Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны

Опубликовал: lomsecret, 2-05-2017, 11:13, Великая Победа, 2 495, 0

Важную роль в разгроме немецко-фашистских войск в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. сыграла героическая борьба советских людей в тылу врага.

Традиции партизанского движения в России имеют богатую историю. Еще в XIII-XV вв. партизанские методы успешно использовались в борьбе с монголо-татарами. В начале XVII века их применяли против польских интервентов, а затем шведов в Северной войне 1700-1721 гг. Огромную роль сыграли партизаны западной и центральной частей России, Украины, Белоруссии и Литвы в Отечественной войне 1812 года. Главнокомандующий русскими войсками М.И. Кутузов, генералы П.И. Багратион, А.П. Ермолов и другие всемерно поддерживали движение народных мстителей, помогая им оружием, боеприпасами, посылая в отряды опытных офицеров для обучения военному делу и улучшения организации боевых действий, руководства ими и координации усилий с регулярными войсками.

Возросшая роль народных масс в современных войнах находит одно из своих проявлений в партизанском движении, которое вливается мощным потоком во всенародную борьбу. Так, в годы гражданской войны и военной интервенции партизанское движение приобрело огромный размах и новые, более решительные формы. Уже тогда партизаны нанесли немалый урон врагам молодой Советской власти на Украине, в Сибири, на Дальнем Востоке.

Однако история войн не знала таких масштабов партизанского движения, какие оно приняло в годы Великой Отечественной войны. По своему размаху, политическим и военным результатам партизанская борьба в тылу гитлеровских войск приобрела стратегическое значение. Действия партизан явились той реальной силой, которая оказала существенную помощь Советским Вооруженным Силам.

Всего во время Великой Отечественной войны во вражеском тылу действовали около 6200 партизанских формирований общей численностью 1,1 млн человек. Кроме того, на оккупированной территории боролись с врагом около 220 тыс. подпольщиков.

Задачи партизанской борьбы в годы войны определялись в соответствии с общими военно-политическими целями вооруженной борьбы советского народа против фашистской Германии и ее союзников. Главной целью партизан было содействие Советским Вооруженным Силам в разгроме немецко-фашистских войск и освобождении оккупированной территории.

Общие задачи развития партизанской борьбы нашли отражение в решениях правительства и ЦК ВКП(б), постановлениях ГКО, приказах наркома обороны и Ставки Верховного Главнокомандования. Основными задачами, стоящими перед партизанами, являлись: уничтожение живой силы, военной техники и материальных средств противника; дезорганизация работы транспорта и связи на оккупированной территории; разгром воинских гарнизонов врага, освобождение и удержание советской территории в тылу немецко - фашистских войск; ведение разведки тыла противника в интересах Советских Вооруженных Сил; захват и сохранение до подхода советских войск важных рубежей, переправ и участков, удобных для форсирования водных преград.

При организации и развертывании партизанской борьбы руководству страны пришлось решать ряд сложных проблем. Среди них можно выделить прежде всего такие, как организация и совершенствование политического и военного руководства борьбой народных мстителей; поиск наиболее целесообразных организационных структур партизанских сил; подготовка кадров и материально-техническое снабжение партизан; выбор наиболее эффективных форм и способов действий; организация взаимодействия партизанских сил с регулярными войсками.

Советское руководство с первых дней войны приняло ряд энергичных мер для решения этих задач. 29 июня 1941 года Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) направили партийным и советским органам прифронтовых областей директиву, в которой излагались конкретные задачи по организации и развертыванию партизанской борьбы против фашистских оккупантов. «В занятых врагом районах, - указывалось в этом документе, - создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и так далее». Директива вооружила партийные и государственные органы, а также всех советских патриотов, оказавшихся во вражеском тылу, программой действий по организации всенародного сопротивления агрессору.

Расширенная программа действий по развертыванию народной борьбы на оккупированной территории содержалась в принятом 18 июля 1941 года Центральным Комитетом ВКП(б) постановлении «Об организации борьбы в тылу германских войск». В нем говорилось: «Задача заключается в том, чтобы создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части... всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп, развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов».

Отделы и управления НКВД, военные советы и штабы фронтов и армий в соответствии с этими программными указаниями начали широкомасштабную деятельность, в процессе которой пришлось преодолевать большие трудности. В какой-то степени они были вызваны тем, что из-за быстрого продвижения немецко-фашистских войск в начальном периоде войны во многих западных районах страны не удалось заблаговременно создать партизанские формирования. Кроме того, при непосредственной организации руководства партизанским движением сказались просчеты в определении роли партизан в общей борьбе с оккупантами.

