шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
Форма входа
Логин:
Пароль:
Забыли пароль?
» Путешествие в историю » Артинский завод - его хозяева и управители

Артинский завод - его хозяева и управители

Автор: harlov
30-01-2017, 23:18
Артинский завод - его хозяева и управители

За сто двадцать четыре года — с начала стройки до переломного семнадцатогоАртинским железоделательным управляли двадцать человек. Были владельцы, арендатор, потом — на казенном заводе — управители. Все они в основном выпускники Горного корпуса, то есть специалисты, по тем временам, очень высокого класса. Каждый был наделен огромными полномочиями и являлся главным движителем технического развития. Кроме того, только он во многом, а иногда и полностью определял жизнь людей, бывших под его началом.

Арендатор Кнауф для работы на четырех своих заводах имел вечно-подданных (такой вот правовой термин: не крепостной, но...) и крестьян — 344, «собственных» рабочих — 3075. А в договоре, при передаче ему в аренду завода, было записано даже так: «Дозволить купить в потомственное владение 1000 душ».

Первым управляющим завода, сразу после покупки его казной от Лугинина, был Ефим Ахматов, а после возвращения завода в казну от Кнауфа - Иван Васильевич Тимофеев.

Федор Иванович Комаров работал на заводе с 1828 по 1837 год. Это он освоил место на далеком от поселка правом берегу Уфы, в тайге. Хороший лес для сплава брали, звонкий уголь жгли, завел он там охотничью заимку для себя. Имя Комарова осталось в названии деревни.

С 1837 по 1849 год управлял заводом Александр Андреевич Иосса. Это была на Артинском заводе за всю его историю самая крупная величина. При нем, в 1842 году, был построен Верхне-Артинский завод — как цех Нижне-Артинского. Тоже молотовый, но соорудили там и небольшую домну. Опять, видимо, блеснула надежда, что рядом есть руда. Но завод, поработав три десятилетия, не оправдал расходов. В Заводчике, так звал народ поселок Верхние Арти, размыло плотину, фабрика обветшала.

Восстанавливать ее уже не было смысла, а место было обжито основательно: кроме фабричных построек стояли 43 дома с почти четырьмя сотнями жителей. Умерли Верхние Арти только недавно.

Как опытнейший горный деятель и металлург, Иосса усовершенствовал производство кос, а в кричной фабрике заменил большекричный способ выделки железа на малокричный, улучшив качество металла и облегчив труд кричных мастеров и горновых.
После Артей А.А. Иосса управлял Златоустовским горным округом, Камско-Воткинскими заводами. Он первым в России начал опыты по внедрению бессемеровского способа производства стали. Устроил русский горнозаводский отдел на всемирной выставке в Филадельфии. Был награжден бриллиантовым перстнем с вензелем императора Александра II — за изготовление остова шпица на колокольне Петропавловской крепости. Именем А.А. Иоссы названа одна из артинских улиц.

Родившийся в Артях его сын Николай Александрович с младых ногтей познал жаркий огонь горнов в Артинской фабрике. Это определило выбор судьбы. Он стал знаменитым металлургом, продолжил опыты отца по бессемерованию стали, а в конце жизни возглавил Горный департамент.

Прямое отношение к металлургическому делу в Артях имел известнейший горный инженер генерал Павел Петрович Аносов. Начальник Златоустовского горного округа занимался в Артях тем, что было близко ему по оружейной фабрике в Златоусте. Разгадка тайны булата, его особых режущих свойств, совершенствование выделки клинков и сабель подтолкнули его на поиск способов улучшения качества кос. Путей к этому было три: выплавка наиболее подходящей стали, особая отковка кос, поиск наилучшего способа закалки. Постепенно совершенствовалось первое и второе. Аносов же занялся опытами по закалке. По примеру булата. Откованный раскаленный клинок прямо из горна передавали всаднику на неукротимом скакуне. Клинок закаливался струей охлажденного воздуха. А если сжатый охлажденный воздух подавать по трубе?

В 1835-1836 годах таким способом, по-аносовски, было изготовлено более семи тысяч кос. Их испытали в Московском сельскохозяйственном обществе. В акте отметили, что «Златоустовская коса закалена жестче шифгаузеновской и так остро, что превзошла 120 кос австрийских. Эта коса потом выдержала два покоса и две ржаных жатвы».

Но метод был труден и не прижился. Закалка «в сгущенном воздухе» уступила место более технологичной закалке — в ванне минерального масла. Однако прижилось и стало нормой на все времена другое. Аносов ввел пробу кос. Ни одна не продавалась, если не прошла пробу на твердость. Даже английские газеты признавали, что косам, изготовленным на Артинском заводе, отдают предпочтение сравнительно с подобными же изделиями заводов Штирии, Австрии и Тироля.

