Топ-100

Верхнетуринский завод - работа на "оборонку"

Опубликовал: harlov, 30-01-2017, 08:15, Путешествие в историю, 1 437, 0

Осенью 1735 года горный начальник уральских заводов В.Н. Татищев, лично осмотрев открытое незадолго до того крупное месторождение железной руды, докладывал императрице Анне Иоанновне: «Сего сентября 5 числа ездил я на реку Кушву расстоянием отсюда чрез Демидова заводы 182 версты, и приехав на оную 8 числа, осматривал. Оная гора есть так высока, что кругом с нее видать верст по сту и более... Руды во оной горе не токмо наружной, которая из гор вверх столбами торчит, но кругом в длину более 200 сажен... Надеюся, что и во многие годы дна не найдем... Назвали мы оную гору Благодать...»

В конце года Кабинет министров довел до сведения Бергколлегии, что императрица особым указом милостиво утвердила название открытой горы. Благодать, что исполнена «изрядной железной руды, которой во всей Сибири лучше нет», должна была, по замыслу горного начальника, дать жизнь сразу четырем заводам.

Особо приглянулся В.Н. Татищеву удобный рельеф местности у полноводной Туры, в девяти верстах от чудо-горы. Богатые лесные массивы окрест, энергия реки, которой предстояло привести в движение вододействующие колеса, пьянили воображение.

Однако начало строительства железоделательного завода на Туре затянулось на несколько лет и напоминает детективно-авантюрный сюжет. Правительство долго не выделяло нужных средств и рабочей силы. Лишь после того, как в 1739 году гора Благодать и возводимые вокруг нее предприятия перешли в руки генерал-бергдиректора Шемберга, саксонца, которому покровительствовал Бирон, фаворит Анны Иоанновны, нашлись и деньги, и рабочие. Помимо находившихся уже при руднике мастеровых и работников Шембергу были приписаны 3000 крестьян, а для ведения работ посланы горные и заводские мастера.

Несколько раз Шемберг получал с казенных заводов железо, за которое не заплатил ни копейки. Отпускались саксонцу и «живые» деньги «на заводское действие». И снова — ни копейки выплаченного долга.

После смерти Анны Иоанновны и падения Бирона завод, оказавшийся в плачевном состоянии, был возвращен в казну. На добрый десяток лет. Однако в 1754 году на престол вступает Елизавета Петровна, и новый «императорский каприз» кардинально меняет судьбу предприятия. Завод поступил в частное владение графу Петру Ивановичу Шувалову. При нем на заводе построена доменная печь — введено чугуноплавильное производство.

«Вместе с заводами, — сообщает «Путеводитель по Уралу» 1902 года, — тот же Шувалов получил не только все количество имевшихся на них в готовности чугуна и железа, но и железо, уже отправленное для продажи, но еще не проданное.

Уплата денег за заводы и за готовые уже заводские металлы рассрочена была графу Шувалову на десять лет. А пока по просьбе его велено было сумму, ассигнованную уже из казны на годичное содержание тех заводов, выдать управляющему Шувалова. Такое начало мало давало надежды на исправную уплату долга казне. И действительно, граф П.И. Шувалов до самой смерти своей (1762 г.) за заводы и металл не уплатил ничего. По смерти Шувалова, оставившего сыну своему Андрею 680 тыс. казенных долгов, Екатерина II, в 1763 году, повелела за весь этот долг взять у графа А.П. Шувалова все заводы, а выделанное уже на них железо оставить ему на расплату с частными долгами. С тех пор заводы эти остаются в казенном владении».

В их числе был и Верхнетуринский завод. События XVIII века, война со Швецией за выход к жизненно важным для России берегам Балтики требовала, чтобы «без постороннего свейского (шведского) железа проняться (обороняться) было мочно». Урал успешно справлялся с этой задачей. В XVIII веке он выплавлял чугуна больше многих самых развитых государств, занимая по объему металлургического производства первое место в мире.

Специалисты отмечают: выплавленное из богатейших и чистейших руд на лучшем древесном угле железо Урала именно тогда уже прославилось своим непревзойденным качеством. К тому же производство металла обходилось здесь очень дешево. Настолько дешево, что даже при тогдашнем несовершенном, неспешном и дорогом транспорте уральский металл мог конкурировать с любым другим не только в Москве и Петербурге, но и в Европе.

Чрезвычайной дешевизне уральского металла благоприятствовала природа: многочисленные, легкодоступные месторождения руд соседствовали с лесами для выжига древесного угля, которых, казалось, хватит навечно. А удобные для плотин быстрые реки давали заводам двигательную энергию.

Уже на первых порах Верхнетуринский завод представлял собой сложный технологический комплекс: доменное, железоделательное, механическое производства, кузница.

Корпуса цехов были покрыты двускатными крышами и освещались большими окнами с арками поверху. Шихтовый двор соединялся с верхом домны кирпичным мостом. Оборудование завода состояло из четырех доменных пятиметровых печей, горнов и горизонтально-сверлильных станков. Река без устали вращала четыре четырехметровых вододействующих колеса.

Спрос на изделия из металла все возрастал. Верхнетуринский и его соседи — Баранчинский и Кушвинский — заводы, входившие в единый комплекс Гороблагодатских горных заводов, выплавляли металл и отливали из него лафеты, ядра, бомбы, якоря, корабельный балласт, а также архитектурные украшения — словом, все, что заказывалось армией, флотом, императорским двором. Уральская картечь, ядра различных дюймов, трехпудовые «брандскугели», единороги не раз выручали на поле брани.

В 1811 году наряду с отливкой снарядов завод получил заказ на изготовление пушек. Заказ-то получил, но как к нему подступиться? Пушка — это вам не архитектурные украшения. Известен случай: во время Отечественной войны 1812 года на завод доставили пушку, захваченную у французов.

Предполагалось, досконально изучив ее механику и физику, освоить выпуск своих орудий, не уступающих в надежности. Но попытки оказались безуспешными: верхнетуринские пушки, хоть и демонстрировали высокую точность попадания, не выдерживали испытаний на прочность. Тогда-то, в первой половине XIX века, начались активные заграничные командировки гороблагодатских специалистов, начался поиск новых технологий, которые приспосабливались к местным условиям. Швеция, Германия, Бельгия, Австрия.

Способы Бессемера, Мартена и Лундена... Конструкции и методы эксплуатации печей Бетиуса и Сименса... Технологии магнитного обогащения и брикетирования железных руд... Новые гидравлические прессы и рудообжигательные печи... Паровые двигатели в доменном производстве для «отвращения остановки действия во время убыли воды в пруде» ...Все было профессионально интересно.

Все, что оказывалось эффективным в местных условиях, шло в дело. А параллельно еще возникла здравая мысль: «Вообще для пользы и успешного действия заводов необходимо нужно иметь оным постоянные и одинаковые занятия...» Речь шла о специализации предприятий, которая и была окончательно узаконена в 1910 году решением Уральского горного правления.

Этим решением Верхнетуринский завод полностью переводился на изготовление снарядов. ...Специфика производства была теперь такова, что завод оживал в периоды военных кампаний: русско-турецкая война, война с Японией, первая империалистическая... Тогда возникал повышенный спрос на снаряды — чугунные и стальные, один за другим поступали заказы. На международной выставке артиллерийских боеприпасов в Омске в 1911 году продукция завода была удостоена Большой золотой медали.

Правда, собственно труд рабочих, несмотря на совершенствование производства, все равно оставался изнурительным даже для физически сильных людей. Не случайно работа здесь именовалась «огневой».

Не легче были и другие, помимо заводской повинности, занятия верхнетуринцев: лесозаготовка, углежжение, подвозка дров, угля, руды. Нескончаемыми вереницами выстраивались подводы местных коноводов и жителей окрестных селений на маршрутах, соединяющих завод с горой Благодать, таежными вырубами. А кроме того, верхнетуринцы «пекли» кирпич, варили смолу и деготь, занимались кустарными промыслами — ладили экипажи-тарантасы, сохи, чеботарили, скорняжничали.

И все же труд «на оборону» стал главной «повинностью» и делом чести верхнетуринцев — в этом В.Н. Татищев оказался провидцем. Верхнетуринские ядра служили Пугачеву. С верхнетуринскими пушками, ядрами и картечью совершала победоносные походы в Турецкой кампании армия Суворова. Снаряды с клеймом «Верхняя Тура» русские войска обрушивали на наполеоновские легионы в Отечественную войну 1812 года. Они разили неприятеля с бастионов Севастополя в ходе Крымской баталии. Везде флаг Российский утверждался металлом Урала.
.

..Есть на Черноморском побережье небольшой поселок Архипо-Осиповка. «С двух сторон охраняют здесь бухту каменные громады, — сообщала газета «Уральский рабочий» 1 декабря 1971 года, — на месте поселка когда-то было знаменитое Михайловское укрепление.

Семиметровый чугунный крест, искусно украшенный металлической резьбой, возвышается над местечком. Это памятник. У его подножия две старые пушки стерегут чей-то покой. На одной еще можно прочесть: «1835 год. Верхняя Тура». Многое помнит старая уральская пушка. Немало видела и слышала за свою долгую жизнь. Вмятины на боках, словно боевые раны, повествуют об этом. Многое помнят и родные сестры этих пушек, установленные на постаментах в Кушве, Севастополе, на Дальнем Востоке.скачать dle 12.1



  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие публикации
У данной публикации еще нет комментариев. Хотите начать обсуждение?

Имя:*
E-Mail:
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив


Архив сайта
Июнь 2024 (5)
Май 2024 (42)
Апрель 2024 (37)
Март 2024 (43)
Февраль 2024 (35)
Январь 2024 (37)
Календарь
«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Реклама
Карта Яндекс
Счетчики
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru
При использовании материалов ссылка на источник обязательна. Спасибо за понимание.