В результате с самого начала войны в руководстве партизанским движением не было достаточной стройности и организованности. Занимавшиеся этим вопросом различные органы не смогли достичь согласованности усилий, и это отрицательно сказалось на развертывании борьбы партизан. В первые месяцы войны партизанским движением одновременно руководили: ЦК компартий республик и обкомы ВКП(б), военные советы фронтов и армий, Главное политическое управление РККА, органы НКВД и др.

Для устранения создавшегося положения постановлением ГКО от 30 мая 1942 года при Ставке Верховного Главнокомандования создается Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД). С целью непосредственного руководства партизанскими формированиями при военных советах фронтов этим же постановлением образовываются Украинский (при военном совете Юго-Западного направления), Брянский, Западный, Калининский, Ленинградский и Карело-Финский (при военном совете Карельского фронта) штабы партизанского движения (ШПД), которые входят в подчинение ЦШПД.

Однако опыт работы фронтовых штабов партизанского движения вскоре показал, что при руководстве деятельностью партизан необходимо учитывать не только полосы действий фронтов, но и советское административное деление оккупированной территории. Поэтому несколько позже, в июне-ноябре 1942 года, ГКО принимает решения о создании республиканских штабов партизанского движения: Украинского, Белорусского, Литовского и Эстонского.

В конце сентября 1942 года почти все фронтовые ШПД были переформированы в представительства ЦШПД на фронтах. Главной задачей этих представительств или оперативных групп при войсковых штабах являлось обеспечение тесного взаимодействия между партизанами и войсками фронтов, использование первых для глубокой разведки в интересах фронта, а также снабжение их средствами борьбы. Впоследствии на базе представительств ЦШПД на фронтах были образованы областные ШПД.

Опыт войны показал, что создание Центрального, республиканских и фронтовых (областных) ШПД вполне себя оправдало: была образована стройная и гибкая система управления партизанскими силами.

Весьма сложной оказалась проблема выбора наиболее целесообразных организационных форм. Слабая проработка перед войной теоретических вопросов партизанского движения привела к тому, что поиски наиболее приемлемых структур пришлось вести непосредственно входе развернувшихся военных действий.

Основной организационной единицей стал партизанский отряд. Его структура определялась числом входящих в него людей, количеством и составом вооружения, условиями местности и характером выполнявшихся задач. Численность отряда в начале войны составляла 20- 70 человек, затем - до 200 и более.

Следует особо отметить, что отрядная форма организации партизанских групп вполне себя оправдала. Действия большого количества партизанских формирований на обширных территориях в значительной мере лишали противника его преимуществ. На пересеченной лесисто-болотистой местности, например, он не мог эффективно использовать против партизан артиллерию, танки и авиацию. Ему трудно было обнаруживать и преследовать последних, так как они хорошо знали свои районы и опирались на поддержку населения. Мобильные партизанские отряды могли нападать на врага внезапно, своевременно выходить из боя или уклоняться от него.

Однако огромным числом разрозненных партизанских отрядов и групп было очень трудно управлять. Их действия весьма сложно координировались даже при решении простых задач, не говоря уж о проведении крупных операций по единому замыслу. Вот почему с увеличением размаха партизанского движения появились более крупные формирования, такие, например, как партизанские соединения. Назывались они по-разному, сказалось народное творчество масс: партизанские полки, бригады, корпуса, партизанско-стрелковые дивизии. Наиболее типичным было объединение отдельных партизанских отрядов в бригады, численность которых колебалась от нескольких сотен до трех-четырех и более тысяч человек.

В годы войны делались попытки создать и более крупные партизанские соединения. Так, в конце августа 1942 года Калининский ШПД объединил семь партизанских бригад в 1-й Калининский партизанский корпус под командованием капитана В.В. Разумова. В сентябре это соединение общей численностью в 3000 человек начало рейд по тылам противника. Однако через месяц, после выполнения поставленных задач и в связи с большими трудностями материально-технического обеспечения, корпус был расформирован.