Но все же главным делом завода было производство железа и стали. В отчете за 1837-1838 годы говорится о потребителях артинского железа: «для Николаевского порта железа колотушечного 822 пуда, для Санкт-Петербургского адмиралтейства железа кричного 1000 пудов, для Архангельского порта железа кричного 95 пудов, железа колотушечного 532 пуда, для Тульского оружейного завода железа кричного 3000 пудов, для Брянского арсенала железа колотушечного 900 пудов».

Колотушечное железо — мелкое сортовое, выделывалось на колотушечном молоте, меньшем против кричного. Выходит, что продукция артинских металлургов заметно способствовала укреплению обороны государства, раз в числе потребителей были и Адмиралтейство, и оружейный завод, и порт, и арсенал.

Из отчета 1856 года узнаем, каков был тогда ассортимент артинского железа: обыкновенное, колотушечное, резное, катаное и кубовое, лопаточное, болваночное, листовое. Но вот что любопытно: в этом году было изготовлено 1003 пуда железа кричного ствольного. Для пушек, ружей, мушкетов?

Интереснейшей фигурой из управителей XIX века был Иван Иванович Редикорцев. Он управлял заводом в 1849 - 1852 годах. Этот горный инженер является первооткрывателем промышленных залежей каменного угля в Челябинском уезде.

При другом управителе — Викторе Михайловиче Окладных (1866-1872) — завод получил за свои изделия первую награду: Почетный отзыв на выставке в Париже в 1867 году. Потом были серебряные и золотые медали, полученные на выставках в Нижнем Новгороде, Самарской губернии, Императорского Доно-Кубанского Терского сельскохозяйственного общества в Ростове-на-Дону.

Пусть медленно, но производство совершенствовалось, обзаводилось новой по тем временам техникой: в конце пятидесятых перестроена косная фабрика, в начале 90-х установлена водяная турбина «Виктор», а в конце в Арти доставлены паровой молот и паровой котел. Было это при управителе Николае Павловиче Версилове.

Но в двадцатый век завод вступал тем не менее очень трудно. Сокращался выпуск продукции, увольняли рабочих. В 1901-м их осталось только 520, а к 1911-му — всего 250.

В составе Уральского горного округа он значился в числе нескольких карликовых. По-прежнему сказывались отдаленность от сырьевой базы и от дешевых путей сообщения. Весь девятнадцатый век завод сплавлял свою продукцию водой, в барках. Косы, например, паковались в бочки. Металл грузили навалом. Нетрудно представить, во что обходились перевозки Уфа — Белая — Кама — Волга. Меры по техническому перевооружению не приводили к росту производства еще и потому, что сказывалась конкуренция более крупных и мощных предприятий. Заводская продукция не находила сбыта, залеживались на складах даже косы. Страну заполонили австрийские и немецкие, особенно — западные губернии, туда уральские косы и вовсе не могли пробиться.

Именно в эту пору, в 1910 году, трудовая артель рабочих из Артей обратилась к Пермскому губернатору с просьбой взять Артинский завод в аренду. Дело было так. Главный начальник Уральских горных заводов Боклевский 6 апреля 1910 года известил господина Пермского губернатора: «Рабочие эти, организовавшиеся ныне в трудовую артель, обратились в Пермскую губернскую управу о разрешении им ссуды в 20000 рублей». Цель — взять завод в аренду.

Совет Кустарного банка, естественно, прежде чем решить вопрос о ссуде, «пожелал ознакомиться на месте, как с составом артели, так и с возможностями ведения Артинского завода силами рабочей трудовой артели».

Уже 10 апреля в канцелярии губернатора было заведено специальное дело за № 26/1910. Срочность определялась, надо полагать, тем, что где-то в глухом углу Урала был, по сути дела, провозглашен лозунг: фабрики — рабочим. И не обратить на это внимания чиновники не могли. В Арти срочно выехала комиссия из пермских специалистов и из красноуфимской уездной управы. Последовали проверки, секретные донесения, переписка — и были найдены отказные мотивы. Следует признать — совершенно обоснованные.

«Организационного плана и подлежащей сметы для ведения заводского производства артелью составлено не было. Ходатайство это должно быть оставлено без удовлетворения, как возбужденное преждевременно». В августе дело было закрыто.

Комментарий: 0
|
Другие новости по теме:
Добавление комментария




Реклама
Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Точное время
Карта
Найти рейсы
События
Счетчики
Яндекс.Метрика
Цены на топливо
Купить жилье