шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Еврейские колхозы на Тюменщине

Еврейские колхозы на Тюменщине

Автор: zampolit
21-04-2017, 13:17
Еврейские колхозы на Тюменщине

Вероятно, главной проблемой еврейского народа со времени его проживания в диаспоре была отчужденность от окружавшего населения, взаимное неприятие между еврейской общиной и окружающим миром. Одной из причин этого антагонизма является то, что на протяжении многих столетий евреи были лишены возможности заниматься земледельческим трудом, то есть тем видом деятельности, который вплоть до середины XX века воспринимался большинством населения как единственно достойный и честный. В России власти несколько раз предпринимали попытки решить эту проблему. Однако каждый раз они натыкались на непреодолимое скрытое сопротивление местных властей, усугублявшееся традиционным разворовыванием отпущенных на эти цели казенных денег. Было очевидно, что в этой ситуации эффективное решение вопроса невозможно.

Революции 1917 г. принесли освобождение еврейскому населению Российской империи — в отношении него были отменены все правовые ограничения, число которых достигало нескольких сотен. 1920-е гг. стали временем национального подъема российского еврейства: возникали еврейские общества, театры, школы, институты. Встал вопрос и о «преодолении нетрудового прошлого» значительной части еврейского населения. В частности, решено было реализовать уже на социалистической основе широкомасштабную программу аграризации еврейского населения страны. С этой целью в 1925 г. было создано Общество по землеустройству евреев-трудящихся (ОЗЕТ).

Довольно скоро отделение ОЗЕТ появилось и в Тюмени. Примечательно, что произошло это не в приказном порядке, а по инициативе, исходившей от еврейской интеллигенции города. В «Отчете о работе Окружного Правления ОЗЕТ за время 1 год и 4 месяца» утверждается следующее: «никакого официального отношения из областного и центрального комитетов ОЗЕТа не было послано, а частным путем один из членов областного ОЗЕТа написал письмо к гр. Альтшуллер, который собрал вокруг себя знакомых и в частной квартире состоялось 1-е организационное заседание оргбюро ОЗЕТа 16 февраля 1928 г.». Упомянутый Израиль Леонтьевич Альтшуллер был одним из лидеров еврейской общины города еще в дореволюционное время, когда он занимался торговлей часовыми и ювелирными изделиями. Ко времени создания отделения ОЗЕТ 80-летний Альтшуллер являлся старостой тюменской синагоги.

Инициативная группа состояла из семи человек, трое из которых входили в состав правления еврейской религиозной общины города. Это были: Альтшуллер — идейный вдохновитель проекта, Морей Семенович Каган, ставший позднее председателем оргбюро, и Альтер Самуилович Альтерман — секретарь организации. Еще двое членов группы имели явно непролетарское происхождение — один из них был торговцем, лишенным избирательных прав, второй именовался безработным. И только двое самых молодых участников группы были членами ВКП(6).

Первоначально деятельность тюменской организации была довольно стихийна и в малой степени формализована. Предполагалось привлечь к работе по землеустройству все еврейское население края, а не только так называемый «пролетарский элемент». Участие в деятельности ОЗЕТа не евреев не предполагалось. По всей вероятности, призыв энтузиастов нашел достаточно широкий отклик в еврейской общине города, поскольку на следующее крупное собрание, состоявшееся 4 марта, явились 87 чел., при том, что общая численность общины не превышала 300 чел. Тогда же было избрано оргбюро и начаты переговоры с советскими органами о выделении земельного участка для организации еврейских земледельческих поселений. Вскоре состоялась поездка Кагана в Ялуторовск, результатом которой стало создание ялуторовского отделения. Число ячеек и отделений тюменской организации быстро росло — они появились в Новой Заимке и Нижней Тавде.

Началась успешная работа по комплектованию групп семей, принявших решение о переходе к земледельческому труду. Уже 28 марта 1928 г. оргбюро сообщает Центральному правлению ОЗЕТ о существовании такой группы из 10 чел. Причем в своих сообщениях тюменское оргбюро неоднократно подчеркивает, что речь идет о людях, «ликвидировавших свое торговое дело». Однако довольно скоро стало ясно, что реализация главной задачи ОЗЕТа сопряжена с многочисленными трудностями. Советские органы не предлагали организации приемлемого земельного участка для создания поселений. Так, вместо запрашиваемой группой Ульяновской заимки площадью 171 га, расположенной в 8 верстах от Тюмени, земельное управление предложило Голубихинский участок площадью 80 га на оз. Чаша, в 180 верстах от Тюмени и 30 верстах от с. Омутинское. Неудивительно, что переселенцы, будучи коренными горожанами, не испытывали желания забираться далеко в сельскую глубинку.

Другой проблемой стало финансовое обеспечение программы. Для обустройства на новом месте переселенцам нужны были ссуды, помощь в приобретении сельхозинвентаря, налоговые льготы. Лидер инициативной группы первых переселенцев И. А. Цукасов писал 19 марта 1928 г., что им нужно «не менее 9100 руб. для 6 членов и вновь прибывающим по 2000 руб.», причем «наибольшая помощь должна быть оказана в марте-апреле в сумме около 5600 руб. и далее по 1000 руб. ежемесячно». Из этого же письма мы узнаем, что у шести семей первопроходцев набралось в общей сложности 3000 руб., при этом одна или две семьи вовсе не имели средств.

Еврейские колхозы на Тюменщине

Тюменское отделение не раз запрашивало Центральное правление по данному вопросу, но всегда получало стандартные ответы, суть которых сводилась к тому, что: «рассчитывать на материальную поддержку ЦПО не приходится». Таким образом, единственным подспорьем для переселенцев должна была стать ссуда от окружного земельного управления в размере 300 руб. на семью, выдаваемая на 10 лет.