Несмотря на многообразие партизанских формирований, их структура была достаточно схожа. Возглавлялись они, как правило, командирами и комиссарами. В отрядах и соединениях имелись штабы, заместители командиров по диверсиям и разведке, помощники командиров по снабжению (тылу). Штабам подчинялись штабные взводы и подразделения связи, а заместителям командиров по диверсиям и разведке - соответственно диверсионные и разведывательные взводы (в соединениях иногда и роты). Многие соединения и отдельные крупные отряды имели свои госпитали, мастерские по ремонту оружия и различного имущества.

Вооружение партизанских отрядов и соединений было разнообразным: от легкого оружия (автоматы, ручные пулеметы, винтовки, карабины, гранаты) до тяжелого (станковые пулеметы, противотанковые ружья, минометы). Некоторые располагали артиллерией и даже танками. Многие, не имевшие связи с Большой землей, в основном были вооружены трофейным оружием. Более крупные формирования, поддерживающие постоянную радиосвязь с Центральным, республиканскими и фронтовыми (областными) штабами партизанского движения, пользовались также отечественным оружием, которое получали из советского тыла.

Типичным было стремление иметь как можно больше автоматического оружия и гранат. Это вооружение не стесняло маневра, отвечало требованиям быстротечного ближнего боя и создавало высокую плотность огня. Особенно ценным являлось минно-взрывное вооружение: с помощью его партизаны вели диверсионную деятельность.

Проблема подготовки кадров была одной из первых, с которой столкнулись организаторы партизанской борьбы на оккупированной территории. От уровня профессионализма организаторов борьбы в тылу противника, наличия в достаточном количестве партизанских разведчиков, минеров-подрывников, радистов и других специалистов в значительной степени зависели боеспособность партизанских формирований, эффективность их борьбы с противником. Согласно предвоенным взглядам война должна была вестись «малой кровью» и только на «чужой территории». Поэтому в нашей стране подготовкой гражданского населения к возможным военным действиям в определенной мере занимался лишь Осоавиахим. Работы же по подготовке специалистов для партизанской борьбы не проводилось вовсе. В результате в первых партизанских отрядах не оказалось достаточного количества людей, знающих подрывное дело, умеющих вести разведку, работать на радиостанциях и т.д. Чтобы как- то решить эти задачи, в спешном порядке организовывались краткосрочные сборы и курсы.

При укомплектовании первых партизанских формирований подрывниками, радистами и другими специалистами большую роль сыграли штабы фронтовых и армейских объединений действующей армии, разведывательные органы наркоматов обороны и внутренних дел, в распоряжении которых имелись специальные школы и кратковременные курсы. Например, Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР в октябре 1941 года состояла из двух мотострелковых полков. Их основное назначение заключалось в подготовке, экипировке и направлении в тыл противника специальных формирований с диверсионными и разведывательными задачами. Всего за период своей деятельности бригада подготовила и направила во вражеский тыл 108 специальных отрядов и групп, а также 50 человек одиночных исполнителей. Таким образом, за линию фронта ушло 2587 человек.

В силу сложившейся в 1941 году тяжелой обстановки все эти органы не смогли, однако, полностью обеспечить кадрами партизанское движение. Остро встал вопрос о создании сети специальных школ и учебных пунктов по подготовке для него специалистов. Была проведена целая серия организационных и других мероприятий.

По приказу главнокомандующего Западным направлением Маршала Советского Союза С.К. Тимошенко в середине июля 1941 года был создан Оперативно-учебный центр Западного фронта. Он располагался в советском тылу, первоначально в Гомеле, а затем последовательно перемещался в Брянск, Тулу, Рязань и Москву. Возглавлял его начальник отдела Главного военно-инженерного управления Красной Армии полковник И.Г. Старинов. За время своей деятельности центр подготовил 8470 партизанских специалистов.

Опыт показывает, что до 1942 года подготовка партизанских кадров носила в основном малоорганизованный и бесплановый характер. В первую очередь стремились добиться количества, а уж потом качества готовящихся специалистов партизанской борьбы. Создаваемые учебные центры, школы, курсы и пункты порой функционировали без утвержденных штатов и достаточной материальной базы.

В связи с этим после изучения и обобщения первого опыта в январе 1942 года было решено перестроить всю систему профессионального обучения партизан. Для подготовки командного состава партизанских отрядов и инструкторов подрывного дела были созданы партизанские школы (№ 1, 2, 3). Одновременно кадры готовились и непосредственно на оккупированной территории: на курсах, организованных в крупных партизанских соединениях.

Всего за годы войны центральные и республиканские партизанские школы, а также учебные пункты только Западного стратегического направления подготовили и направили в тыл противника более 22 тыс. различных специалистов, из них примерно 75 проц. подрывников, 9 проц. организаторов партизанской борьбы и подполья, 8 проц. радистов и 7 проц. разведчиков.

Большая роль в организации партизанской борьбы на оккупированной территории, особенно на Западном направлении, принадлежала военнослужащим Красной Армии. Прежде всего, это относится к личному составу армейских частей и соединений, которые были окружены противником и оказались вынуждены действовать на оккупированной территории. Так, в 1941 году многие военнослужащие 3, 4, 10, 13, 21 и 22-й, а также других армий и пограничных войск длительное время вели боевые действия в условиях полного окружения. Следует отметить, что от органов советского военного командования части и подразделения, попавшие в окружение, получали указания о характере действий в сложившихся условиях. Так, в приказе Ставки ВГК от 16 августа 1941 года указывалось: «Части Красной Армии, оказавшись в окружении, ведут, как правило, партизанскую войну, продолжают выполнять задачу по дезорганизации тыла врага».

Военнослужащие направлялись, особенно в первом периоде войны, и из советского тыла. Армейские штабы, органы разведки, политорганы засылали во вражеский тыл разведчиков, специальные отряды и диверсионные группы. Например, только в девяти армиях Западного фронта в 1941 году были созданы и направлены на оккупированную территорию 143 отряда общей численностью около 5000 человек.

Представители Красной Армии, обладавшие хорошими организаторскими способностями, военными знаниями и боевым опытом обычно умело осуществляли руководство всеми видами партизанской деятельности. Направляя офицеров в партизанские формирования, советское военное командование прежде всего рассчитывало на их высокое организаторское искусство. Так, командующий войсками Западного фронта генерал армии Г.К. Жуков, выступая на приеме отозванных с передовых позиций офицеров - будущих партизанских командиров, сказал: «Организуя партизанское движение в тылу врага, важно придать ему дисциплину, определить задачи, разработать гибкую тактику, обеспечить партизанские формирования политически закаленными, смелыми, энергичными командирами. Поэтому мы и отбираем вас в войсках. Вы очень нужны здесь, но в тылу врага еще нужнее».

При развертывании партизанской борьбы много внимания уделялось решению проблемы материально-технического обеспечения партизан, которое заключалось в удовлетворении потребностей партизанских формирований в вооружении, боеприпасах, минно-подрывной технике и военно-техническом имуществе, необходимом для решения боевых задач. Кроме того, партизаны, как и регулярные войска, нуждались в продовольствии, обуви, обмундировании, медикаментах и других видах снабжения.

Первоначально обеспечение партизан материальными средствами не имело единой системы. Оно организовывалось в зависимости от поставленных задач и в соответствии с имеющимися источниками, к которым следует отнести: оружие, боеприпасы и различное имущество, собранное на полях прошедших сражений; запасы скрытых партизанских баз, созданные в предоккупационный период за счет местных ресурсов; трофеи, захваченные у противника; оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, одежду, обувь, медикаменты и другое имущество, доставленное партизанам из советского тыла. Иными словами, материально-техническое снабжение партизан осуществлялось, как правило, путем сочетания максимального использования местных и трофейных ресурсов с переброской недостающих средств, в основном боеприпасов, минно-подрывной техники, вооружения, радиостанций и медикаментов, через линию фронта самолетами, а также посредством экипировки отправляемых в тыл партизанских формирований. Так, только Центральный штаб направил для обеспечения партизан около 60 тыс. винтовок и карабинов, 40 тыс. автоматов и ручных пулеметов, 2600 противотанковых ружей, более полумиллиона гранат, значительное количество взрывчатки.

Решающая роль в материально-техническом снабжении, а также в эвакуации больных и раненых партизан принадлежала авиации. Основную массу грузов партизанам по указанию Ставки ВГК доставляли части и соединения гражданского воздушного флота и авиации дальнего действия. Активное участие в снабжении партизан принимала армейская и фронтовая авиация. В 1943 году для доставки грузов партизанам применялись планеры.

