шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Тюменские еврейские семьи - Шмуклеры

Тюменские еврейские семьи - Шмуклеры

Автор: zampolit
21-04-2017, 11:27
Тюменские еврейские семьи - Шмуклеры

Словарь Даля сообщает, что шмуклер есть «бахромщик, работающий шнуры, кисти, бахрому», и пояснил, что можно, оказывается, «шмуклерить» или «заниматься шмуклерством». Попробуем разобраться, чем же занимались тюменские Шмуклеры.

Шмуклер Гдаль вполне возможно — основатель династии тюменских Шмуклеров. О нем нам известно совсем немного. Ялуторовский мещанин, на 1910 г. проживал в Тюмени в доме Бровцына на Знаменской улице. 26 мая 1910 г. Симон Лазаревич Вилькер, крестьянин Крайчиковской волости Тарского уезда Тобольской губернии, постоянно проживавший в собственном доме в Тюмени по ул. Ляминской, 50, подал заявление с просьбой внести в еврейские метрические книги своих дочерей, родившихся в 1891 и 1892 гг. В качестве одного из свидетелей, способных подтвердить названный факт, был указан Гдаль Шмуклер.

Шмуклер Шмуил-Шлейма Гдалиев
Вероятно, сын вышеназванного ялуторовского мещанина. В посемейном списке евреев Тюмени от 1907 г. фигурирует в качестве торговца 36 лет, постоянно проживающего в Тюмени.

Шмуклер Янкель

Черниговский мещанин, сапожник по профессии, с 1887 г. проживал в Тюмени. Был включен в список евреев (всего 12 чел.), оставленных на дальнейшее жительство в Тобольской губернии в соответствии с циркуляром министра внутренних дел № 2979 от 26 июля 1893 г. При этом указывалось, что Янкель Шмуклер оставляется «по 4 пункту». На 1893 г. он был женат.

Шмуклер Моисей Борисович

Скончался 27 октября 1953 г. в возрасте 55 лет. На момент смерти Моисей Борисович работал начальником Тукманского лесопункта и проживал в с. Черепаново Нижнетавдинского района. В актовой записи о смерти обозначен как еврей. Заявление о смерти сделал Степан Федорович Рожин, проживавший по адресу: ул. Нагорная, 47. Мы не знаем, что связывало этих людей. Можно лишь предположить, что речь идет о сыне Фадея Лазаревича Рожина, назначенного 25 ноября 1944 г. госарбитром при Тюменском облисполкоме, который, судя по имени и отчеству, также был евреем.

Шмуклер Берта Нохимовна

Владелица дома по ул. Войновской, приносившего ей 294 руб. годового дохода. В 1918 г. ее домовладение было намечено к национализации, однако позднее решение отменили. Однако к концу 1920-х гг. дом по ул. Войновской (с 1922 г. — Крестьянской) все же перешел в руки государства. В июне 1928 г. в газете «Красное знамя» было опубликовано объявление о торгах по продаже на слом надворных построек при муниципализированных домовладениях Тюмени. Под № 3 значилось: «Крестьянская № 5. б. Шмуклер. Стайки бревенчатые под тесовой крышей. Навес под железной крышей глаголем. Длина — 8,3/5,4 м. Ширина — 29,2/4,5 м. Оценка 100 р./120 р.». Таким образом, мы узнаем о судьбе дома. Что же случилось с его хозяйкой — еще предстоит узнать.

Шмуклер Константин Георгиевич

О нем нам известно больше всего. В 1913 г. он занимал должность надсмотрщика почтового отделения в Тобольском уезде, в 1914 г. — аналогичную должность в Березовской почтово-телеграфной конторе. С 1915-1917 гг. Шмуклер числится в кружке интернационалистов. Вероятно, в качестве представителя меньшевиков в 1917 г. он занимал посты председателя Березовского исполкома и Березовской земельной управы. По этой причине и после вступления его в 1919 г. в ряды РКП (б) Шмуклер регулярно включался в списки коммунистов — выходцев из других партий.

По всей видимости, ему довелось принять участие и в событиях Гражданской войны. На такую мысль наталкивает опубликованная Константином Георгиевичем в газете «Трудовой набат» статья «Кровавый кошмар (воспоминания из восстания Тобольской каторги при Колчаке)» (в ней идет речь о событиях 18 октября 1918 г.). Из надписи на фотографии, оригинал которой хранится в Ханты-Мансийском окружном музее, а копия размещена в экспозиции уватского музея «Легенды седого Иртыша», мы узнаем, что Шмуклер был женат на сестре известного партизана П.И. Лопарева, сражавшегося в годы Гражданской войны на Обском Севере. В 1919-1920 гг. он работал зав. технической частью электротеатра в Тюмени и проживал по ул. Новой, 15. В августе 1921 г. встречаем его (инициалов нет, но можно предполагать с большой долей уверенности) среди членов губ кома и губисполкома, мобилизованных по постановлению Тюменского губкома РКП на работу по сбору продналога. На 10 апреля 1922 г. Шмуклер заведовал Тюменским отделением Областьрыбы. По некоторым данным, в начале 1920-х гг. он даже занимал пост председателя тюменского горисполкома, поставив при этом вопрос о временном закрытии местного суда, окончательно дискредитировавшего себя.

