Чехословацкие отряды Красной Гвардии

Опубликовал: zampolit, 23-03-2017, 15:45, Путешествие в историю, 707, 0

Установление Советской власти на Украине создало, как никогда ранее, благоприятные условия для деятельности чехословацких рабочих организаций. Киевские социал-демократы всемерно использовали новую обстановку для активизации своей работы среди военнопленных. К февралю 1918 г. чехословацкая социал-демократическая организация на Украине насчитывала 5054 члена, имела 62 местные организации (из них 46—провинциальных, вне Киева). Тираж газеты «Свобода», имевшей подписчиков в 48 губерниях России, достиг пяти тысяч экземпляров.

Чехословацкая революционная социал-демократия постепенно начинает понимать, где ее место в той борьбе, которая развернулась между буржуазией и пролетариатом. Обращаясь к исполкому Киевского Совета рабочих депутатов 25 января 1918 г., ее руководство писало: «В нынешний торжественный момент, когда Советская власть укрепляется на Украине, ЦК чешско-славянской СДРП приветствует эту новую победу русского и украинского пролетариата... ЦК считает своим долгом стоять по боку (так в тексте) русских товарищей и их рабоче-крестьянского Советского правительства в их борьбе за осуществление великих идеалов социализма и уничтожение всякой эксплуатации человека человеком...». События показали чехословацким социал-демократам, что большая часть народа, и прежде всего рабочих, идет за большевиками.

Советское правительство Украины в свою очередь всемерно шло навстречу чехословацким социал-демократическим организациям. 15 февраля руководство Чехо-славянской социал-демократической рабочей партии было официально уполномочено народным секретарем по военным делам Ю. Коцюбинским вести пропаганду среди чехословацких рабочих и солдат и формировать отряды чехословацкой Красной гвардии, как составной части социалистической армии пролетарского государства.

Формирование чехословацких красногвардейских отрядов в Киеве началось, очевидно, сразу же после занятия его советскими войсками. В некоторых городах Украины это произошло возможно еще раньше. Так, в Березани чехословацкий красногвардейский отряд начал создаваться еще в июле 1917 г. В Одессе чехословацкий красногвардейский отряд уже в середине января 1918 г. принял участие в борьбе за установление Советской власти в городе. Имеются сведения, что в красногвардейских частях, бравших Киев, было два чехословацких подразделения, в которых насчитывалось около 400 бойцов.

К концу февраля единый чехословацкий отряд Красной гвардии Киева насчитывал уже 700—800 человек, а несколько позже — около 1000. Во главе отряда стоял штаб (расположенный в доме № 51 на Фундуклеевской ул.), членами которого были бывшие солдаты корпуса, социал-демократы В. Петрас, И. Седларж, Л. Шварц, й. Жальский.

В Киеве существовали и интернациональные красногвардейские отряды, в которые входили чехословацкие военнопленные, и красногвардейские отряды отдельных промышленных предприятий, в которых, как например в отряде завода «Арсенал», также, очевидно, были чехи и словаки.

Формируются чехословацкие и интернациональные красногвардейские отряды в Екатеринославе, Таганроге, Харькове и ряде других городов. В Одессе, в частности, было организовано одно из наиболее крупных на Украине, интернациональное красногвардейское формирование— «Интернациональная гвардия». Частью ее был упоминавшийся выше чехословацкий красногвардейский отряд, созданный, очевидно, главным образом из числа чешских солдат, служивших ранее в сербском корпусе.

Филиал Чехословацкого национального совета и командование корпуса со все возрастающим беспокойством следили за уходом чехословацких добровольцев в отряды Красной гвардии. И. Маркович с тревогой писал в президиум филиала, что социал-демократы «...уже наводнили полки агитаторами за Красную гвардию и успех их не так уж незначителен, чтобы не требовал немедленных ответных мер». Острые споры шли на пленарных заседаниях филиала Национального совета и его комиссий по вопросу о мерах, необходимых для того, чтобы воспрепятствовать уходу добровольцев из корпуса в Красную гвардию.

Вопреки тем, кто требовал, чтобы уходившим из корпуса не выдавать никаких документов, в приказах объявлять дезертирами и обязательно разоружать, по настоянию Масарика было принято решение действовать более осторожно. Большевики, предупреждал Масарик, узнав об открытых враждебных действиях против своих сторонников, «могут нас завтра же расформировать». У Масарика действительно были все основания для того, чтобы призвать своих сторонников хотя бы временно воздержаться от открытого насилия. Попытки оказать давление на желающих перейти в Красную гвардию встречали решительный отпор органов Советской власти. Так было, например, когда командир 7-го чехословацкого полка в Березани попытался разоружить 200 солдат, заявивших о желании перейти в Красную гвардию. Солдаты обратились за помощью в местный Совет и ревком, которые предупредили командира полка, что он будет арестован, если не отпустит солдат с оружием. Полковник Смуглов, командовавший полком, вынужден был уступить.

18 февраля 1918 года Масарик впервые определенно заявил, что им и французскими дипломатическими представителями окончательно решен вопрос о финансировании корпуса и переброске его на Западный фронт. «Французы,— информировал Масарик членов президиума Национального совета,— приняли решение: дать нам эти деньги и призвать нас, чтобы мы тотчас же отправились во Францию. Путь — через Владивосток (на Мурмане дорога не в порядке, Архангельск замерз до мая)». За отъезд во Францию, заключал Масарик, говорят доводы политические, ибо на Украине ситуация «неясная», и стратегические, так как наша армия не сможет задержать австрийское наступление.

Таким образом, было принято, казалось бы, совершенно неожиданное решение о переброске корпуса через Сибирь и два океана во Францию, определен маршрут, ранее категорически отвергавшийся из-за его дальности и дороговизны.
Решение это может быть объяснено лишь стремлением чехословацких буржуазных политиков выждать и выиграть время.

Масарик всегда исходил из того, что чехословацкие воинские формирования должны быть использованы там и тогда, где и когда это будет наиболее политически эффективно. Он считал, что они должны принять участие в действиях на Западном фронте с тем, чтобы в решающий момент вторгнуться в Австро-Венгрию. В то же время он прекрасно сознавал, какое политическое, значение может приобрести участие корпуса в операциях на Восточном фронте и в антисоветской интервенции. Однако у держав Антанты не было еще единого плана действий против Советской России, российская контрреволюция была, по мнению Масарика, пока весьма слабым и ненадежным союзником. Между тем корпус мог подвергнуться разгрому армиями Центральных держав, вторгшимися на Украину. И, наконец, особенно опасным Масарик считал революционное окружение, влияние которого на солдат становилось все более и более ощутимым.

Маневрирование облегчалось для чехословацких буржуазных политиков тем, что в самих французских правительственных, военных и дипломатических кругах не было единого мнения по вопросу о том, где лучше использовать корпус. Заманчивым было перебросить его во Францию, где ощущалась острая нехватка солдат, но для этого требовалось значительное время и большое количество судов. Не менее заманчивым было использовать его в качестве ядра будущей интервенционистской армии, но приходилось считаться с тем, что повернуть чехословацких солдат против народа России сложно, а возможно и совершенно не реально. В обстановке, когда перспективы были неясны, а решение нужно было принимать быстро, и родилась идея переброски корпуса в Сибирь (в Омске теперь предполагалось начать формирование 2-го корпуса), а затем и «путешествия вокруг света».

Естественно, что приказ о спешном отходе корпуса с Украины в обстановке, когда плохо вооруженные красногвардейские отряды самоотверженно готовились к неравному бою с австро-германскими оккупантами, вызвал среди добровольцев не только недоумение и ропот, но и протест. Многие решительно выступали против отъезда во Францию. Немало было и таких, которые утверждали, что необходимо остаться, чтобы «принять участие в строительстве основ нового социального и политического устройства русской республики».

Еще 13 февраля подразделения 1-й дивизии начали отход на левый берег Днепра. Вслед за этим (23 февраля) штаб корпуса, а с ним и большая часть членов филиала Национального совета перебрались из Киева в Пирятин. Масарик за день до этого вместе с членами французской и английской военных миссий спешно выехал в Москву.

В обстановке разброда и смятения в руководящих буржуазных кругах и командовании, недовольства и брожения среди солдат и военнопленных, социал-демократы попытались объединиться, взять в свои руки руководство чехословацкими воинскими формированиями и начать борьбу с оккупантами вместе с советскими войсками.

24 февраля в помещении Киевского Коммерческого института было созвано собрание солдат и военнопленных, на котором был создан Чехословацкий революционный совет рабочих и солдат.

Совет, в который вошли руководители Чехо-славянской социал-демократической рабочей партии, социал-демократы — члены филиала Национального совета и Революционно-демократической рабочей организации, решил создать новую чехословацкую революционную армию. В нее должны были влиться и части корпуса, и отряды Красной гвардии, и вновь вооруженные военнопленные. Председателем Совета заочно был избран Масарик.

Однако уже на следующий день под нажимом Максы, Марковича и других, еще остававшихся в Киеве членов филиала Национального совета, Ваничек, Кисела забили отбой, а 26 февраля подписали заявление о том, что вплоть «до решения нового съезда единственным руководящим органом всего чехословацкого народа в России — солдат, пленных и колонистов — является филиал Чехословацкого Национального Совета», а «все остальные организации имеют лишь вспомогательное значение.

Руководители чехословацкой социал-демократической организации с таким пониманием роли Революционного совета согласиться не могли и вместе с руководителями Краевой гвардии заявили о своем выходе из него. Таким образом попытка под руководством социал- демократии объединить все наличные силы для совместной вооруженной борьбы против оккупантов, попытка, предпринятая без достаточной предшествующей организационной и политической подготовительной работы, окончилась неудачей.

Советское украинское правительство и командование неоднократно пытались получить от чехословацких руководителей определенный ответ на вопрос, будут ли части чехословацкого корпуса принимать участие в борьбе против австро-германцев и гайдамаков. Советские представители не скрывали всей сложности складывающейся на фронте обстановки, указывая, что вплоть до создания регулярных частей Красной гвардии натиск оккупантов первое время придется сдерживать силами чехословацкого корпуса.

Во время переговоров с представителями Советского правительства Украины в штабе Юго-Западного фронта в Фастове на прямой вопрос, будут ли чехи поддерживать советские войска в борьбе с немцами, Макса вынужден был ответить «да». Но тут же оговорился, что чехословацкие части примут участие в боях только на левом берегу Днепра и при условии, «если выяснится, что наступление - немецкое, а не украинское».
скачать dle 12.1



Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Октябрь 2020 (17)
Сентябрь 2020 (25)
Август 2020 (30)
Июль 2020 (39)
Июнь 2020 (32)
Май 2020 (45)
Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Реклама
Карта Wikimapia
Счетчики
Яндекс.Метрика
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.

7210aeac9ee07fa16e96a9807b47ab4c9bdeec4c.txt