Полеты отдельных самолетов, эпизодически совершаемые в первый год войны в основном для связи с партизанами и выполнения спецзаданий, после создания партизанских штабов стали осуществляться более интенсивно и организованно. Задача своевременного обеспечения приема самолетов, направляющихся в тыл противника, чтобы произвести посадку или парашютно-десантную выброску, была решена благодаря установлению радиосвязи с партизанскими формированиями. В зонах, занимаемых крупными партизанскими соединениями, партизаны оборудовали аэродромы и площадки, пригодные для посадки тяжелых самолетов. Всего за годы войны советские летчики совершили во вражеский тыл более 109 тыс. самолето-вылетов.

В ходе Великой Отечественной войны был приобретен опыт решения проблем, связанных с совершенствованием форм и способов партизанской борьбы. Наиболее распространенными формами борьбы являлись: боевые действия отдельных отрядов, которые базировались, как правило, в пределах одного административного района; боевые действия групп отрядов по освобождению и удержанию так называемых партизанских краев; партизанские операции, проводимые по единому замыслу и плану крупными силами; рейды партизанских отрядов и соединений по тылам противника.

Специфика борьбы партизан нашла отражение в своеобразных способах их действий. Народные мстители решали свои задачи как путем прямых боевых действий (засады, налеты, оборонительные и наступательные бои), так и не вступая в непосредственное столкновение с врагом (диверсии).

Диверсии как способ борьбы с врагом занимали в партизанской тактике одно из центральных мест. Постоянные и многочисленные, они не только снижали пропускную способность путей сообщения и наносили противнику большие потери в живой силе и технике, но и вынуждали гитлеровское командование отвлекать крупные силы и средства на охрану и оборону коммуникаций и тыловых объектов.

При диверсиях широко использовались как самодельные мины, термитные шашки, бутылки с горючей смесью, так и более сложные образцы подрывной техники, например магнитные мины и мины замедленного действия, поступавшие на вооружение партизан с Большой земли.

В целях содействия в решении важных оперативно-стратегических задач, стоявших перед Красной Армией, силами партизан проводились крупные операции в тылу врага. Значительный интерес в этом отношении представляет операция «Рельсовая война», проведенная советскими партизанами в августе-сентябре 1943 года и продолжавшаяся полтора месяца. Задачи партизанских сил в ней были согласованы с планами Ставки ВГК по завершению разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве, проведению Смоленской операции и операции по освобождению Левобережной Украины. Действия почти 100-тысячной партизанской группировки развернулись на оккупированной территории РСФСР, Белоруссии и части Украины. Протяженность района боевых действий составила около 1000 км по фронту и 750 км в глубину. Только за одну ночь (3 августа 1943 г.) в основном на железных дорогах в тылу немецко-фашистских групп армий «Центр» и «Север» партизаны взорвали более 42 тыс. рельсов. А всего за операцию они подорвали около 215 тыс. рельсов, что составило более 1300 км пути в одну колею, и пустили под откос большое количество эшелонов, взорвали мосты и станционные сооружения.

Сразу же после «Рельсовой войны» началась другая крупномасштабная операция, получившая кодовое название «Концерт». По признанию фашистского командования эти две операции сократили железнодорожные перевозки противника на 35-40 процентов. Вообще, массовое нарушение вражеских коммуникаций в значительной степени затруднило перегруппировку отступающих гитлеровских войск, осложнило их снабжение и тем самым содействовало успешному наступлению Советских Вооруженных Сил.

Активная деятельность партизан вынуждала немецко-фашистское командование выделять для борьбы с ними и охраны коммуникаций крупные полицейские силы, охранные войска, а также большое число регулярных частей и соединений, предназначенных для действий на фронте. Так, начиная войну с Советским Союзом, командование вермахта для обеспечения безопасности в тыловых районах выделило 9 охранных дивизий и несколько других соединений и частей, в основном из войск союзников Германии. Практика показала, что этого контингента оказалось недостаточно. Уже к середине октября 1942 года командование только немецкой группы армий «Центр» было вынуждено снять с фронта для этих целей около 12 процентов боевого состава (почти 10 дивизий).

Наибольшее количество регулярных немецких войск было снято с фронта в мае-июне 1943 года, когда гитлеровцы интенсивно готовились к наступлению в районе Курской дуги. В это время охраной коммуникаций и борьбой с партизанами в тылу группы армий «Центр» постоянно были заняты 13 дивизий и ряд отдельных частей, что составляло около 15 процентов количества дивизий этой группы армий. Кроме того, к участию в карательных операциях против партизан привлекались части еще 8 дивизий, в том числе 3 танковых, всего 23-25 процентов боевого состава группы армий «Центр». Безусловно, отвлечение регулярных войск не могло не сказаться на ударной мощи немецко-фашистских группировок, готовящихся к нанесению ударов на курском направлении.

Однако врагу не удалось уничтожить партизан и даже сколько-нибудь снизить их боевую активность. 8 июля штаб верховного главнокомандования вермахта в докладе о действиях партизан за апрель-июнь 1943 года отмечал: «Деятельность партизан на всем восточном пространстве за последний квартал продолжала усиливаться... Наши мероприятия по борьбе с партизанами, несмотря на ввод крупных сил (так, в южной части района группы армий «Центр» путем отсрочки операции «Цитадель» мы впервые ввели значительные силы для умиротворения главной области деятельности партизан в районе Брянска), не достигли ожидаемого успеха».

Особенно важной была проблема организации взаимодействия партизан с регулярными войсками. Решалась она различными способами: от постановки партизанам задач общего характера по оказанию помощи Красной Армии до разработки конкретных планов взаимодействия партизанских формирований с войсками действующей армии.

Успешному решению вопроса взаимодействия во многом способствовала централизация руководства партизанскими силами, создание штабов партизанского движения.

Наиболее тесное взаимодействие партизан с советскими войсками было организовано в Белорусской стратегической наступательной операции. Накануне ее Белорусский ШПД разработал конкретный план взаимодействия с частями Красной Армии. 6 июня 1944 года этот план был утвержден ЦК ВКП(б) и согласован с командованием 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов. Согласно ему белорусские партизаны, насчитывавшие в своих рядах 143 тыс. человек, должны были усилить удары по коммуникациям противника, захватывать и удерживать до подхода частей Красной Армии выгодные рубежи, переправы, плацдармы на берегах рек, оказывать активную помощь советским войскам в освобождении городов, железнодорожных станций, проводить интенсивную разведку противника.

Крупнейшей операцией белорусских партизан явилось проведение третьего этапа «Рельсовой войны», начатого за три дня до перехода в наступление советских войск. Суть этой операции, проведенной в точном соответствии с планом, сводилась к тому, чтобы мощными одновременными ударами партизанских соединений и отрядов по железнодорожным коммуникациям врага парализовать его перевозки и лишить возможности маневрировать резервами.

Партизанская борьба стала одной из важных форм вооруженной борьбы советских людей в тылу немецко-фашистских войск. Она была закономерным явлением, вызванным к жизни освободительным, справедливым характером Великой Отечественной войны, в ходе которой советский народ защищал свободу и независимость своего государства. В партизанских отрядах сражались представители всех национальностей СССР, вместе с ними против общего врага воевали граждане Чехословакии, Польши, Югославии, Венгрии, Франции, Германии и других стран.

По масштабам, политическим и военным результатам героическая борьба советских партизан в тылу гитлеровских войск приобрела стратегическое значение и превратилась в один из решающих факторов разгрома вооруженных сил фашистской Германии. Своими боевыми действиями против гитлеровцев советские патриоты оказывали действенную помощь Советским Вооруженным Силам.

За время войны партизаны уничтожили, ранили и захватили в плен около одного миллиона гитлеровцев и их пособников, осуществили более 20 тыс. крушений вражеских эшелонов, вывели из строя свыше 4000 танков и бронемашин, более 2000 орудий, около 1100 самолетов, разрушили почти 12 тыс. мостов, в том числе 1600 железнодорожных, уничтожили более 65 тыс. автомашин.

Стратегическое значение действий партизан заключалось и в том, что они сковывали крупные силы регулярных войск врага, предназначенных для советско-германского фронта. В общей сложности неприятельские войска, действовавшие против партизан, с лета 1942 года составляли в среднем около 10 проц. общего состава сухопутных сил фашистской Германии, находившихся на восточном фронте. Советские партизаны в полном смысле слова создали в тылу врага второй фронт, который оказал огромное влияние на моральный дух его войск и чрезвычайно затруднил деятельность гитлеровской администрации.

Источник: Полковник в отставке Н. Ф.АЗЯССКИЙ, доктор исторических наук. «Создать невыносимые условия для германских интервентов». «Военно-исторический журнал». № 2. 2000 г.скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Май 2022 (17)
Апрель 2022 (22)
Март 2022 (40)
Февраль 2022 (46)
Январь 2022 (47)
Декабрь 2021 (24)
Календарь
«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.