В начале 1920-х гг. им были предприняты, вероятно, первые попытки опубликоваться в местной печати, закончившиеся безрезультатно. В рубрике «Почтовый ящик» все того же «Трудового набата» в марте 1922 г. читаем: «тов. Шмуклер, Вы прислали бухгалтерский отчет с мертвыми цифрами. Куда он нам?».

В 1925 г. Константин Георгиевич заведовал тюменской конторой АО «Тряпье. Лоскут», находившейся по ул. Томской, 24. В сентябре 1925 г. совместно с коммерческим отделом промкомбината им был разработан проект, предусматривавший организацию заготовок названной конторой для Успенской писчебумажной фабрики 80 тыс. пудов тряпья ежегодно. Однако в связи с крупными растратами контора была ликвидирована, а проект остался нереализованным. Шмуклеру поступило предложение от центрального правления продолжить работу в Москве, но по семейным обстоятельствам он вынужден был отказаться и с 23 ноября 1925 г. поступает на службу в коммерческий отдел промкомбината по ведению заготовок тряпья и другого сырья для вышеупомянутой фабрики.

В феврале 1927 г. назначен директором вышеназванной фабрики, только что запущенной после длительной реконструкции. Здесь Константин Георгиевич вновь проявил себя как человек с активной жизненной позицией — в 1927-1929 гг. им был опубликован ряд статей и заметок в тюменской газете «Красное знамя». Практически все они были посвящены вопросам, связанным с жизнью с. Заводоуспенского и возглавляемого им предприятия.

Однако этот пост он занимал весьма недолго. Уже в ноябре 1928 г. Уралоблисполкомом было принято решение о передаче фабрики в распоряжении Камоуралбумтреста. За этим последовали и кадровые перестановки — место Шмуклера занял ставленник Екатеринбурга. Дальнейшая судьба Константина Георгиевича неизвестна.

Шмуклер Александр Георгиевич

Умер в окружной больнице от менингита 9 марта 1925 г., возраст не указан. Накануне смерти Александр Георгиевич работал телеграфистом и проживал по ул. Новая, 61. Заявление о смерти сделано Василием Яковлевичем Деровым, проживавшим по тому же адресу. На момент смерти Александр Георгиевич был холост. Останки его были погребены на Текутьевском кладбище. В графе национальность актовой записи о смерти указано — «великоросс».

Шмукпер Фаина Даниловна

Мы крайне мало знаем об этой представительнице клана Шмуклеров. Неизвестна даже примерная дата ее рождения. Некоторым подспорьем может служить статья «Нетрудовой элемент», опубликованная в газете «Красное знамя» в июне 1927 г. Из нее мы узнаем, что бывший заведующий управлением коммунальных строений Жильцов (поистине — «говорящая» фамилия) пытался выселить из дома но ул. Садовой, 112 старушку Фаину Даниловну Шмуклер — как «нетрудовой элемент». Старушка шила белье на продажу, то есть была швеей-надомницей. На этом основании в иске Жильцову было отказано.

Старушка Шмуклер, впрочем, успешно пережила не только попытку выселения, но и коллективизацию с индустриализацией, избежала репрессий 1930-х гг., продержалась в тяжелые военные годы и покинула этот мир лишь в 1953 г. Запись № 46 в алфавитной книге смертей была сделана 7 февраля. Актовую запись о смерти обнаружить не удалось, возможно, она вообще не была сделана, поскольку уже в алфавитной книге смертей указано — «нет записи».

Шмуклер Анна

Скончалась в 1919 г. (запись № 119 в алфавитной книге смертей). Актовую запись о смерти обнаружить не удалось.

Что ж, похоже, ни одного шнуровщика-позументщика среди наших героев не обнаружилось. По большому счету, мы пока даже не знаем, были ли они связаны между собой родственными узами или же просто носили одну фамилию, весьма распространенную и поныне. Добавим также, что в документах встречается упоминание о доме, принадлежавшем Шмуклерам, — без указания, кому именно. Этот дом по ул. Серебряковской, 7 был в начале 1920-х гг. зачислен в жилфонд Губкоммунотдела. Вот, собственно, и все.

Источник: Белов Станислав Леонидович. Еврейские сюжеты: записки краеведа / Стас Белов. — Тюмень: Мандр и Ка, 2009. — 308 с. + 1 с. ил. — Приложение к журналу «Лук & Чок»: Тюмень полосатая.

Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье