержанным оказался и А. Лопыцько, в вину которому ставилась агитация против Временного правительства. Этот арест вызвал взрыв возмущения на всей Тюмень-Омской железной дороге, и Лопыцько был освобожден.

В конце сентября железнодорожники участвовали во Всероссийской политической забастовке по призыву Центрального комитета профсоюзов железнодорожников. Она началась 23 сентября в 12 часов ночи. Через день, 25 сентября, железнодорожники продолжили забастовку, отказываясь продавать билеты на дальние расстояния, а в ночь с 28 на 29-е число полностью остановили движение поездов. Политическая агитация, таким образом, материализовалась в конкретные практические действия.

Росло недоверие к Временному правительству и у крестьян. Особенно обострило отношения введение хлебной монополии. Все запасы хлеба за исключением продовольственной нормы подлежали отчуждению государством с уплатой половины их стоимости. В городах вводится карточная система. Крестьяне в ответ на это стали отказываться везти хлеб в Ишим. Его начинают прятать от властей.

Не способствовало взаимопониманию и распространение так называемого «Займа свободы», с помощью которого правительство стремилось залатать экономические прорехи. Его восприняли как посягательство на личное достояние, не имеющее примеров в обозримом прошлом. Не получили удовлетворения попытки вернуть легитимным путем отрезанные ранее угодья.

Отдельные деревни были недовольны царским законом о лесах, т.к. потеряли в свое время значительные массивы. Закон этот прекращал вольные порубки в местах землепользования и вводил душевое наделение - каждому мужчине по колку леса. Этот закон ликвидировал острую недостаточность лесных материалов в большинстве деревень Сладковской волости, но вызвал неудовольствие в Усовской. Там все излишки лесов сверх душевых наделов были отрезаны в казну. Естественно казна имела теперь право распоряжаться ими по своему усмотрению. Но крестьяне считали их своей стародавней собственностью, и попытки продать на сруб вызывали возмущения. Так было в 1906 году с массивами под Покровкой, так произошло в 1917 году с лесом под Усово.

Усовские крестьяне, узнав о готовящейся порубке в отобранном в казну урочище «Грабительское» крестьянином-скупщиком Беловым, захватили лес и оказали сопротивление чинам стражи Соколовского лесничества. Они обвинили власть в полной неспособности защитить народные интересы и поддерживать законный порядок. Впрочем, жажда твердой власти стала повсеместной. «Деревня с нетерпением ждет твердой власти», - телеграфировал Ишимский уездный комиссар Ланитин в губернский центр 23 сентября. Через месяц новый порядок стал явью.
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июль 2018 (18)
Июнь 2018 (37)
Май 2018 (71)
Апрель 2018 (85)
Март 2018 (138)
Февраль 2018 (59)
Календарь
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.