Кроме того, по всей видимости, имело место и скрытое сопротивление деятельности общества со стороны местных представителей власти, объяснявшееся достаточно широко распространенными антисемитскими настроениями. Сообщалось, в частности, что при распространении лотерейных билетов ОЗЕТа в Ялуторовске местный коммунист, заворготделом селькредсоюза Моргунов открыто заявил: «Я такой нации не хочу помогать».

Тем не менее, определенные успехи были достигнуты. Так, в мае 1928 г. на станции Маслянской Ишимского района был организован колхоз «Энергия», прикрепленный к УралоблОЗЕТу. К марту 1929 г. в коллективе трудились 34 семьи, в его распоряжении находились два собственных дома, 80 голов дойного скота, трактор и несколько сотен гектаров земли. Руководство тюменского отделения постановило рекомендовать всем изъявляющим желание к переходу на землю вступить в данный колхоз. Об отношении к коллективу со стороны местных органов власти можно судить по документам, в которых правление УралОЗЕТа заявляет о необходимости выявления тех, по вине кого «работа коллектива тормозилась в течение длительного периода времени, благодаря дискредитированию его некоторыми враждебно настроенными элементами в г. Ишиме».

Год спустя, в мае 1929 г., под Ялуторовском был создан второй еврейский колхоз, получивший название «ОЗЕТ». Членами его стали восемь семей, поселившихся на Первухинском земельном участке в 12 верстах от Ялуторовска. Однако уже в июле того же года правление тюменского окружного отделения ОЗЕТ вынуждено было рассматривать вопрос об организации поддержки колхозу, поскольку Ялуторовский райисполком тормозил закрепление за коллективом данного участка, ссылаясь на его небольшую площадь. Финал, по всей видимости, был довольно плачевен. В сентябре того же года от имени окружного земельного управления, Ялуторовского райисполкома и тюменского отделения ОЗЕТ командиру отделения 7-го полка связи Антонову был выдан документ, в соответствии с которым для демобилизованных красноармейцев полка предоставлялся земельный участок в Авазбакеевской даче разверстания, предназначенный первоначально для коллектива «ОЗЕТ». Условием предоставления участка было выделение земли и «оставшимся членам колхоза “ОЗЕТ” с слиянием в один колхоз». При этом также упоминается о некоем колхозе «Труд евреев» — возможно, еще одном еврейском сельскохозяйственном коллективе края.

Все названные факторы обусловили скорое и резкое падение интереса к организации землеустройства со стороны даже руководства тюменского отделения ОЗЕТ. Эта тема все реже и реже встречается в протоколах собраний, постановлениях и обращениях. На l марта 1930 г. в двух еврейских колхозах трудились всего 14 семей. При этом представители правления в течение года всего лишь дважды выезжали в эти коллективы. И это несмотря на то, что за истекший год новых переселенцев зарегистрировано в отделении не было.

За период с 1 марта 1928 по 1 марта 1929 г. расходы отделения по статье «помощь переселенцам» составили всего 41 руб. при общем бюджете в 844 руб. 32 копеек (для сравнения — оплата труда секретаря составила 185 руб.). За аналогичный период с 1929 по 1930 г. эта сумма сократилась до 3 руб. при общем бюджете в 261 руб. 12 коп. В смете расходов на 1930 г. по статье «культурное обслуживание колхозов и шефство» выделялось 24 руб., в то время как на подписку планировалось потратить 36, а на устройство вечеров — 60 руб. Именно организация вечеров, чтение лекций на тему антисемитизма как орудия классовой борьбы буржуазии, а также распространение билетов всевозможных займов и лотерей становится главной задачей тюменского отделения ОЗЕТ.

В рамках всесоюзной кампании в тюменском отделении с конца 1929 — начала 1930 г. начинается активная перестройка деятельности общества. Численность его резко возрастает за счет массового вступления в него нееврейского населения: так, с 1 января 1929 по 1 марта 1930 г. число не евреев — членов ОЗЕТ возросло с 33 до 661, в то время как число евреев — членов организации сократилось с 94 до 73 человек после исключения «непролетарских элементов». Устанавливается полный контроль за деятельностью отделения со стороны местных партийных органов. Само общество переезжает в здание Тюменского окружкома ВКП(б) по ул. Республики, 25 .

К тому же начиналась коллективизация, уже 16 ноября 1929 г. Центральное правление ОЗЕТ проводит заседание, в ходе которого рассматривалось положение, сложившееся в еврейских колхозах Омской области вследствие злоупотреблений во время чисток.

Окончательно же похоронило идею организации еврейских земледельческих коллективов заявление Центрального правления ОЗЕТ, сделанное 18 января 1930 г. В нем утверждалось, что: «при проводимой в настоящее время сплошной коллективизации нецелесообразно организовывать отдельные еврейские колхозы в местностях, где нет компактных масс еврейской бедноты и где не ведется работа по заселению этой беднотой сплошных земельных массивов. В таких районах ОЗЕТ должен содействовать вовлечению трудящихся евреев в общие интернациональные коллективы». Страна стояла на пороге «большого перелома», и ей было не до еврейских земледельцев.

Источник: Белов Станислав Леонидович. Еврейские сюжеты: записки краеведа / Стас Белов. — Тюмень: Мандр и Ка, 2009. — 308 с. + 1 с. ил. — Приложение к журналу «Лук & Чок»: Тюмень полосатая.

Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье